Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Математика волшебства The Mathematics of Magic
Глава 9

Где-то через час безостановочного полета показалась широкая поляна. Ши углядел крошечный садик, домик под соломенной крышей и палисад из заостренных кольев, который кольцом окружал все это хозяйство. Он заложил вираж и потихоньку пошел на снижение.

Из леса появился какой-то человек и через ворота прошел за ограду. Ши успел мельком заметить багровую физиономию и черную бороду, прежде чем скользящая по траве его собственная тень не заставила того поднять взгляд.

Человек тут же кинулся в домик, словно за ним гнались все силы ада. В тот же момент оттуда выскочили две закованные в доспехи фигуры. Щит одной из них был украшен черно-серебряным ветряком сэра Кэмбелла.

Ради ясеня с дубом и тиса,

Опустись из заоблачной выси —

Так же мягко и так же свободно,

Как бы листик сухой опустился!

Тут Ши понял, что избрал далеко не лучший способ снижения. Метла опускалась и впрямь достаточно медленно, но требование изображать опадающий сухой листок поняла чересчур уж буквально, принявшись бестолково кружиться и переворачиваться в воздухе. Домик, лес и поджидающие рыцари слились в одну размытую вращающуюся кляксу.

Наконец Ши почувствовал под ногами землю и обалдело пошатнулся.

Артегаль взревел:

– Пресвятая дева, тот самый чародейский прислужник!

Вжик! – вылетел из ножен его меч.

– Вот ты-то мне и нужен... – начал было Ши.

– Не сомневаюсь! – Его жестокий смех больше напоминал собачий лай. Но не рассчитывай больше применить на мне волшебные свои фокусы! Есть у меня защита, и посильней она всего, на что ты способен!

Он потряс мечом и занес его над головой.

– Да погоди ты минутку! – завопил Ши. – Сейчас я все объясню, честно...

– Объясняй дьяволам в аду, где ты вскоре окажешься!

* * *

В этот момент из хижины вышли Бритомарта с Камбиной. Ши лихорадочно соображал – то ли мчаться к ним, то ли пытаться раскочегарить метлу, то ли... А это еще что? На грудном панцире Артегаля, когда он повернулся к утреннему солнцу, проступили какие-то смутные очертания. Подобные следы могли оставить припаянные дубовые листья из меди – после того, как их сорвали с металла доспехов.

– Эй! – воскликнул он. – Это не ты показался на турнире у Сатирана в дубовых листьях и выиграл второй приз – но не остался, чтоб его забрать?

– А! А откуда знать тебе... Что ты там мелешь, прохвост?

– Что слышал. Ты дрался на вызывающей стороне, а Бритомарта вышибла тебя из седла, точно?

– Сказано это... э-э... – Артегаль нацелил свой мрачный взгляд на Бритомарту. Та не без вызова ответила ему тем же.

– А ну-ка, добрые друзья, – вмешалась Камбина, – только без размолвок! Я подтверждаю, что и впрямь то был сэр Артегаль, поскольку проникла я за маскарадную его личину. Давай, Артегаль, признавайся – не укрыть тебе солнца на дне ведерка!

– Очевидно, придется, – проворчал Артегаль. – Желал я только лишний раз убедиться, так ли силен я, как думаю, и поглядеть, действительно ли полетят с коней рыцари, противостоять вздумавшие юстициарию царицы!

Он повернулся к Бритомарте.

– Хорошо же обошлась ты со своим будущим мужем, миледи!

Ши перехватил взгляд Бритомарты и принялся неистово подмигивать. Та перевела на Артегаля взор, способный расплавить гранит.

– О милый мой лорд, если б я только знала! И все же можешь не стыдиться ты этого единственного поражения, ибо сразу две вещи были тому причиной – заколдованное черное копье мое и то, что лошадь твоя споткнулась. Ни одна из них в отдельности не сыграла бы столь роковой роли! – Она потянулась к его закованной в броню ручище. – Когда сыграем мы свадьбу, оставлю я тебе все эти драки да турниры!

Кэмбелл с Камбиной ошарашено уставились сначала на Бритомарту, а потом друг на друга. Взгляды их ясно говорили, что такого за ней раньше не водилось. Ши с трудом подавил ухмылку. Мускулистая блондинка училась на удивление быстро.

Артегаль стыдливо улыбнулся.

– Право же, дражайшая моя дама, истинно великую жертву принести ты желаешь! Не ведал я, что таковы твои намеренья. – Голос его внезапно окреп.

– Но что делать будем с сим юным негодяем?

– Никакой он не негодяй, – отозвалась Бритомарта, – а честный и верный оруженосец, который верой и правдой присягнул служить мне и царице.

– Тогда что же он парит в небесах, словно жук какой или ведьма? Нет, из племени он колдунов...

– Ничего подобного, – вмешалась Камбина. – Магия у него белая, равно как и моя, и искусство мое говорит, что поведает он правду, ежели ты позволишь.

Артегаль нахмурился, но спросил:

– Что за правду может он поведать?

Ши быстро выложил свою историю, пока не возникли новые аргументы.

– Гарантирую я, что все это сущая истина, – подтвердила Камбина, – и грозит Бельфебе смертельная опасность.

– Тогда чего ж мы стоим здесь и треплем языками? – взорвался Артегаль. – Хо, дровосек! Мы уезжаем. Провизии и коней для всех нас, да пошевеливайся!

Ши пришлись несколько не по вкусу подобные манеры кавалера, но он чувствовал, что любые комментарии окажутся здесь не к месту, поэтому просто спросил:

– Собираешься созывать войско?

– Нет, не собираюсь. Слишком уж время поджимает. Придется полагаться нам лишь на доброе свое оружие да на магию Камбины. Струхнул, что ли?

– Еще чего!

– Да ты крепкий молодчик! – Морщины на лбу Артегаля слегка разгладились. – Справедливости ради признать я должен, что был не прав я.

* * *

Луна в этом мире, как обнаружил Ши, заходила с каждой ночью только на двадцать или тридцать минут позже – вместо пятидесяти в его собственном.

Вместе со своими четырьмя спутниками он притаился на краю поляны, на которой располагался невидимый замок Базирана. Из леса они не вышли, пока луна не скрылась.

Когда они пересекали открытое пространство. Ши прошептал:

– Боюсь, что мне не найти ворот. Слишком темно, чтоб разглядеть ориентиры.

– Невелика потеря, – бросила Камбина. Ши в полумраке углядел, как она делает какие-то движения своей волшебной палочкой. Откуда-то ниоткуда само собой возникло слабое свечение, которое постепенно превратилось в ряды толстых прутьев.

Камбина протянула по направлению к ним свою палочку. Та стала удлиняться, извиваясь, словно какой-то диковинный червяк. Кончик ее нащупал замок и мягко заполз в скважину для ключа. Послышался слабый щелчок.

Палочка вылезла из скважины и просунулась между прутьями решетки.

Раздался тихий скрип, едва различимый на фоне ночного треска цикад, и засов скользнул в сторону. Ворота распахнулись.

Когда они на цыпочках прокрались внутрь, еле слышное позвякиванье рыцарских доспехов показалось Ши едва ли не громче тех звуков, которые способно произвести землетрясение на посудной фабрике. Камбина вдруг указала куда-то рукой. На вершине стены у них над головами показались плащ и капюшон часового, светясь таким слабым неверным светом, что их было еле видно.

Черная пустота капюшона склонилась в их сторону. Камбина нацелилась в него палочкой, и часовой немедля застыл в той же позе.

Из окон большого зала лился свет вперемешку с музыкой. Ши, который двигался впереди по причине своего знания замка и из тех соображений, что обувь у него была практически бесшумной, уже направлялся к дверям, когда вдруг споткнулся о чью-то огромную волосатую ногу.

Одновременно всхрапнув, двое лозелей, которые растянулись на ступеньках, вскочили на ноги. Пока один из них, оказавшийся ближе, нашаривал в темноте дубину. Ши пронзил ему горло шпагой. И тут же услышал, как позади него со свистом взлетела в воздух вторая дубина...

Но опуститься ей было не суждено. Он оглянулся и увидел, что лозель с занесенной для удара рукой застыл, подобно часовому превратившись в статую.

Другой, испуская негромкое бульканье, уже испускал дух.

Камбина взмахнула волшебной палочкой, и двери, которые вели в главное здание, распахнулись. Внутри было светло и шумно, но никто их не заметил. В противоположной стороне коридора, в котором они оказались, располагался вход в большой зал. Дверь была слегка приоткрыта. Бражники внутри слишком увлеклись своим гранд-балом, чтобы следить за дверями.

Ши приблизил к себе головы четырех своих спутников и едва слышно прошептал:

– Этот коридор огибает зал и ведет к служебному входу.

– За этими есть еще двери? – поинтересовался Артегаль и, когда Ши помотал головой, продолжил:

– Тогда ты, сквайр, с Кэмбеллом и Камбиной берите на себя тот выход. Мы с Бритомартой останемся здесь, поскольку именно сюда они скорей всего бросятся, а мы, думается мне, и вооружены получше, и бойцы поискусней.

Остальные закивали. Ши с двумя спутниками осторожно двинулись по коридору. И буквально в двух шагах от служебного входа в коридор прямо перед ними внезапно выскочил из кухни чертенок с подносом в руках.

Он их увидел. Кэмбелл скакнул вперед и разрубил его надвое. Нижняя половина чертенка тут же умчалась обратно в кухню. Оттуда донесся бешеный рев.

Все трое бегом преодолели оставшиеся несколько футов и рывком распахнули двери служебного входа.

Перед Ши на мгновенье предстала застывшая картина зала, битком набитого колдунами и красногубыми девицами, которые все уставились прямо на него.

Многие поразевали рты. Базиран восседал на конце подковообразного стола лицом к нему, и ему показалось, что он узнал Чалмерса. Прежде чем ему удалось в этом убедиться, эта групповая фотография неистово пришла в движение.

Шум за спиной заставил его резко обернуться. Из кухни вываливалась масса чертенят и домовых, вооруженных вертелами, ножами и скалками. Ши аккуратно насадил на шпагу первого, увернувшись от встречного удара.

Чертенок дернулся назад, освободившись от клинка, и напал снова. Позади Ши слышал рев членов Ордена, громовой боевой клич Кэмбелла и лязг мечей о его щит.

– С этими, я управлюсь, – пропыхтела Камбина. Ее волшебная палочка так и летала во все стороны, замораживая одного чертенка за другим.

Остальные ударились в бегство. Ши снова развернулся в сторону зала – как раз вовремя, чтобы проткнуть глотку какому-то колдуну, который пытался подкатиться под ноги Кэмбеллу с ножом, пока остальные отвлекали внимание рыцаря.

* * *

От дикого шума и гама закладывало уши. Кэмбелл заткнул собой дверь служебного входа, а на противоположной стороне зала Бритомарта сделала то же самое. Артегаль запрыгнул внутрь, обеими руками размахивая своим огромным мечом. Характерец мог быть у него и не из лучших, но в качестве спутника для похода в подобный притон человеком он оказался подходящим.

Светильники внезапно все разом потухли, едва проглядывая крошечными красными искорками. Камбина выкрикнула заклинание и взмахнула волшебной палочкой, отчего все колдуны засветились в темноте голубоватым фосфоресцирующим светом. Сцена стала похожа на фотографический негатив какой-то совершенно дикий оживший негатив, где одни колдуны превращались во всевозможных крылатых тварей, дабы вылететь из зала через окна, а другие яростно наседали на бойцов, высекая искры. Внезапно все как один навалились на Кэмбелла. Ши видел, как летят с плеч светящиеся головы, и сам поднырнул под его щит, дабы пронзить нечто, так и совавшееся под шпагу. Таким образом он вдруг оказался в глубине зала. На него тут же налетел какой-то бешено крутящийся зеленоватый смерч с рваными краями. Розовая вспышка – и он столь же внезапно исчез.

Прямо перед ним один из колдунов превратился в чудовищных размеров краба. Ши увернулся от него и схватился с каким-то типом, пока еще сохранившим человеческий облик. Его он проткнул насквозь, но тут же рухнул сам, поскольку упавший тип сграбастал его за ноги. Четыре раза он безуспешно пытался подняться, пока, отчаянно лягаясь, не освободился от захвата.

Разноцветные искры и вспышки света так и плясали по залу.

Впереди озверевшая толпа бурлила вокруг Артегаля. Ши сделал туда шаг и нос к носу столкнулся с Базираном. Глаза у того были вдвое больше нормального размерам с узкими вертикальными зрачками, как у кота. При всей своей почтенной наружности чародей вовсю размахивал гигантским мечом, словно то была простая линейка.

Ши отпрянул, чуть не поскользнувшись в луже крови. Базиран проворно скакнул следом, полосуя мечом направо и налево. Огромный клинок, едва различимый, слился в жуткую размазанную восьмерку. Ши парировал, парировал, отступал и снова парировал, пока не уперся спиной в стену.

Дьявольская атака не оставляла времени даже на ответные выпады. Ши прибег к последнему козырю загнанного в угол фехтовальщика – прыгнул вперед, вошел в клинч и свободной рукой обхватил Базирана за пояс.

Чародей, казалось, был сделан из резины с рояльными струнами. Одна его рука клешней нацелилась Ши в глаза. Тот поднырнул и спрятал лицо в рясе Базирана, пытаясь свалить его подсечкой. Чародей нащупывал кинжал. У Ши промелькнула мысль, что оружие наверняка отравлено.

Но в этот самый момент Базиран отдернулся назад, увлекая за собой Ши.

Тот сильно оттолкнулся и сумел удержаться на ногах. Тут-то он и увидел, что стряслось с Базираном. Вокруг шеи архимага стиснулись какие-то крупные руки с шишковатыми пальцами. Только руки, безо всякого тела. Вдобавок, по всему помещению порхало еще с дюжину таких же ни к чему не приделанных рук, вцепляясь колдунам в глотки.

Ши ткнул шпагой. Но Базиран оказался довольно жестким. Освободив руки и замахнувшись мечом, он снова попытался нанести удар. Ши сделал еще один выпад. У чародея, почти придушенного неумолимым захватом, сил оставалось лишь на то, чтобы кое-как отбиваться от уколов Ши. Сделав еще пару выпадов, тот почувствовал, что попал, куда надо. Из той же стойки он нанес еще серию удачных ударов.

Базиран рухнул. Ши огляделся. Летучие мыши, филины и прочие твари, в которых попревращались чародеи, устроили в окнах зала настоящую давку.

Но это им мало помогло. Шишковатые ручищи с удивительным хладнокровием хватали их, отрывая крылья и сворачивая шеи.

Вновь вспыхнул свет. Все было кончено. Мертвые и умирающие монстры по всему залу превращались обратно в людей. Кэмбелл, Артегаль и Бритомарта медленно, с трудом поднялись с пола. Близкая к обмороку Камбина прислонилась к двери служебного входа. Громыхнул голосина Артегаля:

– Ха! Никак еще один живой!

Обернувшись, Ши увидел, как тот пинком опрокинул стол и замахнулся окровавленным мечом. Сделав сумасшедший прыжок, он вовремя перехватил занесенную руку.

– Благодарю вас, Гарольд, – произнес Чалмерс с того места на полу, на котором только что располагался стол.

Флоримель была с ним. В каждой руке он держал за горлышко по бутылке.

Крупные суставы этих рук казались жутко знакомыми. Наконец до Ши дошло, что бестелесные ручищи, устроившие в стане колдунов такой хаос, были просто-напросто увеличенными копиями рук его напарника.

– Классно сработано, док, – заметил Ши.

Артегалю он бросил:

– Не надо. Это наш.

Чалмерс подал руку Флоримели.

– Надо же, никак вы отдали должное достижениям моей техники, слава те господи! – проговорил он. – Честно говоря, я и сам не ожидал, что эти руки окажутся столь действенным средством!

Он обвел глазами зал, в котором по меньшей мере половина тел носила признаки смерти от удушения.

* * *

Кэмбелл, заботливо поддерживая свою супругу, усадил ее на стул.

– Это пройдет, – пояснил он. – Слишком много сил отняла у нее борьба с чарами колдунов, но не будь этого, давно бы мертвы мы были!

Артегаль буркнул:

– Мастер Гарольд сразил Базирана. Слишком уж, хорош конец для такого негодяя – просто испустить дух. А мастер Рид сразил даже больше, чем любые двое из нас – магией своею.

– Разве не говорила я, что верные они и благородные джентльмены? – воскликнула Бритомарта.

– Верно, дорогая.

Он вытер свой меч полой балахона кого-то из колдунов.

– Преклоните колени, господа!

Ши с Чалмерсом опустились было на колени, но Кэмбелл потянул их за рукава.

– Нет, только на одно.

Артегаль похлопал обоих по плечам плоской стороной меча.

– Посвящаю вас в рыцари! Будьте отважными, честными и верными имени милосердной нашей царицы! Подымайся, сэр Гарольд; подымайся, сэр Рид.

Поднявшись на ноги, Ши наконец позволил себе ухмыльнуться.

– Ну как вы, док, чувствуете себя в официальном статусе борца с рэкетирами?

– Довольно... гм... неплохо, уверяю вас! Действительно же важный итог моей деятельности нынешним вечером заключается в том, что мне удалось наконец раскрыть секрет управления количеством! Совместно с исчислением классов эту проблему, оказывается, решает фрейговское определение количества!

– Количество вещей в данном классе является классом всех классов, которые подобны данному!

– Точно. Подходя к количеству, как к классу – то есть к двум, как к классу всех пар, к трем, как к классу всех троек, мы можем...

– Слушайте! – вдруг завопил Ши. – А где же Бельфеба?

– Что-то я не припомню, чтобы видел здесь эту юную особу. Итак, как я только что говорил, стоило проблеме представления количественного элемента...

– Но я же Бельфебу искать пришел! Базиран поймал ее сегодня утром и наверняка приволок сюда!

Остальные ее тоже не видели. Флоримель заметила:

– Внизу здесь ужасные имеются подземные темницы. Может быть...

– Как туда пройти?

Вмешался Чалмерс:

– Прежде чем вы отправитесь на поиски, Гарольд, мне хотелось бы поставить вас в известность, что теперь я располагаю специальным заклятьем против колдунов, с которым вам обязательно следует ознакомиться.

– К черту заклятье! Ее в любой момент прикончат!

– Понимаю. Но Дуэсса с Долоном наверняка избежали... гм... всеобщей катастрофы, да и другие могли остаться.

– Имей в виду, – громыхнул Артегаль, – спешка при ловле лишь блох потребна, сэр Гарольд! В пределах сих нужна нам вся, и более чем вся защита!

Вмешался Кэмбелл:

– Камбина, как весьма опасаюсь я, ни на что не способна сейчас, благородные сэры.

– Ладно, ладно, – простонал Ши. – Где же вы, док, раньше-то были со своим заклятьем?

– Ну, – пояснил Чалмерс с совершенно невинным видом, – дело в том, что оно могло забросить меня обратно в наш мир! А мне обязательно нужно хоть немного пожить здесь.

Чалмерс и Флоримель обменялись понимающими взглядами.

– Понимаете ли, Гарольд, колдовство производит как на самого колдуна, так и на... гм... заколдовываемого эффект, аналогичный электростатическому заряду. Как правило, это не вызывает каких-то из ряда вон выходящих последствий, и энергия заряда успевает рассеяться. Но когда некая личность или предмет переносится с одного пространственно-временного вектора на другой, то неизбежно оказывает определенное воздействие на межвекторную траекторию, формируя в ней постоянный... гм... слабый канал. Таким образом, данная траектория становится для нее или для него более легко достижимой. И если во мне единовременно накопится слишком большой магикостатический заряд, то возникнет – поскольку данный заряд не уравновешен по той причине, что я нахожусь на противоположном конце этой межвекторной траектории... гм... возникнет движущая сила...

– О боже! Давайте заклинание сейчас, а лекцию потом!

– Ну хорошо, хорошо!

Чалмерс познакомил Ши с изобретенными им чарами, где довольно простенькое заклинание, тем не менее, сопровождалось довольно сложными пассами, выполняемыми левой рукой.

– Только помните, что, поскольку вы не так давно оперировали другими заклятьями, заряд у вас уже наверняка значительный!

Они оставили Флоримель и Камбину с Кэмбеллом и разделились на две поисковые партии. Артегаль отправился с Ши.

Когда они спустились вниз, гладкие камни кладки уступили место грубым, едва отесанным обломкам скал. Факела их дымили, отбрасывая длинные тени.

Проход беспрестанно поворачивал и петлял, и Ши вскоре окончательно потерял представление, где они находятся. То и дело они останавливались, чтобы прислушаться – в основном, к своему собственному дыханию. Один раз им показалось, что действительно что-то слышно, и они осторожно прокрались вперед и выглянули из-за угла.

Шум производила капающая со стены вода. Они двинулись дальше. От взглядов, которые Ши то и дело бросал через плечо, толку все равно не было.

Вскоре Артегаль, лязгнув своими железными башмаками, остановился и произнес:

– Не по нраву мне все это! Уж целых полчаса бредем мы по этому проходу, а ни конца ему нет, ни края!

На этом месте в сторону ответвлялся боковой туннель. Ши предложил:

– Давай ты пройдешь сто шагов вперед, а я столько же вон туда. Потом сразу вернемся и обменяемся впечатлениями.

Артегаль согласно буркнул и двинулся дальше. Ши, вытащив шпагу, углубился в боковой проход.

На протяжении всех ста шагов уходящий в темноту туннель нисколько не менялся.

Ши вернулся к Т-образной развилке. При этом ему вполне определенно показалось, что обратный путь занял чуть ли не вдвое меньше времени, Артегаль не показывался – только черная пустота сомкнулась на грубо отесанных камнях.

– Артегаль! – позвал он. Ответа не последовало.

– Артегаль!!! – завопил он во всю мочь. Туннели отозвались эхом, и наступила тишина. Ши почувствовал, что покрывается потом. Он ощупал камни перед собой. Хоть и скреплены они между собой были достаточно крепко, теперь он был уверен, что развилка это новая, и возникла где-то посередине прохода, пока он по нему ходил.

Он устремился вправо. Если Артегаль ушел в ту сторону, они наверняка должны встретиться, Какой-то неосознанный импульс заставил его замереть и оглянуться. Ножка буквы «Т» уже исчезла.

Он бросился назад. На месте бокового туннеля не было ничего, кроме твердого монолитного камня.

По спине его продрал озноб, будто по ней проползли тысячи отвратительных пауков. Он бежал до тех пор, пока не начал задыхаться. Проход едва заметно изгибался то в ту, то в другую сторону. Конца ему не было.

Когда, завернув за угол, он неожиданно наткнулся на живое существо, нервы у него чуть не взорвались все одновременно.

Неизвестная личность вскрикнула. Ши узнал Бельфебу.

– Гарольд! – всхлипнула она.

– Милая!

Ши раскинул руки – с факелом, шпагой и со всем прочим – и она бросилась ему в объятья.

Но почти сразу же вырвалась.

– Боже, я всего лишь слабая женщина, и позабыла о данном мною слове! Нет, милый Гарольд, не спорь. Что сделано, то сделано!

И она решительно отвернулась. Ши поник. Внезапно он почувствовал себя чертовски уставшим.

– Ну ладно, – объявил он с бодренькой улыбочкой, – главное сейчас это как-то выбраться из этой проклятой дыры. Как ты здесь оказалась?

– Подвернула я ногу, когда падала. А прислужники Базирана...

– Ха, ха, ха! – Откуда-то прямо из стены перед ними возник Долон собственной персоной. – А вот и две мышки, что возжелали перебить всех кошек!

Ши встал было в боевую стойку, но Долон проворно сделал в его сторону несколько пассов, и что-то вдруг облепило его ноги подобно невидимому осьминогу. Он стегнул понизу шпагой, но не встретил никакого сопротивления.

– Ну уж нет, будет все же другой Орден! – продолжал Долон. – С несравненным моим присутствием в качестве архимага! И первым делом испытаю я могущество свое на ваших жалких телах – дело стоит моего гения, нет у меня сомнений!

Ши рванулся в невидимых путах, которые уже полезли выше по телу. Одно из щупалец коснулось руки со шпагой.

Он быстро отдернул руку, перехватил рукоять и швырнул клинок острием в Делана, вложив в этот бросок все свои силы. Но шпага плавно остановилась на полпути до него и с лязгом упала на пол.

Руки его были по-прежнему свободны. Если Бельфеба окончательно решила выходить за своего Тимиаса, что мешает ему немедля свалить отсюда при помощи ракетного эффекта магикостатического разряда?

Он отшвырнул факел и торопливо выкрикнул заклинание. Долона, который только что открыл рот для очередного глубокомысленного изречения, внезапно обуял ужас. Он взвизгнул пронзительным бабьим визгом, и тут же превратился во взметнувшийся вверх столб желтого пламени. Правой рукой Ши ухватил Бельфебу за запястье, чтобы оттащить ее от жаркого огня...

* * *

Пуф-ф!

Уолтер Байярд с Гертрудой Маглер подскочили чуть ли не на фут. Всего минуту провели они вдвоем в комнате Гарольда Ши, пока первый листал записи Гарольда Ши, а последняя наблюдала, как тот это делает.

И вдруг, сопровождаемый сильным потрясением воздуха, перед ними предстал сам Ши в потрепанном робингудовском наряде, а вместе с ним какая-то рыжеволосая девушка, облаченная в не менее нелепый костюм.

– А г-где док? – пролепетал Байярд.

– Остался! Ему там понравилось.

– А кто...

Ши ухмыльнулся.

– Девушка моей мечты! Бельфеба, это доктор Байярд. А это мисс Маглер. От черт!

Он случайно бросил взгляд на свои руки, сплошь покрытые волдырями.

– По-моему, придется мне несколько деньков поболеть!

Гертруда уже выказывала признаки возвращения дара речи и даже открыла было рот.

Ши предвосхитил ее усилия словами:

– Нет, Герт, сиделка мне не понадобится. Разве что кварта цинкового лосьона. Понимаешь, мы с Бельфебой решили пожениться при первой же возможности.

По физиономии Гертруды пробежала целая гамма всевозможных выражений, которая завершилась воинственной враждебностью. Она обратилась к Бельфебе:

– Но... вы...

– Поведал он ничто иное, как сущую правду, – произнесла Бельфеба не без некоторого вызова в голосе. – Находишь ли ты в этом что-либо дурное?

Поскольку Гертруда не ответила, она повернулась к Ши.

– Что говорил ты о болезни, возлюбленный мой?

Ши испустил вздох облегчения.

– Ничего серьезного, дорогая. Понимаешь, тот плющ, которым я связывал метлу, и впрямь оказался ядовитым!

Бельфеба добавила:

– Милый мой Гарольд, теперь, когда принадлежу я тебе безраздельно, не окажешь ли мне ты одну лишь услугу?

– Какую угодно, – нежно отозвался Ши.

– Все жду толкованья я тех диковинных слов в поэме, коей одолел ты Зверя-Крикуна!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть