Книга Теперь-безымянные


Обсудить

Другие произведения автора

Последняя жатва
Последняя жатва
Юрий Даниилович Гончаров широко известен повестями и рассказами о Великой Отечественной войне. «Повесть о ровеснике», «Дезертир», «Неудача», «Трое с винтовкой», «Сто холодных ночей», «Нужный человек», «В сорок первом» и другие произведения писателя заняли прочное место в нашей советской литературе о войне. В них запечатлена историческая память народа о беспримерном мужестве и великом подвиге.Повесть «Последняя жатва» написана Ю.Гончаровым с нравственной позиции сегодняшнего дня и является своеобразным призывом к совести потомков – в заботах мирного времени не забывать о том, какой ценой была добыта наша Победа.«… Василий Федорович доехал до края пахоты, посмотрел на отвесный срез почвы: глубоко ли берут плуги. Он невольно залюбовался жирной, густой чернотой земли, под верхней сухой коркой сохранившей рассыпчатую рыхлость. Земля всегда была интересна, притягательна для Василия Федоровича, даже как-то вкусна ему, его глазам и чувствам. Совсем по-крестьянски, как делали его отец и дед, а до них, наверно, незнаемые им предки, Василий Федорович любил брать комья и разминать в ладонях, чувствовать совсем живое их тепло, улавливать пахучее их дыхание, снова и снова, как всю свою жизнь, восторженно и преклоненно думать – какое это богатство, вот эта простая, нехитрая с виду земля, как выше оно всех придуманных людьми сокровищ, потому что оно истинное, безусловное и ничем не заменимое: лишь пока она есть, земля, пока она жива, родит и кормит, живет и будет жить и сам человек…»
Целую ваши руки
Целую ваши руки
«… Уже видно, как наши пули секут ветки, сосновую хвою. Каждый картечный выстрел Афанасьева проносится сквозь лес как буря. Близко, в сугробе, толстый ствол станкача. Из-под пробки на кожухе валит пар. Мороз, а он раскален, в нем кипит вода…– Вперед!.. Вперед!.. – раздается в цепях лежащих, ползущих, короткими рывками перебегающих солдат.Сейчас взлетит ракета – и надо встать. Но огонь, огонь! Я пехотинец и понимаю, что́ это такое – встать под таким огнем. Я знаю – я встану. Знаю еще: какая-то пуля – через шаг, через два – будет моя. Не минует, их слишком много, над полем – свистящий ветер.И почему-то нет страха. Почему? Ведь он должен быть! Это невероятно, это невозможно объяснить и в это трудно поверить, но я счастлив, что я на этом поле, и в руках у меня опять винтовка, и сейчас мы схватимся с немцами беспощадно и яростно, в такой драке, в которой есть только один исход – или смерть, или победа…– Ребятушки!.. Давай, дорогие, давай!..Афанасьев с пушкой нагоняет пехотные цепи. Снег для пушки опять глубок, взмокшие орудийцы рвут жилы, толкают ее вперед до предела, откатывают назад, разгоняют, – и таранят сугробы. Афанасьев – без шапки, или сбило, или потерял, на голове – кровь…– Картечь! Дистанция…Малиновый блеск, оглушающий удар выстрела, слитый с разрывом снаряда, – всего в трехстах метрах от пушки. Картечь визжит, снося сосновый подрост, взрывает снежную бурю там, где немцы, их автоматы и пулеметы. …»
Нужный человек
Нужный человек
«…К баньке через огород вела узкая тропка в глубоком снегу.По своим местам Степан Егорыч знал, что деревенские баньки, даже самые малые, из одного помещения не строят: есть сенцы для дров, есть предбанничек – положить одежду, а дальше уже моечная, с печью, вмазанными котлами. Рывком отлепил он взбухшую дверь, шагнул в густо заклубившийся пар, ничего в нем не различая. Только через время, когда пар порассеялся, увидал он, где стоит: блеклое белое пятно единственного окошка, мокрые, распаренные кипятком доски пола, ушаты с мыльной водой, лавку, и на лавке – Василису. Она только одевалась, тело ее все было голым, она натискивала через голову рубашку, а та липла, сбивалась складками.Степан Егорыч рванулся назад, к двери, но только крепко стукнулся затылком о притолоку.– Чего испугался? – с коротким смешком окликнула Василиса. Голос ее прозвучал низко, дразняще-насмешливо. – Видел ведь уже всю… – проговорила она, намекая про ту ночь, когда угорели. …»
В сорок первом (из 1-го тома Избранных произведений)
В сорок первом (из 1-го тома Избранных произведений)
Произведения первого тома воскрешают трагические эпизоды начального периода Великой Отечественной войны, когда советские армии вели неравные бои с немецко-фашистскими полчищами («Теперь — безымянные…»), и все советские люди участвовали в этой героической борьбе, спасая от фашистов народное добро («В сорок первом»), делая в тылу на заводах оружие. Израненные воины, возвращаясь из госпиталей на пепелища родных городов («Война», «Целую ваши руки»), находили в себе новое мужество: преодолеть тяжкую скорбь от потери близких, не опустить безвольно рук, приняться за налаживание нормальной жизни. Драматические по событиям, тональности и краскам, произведения несут в себе оптимистическое звучание, ибо в них в конечном счете торжествуют дух и воля советских людей.
Бардадым – король черной масти
Бардадым – король черной масти
Уголовный роман замечательных воронежских писателей В. Кораблинова и Ю. Гончарова.«… Вскоре им попались навстречу ребятишки. Они шли с мешком – собирать желуди для свиней, но, увидев пойманное чудовище, позабыли про дело и побежали следом. Затем к шествию присоединились какие-то женщины, возвращавшиеся из магазина в лесной поселок, затем совхозные лесорубы, Сигизмунд с Ермолаем и Дуськой, – словом, при входе в село Жорка и его полонянин были окружены уже довольно многолюдной толпой, изумленно и злобно разглядывавшей дикого человека, как все решили, убийцу учителя Извалова. Ермолай, сразу признавший свои сапоги на нем, кинулся было их отнимать, остервенело закричал на человека, велел разуваться, но Жорка не дал, сказав, что все это разберет милиция, а пока ничего трогать нельзя, не положено.Пойманного привели к сельсовету и там посадили на бревна, предназначавшиеся для ремонта крыльца и привезенные еще весной, так что теперь сквозь них росла трава и лопухи и кора была ободрана от долгого людского сидения. Топор, завернутый в газету, Жорка держал в руках и не отдавал никому до прихода милиции.Весть о поимке убийцы разнеслась с быстротой невероятной, и всё новые и новые люди, бросая дела, бежали к сельсовету поглядеть на дикого мужика. С минуты на минуту ожидали Максима Петровича и Евстратова, а пока что стояли и дивились: что же это за человек и какими путями попал он в Садовое. Ему пытались задавать вопросы, но он, видимо привыкший к одиночеству, ошалел от многолюдства, сидел молча, и только слабая, не то застенчивая, не то идиотская улыбка временами, запутавшись во всклокоченной бороде, мелькала на его припухшем, по-детски округлом лице. …»

Похожее

"Грейхаунд", или Добрый пастырь
"Грейхаунд", или Добрый пастырь
Впервые на русском — классический роман Сесила Скотта Форестера, прославившегося циклом книг о приключениях мичмана Хорнблауэра. Книга, которую называли «пожалуй, лучшим приключенческим романом о Второй Мировой войне» (Life) и «самым увлекательным морским приключением со времен хемингуэевского “Старика и моря”» (The Guardian). Действие происходит в самом начале Второй Мировой войны. Международный конвой из 37 кораблей союзников должен пересечь неспокойные и таящие много опасностей воды северной Атлантики. За конвоем, подобно стае волков, идут по следу нацистские подводные лодки, готовые пустить на дно суда союзников при первой же возможности. Джордж Краузе, капитан одного из кораблей сопровождения, — старый морской волк, но в подобных боевых действиях он принимает участие впервые; на его плечах не только ответственность за ценный груз, но и жизнь трех тысяч человек…
«Я рекомендую книги Форестера всем, кто умеет читать» (Эрнест Хемингуэй).
В 2020 году в мировой прокат выходит экранизация этого классического произведения. Главную роль исполнил Том Хэнкс, выступивший также автором сценария. Режиссер-постановщик — Аарон Шнайдер («Похороните меня заживо», сериал «Лучшие»).
# Меня зовут Лис
# Меня зовут Лис
Ей двадцать пять, и она давно в бегах. Бежать как молния и быть незаметной, словно тень стало для нее второй натурой. Только так можно выжить. Сложности увеличиваются лавиной, когда в королевстве умер старый король. Между наследниками началась нешуточная борьба за престол, переросшая в гражданскую войну.

Тогда она берет себе имя Лис, туго перетягивает грудь, и вступает в самое сильное воинское подразделение – легион Алой Розы, в качестве простого солдата. Да только какой из нее солдат? Только привычка маскироваться и быть неприметной спасают на первых порах. Но такая ситуация не может продолжаться бесконечно. Набравшись смелости, Лис обращается за помощью к самому суровому воину – командиру Атосу. На удивление, тот соглашается из этого мальчишки, больше схожего с тонкой девушкой, сделать настоящего воина.
©MrsGonzo для LibreBook
10 дней в ИГИЛ
10 дней в ИГИЛ
Так называемое «исламское государство» стало самым крупным террористическим явлением нашего времени. Большинству кажется, что оно возникло из ниоткуда. Но так ли это?

Летом 2014 года Юрген Тоденхефер несколько месяцев провел в переговорах по Skype с немецкими исламистами, которые стали членами ИГ, организации, запрещенной в РФ. Выводы, к которым он пришел, шокировали. Главная цель так называемого халифата – построить всемирную теократию, не гнушаясь ради этого массового убийства, даже среди мусульман.

В ноябре 2014 года Юрген Тоденхефер стал единственным западным журналистом, побывавшем в самом сердце ИГ. В течение десяти дней пребывания в Мосуле, имея на руках лишь разрешение на пребывание от местной администрации. Ежеминутно рискуя, журналист взял ряд интервью, легшими в основу книги, ставшей бестселлером по всему миру.
©MrsGonzo для LibreBook 
Добавить похожее Похожее