Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора The Hammer of Thor
Глава XII. Самира и Магнус Р-А-З-Г-О-В-А-Р-И-В-А-Ю-Т, сидя на дереве

Едва первые толпы эйнхериев потянулись к выходу из трапезной, я заметил, что Самира улетает.

– Эй! – попытался остановить я ее, но окрик мой потонул в общем гвалте.

Сорвав с цепочки кулон, я оживил Джека.

– Лети за Сэм, ладно? Передай, что мне надо срочно поговорить с ней.

– Есть вариант куда лучше. Только держись покрепче за рукоятку, – ответил он.

– Мы полетим за ней вместе? Ты сможешь?

– На короткие расстояния, да, – подтвердил мой меч. – Эта опция обозначена в инструкции для владельца.

– Джек, к тебе нет никакой инструкции, – пресек я его болтовню.

– Тогда просто держись покрепче, – повторил он. – И, естественно, после того, как ты снова меня превратишь в кулон…

– Я почувствую себя так, будто самостоятельно летал по воздуху. – Не было для меня давно в этом никакой тайны. – Ну, упаду без сознания или еще что-нибудь такое. Отлично. Поехали.

Летать компанией Джек-Эйр оказалось не слишком изящным занятием. Представьте себе чувака, который вцепился двумя руками в свой меч. Рожу перекосило от напряжения, ягодицы поджаты, ноги болтаются в воздухе. Прямо скажем, ничего общего с супергероем или валькирией. Где-то на высоте двадцатого яруса у меня с ноги сбило воздушной волной кроссовку, потом пару раз едва не разжались пальцы, а в остальном полет проходил нормально, и опыт полезный.

Наконец мы почти поравнялись с Сэм.

– Эй, справа по борту, – позвал я ее.

Она обернулась, зависнув в воздухе.

– Магнус! Что ты здесь делаешь? О, Джек! – заметила она мой самолет. – Как дела?

– Нормально, – с натугой прохрипел он. – Только нельзя ли где-нибудь приземлиться по-быстрому? А то этот чувак все же немного тяжеловат.

Мы в темпе приземлились на ближайшую ветку дерева Лерад, и я первым делом рассказал Сэм про козлоубийцу, который прятался среди листьев. Она полетела предупредить остальных валькирий. Джек было принялся в ее отсутствие исполнять «Hands to myself», но, к счастью, Сэм почти тут же вернулась, и он заткнулся.

– Меня это очень тревожит, – сказала она.

– Вполне разделяю. – Я усмехнулся. – Джек мой отнюдь не Селена Гомес.

– Ну тебя, – отмахнулась Сэм. – Я имею в виду козлоубийцу. Он бесследно исчез. Охрана обшарила весь отель, но нигде его не нашла.

– Могу я песню теперь допеть? – спросил Джек.

– Нет! – запротестовали хором мы с Сэм.

Я чуть было вообще не превратил Джека обратно в кулон, но вовремя спохватился из опасения, что тогда сразу вырублюсь этак часов на двенадцать.

Сэм уселась рядом со мной на ветке. Мы глянули вниз. Трапезную покидали последние участники пира. Среди них я увидел своих друзей по девятнадцатому этажу. Ти Джей, Хафборн и Мэллори шли к выходу вместе с Алекс, ни на минуту не выпуская ее из поля зрения. Трудно было наверняка сказать, чем была вызвана столь трогательная опека. Дружескими чувствами или опасением, как бы она по пути в номер кого-нибудь не убила?

– Я знаю, что ты насчет нее сомневаешься, – словно прочла мои мысли Сэм. – Но она правда заслуживает здесь быть. Сама ее гибель… – Она помолчала. – Короче, я совершенно уверена в ее героизме. Не меньше, чем в твоем, Магнус.

Замечательный аргумент. Но так как я сам был не слишком уверен в собственном героизме, слова Сэм не лишили меня сомнений.

– Как твой глаз? – напомнил ей я.

– Это как раз совершенная ерунда, – коснулась пальцами синяка она. – Алекс попросту сорвалась. Уж можешь поверить мне. В тот момент, когда я впервые касаюсь руки человека, которого отвожу в Вальгаллу, мне открывается его душа.

– Значит, моя душа тебе тогда тоже открылась? – покосился с усмешкой на нее я.

Сэм фыркнула:

– Нет, у тебя там было слишком темно. Ни зги не видать.

– А, как она тебя! – воскликнул Джек.

– Мне вот интересно, есть ли такая руна, которая вас обоих заставит заткнуться? – счел я за лучшее прекратить обсуждение моей темной души.

– Алекс просто была раздражена и испугана, – сказала Сэм. – А я слишком поздно разобралась в причине. Только уже когда сюда доставила. Она боялась, что, став эйнхерием, навечно застрянет в одном гендере. А ей страшно этого не хотелось.

– Ну, теперь вроде ясно, – без особой уверенности пробормотал я. – Хотя не совсем.

А что еще можно было сказать по этому поводу? Сам-то я как-то жил с момента рождения в данном мне от природы поле, не ощущая по сему поводу ни малейшего дискомфорта. Что же должна была в этом плане чувствовать Алекс? Сделав некоторое усилие над своей психикой, я попытался представить себя на ее месте, и мне почему-то тут же пришла на ум мисс Манглер, которая походила на печально известного доктора Менгеле не только звучанием фамилии, но и взглядом на жизнь. Я у нее учился во втором классе школы и, хотя был от природы левшой, эта добрая преподавательница, приклеив намертво скотчем к столу мою левую руку, заставляла меня писать правой. «Магнус, так нужно, – твердила она, пока я, закованный скотчем, трясся от ужаса. – Потерпи, и привыкнешь». О, как же тогда, все узнав, разъярилась на нее моя мама!

Сэм вздохнула:

– Признаться, у меня мало опыта с…

– Арграми? – радостно встрепенулся в моей руке Джек. – Да они просто отличные! Вот как-то мы с Фреем…

– Джек! – жестким голосом перебил его я.

– Ладно, – тускнея рунами, отозвался он. – Посижу уж и дальше неодушевленным.

Сэм рассмеялась. Сброшенный с головы хиджаб висел у нее на шее, и ее длинные темные волосы рассыпались по плечам. В Вальгалле она часто себе позволяла подобную вольность, считая отель своим вторым домом, а эйнхериев и валькирий частью своей семьи. Несколько раздражало в этом одно: сброшенный с головы, этот платок из зеленого шелка начинал тут же переливаться, включая и выключая свои волшебные свойства, в результате чего шея и плечи Сэм то исчезали из вида, то вновь появлялись.

– Но разве тебя саму не тревожит Алекс Фьерро? – решил выяснить я. – Ты ведь религиозна, ну и все такое прочее, а она, как-никак… трансгендер.

Сэм иронически изогнула бровь.

– Религиозность моя и все такое прочее побуждает меня тревожиться здесь из-за многого. – Рука ее описала в воздухе круг. – Знал бы ты, сколько сомнений и внутренних мук мне пришлось испытать, когда выяснилось, что мой отец… ну, ты сам понимаешь… До сих пор не могу принять для себя, что древнескандинавские боги действительно боги. Я считаю, это просто могущественные существа, часть из которых приходится мне невыносимыми родственниками. Но создал их, как и все остальное на свете, единственный бог – Аллах.

– Сэм, а ты не забыла, что я атеист? – заходил у меня уже ум за разум от этих ее рассуждений.

– Звучит, как в том анекдоте, – улыбнулась она. – Попали однажды атеист и мусульманин в жизнь после смерти, но тут выяснилось, что она для язычников. Словом, трансгендерность Алекс – самая меньшая из моих проблем. Меня куда больше волнует, насколько сильна ее связь с нашим общим отцом. – Сэм провела пальцем по линии жизни у себя на ладони. – Понятно ли ей, что, так часто меняя облик, она впадает в зависимость от силы Локи? А ему нельзя давать власти больше, чем уже есть.

Я уже слышал от Сэм приблизительно то же, когда она объясняла мне, почему только в крайних случаях прибегает к оборотничеству. Мне лично кажется, что она это зря. Обладай я сам подобной способностью, каждые две минуты бы превращался в огромного белого медведя, доводя окружающих до медвежьей болезни.

– Какую конкретно власть ты имеешь в виду? – захотелось выяснить мне.

– Забудь, – отвела взгляд в сторону Сэм. – Я полагаю, ты так стремительно полетел вслед за мной не для беседы об Алекс.

– Зришь в корень, – подтвердил я и принялся ей рассказывать обо всем, что случилось на поле боя. Драконы. Локи в безвкусном смокинге, оккупировавший мою голову и пригласивший на свадьбу. Трим – великан с голосом, как у моржа, владеющий баром, продающий там самые омерзительно пахнущие маринованные огурцы во всем Йотунхейме и намеренный сыграть свадьбу с Сэм…

Джек тоже еще не слышал кое-каких подробностей этой истории, поэтому, несмотря на свое обещание посидеть неодушевленным предметом, то и дело выкрикивал: «Да ты шутишь!» – как в подобающих, так и в не совсем подобающих моментах.

Наконец я умолк. Сэм тоже молчала. На меня чуть повеяло холодом, как бывает, когда из висящего рядом с вами кондиционера вдруг вытечет фреон.

Внизу, под нами, заступила на вахту команда уборщиков трапезной. Вороны поднимали тарелки и чашки, а свора волков, доев остатки еды, тщательно вылизывала пол. Мы здесь, в Вальгалле, очень печемся о гигиене.

– Я собиралась тебе рассказать, – нарушила молчание Сэм. – Все случилось так быстро. Прямо как обрушилось на меня.

По щеке ее покатилась слеза. Она ее быстро стерла ладонью. Никогда еще не видел Сэм плачущей. Мне так хотелось ее обнять. Ну, или хоть по плечу ободряюще хлопнуть, однако она просто на дух не выносила физических контактов. Даже от тех, кто, подобно мне, мог по праву считаться членом ее обширной вальгалльской семьи.

– Значит, ты именно это имела в виду, когда сказала мне в «Мыслящей Чашке», что Локи влез в твою личную жизнь? Пришел к твоим дедушке с бабушкой и к Амиру?

– Он им дал три приглашения. – И Сэм протянула мне точно такой же зеленый прямоугольник с надписью золотым курсивом, как Локи засунул в карман дяде Рэндольфу.

Несравненный Локи,

а также некоторые другие лица

приглашают Вас отпраздновать с нами

свадьбу

САМИРЫ АЛЬ АББАС БИНТ ЛОКИ

И

ТРИМА – СЫНА ТРИМА – СЫНА ТРИМА

когда:

пять дней спустя

где:

будет сообщено позже

зачем приходить:

потому что это лучше, чем Судный день.

Подарки приветствуются.

После церемонии состоятся танцы и дикие языческие жертвоприношения.

– Дикие языческие жертвоприношения? – обалдело уставился я на Сэм.

– Можешь вообразить, как это понравилось моим бабушке с дедушкой, – возмущенно произнесла она.

Я снова взглянул на текст приглашения. Слово «когда» неожиданно замигало, после чего слово «пять» превратилось в «четыре», а слово «где» подернулось голографической пеленой, словно под ним должен был вот-вот появиться какой-то конкретный адрес.

– А ты не могла им сказать, что это просто злая шутка?

– Нет, – покачала головой Сэм. – Ведь отец мой лично это доставил.

Я представил себе, как Локи сидит за столом в доме у Аль Аббасов, попивая неспешно чай из прекрасной чашки с золотой каймой. Лицо Джида делается все красней и красней. А Биби, кипя от ярости, пытается из последних сил сохранять величественную позу, хотя из-под ее хиджаба готов уже вырваться пар.

– Локи им все рассказал, – продолжала Сэм. – И как познакомился с моей мамой, и как я стала валькирией. А потом заявил, что выбор для меня мужа – исключительно его дело. Мол, он, мой отец, уже все организовал и они не имеют права ему мешать.

– А приглашение-то, замечу, очень красивое, – просиял рунами Джек.

– Тебе что было сказано? – прорычал я.

– Ладно, ладно, – немедленно стушевался он. – Остаюсь неодушевленным.

– Но бабушка с дедушкой-то, надеюсь, не согласились выдать тебя за великана?

– Они совершенно растеряны и вообще не знают, что делать. – Сэм, взяв у меня из рук приглашение, кинула на него столь свирепый взгляд, словно надеялась таким образом превратить его в горстку пепла. – У дедушки с бабушкой были и раньше определенные подозрения по поводу Локи. Я ведь уже говорила тебе: многие поколения моей семьи связаны с древними богами, которых чем-то привлекает наш род.

– Добро пожаловать в наш клуб, – пробормотал я.

– Но Джид и Биби, пока не явился Локи, даже представления не имели, как далеко все зашло, – с досадой проговорила Сэм. – А самым обидным им показалось, что я скрывала от них свою жизнь валькирии. И Амир… – Она осеклась, и на глаза ей вновь навернулись слезы.

– На том видео в трапезной, где Амир у вас вместе с отцом. Они к вам пришли, и ты им пыталась все объяснить? – спросил я.

Она кивнула, нервно теребя в пальцах уголок приглашения.

– Мистер Фадлан не в курсе, что происходит. Ему кажется, что у нас с Амиром просто произошла какая-то размолвка. А вот Амир… Короче, он абсолютно все от меня сегодня узнал, и я обещала ему, что никогда в жизни не соглашусь на такое безумство, как выйти за Трима. Правда, не знаю, воспринял ли Амир мои слова всерьез? Вдруг ему показалось, что я просто сошла с ума?

– Что-нибудь придумаем, – постарался как можно бодрее произнести я. – Никто тебя не заставит насильно выйти замуж за великана.

– Ты недостаточно хорошо знаешь Локи, – покачала головой Сэм. – Он может разрушить всю мою жизнь. И он уже делает это. У него есть возможности… Дело в том… Он решил… – Голос ее срывался. – Считает себя единственным, кто в силах вести переговоры по поводу молота Тора. Представления не имею, какую цель он преследует в этой сделке, но уверена: ничего хорошего ждать от него нельзя. И единственный способ ему помешать – первыми найти молот.

– Тогда именно это и сделаем, – сказал я. – Нам ведь теперь известно, что он у этого Трима. Значит, надо идти и забрать его. Или просто расскажем Тору, и он по нашей наводке все сделает сам. По-моему, так даже лучше.

– Все не столь просто, сеньор, – прогудел, засиявши рунами у меня на коленях, Джек. – Даже если вы отыщете крепость Трима, не рассчитывайте, что он держит там молот. Не настолько он все-таки туп. К тому же это земляной великан, а значит, мог закопать его где угодно.

– Курган Твари, – сказала Сэм.

– В Провинстауне, – добавил я. – Считаешь, что это лучший для нас вариант, даже в том случае, если козлоубийца врал и нас там ожидает ловушка?

Сэм глянула сквозь меня в какую-то только ей понятную даль, где, вероятно, поднялся вверх ядерный гриб от бомбы, которую Локи сбросил на ее будущее.

– Я вынуждена попытаться, Магнус, завтра же утром.

Идея ее меня совершенно не вдохновляла, но лучшей я предложить не мог.

– Ну что ж, решено, – только и оставалось произнести в ответ мне. – Ты с Хэртом и Блитцем уже связалась?

– Они встретятся с нами на мысе Кейп-Код. – С этими словами Сэм скомкала свадебное приглашение и, прежде чем я успел сказать, что, возможно, оно нам еще зачем-нибудь пригодится, кинула его вниз воронам и волкам. – Встречаемся сразу же после завтрака, – уточнила она. – И захвати обязательно с собой куртку. Иначе замерзнешь в полете.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть