Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Сердце Вселенной Серце Всесвіту
V. ТРАГЕДИЯ МИРА

Во имя власти

Историк Зи-ур забывал про сон и еду. Почерневший и похудевший, он работал в течение многих ур, почти не поднимаясь со своего ца. Электронный помощник равнодушно печатал на серебряной ленте черные знаки, шифруя в своей бездонной памяти рассказ о страшной катастрофе:

«…неимоверной силы вихри валили вековые деревья, разрушали скалы, уничтожали селения. Волны высотою в сотни бао заливали сушу, сметали на своем пути Тайя, животных, строения и затапливали подземные ба-мо.

Всепланетная связь безмолвствовала. Никто не знал, что случилось. Ждали разъяснений Ри-о, но он молчал. Умоляли выступить Высшие Сферы, но Умт не желал говорить.

А Та-ина вращалась вокруг оси уже в десятки раз быстрее, чем до пуска установки Си. Воздушная оболочка планеты начала рассеиваться в пространстве, газы Длинным хвостом тянулись за Та-иной. На горах и возвышенностях атмосфера стала настолько разреженной, что Тайя уже не могли там жить.

Океан поглотил много ба-мо и бесчисленное количество складов. Начался голод. Тысячи Тайя, лишенные пристанища и пищи, умирали проклиная и Ри-о и Высшие Сферы.

Что же будет дальше? Я, историк Зи-ур, скорбя и негодуя, вглядываюсь в будущее планеты. Та-ина погибнет. Погибнет от руки Высших Сфер, боровшихся во имя своей власти с великими реформами Си и Рио-о».

Почувствовав, что в комнате кто-то есть, Зу-ур перестал диктовать и оглянулся. Во входном отверстии колыхалась худенькая фигурка его внука.

— Что тебе надо, Ва-боа? — ласково спросил Зиур, с трудом отрываясь от своих мыслей. — Почему ты здесь? Как тебя отпустили одного отец и мать?

Ва-боа молчал. Его личико посерело от страха. Пошатываясь, он подплыл к деду, и, указывая рукою в окно, воскликнул:

— Ты видишь… что делается там? Ты все знаешь?

— Я работаю, Ва-боа, — так же ласково ответил Зи-ур. — Я диктую помощнику рассказ о последних днях Та-ины. Я должен знать все.

Детские глаза Ва-боа вспыхнули недобрым огнем. Он вцепился тонкими ручками в рукав одежды Зи-ура и истерически закричал:

— Так почему же ты не знаешь, что отец и мать у меня погибли? Наш дом разрушил смерч. Я теперь один! Один в целом мире!

Ва-боа судорожно задергался в припадке и упал на пол. Зи-ур склонился над ним, влил в рот несколько капель прозрачной жидкости и, печально глядя на измученное лицо внука, стал ждать, когда тот придет в себя.

Через несколько минут Ва-боа медленно раскрыл глаза. Зи-ур помог ему подняться, посадил на ца и нежно положил руку на склоненную на грудь головку.

— Я понимаю тебя, — тихо произнес старик. — Ты еще ребенок. Тобою двигает инстинкт. Я тоже скорблю. Смерть близких печалит сердце каждого Тайя. Но сейчас, я чувствую, близится гибель всей планеты. Что значит перед этим смерть единиц?

Внук схватил деда за руку и прижался к нему.

— Я слышал… ты что-то писал… Ты знаешь тайну? Ты знаешь, кто виноват в несчастьи… Почему же ты молчишь? Почему не скажешь всем Тайя? Выйди на площадь, собери Тайя…

— Я только историк, мое дитя!

— Я не могу понять! Если погибнет Та-ина — кому будет нужна ее история?

Зи-ур печально улыбнулся, покачал головой. В глубине его померкших глаз блеснула слабая искра, Он смотрел вперед, будто вглядываясь в невидимое для других Тайя грядущее:

— Вселенная бесконечна, дитя мое. Миры рождаются и умирают… Но ничто не исчезает бесследно, Меняется форма, течет сквозь нее бесконечным потоком материя. А суть остается.

— Я не хочу! — воскликнул Ва-боа. — Не хочу другой формы! Я хочу быть самим собой и жить на Та-ине!! Ты не видишь того, что делается вокруг, Тайя умирают с проклятиями. Они хотят знать, что случилось. А тебе известна причина зла, и ты молчишь! Я так им и скажу! Я полечу к Тайя и расскажу им все! Во всем виноваты Тайя-Боги!

И мальчик, трепеща от волнения, вылетел из комнаты.

— Подожди, подожди, Ва-боа! — с отчаянием крикнул Зи-ур. — Остановись, прошу тебя!

Он поднялся с ца и помчался следом за внуком.

Его встретил ураган. Пыль моментально набилась в ноздри, рот, поры тела. У Зи-ура закружилась голова. Держась за прутья металлической ограды, он осмотрелся. Недалеко от него, хватаясь за выступы стен, пробирался Ва-боа, иногда исчезая в тучах пыли, Мимо него, беспомощно переворачиваясь в воздухе, проносились изувеченные окровавленные Тайя. Мальчик что-то кричал им, но они не обращали внимания на обезумевшего ребенка.

Мощные воздушные потоки с ревом неслись над площадями Луа-Доу, срывали с домов крыши, ломали деревья и закручивались в гигантские смерчи, втягивавшие в свои смертоносные объятия все, что попадалось им на пути.

Вот из-за угла с грохотом и свистом вырвался очередной смерч. Промчавшись по площади и вырвав с корнем несколько деревьев, он, гремя металлическими обломками каких-то ли-а, со всею силой обрушился на Ва-боа. Зи-ур зажмурился как от сильной боли. Раскаленное дыхание вихря опалило ему лицо, осыпало тело мелким колючим песком. Когда он открыл глаза, на мостовой высилась беспорядочная груда камней. расщепленных древесных стволов, искалеченных трупов Тайя и животных, бесформенных, измятых металлических конструкций. Ва-боа, не было видно. Только у стены, где он стоял, темнело какое-то пятно. Старик пробрался туда. Это был изуродованный и почерневший труп его внука. Глаза мальчика смотрели в небо, губы были полуоткрыты, как будто он и после смерти хотел что-то сказать Тайя…

Вернувшись в свою комнату. Зи-ур положил тело внука на пол и долго стоял над ним, вытирая на щеках бессильные старческие слезы. Потом машинально, по привычке, выработавшейся за много спиралей, коснулся кнопки экрана универсальной связи. И тотчас же помещение наполнилось звуками резкого голоса Умта:

— …Высшие Сферы предупреждали. Пусть гнев Бога Судьбы Ни-исы падет на голову Ри-о, нарушившего древние традиции. Пусть великое бедствие, поразившее планету Та-ину, будет вечным предостережением для грядущих, поколений!..

Зи-ур выключил связь и, презрительно улыбаясь, занял привычное место рядом с электронным помощником…

Сит возвращается на Та-ину

Над спутником Та-ины Тва-дьи плыли легкие прозрачные облака. Таких Сит никогда не видел на родной планете. Мать-Звезда пронизывала их яркими лучами и они переливались всеми цветами радуги. В зените по темно-синему небу плыла Та-ина — огромный, туманный, угрюмый шар. Она вертелась вокруг своей оси, как волчок, и над ее экватором даже с Тва-дьи были заметны гигантские завихрения воздушных масс.

Сит со страхом смотрел на Та-ину. Его обуревали сомнения. Для чего Высшие Сферы заставили ее вращаться с такой быстротой? Что задумал Ри-о? Резкое изменение режима суточного обращения может разрушить планету! Творится что-то непонятное… Сит, как всегда, ничего не знает. Высшие Сферы не объясняют ему ничего. Десять ур назад Умт предупредил о вылете в ближайшее время на Тва-дьи Тайя-Богов… В планах Умта скрывается что-то недоброе… Почему Высшие Сферы хотят покинуть Та-ину? Если они уверены в успешном исходе начинаний Ри-о, зачем им такое поспешное переселение, похожее на бегство?

Тяжелое раздумье начальника работ нарушил один из его помощников.

— Сей Сит! На Южной стройке опять бой, слышны взрывы.

— Хищники?

— Очевидно.

— Летим!

Через несколько минут легкий двухместный дра уже мчал их к месту происшествия. Внизу проплывали крыши центрального поселения, удалялся сияющий в лучах Матери-Звезды колоссальный купол здания Управления.

Основная масса помещений располагалась под поверхностью грунта. Там, в огромных искусственных пещерах, возвышались окруженные роскошными садами дворцы, расстилались покрытые пышной растительностью луга, синели рощи, под лучами искусственных солнц сверкали водоемы в золотистых ожерельях песчаных пляжей. Специальная вентиляционно-воздушная система снабжала все помещения чистым свежим воздухом, одинаковым по составу с воздухом Та-ины. Вдоль экватора уже было закончено строительство сети энергетических установок, готовых в любую минуту увести Тва-дьи от Та-ины на самостоятельную орбиту.

Ст смотрел на развертывающуюся внизу величественную панораму строительства, мысленно представлял себе гигантский масштаб работ и гордился разумом Тайя, осмеливающимся вторгаться в извечные законы природы. И в то же время его не покидало ощущение смутного беспокойства — подсознательное чувство подсказывало ему, что титанические работы производятся не во имя добра и прогресса, что за величием и красотой созидаемого кроется что-то злое и преступное.

Дра опустился на опушке девственного леса. Вековые деревья с густой синеватой листвой, опутанные лианами и косматыми, свисающими с ветвей, прядями мха и высокие кустарники с длинными колючими иглами образовывали непроходимую чащу, служившую приютом для отвратительных хищных животных, пожравших и изувечивших уже не один десяток переселенцев.

На строительной площадке Сит увидел толпу перепуганных Тайя, разбросанные и поломанные ли-а. Хищник, крупный самец, поднявшись на задние конечности, бил передними по летательному диску, стоявшему недалеко от площадки.

— Ведь там дети! — взволнованно крикнул Сит. — Почему его не убьют?!

— Магнитные вибрации на него не действуют, — ответил бледный и растерянный руководитель участка. — Мы пробовали несколько раз. Он убил пятерых Тайя!

Сит склонился над пультом своего дра и направил поле З-за на животное. Чудовище вздрогнуло, глухо заревело и, выпрямившись во весь свой огромный рост, упало бездыханным, ломая при своем падении ближайшие молодые деревья и кусты.

Тайя с гневными криками окружили дра Сита со всех сторон.

— До каких пор мы будем погибать в дебрях Тва-дьи?

— Для чего мы здесь работаем?

— Почему ты ничего нам не говоришь?

— Почему молчат Высшие Сферы?

— Друзья! — Сит старался говорить уверенно и спокойно. — С Та-иной происходит что-то непонятное. Она…

Сит не закончил фразы — над площадкой появился дра. Из него выглядывал один из работников связи Управления.

— Сей Сит! Беда! — закричал он еще издали.

— Что случилось?

— Передача с Та-ины. Говорит Ри-о. Он обращается к тебе.

— Ко мне?

— Текст повторяется безостановочно, но на всякий случай я его записал. Та-ина накануне гибели!

Сит бросился к своему дра.

— Друзья, расходитесь по своим убежищам, — крикнул он на ходу, — ждите моего разъяснения!


…В зале связи Сита ждало несколько инженеров. С экрана лились тихие, но четкие слова:

— Вызываю Тва-дьи! Вызываю Сита!

Сит закрыл глаза. Он понял, что очутился на перекрестке исторических событий.

— Вызываю Сита! — продолжал незнакомый голос. — Верю в его честность, в его беспокойство за судьбу Та-ины. На планету надвигается катастрофа. Высшие Сферы, чтобы сохранить свою власть над Тайя, пошли на преступление. По их заданию Hyp, мой бывший помощник, пустил установку Си на полную мощность, оградил пульт пространственным заслоном и уничтожил ли-а, способные добраться к пульту сквозь грунт. Быстрота вращения скоро превысит допустимый предел, и планета начнет разваливаться. Надо спасать жителей Та-ины. Надо оповестить о происходящем всех Тайя Центрального материка. Единственный выход — уничтожить все оть и Дома Контроля. Тогда Высшие Сферы будут беспомощны. Я не могу замедлить работу установки Си. Я обращаюсь к Ситу за помощью. Он один может предотвратить катастрофу. Надо захватить Нура, убежавшего во Дворец Высших Сфер. Он знает шифр пространственного заслона. Я вызываю Сита! Я вызываю Тва-дьи!

Голос на минуту умолк и опять стал повторять передачу сначала.

Сит с бьющимся сердцем и потемневшим лицом смотрел на экран и шептал:

— О, позор! Как меня провели! Я опять стал жертвою Высших Сфер! Я слепое и глухое животное! Мне нет прощения! Из-за моей слепоты погибли Од и Map, из-за нее может погибнуть Та-ина!

Один из инженеров приблизился к Ситу, положил руку на его лоб.

— Сей Сит, — произнес он печальным, но твердым голосом. — Не мучь себя. Ты не виноват. Надо бороться за жизнь Та-ины! Нельзя терять времени, надо что-то делать!

Сит благодарно ему улыбнулся и усилием воли вернул себе спокойствие и мужество.

— Ты правильно сказал, друг! Надо действовать! Я полечу на Та-ину, а вы продолжайте работу — может быть, Тва-дьи окажется единственным пристанищем Тайя!

Через несколько минут над куполом Управления взмыл летательный диск. Он прорезал золотистые тучки, озаренные лучами Матери-Звезды и исчез в звездной бездне.

Сит возвращался на Та-ину.

Возмездие

Захватив на Ма-ото Ри-о, старого вождя и его дочь, Сит вылетел на Центральный материк.

После длительной борьбы с беснующимися воздушными потоками диск опустился на Главной площади Луа-Доу, окруженной Домами Контроля и складами оть.

Путники с трудом пробрались в подземную часть поселения. Там в широких залах, предназначенных для празднеств и зрелищ, собрались десятки тысяч испуганных Тайя. Над толпами стоял глухой гул голосов, иногда слышались отдельные стоны и выкрики:

— Нас бросили на произвол судьбы!

— Ри-о изменник!

— Проклятье Ри-о!

— Высшие Сферы решили уничтожить всех Тайя!

— Где выход?!

Ри-о и Сит нашли и включили усилитель. По залам и коридорам разнесся громовой голос Ри-о:

— Слушайте, Тайя! Слушайте все! Дорога каждая минута! К вам обращается Ри-о! Слушайте все!

Шум во всех, даже самых отдаленных, помещениях утих и в полной тишине продолжали звучать слова пламенного призыва:

— Высшие Сферы предали Та-ину! Они обманули всех Тайя! Они готовят гибель планеты! Единственный выход — немедленно захватить Тайя-Богов! Это даст мне возможность замедлить работу установки Си. Слушайте, Тайя! К вам обращается Ри-о! Разрушайте Дома Контроля, уничтожайте оть — проклятые сооружения, где собрана энергия мысли, отобранная у вас, и ваших детей! В них спрятана вся сила Высших Сфер и эта сила украдена у вас!

Будто вихрь подхватил многотысячные толпы и бросил их на штурм. Служители Высших Сфер бежали. Дома Контроля, центральные склады оть и ангары оказались в руках восставших. Ободренные успехом, Тайя по приказу Ри-о, вывели из ангаров стоявшие там дра, и большой отряд во главе с Ситом и Ри-о направился к горам, где находился Дворец Высших Сфер.

Некоторые дра разбились в пути, не выдержав борьбы с воздушной стихией, но сотни других долетели и тесным кольцом окружили Дворец. Повстанцы ворвались в Зал Великой Тройки. Тайя-Боги, готовившиеся к вылету на Тва-дьи и ничего не знавшие о событиях в Луа-Доу, были захвачены врасплох. Лишенные психической энергии, хранившейся в оть, они не смогли оказать сопротивления. Среди них был и Hyp, посеревший от страха. Он сам, не дожидаясь приказания, протянул Ри-о портативный ли-а с шифром пространственного заслона. Не смея поднять глаз, он невнятно бормотал дрожащими губами бессвязные мольбы о пощаде.

Ри-о, даже не взглянув на изменника, взял у него ли-а с шифром и повернулся к Умту.

— Где диски, приготовленные к полету на Тва-дьи?

— В ангаре за площадью Дворца, — угрюмо ответил тот.

— Сит, — обратился Ри-о к своему спутнику, — ты поведешь диски на Тва-дьи. Спаси Тайя сколько сможешь. Если планета погибнет — уцелеет хоть часть населения. Она положит начало новой цивилизации.

— А ты?

— Я полечу на Ма-ото. Попробую разрушить пространственный заслон и замедлить работу установки.

— Я с тобою, друг! Один ты не долетишь. Я помогу тебе вести диск на экватор.

— А что будет с нами? — взвизгнул Умт. — Мы должны по вашей вине погибнуть?

— Вы разделите судьбу планеты, — сурово ответил Ри-о. — И если она погибнет — умрете и вы, но не по нашей вине, а по своей. Вы пожнете плоды, взращенные вами самими!

В ангаре повстанцы нашли двадцать гигантских летательных дисков. В них поместился весь отряд, прибывший с Ри-о — десятки тысяч Тайя, большей частью совсем молодых. В последний из дисков Ри-о посадил Ми-а и ее отца. Девушка плакала и умоляла Ри-о взять ее с собой на экватор.

— Я хочу погибнуть вместе с тобою. Учитель! — рыдала она. — Я не переживу твоей смерти. Учитель, любимый! Не отсылай меня одну!

— Нельзя, дорогая, — с болью ответил Ри-о. — На мне лежит долг. Не выполнив его, я не имею права думать о спасении своей жизни. А ты — юная и прекрасная — живи! Расскажи своим будущим детям об этом бурном времени, чтобы они никогда не повторили нашей ошибки. Прощай, моя светлая!

Летательные диски один за другим покидали Та-ину, неся надежду планеты на далекий Тва-дьи. Сит, связавшись со своими помощниками, приказал:

— Как только прибудут диски с Та-ины, включайте установки и выводите Тва-дьи на новую орбиту. Оставаться возле Та-ины опасно!

Проводив переселенцев, Ри-о и Сит стартовали на Ма-ото, оставив во Дворце жалких, растерянных Тайя-Богов ожидать решения участи планеты и, вместе с этим, решения своей судьбы.

Гибель Та-ины

Диск, выйдя в космическое пространство, мчался к экватору. Ри-о неподвижным взглядом смотрел в отверстие оптического прибора. Круг замкнулся! Он вызвал к жизни гигантские силы, всколыхнувшие всю Та-ину, он обязан и побороть их. Не поздно ли?

На черном фоне звездных просторов виднелся туманный столб газов. Это работающая в сумасшедшем темпе установка Си выбрасывала в Космос вместе с потоками энергии поля З-за атмосферу планеты.

Диск прорезал мрачные, несущиеся в безумном круговороте тучи и снизился над Ма-ото. Ри-о посмотрел вниз и ужаснулся — ни острова, ни материка Аре больше не существовало. Океан затопил их, и среди бушующих волн виднелись только отдельные горы, возвышенности и скалы. Десятки водяных смерчей мчались по океану, сливаясь вершинами с тучами и вздымая к небу трупы, обломки хижин, деревья и камни. Ветер рвал тучи в клочья, бросал их к океану, срывал с волн пену и брызги и поднимал вверх, насыщая воздух водяной пылью. Казалось, небо и. вода перемешались. Вой ветра, грохот сталкивающихся и разбивающихся валов, непрерывные раскаты грома оглушали, путали мысли, рождали отчаяние.

Скала, в которой было вырублено помещение Руководящего центра установки, уцелела. Сит опустил диск на нее у самого входа в подземелье. Ри-о открыл дверь, но плотный тугой ветер, ворвавшийся в каюту, отбросил его назад, не давая выйти, мелкие камни больно ударили в лицо. Диск сильно раскачивался и пущенные на полную мощность стабилизирующие установки едва удерживали его на месте.

— Невозможно выбраться! — с отчаянием воскликнул Ри-о. Но надо идти…

— Поздно, — глухо ответил Сит. Ужасной силы удар потряс планету. Волны взметнулись до неба. Где-то рядом разверзлась огненная бездна и поглотила все…


…Первое, что увидел Ри-о, когда пришел в себя и открыл глаза, было отверстие оптического прибора. В нем на черном бархатном фоне разноцветными огнями, не мигая, горели звезды. Значит, диск находился где-то в космическом пространстве.

Рядом с Ри-о неподвижно лежал Сит. Он не откликнулся на зов. Ри-о наклонился к нему. Через прозрачный покров, закрывающий голову в виде шлема, на него смотрели мертвые глаза.

Глубокое безразличие ко всему охватило Ри-о. Он медленно поднялся и выплыл из каюты. Космос встретил его величественным звездным сиянием. Диск лежал на обломке скалы. Вокруг зияла бездна. Та-ина развалилась на бесчисленное количество осколков и диск очутился на одном из них. Вдали сверкал рой золотистых искр — все, что осталось от родной планеты. А вверху плыл красный шарик — Тва-дьи, ставший четвертой планетой в системе Матери-Звезды. Может быть, сейчас Ми-а смотрит в звездное небо и плачет о нем, Ри-о… Пусть… Все проходит… Прощай, моя прекрасная! Прощай, Та-ина, родина моя! Я теперь один… один во всей Вселенной…

Ри-о вынес из каюты мертвое тело Сита, положил рядом с собой на скалу и, держа перед глазами портативный ли-а для записи мыслей, начал вспоминать историю гибели Та-ины.

Закончив запись, Ри-о задумался. Для кого он оставляет рассказ, к кому обращается?

Ответа нет. Космос молчит… Тело Ри-о начинает холодеть. Все равно… уже ничто не страшит. Ему хочется только одного-еще раз увидеть Мать-Звезду, ощутить тепло ее лучей, впитать его сердцем…

Последняя яркая мысль озаряет угасающее сознание: Космос един в своей беспредельности! Звезды, планеты, поколения-все это только мгновения в бесконечном потоке времени. Но борьба, искания и муки не проходят напрасно. Мириады искр жизни сливаются в вечный огонь сменяющих друг друга цивилизаций. Они были, есть и всегда будут в Космосе. И надо жить так, чтобы, умирая, иметь право сказать себе, пространству, далеким мирам: во мне горел разум!

Там, над скалой, восходит зеленый огонек Гро-очи. Она еще дикая — третья планета Матери-Звезды. Но и на ней появится существо, одаренное разумом. Найдет ли оно путь к всеобщему счастью? Не повторит ли ужасной трагедии Та-ины?

Гро-оча успокоительно блестит во мраке, постепенно окутываясь туманом. Откуда туман? Почему он здесь, когда нет атмосферы? О, да ведь это приближается конец…

Ри-о в изнеможении поднимает лицо к звездному океану, будто желая вобрать в себя всю необъятность небес перед последним вздохом.

Вселенная! Я знаю твою тайну: ничто не исчезает бесследно! Слышишь, Вселенная, я понимаю тебя! Бери мои мысли, мои страдания и радости… Время наступает… на другой планете появится… выйдет на широкую дорогу племя разумных существ… Я вижу их, Вселенная… Они будут сильными и красивыми, смелыми и мудрыми… и они овладеют теми тайнами, перед которыми остановились мы…

Но где же Мать-Звезда? Почему не видно ее лучей?

Холод смерти сжимает сердце. Руки немеют… Ри-о положил диск с записью рядом с собой. То ли в Космосе… то ли в мозгу… зазвенела высокая нота. Она звучит все резче и тоньше, разрывая тело невыносимой болью.

Еще немного терпения — это последний протест тела против небытия. Почерневшие губы Ри-о едва шевелятся и с них беззвучно слетают слова:

— Во мне горел разум…

Из-за скалы выплыла Мать-Звезда. Ее сияющие лучи залили осколок планеты, летательный диск, две неподвижно лежащие фигуры и отразились в застывших, широко открытых глазах…

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть