Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Самая темная звезда The Darkest Star
4

Хайди плюхнулась на кровать и растянулась посередине.

– Шикарно оттянулись. Надо повторить.

Сидя на полу спальни, я посмотрела на нее во все глаза.

– Да ты что? Больше никогда в жизни, слышишь?

Она засмеялась, а я покачала головой и провела руками по мокрым волосам. После того как я в платье вылезла из окна туалета и ничком свалилась на землю, я была похожа на беглянку. Так что, как только мы с Хайди вернулись домой, я залезла под душ и смыла с себя всю грязь. Да и пахло от меня «превосходно». Словно сначала я ограбила винный магазин, а потом искупалась в награбленном.

Кстати, тот самый звонок, который выдал нас с Люком в «выручай-комнате»[2]«Выручай-комната» – комната в школе чародейства и волшебства «Хогвартс» из цикла романов Дж. К. Роулинг о Гарри Поттере.… был от Хайди. Несмотря на панику, она додумалась дождаться меня рядом с машиной, где я, собственно, ее и нашла.

– А если бы нас замели? Представляешь, что стало бы с мамой? Она бы чокнулась! – Я прикрыла лицо руками. – А еще, кстати, я боялась, что тебя затоптали насмерть.

– Слушай, я и сама чуть с ума не сошла. Понятия не имела, где ты, что с тобой, пока Эмери не сказала, что ты с Люком.

Блеск.

Даже слышать это имя не хочу. Никогда.

Мало того, что этот парень – редкостный мерзавец, так еще и целоваться полез!

«Эви, тебя поцеловал не лаксен. И не человек» .

Что бы это значило? Насколько я знаю, на свете есть только люди и лаксены. Люк, конечно, мог считать себя особым видом… Ничуть бы не удивилась! С ним не нужно долго общаться, чтобы понять, какое раздутое у него самомнение.

– Не верится, что вы с ним просто прятались в кладовке, или как ее там… – продолжала Хайди. По дороге домой я посвятила ее во все подробности, почти все. – И ты не воспользовалась случаем.

Не отнимая от лица рук, я недовольно поморщилась. О нашем с Люком поцелуе я Хайди ничего не рассказала. Наверное, и Зое не скажу, потому что они обе засыплют меня вопросами, кучей вопросов , на которые я вряд ли отвечу. Честно говоря, я даже не поняла, что почувствовала, когда он меня поцеловал. Страх? Да. Удовольствие? Да, черт возьми. И от этого я совсем растерялась. Меня никогда не привлекали грубияны, неважно, люди или лаксены, которые могли целоваться с кем угодно и когда угодно.

Кроме того, поцелуй был совсем… другим. Ведь я целовалась с Брэндоном, и не раз, но в той кладовке…

Нужно собраться с мыслями! Почему я вообще переживаю? Словно других проблем нет. Например, мы с Хайди сейчас могли бы сидеть за решеткой.

– Люк – красавчик, Эви.

Очевидно, Хайди не поняла, что пора сменить тему.

– Он самый настоящий пришелец, – пробормотала я.

– И что? Развлекаются они так же, как и люди, если ты понимаешь, о чем я. Правда, об этом я не из личного опыта знаю, но слухи ходят.

– Очень важная информация.

Вот уж не ожидала, что когда-нибудь буду обсуждать нечто подобное. И мне вовсе не хотелось задумываться, как там Люк «развлекается».

– Что-то мне подсказывает, что ты ничего в этом не смыслишь, – хихикнула Хайди.

– Может, я еще и числюсь в благородных девицах, но кто сказал, что они не страдают от любопытства и не сидят в интернете? – Я улыбнулась и наконец-то опустила руки. – По правде говоря, он козел, Хайди, и, если бы он говорил с тобой так же, как со мной, ты бы точно ему врезала по морде.

– Неужели настолько противен?

Она вдруг вскинула руки и выставила средние пальцы.

– Скажи: по шкале от одного, – она пошевелила пальцем левой руки, – до десяти сколько бы ты поставила за вредность?

– Пятьдесят. – Я помолчала. – Пятьдесят миллионов.

Она расхохоталась.

– Тогда я, наверное, врезала бы по другому месту, пониже.

– Не сомневаюсь.

– Жаль, – вздохнула она, – когда под шикарным фасадом скрывается полный идиот.

Идиот, это точно.

– Это так странно. Он жуткий нахал. Все допрашивал меня, почему я пришла, как я посмела появиться в этом дурацком клубе.

От злости мне вдруг захотелось кого-нибудь ударить.

– Кто он такой? Ясно, что пришелец по имени Люк, но…

Хайди съехала на край кровати и заболтала ногами. Ее волосы были стянуты в неряшливый пучок, свисавший набекрень.

– Но что?

Сжав губы, я покачала головой. Я ведь еще не все ей рассказала.

– Хайди, он… он знает, как меня зовут.

Она широко раскрыла глаза.

– Что?

Я кивнула.

– Как такое может быть? Он сказал, что мы с ним уже виделись.

Мне стало как-то неуютно, и я обхватила себя руками.

– Жуть берет, правда?

– Правда.

Она соскользнула с кровати и опустилась на пол рядом со мной.

– Может, я что-то рассказывала Эмери?.. Не помню, говорила ли, как тебя зовут. Ну, то есть про тебя разговор точно был.

– Тогда понятно, – облегченно шепнула я.

Все бы встало на свои места… только зачем Эмери рассказывать обо мне Люку?

– Да точно тебе говорю. Иначе откуда бы он твое имя узнал? Он ведь не из нашей школы. Да и никто из них.

Переведя дыхание, я кивнула.

– Обещай мне, что больше никогда туда не пойдешь.

Подруга отвела взгляд.

– Ну…

– Хайди! – Я наклонилась вперед и стукнула ее по руке. – Там часто разыскивают пришельцев-нелегалов. У бойцов спецназа смертоносное оружие, и не только для лаксенов, но и для людей. Там опасно.

Штайн настойчиво растянула:

– Раньше такого не было.

– Люк сказал, облавы там – обычное дело, где-то раз в неделю, и, даже если он просто придуривался, одной облавы достаточно. Только представь, что с нами могло случиться!

Она расстроенно поджала губы.

– Да, ты права.

Хайди вдруг взглянула на меня из-под опущенных ресниц.

– Угадай, что у меня есть.

– Что?

На ее лице заиграла улыбка.

– Номер телефона Эмери!

– Да ну! Правда?

Ее сияющее личико хоть как-то отвлекло от мрачных воспоминаний.

– Послушай, если у тебя есть ее номер, тебе больше незачем появляться в клубе.

– Точно. – Она вновь искренне заулыбалась. – Эмери так хотела с тобой познакомиться, а тут такая засада. Мы сильно расстроились.

– Мне тоже очень жаль, но раз у тебя есть ее номер, то, может, вы договоритесь о встрече, а там и я подскочу третьим лишним?

– Ты – самый лучший «третий лишний» на свете!

Я поморщилась.

– Ну спасибо.

Хайди принесла с кухни коробку кексов. Мы объедались шоколадной вкуснятиной с божественной глазурью из арахисового масла, и подруга описывала мне Эмери во всех подробностях. Штайн довольно быстро уснула, а я… мне казалось, прошла целая вечность, пока я смогла расслабиться и отвела взгляд от светившейся во тьме звезды, свисавшей на веревочке с потолка над кроватью.

Какой странный вечер выдался. И он мог плохо кончиться. От этой мысли никуда не денешься: мы с Хайди могли пострадать, и серьезно. Ужасы, с которыми мы столкнулись при нашествии инопланетян, не исчезли. Они просто изменились.

Стоило мне только расслабиться, как вдруг мои мысли вернулись к Люку. Должно быть, Хайди права. Она наверняка упоминала мое имя раньше или же оно всплыло в каком-нибудь случайном разговоре с Эмери, и Люк этим воспользовался.

Правда, я все еще не могла понять, почему Люк не признался, что он лаксен.

Хотя какая разница? Я ведь не планировала возвращаться в «Предвестие», то есть не собиралась хотя бы еще раз встретиться с этим самодовольным нахалом.

Слава богу!

А где мой…

Я стремительно выпрямилась, выпучив глаза, и тихонько выругалась. Мобильник. Где мой телефон? Я сбросила одеяло и спрыгнула с кровати. Клатч валялся рядом со школьным рюкзаком, я схватила его, открыла, и мои опасения подтвердились.

Я забыла его в этом чертовом клубе.

* * *

Вцепившись пальцами в кожаный руль, я разглядывала красные двери клуба из окна автомобиля. А мне почему-то казалось, что его опечатают после вчерашних событий.

Если бы.

– Тебе вовсе не обязательно идти со мной, – спохватилась я.

Прошел почти час с тех пор, как я покинула дом Хайди. Мимо клуба сплошным потоком двигались машины, и, честно говоря, при дневном освещении «Предвестие» не выглядело таким устрашающим, ну почти.

– Оставайся здесь и, если я не вернусь, скажем, минут через десять…

– Звонить в полицию?

Я взглянула на Джеймса Дейвиса, и он прыснул со смеху.

– И что я им скажу? Что моя несовершеннолетняя знакомая пошла разыскивать в клубе потерянный мобильник и не вернулась? Нет уж, я с тобой.

От радости даже голова закружилась. Мне вовсе не хотелось идти в клуб одной, и, сказать по правде, я была уверена, что Джеймс меня не оставит.

Как бы банально это ни звучало, Джеймсу, обычному соседскому парню с каштановыми волосами и добрыми карими глазами, все сходило с рук. Он был такой же милый и ласковый, как плюшевый медвежонок, и любой родитель, едва завидев его прелестнейшие ямочки на щеках, был готов распахнуть свои объятия, даже моя мама. Она позволяла ему находиться в моей спальне при закрытых дверях.

Так как один лишь его вид внушал доверие и спокойствие, я заявилась к парню утром, клятвенно пообещав, что позже накормлю его вкуснейшим завтраком.

Джеймс всегда велся на еду.

У меня заныли пальцы.

– Без мобильника мне не жить, мама точно прибьет. Знаешь, сколько он стоит?

– Она тебя и так прибьет: за то, что по клубам ходишь.

– А как она узнает? Если мобильник найдется, все будет просто прекрасно, – взволнованно рассудила я. – А как бы ты поступил на моем месте?

– Ну, во-первых, я бы не пошел в «Предвестие» и ничего там не оставил.

Он вдруг отвернулся к окну. Из-за бейсболки с эмблемой «Балтиморских иволг»[3]«Балтиморские иволги» – бейсбольная команда в Балтиморе, штат Мэриленд., с которой он почти не расставался, на пол-лица его упала тень.

– Я ведь в курсе, почему ты обратилась именно ко мне, а не к Зои.

– Возможно, потому, что это ты дал мне липовые права, с которыми я смогла как последняя идиотка припереться в это шикарное место.

Он фыркнул:

– Вообще-то, нет.

– Зои бы треснула меня, если бы я об этом заикнулась?

Джеймс согласно кивнул, а я заулыбалась.

– Ну да, ты меня раскусил. Я просто знаю, что в беде ты меня не бросишь и не настучишь по голове за глупости.

По правде говоря, у меня был план, не то чтобы выдающийся… Даже днем в клубе должен кто-то быть, – если, разумеется, всех не арестовали, – и, если этот «кто-то» на месте, я готова вымаливать у него разрешение обыскать каморку, где уронила сотовый.

– Думаешь, нам откроют? – спросил Джеймс.

Я громко вздохнула, выпустила руль и заглушила двигатель. К слову, об облаве я Джеймсу ничего не рассказывала, что с моей стороны было крайне нечестно.

– Не уверена, что там вообще кто-то есть.

После облавы Люк мог сбежать вместе с остальными в другое укрытие.

– Ты еще не передумал?

– Знаю я такие заведения. – Джеймс медленно повернулся ко мне. – Отсиживаться в машине как-то не по-товарищески.

– Наверное, – согласилась я и щелкнула его по козырьку.

Он открыл дверь машины.

– Да и чего нам бояться? Мы ведь просто хотим забрать твой телефон.

Я удивилась. В этом клубе могло произойти все что угодно, куча неприятностей! Но спорить я не стала, схватила рюкзак с заднего сиденья и вышла из машины вслед за другом. Выбрав подходящий момент, мы поспешили перейти улицу, чуть не попав под колеса непонятно откуда взявшегося такси.

Я выскочила на тротуар, обошла мужчину, бросавшего монетки в автомат на парковке. Как только добралась до входа, сердце бешено заколотилось.

Краска на дверях цветом напоминала свежую кровь. Руки свело, и я замерла в шаге от двери. Это место… оно меня пугало. Я вдруг почувствовала, что, если перешагну порог «Предвестия», обратно могу не вернуться. Что за странные ощущения? Вечно я преувеличиваю. Мы ведь просто пришли за забытым мобильным телефоном.

Но страх пронизывал мое тело с головы до пят.

Поддавшись всепоглощающей панике, я отшатнулась и стукнулась плечом о грудь Джеймса. Какое-то необъяснимое чутье кричало, требовало , чтобы я уносила ноги.

По всему телу пошли мурашки. Дыхание перехватило. Ладони закололо, словно их пронзили иголки.

Страх.

Меня охватил настоящий ужас, холодный и темный. Я точно смотрела в глубокий колодец и понимала, что скоро упаду, почувствовала его вкус: ощущение отчаяния. Я уже испытывала подобные эмоции: пробиравший до костей страх на грани паники – во время нашествия инопланетян. Воспоминания остались смутные, размытые, но ужас…

Его я хорошо запомнила.

Мистер Мерсье, школьный психолог, сказал бы, что у меня посттравматический синдром, стресс после психической травмы. Именно об этом я думала, когда у меня по спине пробежал холодок.

Но страх не уходил.

«Беги», – шептал голос, похожий на мой собственный. Он исходил из подсознания, из самого сердца, из глубины души. Не знаю, откуда взялись эти смешанные чувства и с какой стати волнение нарастало во мне подобно гигантской волне, но сердце билось все чаще. Того и гляди инфаркт хватит. Я попыталась что-то сказать, но язык не слушался.

Джеймс потянулся к грязной металлической ручке, дверь распахнулась, и я сразу поняла: бежать поздно.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть