Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Железный замок The Castle of Iron
Глава 6

Было совершенно очевидно, что и вечеринка особо не прибавила Руджеру настроения, несмотря на то, что семеро девственниц-китаянок уделяли ему львиную долю своего внимания. Правда, Гарольд Ши пришел к заключению, что одного только воинственного громилу в этом винить нечего. Все было бы как во вполне приличном второразрядном варьете, если бы имелась возможность расположиться с большим комфортом, чего-нибудь выпить и покурить. Рид Чалмерс пораньше откланялся и удалился наслаждаться обществом Флоримели.

Танцевальная программа, между тем, продолжалась. Посреди очередного номера Руджер неожиданно поднялся.

– Во имя Аллаха! О дядюшка, не видывал я еще скучнее представленья! Уж печень моя даже сжалась, и желаю расширить я ее охотою на медведей в горах.

Атлант немедля прервал свою беседу с кем-то из многочисленных владык и принялся всплескивать руками, причем отнюдь не от отчаяния и беспомощности, а явно делая некие магические пассы. Однако на Руджера это не произвело ровно никакого видимого эффекта, поскольку он твердой поступью направился к выходу.

Расположившийся сбоку от Ши Полячек бросил: «Есть идея!», после чего вскочил на ноги и устремился следом. Похоже, что никто, кроме семи девиц, не обратил на это бегство особого внимания, даже Атлант продолжал преспокойно перешептываться со своим собеседником. Но как только номер подошел к концу, Ши почувствовал некоторое беспокойство: Полячек обладал слишком большим талантом влипать во всякого рода истории, чтобы можно было позволить ему слишком долго шататься по замку с какой-то непонятной идеей в голове.

Поэтому он тоже поднялся и потихоньку выскользнул в коридор.

Ни Руджера, ни коллеги в поле зрения не было. Ши пересек соседний зал и заглянул за угол, так и не обнаружив ничего примечательного. Он уже собрался было возвращаться, когда взгляд его остановился на боковом ответвлении коридора, в глубине которого виднелась какая-то дверь. Тусклый свет выхватил из темноты переплетенные меж собою пентаграммы, призванные охранять колдунов, которые имеют дело с дьяволами. Лаборатория самого Атланта!

Он быстро огляделся по сторонам. Сам колдун сейчас наверняка занят, а если и пойдет кого искать, так в первую очередь Руджера. Ши подступил к меченой двери. Ничего похожего на ручку: не двинулась она и когда он навалился на нее плечом. Вне всяких сомнений, заперта при помощи каких-то волшебных чар, но теперь он уже достаточно разбирался в магии, чтобы справиться с ситуацией. Сняв чалму, он выдернул из приделанного к ней спереди плюмажа несколько жестких щетинок, оторвал от каймы своей абы* [16]аба (джеллаба) – длинное восточное одеяние. нитку и связал щетинки между собой в виде креста. Поднеся его к двери, он прошептал:

Пентаграммы тут, и пентаграммы там,

Немедленно исчезнуть приказываю вам!

Шемхамфораш!

Он замер, уповая на то, что за дверью не окажется какого-нибудь василиска на страже.

Так и оказалось. Помещение было гораздо длиннее, а потолок ниже, чем представлялось снаружи. Перегонные кубы, реторты и прочие магические приспособления аккуратно выстроились в ряд на длинном столе сбоку, тускло отблескивая в голубоватом фосфоресцирующем свете, который отбрасывали глаза совы и крокодила, разместившихся на двух шкафах. Животные были, к счастью, совершенно неподвижны и, очевидно, представляли собой нечто вроде аварийной системы освещения покоев Атланта – системы, пока не получившей широкого распространения среди дизайнеров по интерьеру. В следующем шкафу, разделенном на небольшие отсеки, сплошными рядами выстроились книги. К каждому из отсеков был прилажен ярлычок с надписью.

Названия самих книг, написанные на корешках, Ши долго и безуспешно пытался разобрать, пока не пришел к выводу, что в данном пространственно-временном континууме он вряд ли сумеет читать по-английски, или на каком там языке были напечатаны книги, без специальных инструкций. С ярлыками на свитках он справился быстрее: «Принципы магические с примененьем сил зла»; «Яды и отравы натуральные»; «Законные имена Аллаха»; «Тысяча ходовых проклятий»; «Ковры волшебные джиннов меньших»; «Способы чудодейственных превращений Аль-Касиба»...

Ага, а вот, похоже, и то, что надо. Ши вытащил свиток и торопливо просмотрел его в свете звериных глаз. Сама по себе теория, судя по всему, проработана не хуже, чем у Чалмерса, только вот насчет практического применения не сказано ничего или практически ничего. Как и следовало ожидать, при беглом знакомстве не обнаружилось ни оглавления, ни указателя, а стиль изложения оказался столь тяжеловесным, что для извлечения чего-либо путного понадобилась бы по меньшей мере неделя работы.

Ши сунул свиток обратно в тубус и перешел к оставшейся части комнаты.

Если колдун и впрямь задумал трансформировать Флоримель в пресловутую «воинственную деву», обязательно должны были остаться какие-то следы его опытов. Однако ни в одном из аппаратов не обнаружилось и следа фильтра, а обширный дубовый стол с изрезанной крышкой был девственно чист. Атлант чародей аккуратный. Где же он может держать свою записную книжку? Неподалеку от стола стоял табурет, а чуть подальше – низенький шкафчик, встроенный в стену. Подобно входной двери, никаких ручек на его дверцах не наблюдалось, и, приблизившись. Ши обнаружил, что спереди на него тоже нанесены пентаграммы. Правда, при первом же касании дверцы тут же распахнулись, и Ши твердо уверился, что его контрчары действительно способны преодолеть любые преграды, с которыми можно столкнуться в пределах замка. При мысли о том, что появись вдруг в округе какие-нибудь шайтаны или ифриты, которым теперь ничего не стоит проникнуть в замок и очень весело провести время, он даже приглушенно фыркнул.

Шкафчик оказался довольно глубоким. Ящики были до упора задвинуты, а прямо передними висела сабля в ножнах, прицепленных за крючок. Клинок наверняка был заколдован, но на этот случай имелось противодействующее заклятье. Ши протянул было руку к выдвижным ящикам, дабы изучить их содержимое, как вдруг до слуха его донесся чей-то едва слышный голос, приказывающий двери открыться. В один миг Ши сдернул с крючка саблю и застыл на четвереньках под прикрытием большого стола, который, к счастью, украшали почти доходившие до пола резные панели.

Дверь распахнулась. Из своего укрытия Ши не мог ее видеть, но свет из коридора на мгновение отбросил на противоположную от двери стену тень головы бабуина. Пришелец оказался одним из слуг Атланта, причем, как назло, наименее аппетитным представителем всей его шайки.

На миг он нерешительно застыл в дверях, точно так же, как недавно и сам Ши. Затем, прикрыв за собой дверь, уверенно двинулся к книжным полкам. И вдруг в комнате стало тихо – слишком уж тихо. Ши слышал, как тот принюхивается. Вот снова принюхался, пофыркивая, как игрушечный моторчик. У него, конечно, куда более чуткое обоняние, чем у человека. Слуга направился к столу, на котором стояли тигли, повторяя пройденный Ши путь. Ступни его едва слышно погружались в ковер. Ши представил, как бабуинское рыло повернется к нему, и тогда... Он подобрался и перенес вес тела на другую сторону, а освободившейся рукой взялся за ножны, в которых по-прежнему скрывался клинок, прикидывая, как будет выхватывать его в решительный момент.

Бабуиноголовый тем временем уже приблизился к противоположному краю стола: пуф-паф, пуф-паф, в гнетущей тишине это звучало громче, чем работающий паровоз.

Внезапно в замок, не встретив никаких препятствий, ворвались силы ада.

Под сводами залов разнесся дикий рев и трезвон. Бабуиноголовый на мгновение замер, после чего почти бесшумно пронесся к двери и был таков. Ши заставил себя сосчитать до семи и только после этого вскочил на ноги и кинулся к двери. Слуга уже скрылся за углом, и торопливые шаги его все еще отдавались металлическим лязгом.

Ши повернул в сторону гостиной, откуда доносился шум, лишь ненадолго задержавшись в боковом тупичке, чтобы прицепить саблю на ремень под своей просторной абой. Это несколько придало ему уверенности.

Оказавшись в гостиной, он понял, что шум слышится откуда-то с другой стороны. Он быстро сбежал по длинной винтовой лестнице и в самом низу, у площадки углядел Атланта и всех его гостей. Вооружившись саблями, дубинами и даже музыкальными инструментами, те преследовали волка с доброго телка размером. Волк кинулся прямо на Ши, правда, поджав хвост и вид имея глубоко несчастный.

Ши попытался увернуться, потом вспомнил про саблю, но, прежде чем он успел ее выхватить, зверь оказался уже совсем рядом. Но вместо того, чтобы с ходу вцепиться ему в горло, волк неожиданно брякнулся оземь и перевернулся кверху брюхом, заерзав спиной по железному полу. При этом, болтая в воздухе лапами, он исторгал совершенно не волчье «Гав-гав! Гав-гав!» Потом он опять перевернулся, прильнул к полу и облизал Ши ботинки.

– Эй, погодите-ка минуточку! – бросил Ши толпе преследователей, все еще старающихся уязвить зверя. – Волк-то странный какой-то! Хочет, чтоб его погладили. Атлант, не желаете на него взглянуть?

Чародей отшвырнул отобранную у кого-то из музыкантов лютню и приблизился.

– И впрямь весьма необычайное существо, настоящее чудо из чудес! Не подвинешься ли малость, сэр Гарольд?

Он наклонился и в упор посмотрел животному прямо в глаза. То испустило стон.

– Нет бога, кроме Аллаха! Наверняка это оборотень. О владыки мои, не в счастливый час занесло явленье сие в Карену! – При этих словах он для большей выразительности дернул себя за ворот и даже слегка надорвал его. – Теперь должен я призвать все уменья свои, дабы вызнать, как проникла тварь эта чрез нашу защиту. Нет сомненья, работа это того христианского колдуна, паладина Маладжиджи, отпрыска борова и суки, хоть и слыхал я, что заточен он в темницу в Альбракке.

Он огляделся по сторонам.

– Владыки мои, следует отыскать нам теперь клинок серебряный, дабы кто-то из вас поразил сие страшилище. Сам я, чародеем будучи, не могу этого учинить.

Серебряного клинка, конечно, под руками не оказалось.

– О величайший из волшебников, – посоветовал Марджин, – может, насыпать нам серебряных монет в деревянную дубину да забить его до смерти?

Волк жалобно завыл. Чалмерс, который высунулся из своих покоев на весь этот шум и гам, подошел как раз в тот момент, когда прозвучало это остроумное предложение. Он тоже решил вставить словечко:

– Кхе-гм... А не будет ли... гм... разумней попытаться сначала расколдовать это животное? Насколько я понимаю, тогда оно лишится любой своей неуязвимости.

Атлант отвесил поклон.

– О благословен тот час, что свел с нами сына отца твоего, сэр Рид! Ничто иное это, как чистая правда. В таких делах я перед тобою что посох, увязший в песке! Так учини же то, что задумал, во имя всех нас!

– Хм... Будь тут у нас немного святой воды, все было бы... гм... значительно проще, но я попытаюсь.

Чалмерс отвернулся, ухватился за подбородок и погрузился в раздумья.

– Я далеко не уверен в адекватности данной просодии* [17]Просодия – часть учения о стихе, касающаяся соотношения слогов (по ударности, долготе или высоте). применительно к данному случаю, но все же посмотрим:

Волк, волк, волк с горы ледяной,

Волк несчастный;

Заклинаю тебя я водою живой —

Сгинь тотчас же!

Он быстро шевельнул пальцами. Волк содрогнулся и тут же обернулся извивающимся на полу Вацлавом Полячеком, в одежде и всем прочем.

– Святой Венчеслав! – всхлипнул тот, подымаясь. – Чуть человека не ухлопали! Вы меня просто до смерти напугали! Почему вы от меня не отцепились, когда я сказал, кто я такой?

– Ничего ты нам не говорил, – возразил Ши.

– Да говорил же? Только и твердил: «Господи, Гарольд, это же я, Вотси!» – так же четко и ясно, как и всегда!

– Может, какой другой волк тебя и понял бы, но только не мы, – ответил Ши. – Как это ты ухитрился вляпаться в такую историю? Ты что, столкнулся с этим Маладжиджи, о котором Атлант рассказывал?

По толпе гостей пронесся согласный ропот, а глазки Атланта подозрительно забегали.

– Ну... – заговорил Полячек, которому пришлось откашляться раз-другой, прежде чем слова полились из него без задержки, – в общем, дело было так. Руджер не такая уж сволочь, как вы про него думаете. Ему захотелось поохотиться, или не знаю чего там еще, и мы насчет этого поболтали, только он говорит, мол, не знаю, как выйти, там на дверях чары какие-то, а я говорю, будь спок, в волшебстве я малость соображаю, так что вниз мы вместе пошли, и гляжу – информация у него верная, дверь ни туда, ни сюда. И тут, понимаешь, я как раз вспоминаю про те соматические пассы, что док нам показывал, начинаю делать, и, ребята, не поверите – дверь бах, и распахивается!

Он примолк. Ши слегка вздрогнул, тут же понадеявшись, что Атлант этого не заметил.

– Продолжайте, Вацлав, – сурово проговорил Чалмерс.

– Ну, в общем, я решил, что и впрямь научился колдовать до такой степени, что сумею... м-м... заполучить обратно ту крошку... знаете, ну ту самую, с которой вы собирались меня познакомить, – обратился он к Атланту. – Так что я быстренько выдумал коротенькое заклинаньице, прям как вы учили, только почему-то превратился в волка. Мне очень жаль, что наделал вам столько неприятностей.

– Должно быть, сработало твое славянское происхождение, – предположил Ши. – У чехов навалом сказок с волками-оборотнями, и вот...

Он не заметил, что над их головами уже давно собираются тучи. И вот грянула буря.

– Сукин сын! – заорал Атлант на Полячека. – Где надежда рыцарства нашего, представителе благороднейший рода, что достойней твоего в десять тысяч раз?

– Ну я же сказал, что он пошел немного поохотиться, – сказал Полячек. – Сказал, к утру вернется, чего-нибудь притащит.

На сей раз Атлант на полном серьезе замолотил себя по груди.

– О горе мне! Чары разрушены! – Он резко развернулся к троим американцам. – А что же до вас, псы христианские, что плели против меня заговор руками прислужника своего и поедали при этом хлеб мой и соль, то не заслуживаете вы иной участи, кроме как со шкурой ободранной закопанными быть в навозе свинячьем!

– Алле, папаша! – воскликнул Ши, подскакивая к Атланту и хватая его за рукав. – В нашей стране за такие выражения морду бьют! Если будешь выступать...

– Гарольд! – окликнул его Чалмерс. – Позвольте-ка лучше мне уладить это дело. Нам не следует...

– Не следует ничего с этой сволочью делать, кроме как отвесить хорошего пинка под зад! Вы что, забыли, что он затевает?

– Успокойтесь же, Гарольд, – сказал Чалмерс. – Вы меня уже достаточно подробно проинформировали. Я вполне в состоянии защитить... гм... и себя, и юную леди в любой необходимой степени.

Атлант уже слегка поостыл и выглядел теперь просто рассерженным.

– О колдуны злосчастные! Знайте же, что замок сей создан благодаря ремеслу, в коем нет мне равных, и в стенах его располагаю я могуществом таким, что превратить вас в навозных жуков сумею раньше, чем даже пальцами щелкну! Лишь во имя Аллаха всемогущего и милосердного желаю я сохранить вам жизни, несмотря на ущерб, что причинили вы мне, ибо не зря говорится, что раз в жизни муж справедливый может милосердие предпочесть правосудию, не подвергая сомненью надежды свои на райские кущи!

Он вытянул обе руки, прикрыл глаза и высоким голосом прокричал:

– Бешем хармот вахриман тезовев ха-эщ, ашер анена эш, эт метсудат хабзитель!

Послышался какой-то шипящий гул, словно в соседней комнате заработал электрический вентилятор. К Атланту вновь вернулась его приклеенная улыбка, равно как и манера отвешивать поклоны.

– Смотрите же, о сотоварищи мои по благороднейшему из ремесел – если проникнете вы взорами своими за стены замка, то узрите, что со всех сторон окружен он отныне сплошною стеной огня, что менее чем за минуту барана целого зажарить может. Попытка преодолеть ее даже для сильнейшего из людей ничем иным, как смертью лютой завершится. Сделай леди Флоримель, что и человеком, и не человеком при том является, попытку такую, останется не более от нее воспоминаний, чем пара над чашкой кофейною. Милосердие же мое милостивое простирается столь далеко, что огонь сей немедленно исчезнет, как только искусством своим вернете вы владыку Руджера назад, и вдобавок к тому одарю я вас мешками, драгоценностями набитыми, что с трудом унесут на плечах своих трое. Да пребудет с вами единый истинный бог во время медитаций ваших!

Он снова отвесил поклон и повернулся к ним спиной. Все присутствовавшие при том владыки угрюмо оглядели нашкодившую троицу (все, за исключением Аудибрада, чьи симпатии, исходя из того факта, что он изо всех сил старался не улыбнуться, были на другой стороне), и Чалмерса прошибла дрожь.

– Я... гм... далеко не уверен в достаточной презентативности своих разработок в области телепортации материальных объектов, ряд специфических моментов в коих...

– Тс-с! – перебил его Ши. – Не выйдет с магией, так я попробую как-то выбраться отсюда и буду сам его искать. Будьте спокойны – даже брови себе не опалю.

Атлант, слух у которого, похоже, был поострей кошачьего, обернулся.

– Знай же, юнец опрометчивый, – предостерег он, – что пламя сие выжечь способно даже мозг из костей твоих. Однако поистине высказал ты то, о чем сам я не подумал: может и впрямь проще перенести Жемчужину Востока в сии пределы, коли искать его не одним лишь искусством магическим, но и глазами человечьими. Да и только за счастье сочтет сын брата моего возможность глотку тебе разрезать от уха до уха за пределами сих стен. Так что иди помогу я тебе преодолеть пламя невредимым?

– Я с тобой, – подал голос Полячек. Выражение его лица совершенно ясно говорило, что он никак не рассчитывает на хорошее времяпрепровождение в замке после своей авантюры с оборотнем.

– Идите же тогда, и не будет вам от Аллаха ни спокойствия, ни жизни долгой, коли не вернете домой мне племянника!

Он снова повернулся к ним спиной, на сей раз окончательно.

Ши заметил на себе пристальный взгляд Чалмерса. Наконец доктор проговорил:

– Неужели, Гарольд, вы взялись разыскивать Руджера только ради Флоримели и меня?

Ши ухмыльнулся.

– Считайте это официальной точкой зрения, док.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть