ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Бандит из Чертова Каньона The Bandit of Hell's Bend
Глава 11. СДЕЛАЙ ЕГО, КОВБОЙ!

Лилиан Мэнил проснулась рано утром. Через окно, выходящее в патио, комнату освещал яркий солнечный свет. На наружном окне, понятное дело, были плотные жалюзи из опасения индейцев. Она томно потянулась и вновь было погрузилась в утренний сон, однако внезапно передумала, сбросила одеяло и встала. Вставать в такое время Лилиан не привыкла — для нее это была страшная рань. Но она хорошо помнила, что после завтрака ей обещан урок верховой езды. А завтракали здесь, как объяснила ей Диана, очень рано. Одеваясь, она выбрала модное выходное платье от хорошего портного. В костюм для верховой езды она собиралась переодеться после завтрака. А перед завтраком Лилиан захотелось немного прогуляться по двору в новом модном платьице, которое, как она знала, очень ей шло.

Несколькими минутами позже, спустившись во двор, она заметила признаки какой-то активности в лошадином загоне и направилась прямо туда. Техасец Пит помогал подсобному рабочему кормить лошадей. Заметив ее приход, он начал судорожно осматриваться в поисках удобного пути бегства. Однако было поздно. Пути к отступлению не было, так как Лилиан Мэнил была уже между ним и спасительным спальным корпусом. Тогда он со всей самоотверженностью отдался работе, старательно действуя вилами и притворившись, что вовсе не замечает ее. Правда, это притворство не произвело на Лилиан Мэнил никакого впечатления. Она остановилась перед стойлом и заглянула внутрь.

— Доброе утро! — сказала она.

Техасец сделал вид, что не расслышал.

— Доброе, — уронил он, немедленно с энтузиазмом взявшись за вилы. Он хотел, чтобы она ушла. Лошади были накормлены, и у него не осталось другого повода оставаться в загоне. Но чтобы вернуться в спальный корпус, он должен был пройти мимо этой нарушительницы спокойствия. Он ни в каком отношении не был любителем женщин и отдавал себе в этом отчет. Диана была не в счет — он привык к ней. Хотя он, как все, был в нее безумно влюблен, она не внушала ему особого беспокойства или интереса, за исключением двух-трех случаев, когда он пытался поддержать с ней более или менее продолжительный разговор.

Пит продолжал кормить лошадей. Он уже скормил им двойную дневную порцию сена, несмотря на то что их должны были снова кормить вечером. Наконец он осознал, что дальше оттягивать трудный момент встречи невозможно, а девушка не уйдет. Он ожесточенно воткнул вилы в стог и почти в ужасе зашагал к выходу из загона. Пит попытался сохранить равнодушие и пройти мимо, даже не посмотрев в сторону Лилиан. Однако оба эти намерения не смогли осуществиться — во-первых, потому, что на самом деле он был далеко не равнодушен, а во-вторых… Во-вторых, потому, что она встала прямо у него на дороге, сладко улыбаясь.

— Еще прошлым вечером я и предположить не могла, что буду иметь удовольствие встретить вас здесь, — начала она. — Я мисс Мэнил, кузина мисс Хендерс.

— Да, мэм, — сказал Пит.

— Я полагаю, вы один из «коровьих джентльменов», — добавила она.

Пит побагровел. Из его гортани вырвались странные звуки — можно было подумать, что Пит подавился или поперхнулся. В действительности они выражали глубочайшую обиду. Однако он мгновенно овладел собой. Что-то в этом глупом замечании освободило его от смущения и стеснительности, и неожиданно он ощутил себя почти равным ей.

— Нет, мэм, — объявил он уже совсем другим тоном. — Я вовсе не один из коровьих джентльменов — я всего лишь новичок.

— Я бы так не сказала. Вы не выглядите новичком. Особенно в этих кожаных штанах с меховым начесом. Но вы ведь ездите верхом, не правда ли? — добавила она поспешно.

— Я еще не обучен, — заверил он.

— О, ну не печально ли это?! А я-то была уверена, что вы прекрасный кавалерист. И я хотела попросить вас поучить меня верховой езде. Давайте после завтрака вместе пойдем к мистеру Колби и попросим его научить нас обоих!

— Боюсь, ему это не понравится. Утром он обучает только женщин, а лично я обучаюсь в его послеобеденном классе.

— А он что, обучает езде регулярно?

— О Боже, ну конечно! Это как раз то, для чего он здесь. Он обучает нас ездить на лошадях, чтобы мы могли ловить коров или просто прогуливаться.

— Я думала, он бригадир, — сказала Лилиан.

— Да, мэм, но это одна из его обязанностей — учить коровьих джентльменов ездить.

— Как это интересно! Я уже успела узнать здесь так много нового! А ведь я всего лишь второй день в Аризоне! Мистер Бык тоже был очень добр и снисходителен ко мне — он терпеливо отвечал на все мои маленькие глупенькие вопросы.

— Я полагаю, он может осветить любой вопрос, мэм, — сказал Пит.

— Да, я почувствовала! К тому же он уже очень давно в Аризоне и столько должен был совершить для развития этих земель! Да вот же, например — вы знаете, что это он посадил все те липы, что растут на берегах маленькой забавной речки, вдоль которой мы вчера ехали так долго — мили и мили?

— Он сказал вам так? — спросил Техасец Пит.

— Да. Не поразительно ли это? На мой взгляд, это обнаруживает у него артистический темперамент.

— Это больше, чем я мог ожидать от него, — пробормотал техасец с благоговением.

Внезапно страшный металлический звон нарушил спокойствие прохладного аризонского утра. Девушка коротко взвизгнула и прыгнула к Питу, обняв его за шею обеими руками.

— Ой, что это?! — воскликнула она. — Неужели индейцы?

— Нет, мэм. — Техасец Пит пытался ослабить ее захват, а несколько нечестивых коровьих джентльменов, наблюдавших эту пикантную сцену с крыльца спального корпуса, бросали на него злорадные взгляды. — Нет, мэм, это не индейцы. Это звонит колокольчик к завтраку.

— Как это глупо с моей стороны, — расстроилась она. — Думаю, теперь мне пора идти. Очень рада была познакомиться с вами, мистер…

— Меня зовут Техасец Пит.

— Очень рада, мистер Пит. Я надеюсь, что вы быстро научитесь верховой езде. Я уверена, мы будем устраивать восхитительные экскурсии и пикники среди этих чудных холмов. О, не божественно ли это — только вы и я, мистер Пит! — И она бросила на беднягу такой взгляд, который вскружил бы голову и более искушенной натуре.

Когда она наконец ушла, а Пит направился на кухню, он провел пятерней по копне своих волос и в ужасе пробормотал:

— Боже мой! За исключением ее, моя голова в порядке.

У входа на кухню его поджидал Короткий Бен, который набросился на него и обвил обеими руками за шею.

— Поцелуй меня, дорогуша! — заорал он. — Меня еще никто не целовал перед завтраком!

— Закрой пасть, ты, морж длинноластый! — ответил Пит, отпихивая здоровенного приятеля.

Ел Пит молча, невзирая на насмешки товарищей, которые скоро иссякли — ковбои поняли тщетность попыток разгневать его шутками. Все знали, что в гневе Техасец страшен, а при необходимости может и за револьвер схватиться. Но его невозможно было разозлить, пока в уколах оставалась хоть толика юмора.

— Послушай, повар, — окликнул он старого китайца. — Ты самый образованный парень в этом стаде бодливых коров. Скажи мне, что такое «каверист»? [7]От английского «cover» — накрывать. Техасец Пит исказил слово «кавалерист», которое употребила мисс Лилиан.

— Кое-что, чем ты суп наклывать, — ответил китаец.

Техасец Пит почесал в голове.

— Я все никак не мог понять, почему она мне не понравилась. Теперь знаю!

Диана Хендерс приветствовала входящих в столовую гостей живой улыбкой и теплыми словами.

— Надеюсь, вы отлично спали? — осведомилась она.

— О да! — воскликнула Лилиан. — Я ни о чем не думала с момента, когда моя голова коснулась подушки. Это была совершенно восхитительная ночь!

— А я не спал, — сказал Корсон, и Диана сразу заметила, что он выглядит усталым и измученным. — Что случилось ночью?

— Если что-то и случилось, то я об этом ничего не знаю, — ответила хозяйка. — А почему вы спрашиваете?

— Вы видели кого-нибудь из ваших людей этим утром? Или кого-то из соседей? — спросил он встревоженно.

— Я говорила сегодня с двумя-тремя рабочими. А соседей у нас нет.

— Сколько женщин находится в этом месте? — не отставал Корсон.

— Только я и Лилиан.

— Может быть. Но этой ночью, я уверен, произошло нечто ужасное. Такой страшной, отвратительной ночи я не проводил еще ни разу в жизни. Забавно, что вы ничего не слышали.

— А что я должна была услышать? — поинтересовалась хозяйка.

— Эту женщину. Боже мой! Я и сейчас явственно слышу ее вопли!

— О, Морис, что вы имеете в виду? — воскликнула мисс Мэнил.

— Это было примерно в полночь, — стал объяснять Корсон. — Я еще не спал — только начал дремать, — когда совершенно внезапно поднялся собачий лай. А затем закричала женщина. Это был самый ужасный, длительный и отчаянный вопль, какой я когда-либо слышал. У меня сложилось впечатление, что кто-то пытал ее. Держу пари, что прошлой ночью неподалеку были индейцы, и скоро мы узнаем об ужасной резне. Так же внезапно, как начался, этот крик прервался, но довольно скоро вновь залаяли собаки — должно быть, их там было штук пятнадцать — и эта женщина закричала вновь. Ей-богу, я буду слышать этот крик в час моей смерти! Я считаю, вы не должны сегодня отпускать куда-либо ни одного человека, пока не узнаете, что случилось этой ночью. Может быть, индейцы только поджидают момент, когда рабочие уйдут, чтобы внезапно напасть на нас и растерзать!

Едва заметная улыбка понемногу начала проявляться на лице Дианы Хендерс, в углах ее глаз появились тоненькие морщинки.

— Чему вы улыбаетесь, мисс Хендерс? — возмутился Корсон. — Если бы вы слышали этот крик, у вас надолго пропало бы всякое желание улыбаться.

— То, что вы слышали, мистер Корсон, — вовсе не женский крик. Это были койоты.

Он некоторое время тупо и беспомощно смотрел на нее.

— Вы уверены? — наконец выдавил он из себя.

— Разумеется, уверена.

У Корсона вырвался вздох облегчения.

— Хотел бы я поверить в это, — сказал он подозрительно. — Во всяком случае, если бы я знал это, то спал бы лучше.

— Можете быть уверены в этом, мистер Корсон.

— Не хотел бы я встретиться с ними в темное время суток, — признался он. — Стая в пятьдесят-сто особей — а прошлой ночью их было как раз столько — запросто может разорвать человека в мелкие клочья.

— Они совершенно безвредны, — заверила его Диана. — К тому же, вероятно, их было не более двух-трех, а скорее всего — только один.

— Я полагаю, что слышал целую сотню, — настаивал он.

— Обычно на слух кажется, что их гораздо больше, чем на самом деле.

— Я привык верить своим ушам! — недоверчиво покачал головой Корсон и после непродолжительной паузы сменил тему. — Я должен показать вашему повару, как правильно варить кофе, — заметил он как бы вскользь.

Диана покраснела.

— Может быть, это и не самый лучший кофе, — сказала она. — Но мы привыкли к нему и считаем вполне приличным. Я думаю, Вонг варит лучший кофе, какой возможно сделать из имеющихся ингредиентов.

— Полагаю, не будет ничего страшного, если я поучу его делать кофе, — сказал Корсон.

— Он служит у нас уже много лет и всегда был очень предан нам. Думаю, он страшно обидится, если приезжий будет критиковать его кофе.

— Морис удивительно разборчив в вопросах еды, — вставила мисс Мэнил. — Я будто университетский курс окончила, слушая, как он распоряжается обедом в Дельмонико. А как он разносил официантов, если что не так! О, это еще тот гурман! Я до сих пор помню его недовольные крики в Дельмонико. Видели бы вы людей за соседними столиками, которые что-то шептали друг другу на ухо, глядя на Мориса!

— Могу вообразить! — вежливо сказала Диана, однако далее свою мысль развивать не стала.

Корсон аж весь раздулся от удовольствия.

— Позовите своего китайца, мисс Хендерс, — потребовал он, — и я дам ему урок прямо сейчас. Вы тоже сможете много почерпнуть из моих наставлений. Уверяю вас — здесь, в такой дали от Нью-Йорка, у вас никогда не случится другого шанса. Ничто, на мой взгляд, не воздействует так хорошо на грубые нравы, как облагораживающее влияние культуры востока.

— Лучше я побеседую с Вонгом сама и с глазу на глаз. Да и то если сочту нужным, — отрезала Диана.

— Хорошо, но только чтобы потом я получил пристойный кофе! — великодушно согласился Корсон.

Лилиан Мэнил, окончив завтрак, встала из-за стола.

— Пойду надену свой костюм для верховой езды, — сказала она. — А вы, Морис, идите и попросите мистера Колби подождать меня.

Диана Хендерс поджала губы, но промолчала. Корсон встал и направился к дверям. Он был одет в костюм для верховой езды от нью-йоркского портного, сшитый по последней английской моде. Диана вновь поджала губы, но теперь уже не от досады, а в попытке сдержать смех. Корсон, небрежно сдвинув шляпу на один глаз, вышел, величаво спустился по лестнице и двинулся в сторону загона. Ковбои в это время как раз седлали лошадей, готовясь к дневной работе. Корсон зажег большую черную сигару и удовлетворенно затянулся. Когда его фигура возникла в поле зрения ковбоев, работа в загоне как-то сама собой затихла.

— Бог мой! — простонал Техасец Пит.

— Кто его сюда пустил? — поинтересовался Айдахо.

— Помолчи, — предостерег его Колби. — Похоже, что этот парень будет здесь хозяином!

— Он никогда не будет распоряжаться мной! — сказал Короткий Бен. — Интересно, нельзя ли немного примять эту его забавную шляпу? — И он потянулся к своему револьверу.

— Не дури, Бен. Он друг мисс Хендерс, — прошипел Колби. — Это огорчит ее.

Колби не мог найти более сильного аргумента. Короткий Бен мгновенно убрал руку с рукояти револьвера, и почти сразу же работа продолжилась. У подошедшего Корсона не было оснований предполагать, что он стал предметом насмешки или жалости.

— Слушай, Колби, — сказал он. — Оседлай двух надежных коней для мисс Мэнил и меня и жди, пока она спустится. Ты должен дать ей несколько уроков верховой езды.

— А мисс Хендерс не против? — поинтересовался Колби. — А то, вы знаете, работы у нас много, а рабочих мало.

— Все в порядке, мой мальчик, — самонадеянно сообщил Корсон. — Ты можешь спокойно выполнять все, что я скажу тебе. Я управляю всеми интересами мисс Мэнил и вообще присматриваю за всем, пока происходит оценка имущества. А ты давай беги и оседлай пару лошадок, да проследи, чтобы они были смирными. Я не садился на лошадь уже много лет, хотя в детстве делал успехи.

Долгую минуту Колби не сводил глаз с мистера Мориса Б. Корсона. По выражению его лица трудно было решить, о чем он думал, хотя другие ковбои со всей уверенностью судили о его дальнейших намерениях. Они столпились вокруг с недвижными лицами, ожидая начала забавы, — однако были обречены на жестокое разочарование. Стрельбы не последовало. Они рассчитывали, что Колби хотя бы заставит хлыща «потанцевать». Но вместо этого он без единого ответного слова отвернулся от Корсона, дал несколько заключительных распоряжений по работе, вскочил в седло и поскакал к офису. При этом он абсолютно игнорировал приказания ньюйоркца. Корсон сделался малиновым от гнева.

— Эй вы, люди! — крикнул он, повернувшись к ковбоям, большинство из которых уже оседлало своих мустангов. — Я требую немедленно оседлать пару лошадей — для мисс Мэнил и для меня!

Молча, полностью игнорируя его, как будто его вообще здесь не было, всадники один за другим выезжали из загона. Неподалеку они натянули поводья, ожидая Колби.

— Видал я в своей жизни наглецов, — заметил Техасец Пит, понизив голос. — Но этот хлыщ хуже пыльной бури.

— Если он не заткнет хлебало, — проворчал Короткий Бен, — я снимаю с себя всякую ответственность за последствия. Мне уже тяжело сдерживаться.

— Я только не пойму, чего Колби-то смолчал, — сказал Айдахо.

— Некоторые парни готовы на все, чтобы удержаться на своем месте, — объяснил Короткий Бен.

— Пусть меня поимеют прямо сейчас, если я проглочу оскорбления этого чертова пижона! — заявил Техасец Пит.

— Вон идет хозяйка, — сказал Айдахо. — Пусть во всем разберется ее маленькая милая головка, — прибавил он с чувством.

Диана стояла рядом с домом и слушала Колби, который, как видели ковбои, что-то взволнованно ей втолковывал.

— Послушай, Ди, — говорил он, — я хочу знать, должен ли я слушать приказы этого хвастливого крючкотвора. Кто здесь хозяин — он или ты?

— Полагаю, что я, — ответила Диана. — Хотя есть подозрение, что мистер Корсон сомневается на сей счет. Что он сказал тебе?

Колби пересказал, повторив слова Корсона так точно, как только мог. Девушка не смогла сдержать смеха.

— Очень смешно, — раздраженно уронил Колби. — Но лично я не вижу ничего забавного в том, что этот хлыщ, фальшивомонетчик и пожиратель крекеров при всем честном народе называет меня «мой мальчик» и приказывает оседлать ему коня. «Беги, — сказал он мне, — и оседлай пару лошадей. Да смотри, чтобы они были смирные!» Мой Бог, Ди, ты же не думаешь, что я буду слушать подобный треп?

Диана уже почти плакала от смеха. Наконец Колби и сам не смог сдержать улыбку.

— Не отказывай ему, Хол, — попросила Диана. — Он — один из этих самонадеянных, заносчивых, наивных ньюйоркцев. Эти люди весьма ограниченны и неприятны в общении, но поскольку мы вынуждены какое-то время принимать его, то надо постараться извлечь из этого как можно больше пользы. Сейчас как раз предоставляется случай проявить гостеприимство в лучшем виде! Скажи Билли, чтобы он оседлал им двух лошадей, и позаботься, чтоб лошадь для мисс Мэнил была абсолютно, смирной, — произнося последнюю фразу, Диана слегка подмигнула Колби.

Бригадир повернул своего мустанга и поскакал к загону. Он передал приказание хозяйки подсобному рабочему Билли — худому, костлявому и прыщавому парню. Билли, который мысленно называл себя не иначе, как Диким Биллом, с важным видом удалился ловить двух мустангов, внутренне потешаясь оттого, что мистеру Корсону предназначался Буравчик.

Мистер Корсон, увидев приближающуюся Диану, пошел ей навстречу, все еще красный от злости.

— Послушайте, мисс Хендерс, — начал он. — Вы должны объяснить этим ребятам, кто я такой. Я приказал им оседлать двух лошадей, но они словно не услышали. Скажите им, что если я приказываю, они должны подчиняться.

— Я думаю, станет проще, если приказывать буду я, — ответила она. — Нехорошо, когда слишком много хозяев. И потом, вы же видите, что эти парни весьма эксцентричны. Они люди не того сорта, с которым вы, вероятно, привыкли иметь дело. Лучше не разговаривать с ними так, как с официантами в Дельмонико — если вы, конечно, еще не устали от жизни, мистер Корсон. Они привыкли ко мне, мы с ними друзья, и мои приказы они выполняют без лишних вопросов. Так что в любом случае лучше объясняйте свои пожелания мне. Колби передал мне, чего вы в данный момент хотите, и лошадей сейчас оседлают.

Корсон хотел что-то возразить, но затем, очевидно передумав, с видимым усилием сдержал себя.

Вместе они дошли до загона, где Билли седлал спокойную старую лошадь для мисс Лилиан. Рядом с опущенной головой и уныло-мрачным видом стоял Буравчик.

— Которая для меня, сынок? — спросил Kopcoн.

Дикий Билл взглянул на него с мрачным презрением, помедлил, а затем выбросил грязный указательный палец в сторону Буравчика.

— Это старое воронье пугало?! — воскликнул ньюйоркец.

— Вы сказали, что хотите смирную лошадь, — объяснил Колби, развалившийся в седле неподалеку. — А Буравчик не брыкается.

— Я сюда не на танцы пришел, — проворчал мистер Корсон. — Если я сижу на лошади, я хочу знать, что это в самом деле лошадь!

— Вы и будете знать, что вы на Буравчике, — вежливо убеждал его Колби. — Он вовсе не так туп, как кажется! Вы только вонзите в него шпоры, и он станет весьма энергичным.

— Ладно, — угрюмо сказал Корсон. — Прикажите парню поторопиться. Мисс Мэнил уже идет.

Были и другие, кто заметил приход мисс Мэнил. Среди них был Техасец Пит.

— О Господи! — воскликнул он. — Смотрите-ка, что нам обломилось!

Лилиан Мэнил приближалась к ним с небрежным изяществом светской львицы, одетая в черный костюм для верховой езды. На ней была обширная юбка, а также мужской шейный платок и черный цилиндр с развевающейся вуалеткой. Короткий Бен долго смотрел на нее, потом перевел взгляд на мистера Корсона.

— Для меня небезопасно ехать в Нью-Йорк, — доверительно сообщил он Айдахо. — Я там умру от смеха.

В это время Лилиан Мэнил как раз присоединилась к группе, стоявшей рядом с двумя оседланными лошадьми. Билли вывел их из загона.

— Как это мило! — воскликнула мисс Мэнил в своей мелодраматической манере. — А нет ли у вас дамского седла? Я же не могу усесться на эту страшную штуковину!

— Весьма сожалею, но нет, — сказала Диана. — Сомневаюсь, что во всем округе найдется хотя бы одно дамское седло. Но я думаю, вы пока можете использовать то, что есть, если обхватите ногами переднюю луку. А в следующий раз я найду для вас такую же юбку, как у меня, и тогда вы сможете сидеть, раздвинув ноги.

— Вы уверены, что эта лошадь спокойная? — спросила Лилиан. — Я хотела бы получить какие-то навыки, прежде чем садиться на эту здоровенную тварь. Ой, здравствуйте, мистер Колби! Я уже здесь и готова начать свой первый урок верховой езды!

Ее глаза остановились на группе ковбоев, стоящих в нескольких ярдах от них.

— Вижу, мистер Колби, сегодня утром у вас целый класс! А мистер Пит почему-то сказал мне, что вы обучаете коровьих джентльменов после полудня.

Бригадир глянул на Пита, который внезапно был сражен жестоким приступом кашля. Зная Техасца, Колби моментально вник в ситуацию:

— О, я был вынужден закрыть свои послеобеденные классы, когда оказалось, что только один мистер Пит не умеет ездить.

— Не печально ли это? — сказала она вежливо и повернулась к Корсону: — Мне кажется, Морис, лучше вам попробовать первому, а я посмотрю, как вы будете это делать.

— Прекрасно! — воскликнул Корсон. — Прошло много времени с тех пор, как я ездил верхом, но полагаю, навык вернется быстро. Думаю, что буду в силах послужить вам образцом.

Корсон подошел к Буравчику справа и взялся за луку седла, не обращая внимания на уздечку, которую держал Билли. Буравчик уныло посмотрел на него. Когда ньюйоркец попытался поймать ногой стремя, Буравчик тут же развернулся на сто восемьдесят градусов.

— Вы лучше садитесь с другой стороны, мистер Корсон, — посоветовала ему Диана. — Эта лошадь не привыкла, чтобы на нее садились справа.

— Я с самого начала понял, что он проклятый индеец, — заметил в сторону Айдахо.

— И лучше возьмите уздечку — она вам еще пригодится, — присовокупил Билли, который, по сути дела, имел доброе сердце и боялся кровопролития.

Корсон подошел к Буравчику с другой стороны. Правой рукой он небрежно взял поводья, сунул ступню в стремя и обеими руками схватился за луку седла. Затем он осторожно, исследуя каждый дюйм, подтянул себя в седло. Буравчик стоял как вкопанный.

— Пошел! — крикнул мистер Корсон. Но Буравчик не двигался.

— Вонзите в него шипы! — ликующе закричал Билли.

— Почему старый скот не идет? — спросил Корсон, встряхивая поводьями.

— Воспользуйся шпорами! — посоветовал ему один из ковбоев. — Ведь ты купил их именно для этого, не так ли?

Мистер Корсон воспользовался своими шпорами, но результат был слишком ошеломляющим. Укол шпорами мгновенно сподвиг Буравчика на неожиданное действие, которое пролило свет на происхождение его имени — он начал с бешеной скоростью крутиться на одном месте.

Забавная шляпа мистера Корсона улетела куда-то в сторону. Время от времени он хватался за луку седла, а его безумные попытки натянуть свободно висящие поводья оказались тщетными. Внезапно Буравчик застыл, а потом вновь закрутился. Мистер Корсон потерял стремена, а затем, совсем отпустив поводья, обеими руками схватился за луку седла.

— Остановите его! — заголосил мистер Корсон. — Тпру! Тпру!

— Разорви его! — пронзительно завизжал Билли. — Воткни ему шпоры в глаза!

— Сделай его, ковбой! — крикнул Айдахо.

Тут Буравчика понесло. Мистер Корсон стал опасно съезжать на один бок. Стоярдовый спринтерский пробег с возвратом к месту старта — и Буравчик вновь закружился в диком танце. Это был конец. Мистер Корсон сполз вниз, приземлившись на спину. С величайшей, никем не ожидавшейся от него проворностью он откатился в сторону и в ужасе пополз на четвереньках прочь от этого людоеда, который, как он был уверен, преследует его. Но Буравчик лишь уныло стоял со склоненными долу ушами.

Корсон встал на ноги. Его окружали суровые дикие ковбои, а не чувствительные жители Нью-Йорка. Все они откровенно и грубо смеялись.

— Это было подстроено! — пролепетал он. — Вы ответите за это, Колби! Вы сами сказали, что эта скотина смирная!

— Я сказал, что Буравчик не брыкается, и он действительно не брыкался, мистер Корсон, — невозмутимо ответил Колби.

Мисс Мэнил двинулась к дому.

— Что-то сегодня мне не хочется кататься, — протянула она.

Читать далее

Отзывы и Комментарии