Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Железный замок The Castle of Iron
Глава 3

– Черт возьми, Гарольд! – проговорил Полячек, с отвращением вертя в руках просторные хламиды. – Предполагается, что мы напялим эти ночные рубашки?

– А почему бы и нет? Угодил в Рим – лопай спагетти. И потом, если ты собираешься строить глазки местным красоткам, по крайней мере оденься по моде!

– По-моему... А этот старый колдун – классный парень. Слушай, а это что, шарф?

Ши подхватил длинную полосу красной материи.

– Я думаю, это твоя чалма, – отозвался он. – Это нужно обмотать вокруг головы где-то таким вот образом.

– Бу сделано, – откликнулся Полячек, с небывалой быстротой и бесшабашностью принявшись накладывать виток за витком.

Естественно, дело кончилось тем, что чалма раскрутилась и эдакой гирляндой повисла у него на шее, а следующая попытка завершилась ничуть не лучшим результатом. Ши отнесся к этой процедуре более вдумчиво и основательно, и хоть чалма и держалась у него на голове, но почему-то упорно заваливалась на ухо, а оставшимся длинным хвостом щекотала по подбородку.

Полячек захохотал и скорчил рожу.

– По-моему, надо вызывать портного или ждать, пока не принесут что-нибудь более похожее на шляпы.

Ши нахмурился.

– Послушай, Вотси, давай-ка потише, ладно? Здесь тебе придется поумерить свою прыть, если ты не хочешь, чтобы нам перерезали глотки.

Полячек выгнул бровь.

– Никак это Гарольд советует мне поумерить прыть? Да-а, женитьба здорово тебя изменила! Кстати о птичках – ты не в курсе, какие в этом притоне правила внутреннего распорядка? Я был бы не прочь поймать Атланта на слове и малость приударить за той танцоркой. Она сложена, как...

Дверь с лязгом распахнулась, и на пороге возник какой-то тип, чья волосатая, с висячими ушами башка носила прямо-таки пугающее сходство с головой собаки-ньюфаундленда.

Не успели они даже рта раскрыть, как он гавкнул: «Владыка Руджер!» и посторонился. Через порог перешагнул безупречный паладин и кавалер собственной персоной. Ши отметил, что двигался тот удивительно легко для столь крупного детины. Он вполне мог оказаться весьма опасным противником.

– О-о, привет, – холодно поприветствовал он незваного гостя.

А Полячек добавил:

– Знаете, сам-то я тут иностранец, но вы всегда входите в двери без стука?

– Владыка – он владыка и в собственных покоях, – молвил Руджер, словно фамилия его была Гогенцоллерн* [6]...словно его фамилия была, Гогенцоллерн. – Гогенцоллерны – династия бранденбургских курфюрстов в 1415—1701 гг., прусских королей в 1701—1918 гг., германских императоров в 1871—1918 гг., всегда ставившая на первое место политику силы.. – Донеслось до меня, о путник, что рыцарского ты рода, и могу я без греха и помех возжелать пролить твою кровь.

Поелику воин я великоопытный, и доблести не занимать мне, невелика утеха была бы, не посули я тебе уравнять наши шансы, а именно: выйду без доспехов я, а ты в доспехах на сечу, когда снимут колдуны заклятье с замка!

Будь при нем та шпага, что столь замечательно помогала ему в Царстве Фей, Ши, пожалуй, и отказался бы от такого гандикапа. Но вместо этого он поклонился:

– Благодарю. Очень мило с твоей стороны. Скажи – я правильно понял, что Атлант твой дядя?

– Иначе и быть не может, – Руджер деликатно прикрыл ладонью зевок. – Хотя скорей он вроде бабки, старой няньки одноглазой, коя не допускает здесь молодецких забав, что без воспитанья да манер обходятся. Да и это можно было бы обойти – нашелся бы только любитель боевой доблести, кто знал бы что-нибудь о наложении и снятии заклятий.

Ши заметил, что из-под маски равнодушия и скуки за ним внимательно и заинтересованно наблюдают, и начал догадываться о причинах визита здоровяка, хотя и не ожидал, что это свершится столь скоро.

– Так-так, – протянул он. – Слушай, что тут вообще происходит, а? Сэр Рид сказал, что Атланта что-то тревожит. Ждете нападения христианских рыцарей?

– Ха! Христианских рыцарей не боюсь я, пусть хоть все двенадцать паладинов скопом навалятся! – Он надул мускулы. – А вот с ифритами да чародеями не так все просто, и неуютно здесь всякому с той поры, как герцог Астольф увел у Атланта его гиппогрифа* [7]Гиппогриф – сказочное существо, полуорел-полуконь. Аль Капоне знаменитый чикагский гангстер..

Ши застыл, сверля Руджера взглядом.

– А что ты там такое говорил насчет рыжеволосой девушки?

Руджер, похоже, не уловил той откровенно деланной небрежности, с которой был задан этот вопрос.

– Нет благолепия помимо Аллаха! Случилось это лишь несколько дней тому назад, когда был с нами владыка Дардинель. Тогда Атлант и еще один колдун, друг твой, втайне сговорились великое чародейство учинить, с пламенем и стонами злых духов. Ничего такого не было, но вызвали они откуда-то издалека ту девицу – предвестницу беды, сложенную ладно, да в наряде не дамском, охотницу; и с волосами рыжими, что из всех примет беды – самая верная, а из бед, опасаюсь я, потеря гиппогрифа – лишь только начало. Встречал ли ты раньше предвестницу эту несчастий?

– Это моя жена, – признался Ши.

– Аллах велик! Ужели нет в краях твоих девиц, добро предвещающих, что пришлось тебе с такой-то сойтись? Нет сомненья, в богатом приданом дело было!

Не углубляясь в обсуждение этой темы. Ши очертя голову бросился дальше:

– Чего-нибудь слыхал о ней с тех пор, как она покинула замок?

– Донеслось до меня, что какой-то охотник видал, как шла она пешком по горам вместе с герцогом Астольфом – союз, от известия о коем страх подобно ночи опустился на сердце дядюшки моего, хоть как истолковать сие, не ведает он.

– Кто этот герцог Астольф, кстати?

– Да простит Аллах твое невежество! Один он из тех двенадцати, коих христиане (да будут они прокляты) зовут паладинами; и все ж таки доблестный он воин, лучшей утехой счел бы я возможность обменяться ударами с ним, хоть и пришел он с некоего острова далеко на севере, где студено так, что синеют лица людей, пусть даже и были бы они франками.

– Ты вот что скажи, Руджер, – встрял Полячек. – Если ты так не любишь христиан, то как же вышло, что у тебя христианское имя?

Безупречный паладин скорчил такую гримасу, что на миг Ши показалось, будто он сейчас врежет Вотси как следует, но Руджер тут же, хоть и не без некоторого усилия, взял себя в руки.

– Не ради утоленья любопытства твоего, что не более, чем бесцеремонность пса, коего мало стегали кнутом, – начал он, – но ради доброй воли рыцаря этого, обещавшего пожертвовать мне свою кровь, отвечу я.

Знай же, о невежа, что мы здесь, в Карене, слишком благородны по духу, чтобы было дело нам до княжеских распрей, а ищущи славы, не ищем, чьи стяги ее нам сулят – была б только жаркою битва, а имя при сече не суть!

Руджер вдруг фыркнул и посмотрел на Полячека неожиданно проницательным взглядом.

– Так чего там пищал ты о той невольнице, что плясала на нашем пиру?

– Ну... – замялся Полячек. – В общем, Атлант, он... хм... он мне предложил... весьма великодушно с его стороны, по-моему... а я просто говорил – типа того, не следует ли мне вежливости ради принять...

– Довольно, презренный! – прервал его Руджер. – Знай же, что замок этот и все, чем богат он, создано для моего лишь собственного удовольствия, и ежели удовольствие найду я в том, чтобы взять девицу в наложницы, не будет преград на моем пути!

Он прорычал «Мир вам!» и удалился. Собакоголовый захлопнул за ним дверь. Ши поглядел ему вслед.

– Видал, Вотси? Обезьянничать с парнями вроде этого – все равно что сообщать Аль Капоне, что тебе не нравится цвет его галстука. Ладно, облачаемся во все эти наряды и пойдем поищем дока. Я заметил, что он уже решил проблему с чалмой, так, может, он нас выручит.

Они направились к апартаментам Чалмерса. Доктор куда-то собирался, жизнерадостно напевая:

– Колдовство – первый сорт!

Если надо

Мертвеца вам из гроба поднять,

Чтоб пугать иль смешить до упаду —

Лучше фирмы вовек не сыскать!

Приворотного зелья отме...

Чем могу служить, Гарольд?

– Сделайте что-нибудь с этим перепутанным кушаком!

Ши посмотрел, как доктор взялся за чалму Полячека и ловкими пальцами специалиста привел ее в порядок, после чего лично намотал свою собственную.

– Знаете, Руджер утверждает, что Бельфеба где-то поблизости, в горах. Вам придется помочь мне выбраться отсюда, чтобы я смог ее повидать.

Чалмерс нахмурился.

– Лично я не вижу острой необходимости для подобного неожиданного исчезновения, – сказал он. – У меня сложилось впечатление, что молодая леди прекрасно приспособлена к тому, чтобы... гм... самой за себя постоять.

Просто-таки превосходнейший пример одновременной и биологической, и психологической адаптации. Было бы крайне несвоевременным шагом с вашей стороны оставить меня в столь ответственный момент. Вам следовало бы... гм... несколько по-иному посмотреть на вопрос защиты наших общих интересов, а в настоящее время я столкнулся с серьезной проблемой, которая...

– О, так Вотси вполне может здесь остаться и о ней позаботиться!

– Вацлав весьма расторопный молодой человек, но боюсь, он несколько склоняется в сторону безответственности, – твердо заявил Чалмерс, не обращая внимания на протестующие междометия Полячека. – К тому же он питает... гм... непростительную слабость к прекрасному полу, не говоря уже о том, что ему недостает элементарнейшей подготовки в области магии. Следовательно, в настоящий момент положиться я могу только на вас.

Ши уныло ухмыльнулся.

– Ладно, – сдался он. – Вы знали, чем меня взять. Но вам все равно придется помочь мне разыскать Бельфебу, как только все тут маленько утрясется.

– Буду рад помочь вам, Гарольд, чем смогу, как только мы окончательно уверимся в успешности процесса гуманизации Флоримели.

Ши отвернулся, чтобы скрыть блеск в глазах. Зная, насколько упрямым способен быть Чалмерс, он даже и не пытался спорить. Но он тоже был достаточно неплохим психологом и подозревал, что вполне может оказаться и так, что принимать участие в трансформации Флоримели ему будет лучше на некотором расстоянии от Каренского замка.

– Послушайте, вы оба, – встрял Полячек. – Я тут ничуть не меньше могу пригодиться. Почему бы не показать мне, что это за магия и с чем ее едят?

– Я уже запланировал целый цикл бесед по данному вопросу, – заверил Чалмерс. – Начнем с основополагающих моментов, таких, как проведение различий между позитивно-прикладной магией и колдовством...

– А как насчет того, чтоб научить меня парочке добрых сильнодействующих заклинаний прямо не отходя от кассы? Чему-нибудь, что бы мне по жизни пригодилось? В солидную теорию можно углубиться и потом, тем более мне понятней будет после небольшой практики.

– Это было бы неверно с педагогической точки зрения, – ответил Чалмерс. – Вам следовало бы давно усвоить, что я не имею отношения к так называемым прогрессивистам, кои убеждены, что учащиеся сами выделят необходимое из материала, поданного в бессистемной и беспорядочной манере.

– Но... но... У меня есть одна причина...

– Неужели? – удивился Ши. – Интересно-интересно, что там могло зародиться в той штуковине, которую ты используешь в качестве мозга, Вотси?

– А вот это мое дело!

– Без признаний не будет и заклинаний.

– Вацлав! – произнес Чалмерс менторским тоном.

Несколько секунд Полячек боролся с противоборствующими стремлениями.

– Дело в той малютке, – решился он наконец, – танцовщице. Конечно, в обычной ситуации мне было бы глубоко плевать, – тут Ши хрипло расхохотался, – будем мы с ней встречаться или нет, но я вовсе не хочу стоять столбом перед этим толстым дураком и выслушивать указания, как жить дальше. И я решил, что ежели вы снабдите меня парочкой заклинаний, я смогу наложить на него...

– Нет! – хором выкрикнули Ши с Чалмерсом.

Доктор сказал:

– Мы и так уже, насколько мне представляется, оказались вовлеченными в... гм... достаточно серьезные сложности даже без дальнейшего ухудшения ситуации. Ей-богу не знаю, как, скажем, избежать назойливости Атланта в отношении того же заклятья на смерть в пределах замка.

– Здоровяк чего-то такое упоминал, – заметил Полячек. – Что это такое?

– Некогда на данное строение – насколько мне представляется, в момент его возведения – было наложено заклятье. Основной эффект его заключается в том, что если в его пределах будет иметь место факт насильственной смерти, здание разрушится. Не буду утомлять вас подробностями, кои фантастически запутаны. Поскольку предполагается, что обычно я более чем расположен содействовать Атланту, сейчас мне пришло в голову, что стоит нам снять это заклятье, как у нашего друга Руджера не станет более препятствий искрошить вас с Гарольдом на куски в порядке обычной фехтовальной тренировки.

– Этого тупого быка я нисколечки не боюсь, – проворчал Ши. – Пари держу, что в лучшем случае он знаком с фехтованием на мечах, если, конечно, и тем владеет прилично.

– А кто его знает? Как бы там ни было, я обязательно и сам обзаведусь каким-нибудь оружием. Хотя очень жаль, что наше с Атлантом дружеское сотрудничество движется к столь печальному концу. А кроме того, позвольте мне напомнить, что как женатый человек вы облечены определенной... гм... ответственностью.

Ши сник, почувствовав себя виноватым в том, что на несколько минут все же забыл, что женат.

– Я по-прежнему считаю, что вам следует преподать мне парочку заклинаний, – стоял на своем Полячек. – Я не стану превращать Руджера в болотную черепаху или что-нибудь в этом духе – обещаю, но у меня должны быть достаточные возможности на случай необходимой самообороны.

– Сумма знаний, полученных столь поспешно, вряд ли будет иметь большую ценность для самообороны, – твердо ответил Чалмерс. – Курс проведем так, как я уже наметил.

Полячек дернулся.

– До чего же вы оба мне надоели! Зануды! Я пошел к Атланту. Может он покажет трюк-другой.

Он вихрем вылетел вон, металлически бабахнув дверью.

Ши поглядел на Чалмерса с выражением глубокой озабоченности на длинной физиономии.

– Скажите, док, мне что, на веревочке его водить? Он тут уже почти сцепился с Руджером.

Чалмерс покачал головой.

– Я в равной мере сомневаюсь как в том, что Атлант сообщит нашему нетерпеливому юному другу достаточно магической информации, чтобы... гм... подвергнуть риску нашу безопасность, так и в том, что и Вацлаву, если уж до того дойдет, удастся нанести какие-то из ряда вон выходящие повреждения в сих пределах. Боюсь, что, скорее всего, у нашего хозяина просто составится несколько неблагоприятное впечатление о нашей... гм... репутации, кое он неминуемо вынесет после общения с нашим соплеменником. А теперь, если вы подсобите мне немного с этим вот тиглем, я закончу наконец смешивать свое зелье, и мы сможем отойти ко сну.

Эти последние слова вызвали в голове у Ши целую вереницу мыслей, что заставило его вглядеться в Чалмерса попристальней.

– Никак и впрямь омолаживаетесь, док?

Чалмерс вспыхнул.

– По-моему, это вполне объяснимо, особенно в свете моего... гм... несколько более активного образа жизни в последнее время. А потом, как понимаете, я тщательнейшим образом рассчитал рецептуру, никоим образом не желая в результате небрежности или передозировки превратиться в подростка.

Берясь за тигель, Ши гадко ухмыльнулся.

– Смотрите не просчитайтесь, док. Разве вы не в курсе, что говорит о подростках статистика?

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть