Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мышеловка The Mousetrap
Действие первое

Картина первая

Большой зал в Монксуэлл-Мэнор. Около пяти часов дня. Дом нельзя назвать слишком современным; по-видимому, в нем жили несколько поколений одной постепенно бедневшей семьи. В центре высокое окно, справа большой проем в форме арки ведет в переднюю, к входной двери и кухне; слева такая же арка, за ней лестница, ведущая наверх к спальням. На площадке лестницы — дверь в библиотеку, внизу, рядом с аркой, ближе к авансцене, — дверь в гостиную; напротив справа — дверь в столовую, открывающаяся в сторону сцены. Рядом с ней камин; у окна — диван и батарея водяного отопления. Зал обставлен как комната для отдыха. Большой обеденный стол, сундук в передней и скамеечка на лестнице в спальни сделаны из хорошего старого дуба. Занавески и мягкая мебель — диван, три кресла, одно из которых стоит в середине комнаты, второе, большое кожаное, — между камином и выходом в переднюю и третье, маленькое, в викторианском стиле, — у самого камина с другой стороны, — потертые и старомодные. Невысокий секретер с открытыми полками; на нем телефон и радиоприемник, рядом стоит стул. Другой стул — у окна; возле камина этажерка с газетами и журналами; за диваном — маленький полукруглый карточный столик с настольной лампой. Над камином висят парные бра; такие же бра у двери в библиотеку и в передней. Слева от правой арки и у левой арки, ближе к авансцене, двойные выключатели; одинарный у правой двери, дальше от авансцены.


Перед открытием занавеса свет в зале постепенно уменьшается до полной темноты.

Слышна мелодия детской песенки «Три слепые мышки».

Когда занавес открывается, на сцене темно. Музыка умолкает, сменяясь пронзительным насвистыванием той же мелодии. Раздается отчаянный женский крик, потом мужские и женские голоса: «Боже, что это? Туда! Туда! О Боже!»


Полицейский свисток, еще несколько свистков, и все стихает.


Голос по радио. …Согласно сообщению Скотланд-Ярда, преступление было совершено в доме номер двадцать четыре по Калвер-стрит, Пэддингтон.

Свет зажигается, освещая зал в Монксуэлл-Мэнор. Пять часов дня. За окном почти темно: идет густой снег. В камине горит огонь. На ступеньках лестницы, ведущей к спальням, стоит боком свеженаписанная вывеска; на ней крупными буквами выведено: «ПАНСИОН МОНКУЭЛЛ-МЭНОР».

Личность убитой установлена — это некая миссис Морин Лайон. В связи с убийством полиция разыскивает для опроса замеченного поблизости от места преступления человека в темном пальто, светлом шарфе и фетровой шляпе.

Через правую арку входит Молли Рэлстон. Это высокая красивая женщина лет тридцати с приятным открытым лицом. Она бросает сумку и перчатки на кресло, подходит к секретеру и кладет в него небольшой сверток.

Вниманию автомобилистов: началась гололедица! Ожидаются продолжение сильного снегопада и заморозки по всей стране, в особенности на северном и северо-восточном побережье Шотландии.

Молли (выключает радио; зовет) . Миссис Барлоу! Миссис Барлоу! (Не получив ответа, берет с кресла свою сумку и одну перчатку и выходит в переднюю, чтобы снять пальто. Возвращается.) Брр! Какой холод! (Зажигает бра над камином. Переходит к окну, пробует батарею и задергивает занавески. Включает настольную лампу. Оглядываясь по сторонам, замечает вывеску. Берет ее и прислоняет к стене возле окна. Отступает, кивает головой.) Отличная вывеска! (Замечает, что в слове «Монксуэлл» пропущена буква «с».) Джайлс — растяпа. (Смотрит на свои часы, потом на каминные.) Ого! (Поспешно уходит наверх.)

Из правой двери входит Джайлс. Это довольно самонадеянный, но не лишенный обаяния молодой человек одних лет с Молли. В руках у него большая картонная коробка. Он топает ногами, стряхивает снег с ботинок, открывает дубовый сундук и кладет в него коробку. Снимает пальто, шляпу и шарф и бросает их на кресло. Подходит к камину и греет руки.

Джайлс (зовет) . Молли! Молли! Где ты?

Слева входит Молли.

Молли (весело) . Вот это мне нравится! Я тут одна за двоих работаю. (Подходит к Джайлсу.)

Джайлс. А-а, вот ты где! Да я бы сам все сделал. Подложить дров?

Молли. Я уже подложила.

Джайлс (целует ее) . Ну, здравствуй, милая. А почему у тебя нос холодный?

Молли. Я только что вошла.

Джайлс. Где ж ты была? В такую погоду нельзя выходить из дому.

Молли. Пришлось вернуться в деревню — забыла там одну вещь. А ты купил сетку для курятника?

Джайлс. Не было подходящей. Поехал в другое место — там тоже ничего нет. В общем, зря пропал день. Промерз до костей. Машину все время заносило. Такой густой снег… Бьюсь об заклад, что он и завтра не прекратится.

Молли. Надеюсь, прекратится. (Идет к батарее и пробует ее.) Ой, только бы трубы не лопнули!

Джайлс. Придется топить как следует. (Дотрагивается до батареи.) Хм, не очень-то. Вот прислали бы угля в кредит, а то уже мало осталось.

Молли. Как мне хочется, чтобы вначале все шло гладко. Самое важное — хорошо начать.

Джайлс. А все готово? Наверное, никто еще не приехал?

Молли. Нет, слава Богу. По-моему, все в порядке. Только миссис Барлоу сбежала еще утром. Думаю, погоды испугалась.

Джайлс. Мучение с этими поденщиками. В конце концов, все ложится на твои плечи.

Молли. И на твои! Мы же партнеры.

Джайлс. До тех пор, пока ты не заставляешь меня готовить.

Молли. Нет-нет, это моя сфера. И потом, у меня полно консервов на случай, если занесет снегом. Ну скажи, Джайлс, как по-твоему — получится у нас?

Джайлс. Ага, испугалась! Небось теперь жалеешь, что мы не продали дом, когда ты получила его от тетки, а вбили себе в голову эту бредовую идею с пансионом!

Молли. Ничего я не жалею. Мне он нравится. Кстати о пансионе. Ты только посмотри сюда. (Осуждающе указывает на вывеску.)

Джайлс (самодовольно) . Неплохо, верно?

Молли. Вот горе-то! Ты что, не видишь? Ты пропустил «с»: «Монкуэлл» вместо «Монксуэлл».

Джайлс. Вот черт возьми. Как это я умудрился? А, все равно. Монкуэлл тоже хорошее название.

Молли. Ты разжалован. Ступай и подложи угля.

Джайлс. Через весь двор? По морозу? Брр! Может, уж сразу засыпать на всю ночь?

Молли. Нет, раньше десяти-одиннадцати вечера этого делать нельзя.

Джайлс. Какой кошмар!

Молли. Скорее. В любую минуту кто-нибудь может приехать.

Джайлс. У тебя все комнаты распределены?

Молли. Да. (Берет со стола листок бумаги.) Миссис Бойл — передняя комната, где кровать с пологом. Майор Меткаф — голубая комната. Мисс Кейсуэлл — восточная комната. Мистер Рен — дубовая комната.

Джайлс. Интересно, что это за публика. Не попросить ли нам деньги вперед?

Молли. Да нет, не надо.

Джайлс. Мы ведь новички в этих делах.

Молли. Они приедут с вещами. Если кто-нибудь не заплатит, мы не отдадим его вещи. Очень просто.

Джайлс. Я все думаю, что нам надо было выписать руководство по управлению пансионами. Нас непременно надуют. Может, весь их багаж — кирпичи, завернутые в газету; что мы тогда будем делать?

Молли. Но это солидные люди — у них очень хорошие адреса.

Джайлс. Как у слуг — липовые рекомендации. А вдруг кто-нибудь из них — преступник, скрывающийся от полиции? (Поднимает с пола вывеску.)

Молли. Мне все равно, кто они такие, если они будут платить нам по семь гиней каждую неделю.

Джайлс. Молли, ты удивительно деловая женщина! (Выходит в правую арку, унося с собой вывеску.)

Голос по радио. Согласно сообщению Скотланд-Ярда, преступление было совершено в доме номер двадцать четыре по Калвер-стрит, Пэддингтон. Личность убитой установлена — это некая миссис Лайон. В связи с убийством полиция…

Молли подходит к креслу.

…разыскивает для опроса замеченного поблизости от места преступления человека в темном пальто…

Молли берет с кресла пальто Джайлса.

…светлом шарфе…

Молли берет его шарф.

…и фетровой шляпе.

Молли берет шляпу и выходит в правую арку.

Вниманию автомобилистов, началась гололедица!

Звонок в дверь.

Ожидается продолжение сильного снегопада и заморозки…

Молли возвращается, выключает радио и поспешно уходит в переднюю.

Голос Молли. Здравствуйте!

Голос Кристофера. Здравствуйте.

Входит Кристофер Рен с чемоданом, который он ставит возле обеденного стола. Это диковатого вида, нервный молодой человек. Длинные растрепанные волосы, яркий плетеный галстук. Держится доверчиво, почти по-детски. Входит Молли.

Кристофер. Погода просто ужасная. Таксист остановился у самых ворот, а к дому подъехать даже не попытался. Хотя бы из спортивного интереса. Вы миссис Рэлстон? Ах, как я рад! Моя фамилия Рен.

Молли. Очень приятно, мистер Рен.

Кристофер. Вы знаете, я представлял вас совсем иначе. Я думал, вы вдова отставного генерала индийских колониальных войск, ужасно мрачная и властная, а весь дом просто забит бенаресской бронзой[1]Бенарес (Варанаси) — один из древнейших городов Индии, центр художественного кустарного производства.. Но он восхитителен, совершенно восхитителен. Прекрасные пропорции. (Указывая на стол.) Это подделка. (Указывая на столик возле дивана.) А зато вот этот — настоящий. Я уже влюблен в ваш дом. У вас есть восковые цветы или райские птицы?

Молли. К сожалению, нет.

Кристофер. Жалко! А буфет! Хороший резной буфет красного дерева, с огромными, увесистыми фруктами на дверцах?

Молли. Буфет есть — в столовой. (Смотрит на правую дверь.)

Кристофер (проследив за ее взглядом) . Там? (Идет к двери и открывает ее.) Я должен посмотреть. (Уходит в столовую.)

Молли идет за ним. Справа через арку входит Джайлс. Оглядывается и осматривает чемодан. Услышав голоса в столовой, Джайлс выходит также через правую арку.

Голос Молли. Идите сюда, вам нужно согреться.

Молли выходит из столовой, за ней Кристофер.

Кристофер. Это просто совершенство. Настоящая добротная респектабельность. Но почему вы убрали стол красного дерева? Маленькие столики портят все впечатление.

Входит Джайлс.

Молли. Мы думали, они больше понравятся гостям. Это мой муж.

Кристофер (подходит к Джайлсу и пожимает ему руку) . Здравствуйте. Ужасная сегодня погода. Напоминает Диккенса… Скруджа и этого невыносимого Малютку Тима. Конечно, миссис Рэлстон, в отношении маленьких столиков вы правы. Меня сбила с толку любовь к стилю того времени. Если у вас есть обеденный стол красного дерева, то вокруг него должны сидеть только домашние. (Поворачивается к Джайлсу.) Суровый красивый отец с бородой, плодовитая и поблекшая мать, одиннадцать детей разного возраста, мрачная гувернантка и еще какое-то существо по имени Бедняжка Гарриет, бедная родственница, преданная как собака и бесконечно благодарная за то, что ей позволено жить в хорошем доме!

Джайлс (которому Кристофер не нравится) . Я отнесу ваш чемодан наверх. (Поднимает чемодан. Молли.) Дубовая комната, ты говорила?

Молли. Да.

Кристофер. Надеюсь, там есть ситцевый полог в цветочках?

Джайлс. Нет. (Уходит вверх по лестнице, унося с собой чемодан.)

Кристофер. Кажется, я вашему мужу не слишком-то понравился. Вы давно поженились? Вы очень любите друг друга?

Молли (холодно) . Мы женаты уже год. (Направляется к лестнице.) Может быть, вы хотите посмотреть свою комнату?

Кристофер. Вот меня и поставили на место. Но я так люблю всех расспрашивать. По-моему, люди просто чудовищно интересны. А по-вашему?

Молли. По-моему, одни интересны, а другие нет.

Кристофер. Я не согласен. Они все интересны, потому что вы никогда до конца не знаете, что за человек перед вами и что он думает. Например, вы не знаете, что я сейчас думаю. (Загадочно улыбается.)

Молли. Не имею представления. (Берет из коробки сигарету.) Хотите сигарету?

Кристофер. Нет, спасибо. Одни художники по-настоящему знают, что представляют собой другие люди, только они сами не подозревают, что знают это. Но у портретистов все становится видно на холсте.

Молли. Вы живописец?

Кристофер. Нет, я архитектор. Родители нарекли меня Кристофером в надежде, что я стану архитектором[2]Кристофер Рен (1632–1723) — английский архитектор, построивший собор Св. Павла в Лондоне.. Кристофер Рен! (Смеется.) Как будто только в имени дело. Все, конечно, острят насчет собора Святого Павла. Хотя кто знает, может быть, я буду смеяться последним.

Джайлс появляется из левой арки и идет к правой.

Сборные дома Криса Рена всё же могут оставить след в истории! (Джайлсу) . Мне здесь нравится. Ваша жена необыкновенно симпатична.

Джайлс (холодно) . Вот как?

Кристофер. И очень красива.

Молли. Ну, не говорите глупостей.

Кристофер. Типичная англичанка: комплименты всегда смущают ее. Европейские женщины воспринимают комплименты как нечто само собой разумеющееся, но в англичанках все их женское достоинство подавляется мужьями. (Смотрит на Джайлса.) В английских мужьях есть что-то ужасно грубое.

Молли (поспешно) . Хотите посмотреть вашу комнату?

Кристофер. А это нужно?

Молли (Джайлсу) . Подбрось угля в котельной.

Молли и Кристофер поднимаются по лестнице. Джайлс сердито смотрит им вслед. Звонок в дверь. Пауза, затем еще несколько нетерпеливых звонков. Джайлс торопливо уходит в переднюю. Оттуда доносится короткое завывание ветра.

Голос миссис Бойл. Это Монксуэлл-Мэнор, я полагаю?

Голос Джайлса. Да…

Справа входит миссис Бойл; в руках у нее чемодан, несколько журналов и перчатки. Это крупная, внушительного вида женщина в чрезвычайно дурном расположении духа. Следом за ней идет Джайлс.

Миссис Бойл. Я миссис Бойл. (Ставит чемодан на пол.)

Джайлс. Джайлс Рэлстон. Идите к огню, миссис Бойл, вам надо согреться.

Миссис Бойл идет к огню.

Джайлс. Ужасная погода сегодня. Это что, весь ваш багаж?

Миссис Бойл. Майор — Меткаф, кажется, — несет остальное.

Джайлс. Я открою ему. (Выходит.)

Миссис Бойл. Шофер не рискнул подъехать к дому.

Джайлс возвращается и подходит к миссис Бойл.

Он остановился у ворот. Нам пришлось ехать от станции в одном такси, да и это одно было весьма трудно найти. (Обвиняюще.) Нас никто даже не подумал встретить.

Джайлс. Извините. Мы не знали, каким поездом вы приедете, иначе, конечно, мы бы кого-нибудь…

Миссис Бойл. Надо было встречать каждый поезд.

Джайлс. Позвольте ваше пальто.

Миссис Бойл отдает Джайлсу перчатки и журналы, подходит к камину и греет руки.

Моя жена сейчас придет. А я схожу и помогу Меткафу с чемоданами. (Выходит.)

Миссис Бойл (вслед ему) . Могли бы по крайней мере расчистить подъездную аллею. Все наспех, все кое-как. (Неодобрительно осматривается.)

Молли сбегает по лестнице, слегка запыхавшись.

Молли. Простите, я…

Миссис Бойл. Миссис Рэлстон?

Молли. Да. Я… (Идет к миссис Бойл, протягивает руку, но тут же убирает ее, не зная, как должна вести себя хозяйка пансиона.)

Миссис Бойл неудовольствием оглядывая Молли ). Вы очень молоды.

Молли. Молода?

Миссис Бойл. Чтобы управлять таким заведением. Вряд ли у вас есть опыт.

Молли (отступая) . Всё когда-то приходится начинать.

Миссис Бойл. Да. Совершенно неопытна. (Смотрит по сторонам.) Старый дом. Надеюсь, он не гниет? (Подозрительно принюхивается.)

Молли негодованием ). Конечно, нет!

Миссис Бойл. Многие сначала и не подозревают, что их дом гниет, а потом уже ничего нельзя сделать.

Молли. Дом в прекрасном состоянии.

Миссис Бойл. Хм… не мешало бы подкрасить. А в вашем дубе наверняка завелся жучок.

Голос Джайлса. Проходите сюда, майор.

Справа входят Джайлс и майор Меткаф. Майор — широкоплечий человек средних лет с военной выправкой и манерами. Он ставит чемодан на пол и идет к креслу. Молли направляется ему навстречу.

Джайлс. Это моя жена.

Майор Меткаф (пожимая руку Молли) . Здрасьте! На улице настоящий буран. Я думал, мы никогда не доберемся. (Замечает миссис Бойл.) О, прошу прощения. (Снимает шляпу.)

Миссис Бойл выходит из комнаты.

Если так пойдет дальше, к утру под окнами будет пять-шесть футов снега. Ничего подобного не видел с тех пор, как был в отпуске в сороковом году.

Джайлс. Я отнесу вещи наверх. (Берет чемоданы. Молли.) Какие комнаты, ты сказала? Голубая и розовая?

Молли. Нет, в розовую я поместила мистера Рена. Ему очень понравилась кровать с пологом. Так что миссис Бойл будет в дубовой комнате, а майор Меткаф — в голубой.

Джайлс (повелительно) . Майор! (Идет к лестнице.)

Майор Меткаф (в глубине души солдат) . Слушаюсь, сэр! (Следует за Джайлсом наверх.)

Возвращается миссис Бойл.

Миссис Бойл. У вас здесь много трудностей с прислугой?

Молли. Есть одна хорошая приходящая женщина, из местных, она живет в деревне.

Миссис Бойл. А домашняя прислуга?

Молли. Дома никого нет. Только мы.

Миссис Бойл. Та-ак. А я думала, что это пансион на полном ходу.

Молли. Мы только начинаем.

Миссис Бойл. Должна вам сказать, что надлежащий штат прислуги необходимо было иметь до открытия подобного рода заведения. Следовательно, ваша реклама была чистейшим обманом. Позвольте узнать, я тут единственная гостья — то есть мы с майором Меткафом?

Молли. Нет, есть еще несколько.

Миссис Бойл. К тому же такая погода. Настоящий буран. Очень неудачно все складывается.

Молли. Но мы не могли предвидеть погоду!

Кристофер тихо спускается по лестнице и становится за спиной у Молли.


Кристофер (поет) .

В ту пору, когда

Придут холода,

Что делать малиновке в роще, бедняжке? [3]Здесь и далее стихи в переводе В. Лунина.

Обожаю детские стихи, а вы? Они всегда такие трагические и мрачные. Потому-то детям они и нравятся.

Молли. Разрешите вас познакомить: мистер Рен — миссис Бойл.

Кристофер кланяется.

Миссис Бойл (холодно) . Очень приятно. Кристофер. Это очень красивый дом, вы не находите? Миссис Бойл. Я уже в таком возрасте, когда удобства важнее внешнего вида.

Джайлс спускается по лестнице и останавливается возле арки.

Если бы я не думала, что это заведение уже действует, я бы никогда сюда не приехала. Я полагала, что здесь все полностью оборудовано, со всеми домашними удобствами.

Джайлс. Вы не обязаны оставаться, если вам здесь не нравится, миссис Бойл.

Миссис Бойл. Я и не собираюсь этого делать.

Джайлс. Если произошло какое-то недоразумение, то, может быть, вам лучше поехать в другое место. Я могу позвонить, чтобы такси вернулось. Дороги еще не закрыты. А у нас столько желающих, что ваше место сразу же будет занято. В любом случае в следующем месяце мы повысим цены на комнаты.

Миссис Бойл. Я никуда не уеду, пока не выясню, что это заведение собой представляет. Не думайте, что вам сейчас удастся меня выставить. Не проводите ли вы меня в мою комнату, миссис Рэлстон? (Величественно направляется к лестнице.)

Молли. Конечно, миссис Бойл. (Следует за миссис Бойл. Проходя мимо Джайлса, нежно.) Милый, ты был неподражаем…

Миссис Бойл и Молли поднимаются по лестнице.

Кристофер (встает; ребячливо) . Это совершенно ужасная женщина. Я ее просто не выношу. Дорого бы я дал, чтобы посмотреть, как вы выставите ее на улицу, в снег. Она этого вполне заслуживает.

Джайлс. Боюсь, что от этого удовольствия мне придется отказаться.

Звонок в дверь.

Боже, еще кто-то приехал. (Уходит.)

Голос Джайлса. Входите, входите.

Входит мисс Кейсуэлл с чемоданом в руке. Это молодая женщина несколько мужеподобного вида. На ней длинное темное пальто и светлый шарф; головного убора нет.

Мисс Кейсуэлл (низким мужским голосом) . Моя машина застряла в полумиле отсюда — въехала в сугроб.

Джайлс. Разрешите, я возьму… (Берет у нее чемодан.) В машине еще какой-нибудь багаж?

Мисс Кейсуэлл. Нет, я путешествую налегке. Хорошо, что у вас топится камин. (По-мужски садится перед камином.)

Джайлс. Э-э… мистер Рен — мисс…

Мисс Кейсуэлл. Кейсуэлл. (Кивает Кристоферу.)

Джайлс. Моя жена через минуту спустится.

Мисс Кейсуэлл. Спешить некуда. (Снимает пальто.) Я хочу оттаять. Похоже, что вас тут заметет снегом. (Достает из кармана пальто вечернюю газету.) Обещают сильный снегопад. «Вниманию автомобилистов» и так далее. Надеюсь, вы запаслись продуктами?

Джайлс. О да. Моя жена — превосходная хозяйка. В крайнем случае мы всегда сможем съесть наших кур.

Мисс Кейсуэлл. Прежде чем начать есть друг друга, да? (Отрывисто смеется, кидает свое пальто Джайлсу, который ловит его, и садится в кресло.)

Кристофер. Какие новости в газете? Помимо погоды.

Мисс Кейсуэлл. Обычный политический кризис. Да, и превосходное убийство!

Кристофер. Убийство? Мне нравятся убийства!

Мисс Кейсуэлл (протягивает ему газету) . Они считают, что это убийца-маньяк. Задушил женщину где-то возле Пэддингтона. Наверное, сексуальный маньяк. (Смотрит на Джайлса.)

Кристофер. Тут не очень-то много сказано. (Читает.) «Полиция разыскивает для опроса замеченного поблизости от Калвер-стрит человека среднего роста в темном пальто, светлом шарфе и фетровой шляпе. Это сообщение полиции передавалось по радио в течение всего дня».

Мисс Кейсуэлл. Чрезвычайно полезное описание. Подходит чуть ли не к любому человеку.

Кристофер. «Полиция разыскивает такого-то для опроса». Это просто вежливый намек на то, что он и есть убийца?

Мисс Кейсуэлл. Может быть.

Джайлс. А кто убитая?

Кристофер. Миссис Лайон. Миссис Морин Лайон.

Джайлс. Молодая, старая?

Кристофер. Не сказано. На грабеж вроде бы не похоже…

Мисс Кейсуэлл. Говорю вам — сексуальный маньяк.

Молли спускается по лестнице и подходит к мисс Кейсуэлл.

Джайлс. Это мисс Кейсуэлл, Молли. Моя жена.

Мисс Кейсуэлл (вставая) . Здрасьте. (Энергично пожимает руку Молли.)

Джайлс берет ее чемодан.

Молли. Ужасный вечер. Вы посмотрите свою комнату? Если хотите принять ванну, горячая вода есть.

Мисс Кейсуэлл. Пожалуй, имеет смысл.

Молли и мисс Кейсуэлл идут к лестнице. Джайлс несет за ними чемодан. Оставшись один, Кристофер встает и обследует помещение. Открывает дверь в гостиную, заглядывает и выходит. Через минуту он появляется на лестнице. Идет к правой арке и высовывается в переднюю. Напевает детскую песенку «Маленький Джек Хорнер» и хихикает, производя впечатление человека не вполне нормального. Идет к обеденному столу. Джайлс и Молли, разговаривая, сходят по лестнице. Кристофер прячется за занавеску.

Молли. Мне надо скорее в кухню. Майор Меткаф очень милый. С ним будет легко. А вот миссис Бойл меня просто пугает. У нас будет прекрасный обед. Я думаю открыть две банки рубленого мяса с кашей и банку горошка и сделать картофельное пюре. И крем с тушеным инжиром. Как ты думаешь, это ничего?

Джайлс. Да-а… Только, может быть, не слишком оригинально…

Кристофер (появляясь из-за занавески и становясь между ними) . Разрешите мне помочь. Я обожаю стряпать. Почему бы, например, не приготовить омлет? Ведь у вас есть яйца?

Молли. Да, яиц сколько угодно. У нас полно кур. Они несутся не очень хорошо, но все-таки яиц больше чем достаточно.

Джайлс отходит в сторону.

Кристофер. И если в доме найдется бутылка какого угодно, самого дешевого вина, вы можете присоединить ее к «рубленому мясу с кашей», — так вы сказали? — и придать ему континентальный аромат. Покажите мне, где у вас кухня и какие есть припасы, и я надеюсь, что меня посетит вдохновение.

Молли. Идемте.

Молли и Кристофер уходят в кухню. Джайлс хмурится, ворчит что-то нелестное для Кристофера. Берет с кресла газету и стоя углубляется в чтение. Возвращается Молли. Джайлс вздрагивает.

Разве он не прелесть? Надел передник и стряпает. Сказал, чтобы положились на него и не беспокоили его в течение получаса. Если гости хотят сами готовить, это избавит нас от многих забот.

Джайлс. А почему, скажи на милость, ты отдала ему самую лучшую комнату?

Молли. Я тебе говорила, ему понравилась кровать с пологом.

Джайлс. Кровать с пологом ему подавай. Нахал!

Молли. Джайлс!

Джайлс. Терпеть не могу таких. (Многозначительно.) Ты ведь не держала в руках его чемодан, а я держал.

Молли. У него там кирпичи?

Джайлс. Он вообще ничего не весит. По-моему, он совершенно пустой. Наверное, это один из тех молодых людей, которые ездят взад-вперед и надувают владельцев гостиниц.

Молли. Я не верю. Мне он нравится. (Пауза.) А вот мисс Кейсуэлл, по-моему, какая-то странная.

Джайлс. Ужасная женщина — если она женщина.

Молли. Почему это все наши гости или неприятные, или со странностями? Зато майор Меткаф — ни то ни другое.

Джайлс. Пьет наверное!

Молли. Ты думаешь?

Джайлс. Да нет. Просто настроение неважное. Ну по крайней мере теперь мы знаем самое худшее. Все уже приехали.

Звонок в дверь.

Молли. Кто это может быть?

Джайлс. Убийца с Калвер-стрит.

Молли. Перестань.

Джайлс идет к входной двери.

Голос Джайлса. Ах!

Пошатываясь, входит мистер Паравичини с небольшим чемоданом в руке. Это пожилой темноволосый иностранец с пышными усами. Похож на Эркюля Пуаро (только чуть выше ростом), что может сбить публику с толку. Он прислоняется к левой стороне арки и ставит чемодан на пол. Возвращается Джайлс.

Паравичини. Тысяча извинений. Я… где я?

Джайлс. Это пансион Монксуэлл-Мэнор.

Паравичини. Как мне изумительно повезло! Мадам! (Подходит к Молли и целует ей руку.) Какой ответ на мою молитву! Пансион… и очаровательная хозяйка. Мой «роллс-ройс», увы, застрял в сугробе. Все занесло снегом. Где я нахожусь — неизвестно. Так можно замерзнуть до смерти, думаю я. И вот я беру маленький чемоданчик, шатаясь, бреду по снегу и вижу перед собой железные ворота. Жилье! Я спасен. Дважды на вашей аллее я падал в снег, но наконец добрался, и немедленно (оглядываясь по сторонам) отчаяние сменилось радостью. (Другим тоном.) Вы можете дать мне комнату?

Джайлс. Да…

Молли. Только она довольно маленькая.

Паравичини. Естественно, естественно… у вас другие гости.

Молли. Мы только сегодня открыли наш пансион, и поэтому-еще не привыкли к своей роли.

Паравичини (строит глазки Молли) . Очаровательна… очаровательна…

Джайлс. А что с вашим багажом?

Паравичини. С ним ничего не случится. Я хорошо запер машину.

Джайлс. Может быть, принести его сюда?

Паравичини. Нет, нет. Уверяю вас, в такой вечер, как сегодня, воры сидят дома. А мои потребности очень невелики. Все, что мне может понадобиться, есть в этом чемоданчике.

Молли. Вам нужно хорошенько согреться.

Паравичини идет к камину.

Я приготовлю вам комнату. К сожалению, там довольно холодно, потому что она выходит на север, но все остальные уже заняты.

Паравичини. Так у вас несколько гостей?

Молли. Да: миссис Бойл и майор Меткаф, мисс Кейсуэлл и молодой человек по имени Кристофер Рен, а теперь и вы.

Паравичини. Да… незваный гость. Гость, которого вы не приглашали. Гость, который только что явился… неизвестно откуда… из снега и ветра. Звучит очень театрально, правда? Кто я такой? Вы не знаете. Откуда я приехал? Вы не знаете. Я окутан тайной. (Смеется.)

Молли смеется и смотрит на Джайлса, который вяло усмехается.

(Кивает Молли, чрезвычайно довольный.) Но теперь я вам скажу вот что. Я дорисую картину. Отныне приездов больше не будет. И отъездов тоже. К завтрашнему дню мы будем отрезаны от цивилизации, а может быть, уже и сейчас отрезаны. Ни мясника, ни булочника, ни молочника, ни почтальона, ни газет — никого и ничего, кроме нас самих. Это восхитительно… восхитительно. Что может быть лучше? Кстати, моя фамилия Паравичини.

Молли. А наша — Рэлстон.

Паравичини. Мистер и миссис Рэлстон? (Оглядывается по сторонам.) А это, вы сказали, пансион Монксуэлл-Мэнор? Хорошо. Пансион Монксуэлл-Мэнор. (Смеется.) Великолепно. (Смеется.) Великолепно. (Смеясь, идет к камину.)

Молли смотрит на Джайлса, и оба с беспокойством смотрят на Паравичини.


Картина вторая


Место действия то же. На следующий день, вскоре после ленча. Когда занавес открывается, видно, что снегопад прекратился, а за окном вырос огромный сугроб. Майор Меткаф сидит на диване с книгой, миссис Бойл, сидя в большом кресле перед камином, пишет в блокноте, лежащем у нее на коленях.


Миссис Бойл. В высшей степени бесчестно было не сказать мне, что они только открывают этот пансион.

Майор Меткаф. Ну что ж, все на свете имеет начало. Завтрак сегодня был просто отличный. Хороший кофе, яичница, домашний мармелад. Все прекрасно сервировано. Малышка все делает сама.

Миссис Бойл. Дилетанты… для этого должна быть прислуга.

Майор Меткаф. И ленч был превосходный.

Миссис Бойл. Соленое мясо.

Майор Меткаф. Но очень хорошо замаскированное. Под красным винным соусом. А вечером миссис Рэлстон обещала испечь пирог.

Миссис Бойл (подходит к батареям) . Батареи чуть тепленькие. Я скажу об этом.

Майор Меткаф. Кровати очень удобные. По крайней мере моя. Надеюсь, что и ваша тоже.

Миссис Бойл. Более или менее. Я не совсем понимаю, почему лучшую комнату надо было отдать этому в высшей степени странному молодому человеку.

Майор Меткаф. Он приехал раньше нас, поэтому его раньше и обслужили.

Миссис Бойл. По рекламе я составила себе совершенно другое представление об этом пансионе. Я думала, что тут есть удобная комната для чтения и вообще гораздо больше места, и кроме того, бридж и другие развлечения.

Майор Меткаф. Предел мечтаний старой сплетницы.

Миссис Бойл. Простите?

Майор Меткаф. Э-э… да-да, я вполне понимаю, что вы имеете в виду.

Кристофер незаметно спускается по лестнице.

Миссис Бойл. Нет, я в самом деле здесь больше не останусь.

Кристофер (смеется) . Да, я тоже так думаю. (Уходит в библиотеку.)

Миссис Бойл. Странный молодой человек. Явно психически неполноценный.

Майор Меткаф. Наверное, сбежал из сумасшедшего дома.

Миссис Бойл. Нисколько не удивлюсь, если так оно и окажется.

Справа входит Молли.

Молли (зовет) . Джайлс!

Голос Джайлса (сверху) . Да?

Молли. Ты не можешь снова разгрести снег у задней двери?

Голос Джайлса. Иду.

Молли уходит.

Майор Меткаф. Я помогу вам, не возражаете? (Идет к правой двери.) Это будет неплохая зарядка. Непременно надо делать зарядку. (Уходит.)

Джайлс спускается по лестнице и идет к выходу. Молли возвращается с тряпкой и пылесосом, пробегает через зал и бежит наверх. На лестнице она сталкивается с мисс Кейсуэлл.

Молли. Простите!

Мисс Кейсуэлл. Ничего страшного.

Молли уходит. Мисс Кейсуэлл медленно спускается в зал.

Миссис Бойл. Поразительная женщина! Имеет ли она какое-нибудь представление о домашнем хозяйстве? Идет с пылесосом через холл. Неужели здесь нет никакой задней лестницы?

Мисс Кейсуэлл (доставая сигарету) . Есть прекрасная задняя лестница. Очень удобно на случай пожара. (Закуривает.)

Миссис Бойл. Тогда почему она ею не пользуется? Во всяком случае, вся уборка должна производиться утром, до ленча.

Мисс Кейсуэлл. Насколько я понимаю, нашей хозяйке надо было еще приготовить ленч.

Миссис Бойл. Все очень непродуманно и по-любительски. Тут должен быть соответствующий штат прислуги.

Мисс Кейсуэлл. В наше время ее не так-то легко найти.

Миссис Бойл. Поистине у низших классов нет никакого представления об ответственности.

Мисс Кейсуэлл. Бедные низшие классы. Они закусили удила.

Миссис Бойл (ледяным тоном) . Мне кажется, вы социалистка.

Мисс Кейсуэлл. О, я бы не сказала. Я не красная — всего лишь бледно-розовая. Но политика меня не очень интересует — я живу за границей.

Миссис Бойл. Я полагаю, жизнь за границей намного легче?

Мисс Кейсуэлл. Мне не приходится готовить и убирать — в отличие, надо думать, от большинства людей здесь, в Англии.

Миссис Бойл. Увы, Англия катится в пропасть. Теперь не то, что раньше. В прошлом году я продала свой дом. С ним было так трудно.

Мисс Кейсуэлл. С гостиницами и пансионами легче?

Миссис Бойл. Конечно, они разрешают некоторые наши проблемы. А вы надолго в Англию?

Мисс Кейсуэлл. Как выйдет. У меня здесь кое-какие дела. Когда я их закончу, я вернусь обратно.

Миссис Бойл. Во Францию?

Мисс Кейсуэлл. Нет.

Миссис Бойл. В Италию?

Мисс Кейсуэлл. Нет. (Усмехается.)

Миссис Бойл смотрит на нее вопросительно, мисс Кейсуэлл не отвечает. Миссис Бойл начинает писать. Мисс Кейсуэлл усмехается, подходит к приемнику, включает его, затем постепенно усиливает звук.

Миссис Бойл (раздраженно, но продолжая писать) . Не так громко, если можно! Мне всегда казалось, что радио отвлекает, когда человек пишет письма.

Мисс Кейсуэлл. Серьезно?

Миссис Бойл. Разумеется, если вы хотите слушать радио именно сейчас…

Мисс Кейсуэлл. Это моя любимая музыка. А письменный стол там. (Указывает на дверь в библиотеку.)

Миссис Бойл. Я знаю. Но здесь гораздо теплее.

Мисс Кейсуэлл. Согласна, здесь гораздо теплее. (Танцует под музыку.)

Миссис Бойл, свирепо взглянув на нее, встает и идет в библиотеку.

Старая ведьма.

Из библиотеки выходит Кристофер.

Кристофер. О!

Мисс Кейсуэлл. Привет!

Кристофер (жест в сторону библиотеки) . Куда бы я ни пошел, эта женщина следит за мной и так свирепо смотрит…

Мисс Кейсуэлл (указывая на приемник) . Пожалуйста, прикрутите немного.

Кристофер (убавляет звук до минимума) . Так хорошо?

Мисс Кейсуэлл. Да, оно выполнило свою задачу.

Кристофер. Какую задачу?

Мисс Кейсуэлл. Тактическую.

Кристофер в недоумении. Мисс Кейсуэлл указывает на дверь в библиотеку.

Кристофер. А, вы имеете в виду ее.

Мисс Кейсуэлл. Она захватила лучшее кресло. Теперь я могу его занять.

Кристофер. Вы ее вытеснили. Я рад. Я очень рад. Мне она не нравится. Давайте подумаем, чем еще можно ее разозлить. Хорошо бы она совсем убралась отсюда.

Мисс Кейсуэлл. В такую погоду? Как бы не так!

Кристофер. А когда снег растает?

Мисс Кейсуэлл. О, до тех пор многое может случиться.

Кристофер. Да… да… это правда. (Идет к окну.) Какой снег красивый. Такой мирный… и чистый. Глядя на него, забываешь обо всем.

Мисс Кейсуэлл (с силой) . Я не забываю.

Кристофер. Как вы это сказали!

Мисс Кейсуэлл. Я думала.

Кристофер. О чем?

Мисс Кейсуэлл. Обледенелый кувшин в спальне, обмороженные и кровоточащие руки, одно тонкое дырявое одеяло и ребенок, дрожащий от холода и страха.

Кристофер. Дорогая, это звучит ужасно мрачно… Что это такое? Роман?

Мисс Кейсуэлл. Вы не знали, что я писательница?

Кристофер. Правда?

Мисс Кейсуэлл. Жаль вас разочаровывать. Нет. (Закрывается журналом.)

Кристофер с сомнением смотрит на нее, затем включает радио на полную громкость и выходит в гостиную. Звонит телефон. Молли сбегает по лестнице с тряпкой в руке и подходит к аппарату.

Молли (сняв трубку) . Слушаю. (Выключает радио.) Да, пансион Монксуэлл-Мэнор… Что?.. Нет, мистер Рэлстон сейчас не может подойти. Это миссис Рэлстон. Кто?.. Беркширская полиция?..

Мисс Кейсуэлл опускает журнал.

Нет, нет, инспектор Хогбен, боюсь, что это невозможно. Он не сможет сюда попасть. Нас занесло снегом. Совершенно занесло. Дороги непроходимы… Никак не проехать… Да… Хорошо… Но что… Алло… алло. (Кладет трубку.)

Входит Джайлс в пальто. Снимает пальто и вешает его в прихожей.

Джайлс. Ты не знаешь, где вторая лопата?

Молли. Только что звонили из полиции, Джайлс.

Мисс Кейсуэлл. Что, неприятности с полицией? Подача спиртных напитков без патента? (Поднимается по лестнице.)

Молли. Они послали сержанта или еще кого-то.

Джайлс. Ему сюда ни за что не добраться.

Молли. Я так и сказала. Но они уверены, что доберется.

Джайлс. Ерунда. Сегодня даже на джипе не проедешь. А собственно говоря, в чем дело?

Молли. Вот и я спросила. Но он не сказал. Он только сказал, что я должна внушить своему мужу, чтобы он очень внимательно слушал, что скажет сержант… кажется, Троттер, и беспрекословно выполнял его указания. Просто невероятно!

Джайлс. Интересно, что же мы такое натворили?

Молли. Ты думаешь про те нейлоновые чулки из Гибралтара?

Джайлс. А может быть, я забыл зарегистрировать приемник?

Молли. Да нет, квитанция в буфете на кухне.

Джайлс. На днях я чуть было не попал в аварию, но это все вышло по вине того шофера.

Молли. Мы наверняка что-то натворили…

Джайлс (подбрасывая полено в камин) . Может быть, это связано с содержанием пансиона? Наверное, мы нарушили какую-нибудь дурацкую инструкцию какого-нибудь министерства. Сейчас ведь их столько, что это практически неизбежно.

Молли. Ох, милый, дался нам этот пансион! Вот нас занесло снегом неизвестно на сколько дней, и все ходят злые, и в конце концов мы съедим весь наш запас консервов.

Джайлс. Ну, не огорчайся, дорогая. (Обнимает Молли.) Сейчас ведь все в порядке. Я насыпал угля во все ведра, принес дрова, накормил кур. Теперь поставлю кипятильник и нарублю щепок на растопку… (Умолкает; после паузы.) Знаешь, Молли, должно быть, стряслось что-то серьезное, если они посылают сержанта полиции в такую погоду. Наверное, это действительно необходимо…

Джайлс и Молли встревоженно глядят друг на друга. Из библиотеки выходит миссис Бойл.

Миссис Бойл. А, вот и вы, мистер Рэлстон. Вам известно, что батарея в библиотеке совершенно ледяная?

Джайлс. Извините, миссис Бойл, у нас не хватает угля и…

Миссис Бойл. Я плачу семь гиней в неделю — семь гиней! — и я не желаю мерзнуть.

Джайлс. Я добавлю угля. (Уходит.)

Миссис Бойл. Миссис Рэлстон, позволю себе заметить: здесь у вас остановился чрезвычайно странный молодой человек. Его манеры… и его галстуки… и причесывается ли он когда-нибудь?

Молли. Это блестящий молодой архитектор.

Миссис Бойл. Простите?

Молли. Кристофер Рен — архитектор.

Миссис Бойл. Милочка моя, разумеется, я слышала о сэре Кристофере Рене. Конечно, он архитектор. Он построил собор Святого Павла. Вы, молодежь, думаете, что, кроме вас, на свете образованных людей нет.

Молли. Я имела в виду этого Рена. Его зовут Кристофер. Родители назвали его так, потому что надеялись, что он станет архитектором. (Берет сигарету из коробки.) И он стал им — или почти стал, так что все получилось хорошо.

Миссис Бойл. Хм. Звучит не слишком правдоподобно. На вашем месте я навела бы некоторые справки. Что вам о нем известно?

Молли. То же, что о вас, миссис Бойл, — что вы оба платите нам по семь гиней в неделю. (Закуривает.) Это ведь все, что мне надо знать, правда? И все, что меня касается. И совершенно не важно, нравятся мне мои гости или (многозначительно) не нравятся.

Миссис Бойл. Вы молоды и неопытны и должны быть рады совету человека, который лучше знает жизнь. А этот иностранец?

Молли. А в чем дело?

Миссис Бойл. Вы ведь его не ждали?

Молли. Нельзя прогонять путника, миссис Бойл, это противозаконно. Вам следовало бы знать это.

Миссис Бойл. Почему вы так говорите?

Молли. Вы же были судьей, миссис Бойл.

Миссис Бойл. Я сказала только, что ваш Паравичини, или как он там себя называет, кажется мне…

Паравичини спускается по лестнице.

Паравичини. Осторожнее, моя дорогая. Стоит заговорить о дьяволе, а он тут как тут. Ха-ха!

Мисс Кейсуэлл (подскочив от неожиданности) . Я не слышала, как вы вошли.

Паравичини. Я вошел на цыпочках. (Показывает.) Никто меня не слышит, если я этого не хочу. По-моему, это очень забавно.

Миссис Бойл. Вы думаете?

Паравичини (садясь в кресло) . Одна молодая особа…

Миссис Бойл (поднимаясь) . Я должна дописать свои письма. Может быть, в гостиной немного теплее. (Уходит в гостиную.)

Молли провожает ее до двери.

Паравичини. У моей очаровательной хозяйки расстроенный вид. Что случилось, дорогая? (Игриво посматривает на нее.)

Молли. Сегодня все ужасно трудно. Это из-за снега.

Паравичини. Да, снег многое затрудняет. (Встает.) Или облегчает. Да… очень облегчает.

Молли. Я не знаю.

Паравичини. Вы еще очень многого не знаете. Например, вы почти ничего не знаете о том, как управлять пансионом.

Молли. Да, вы правы. Но у нас это непременно получится.

Паравичини. Браво, браво! (Аплодирует.)

Молли. Я не такая плохая кухарка…

Паравичини (игриво) . Вы, вне всякого сомнения, очаровательная кухарка. (Подходит к Молли и берет ее за руку.)

Молли отдергивает руку и отходит в сторону.

Разрешите мне предостеречь вас, миссис Рэлстон. (Идет за ней.) Вы с мужем слишком доверчивы. Скажите, ваши гости представили вам какие-нибудь рекомендации?

Молли. А это полагается? Я думала, люди просто… просто приходят.

Паравичини. Не мешает знать кое-что о людях, которые спят под вашей крышей. Возьмите меня, например. Я пришел и сказал, что моя машина въехала в сугроб и застряла. Что вы обо мне знаете? Ровным счетом ничего! Может быть, я вор, разбойник, скрываюсь от правосудия… Может быть, я сумасшедший… или даже убийца.

Молли (отшатываясь) . Ах!

Паравичини. Видите! И о других своих гостях вы знаете не больше.

Молли. Ну, что касается миссис Бойл…

Миссис Бойл выходит из гостиной.

Миссис Бойл. В гостиной невозможно сидеть — такой там холод. Я буду писать здесь.

Паравичини. Разрешите, я в таком случае помешаю в камине. (Подходит к камину и мешает в нем кочергой.)

Справа входит майор Меткаф.

Майор Меткаф (со старомодной скромностью) . Миссис Рэлстон, нет ли тут вашего мужа? Кажется, замерзли трубы в… м-м… э-э… в нижней гардеробной.

Молли. О Боже! Какой ужасный день. Сначала полиция, теперь трубы.

Паравичини с грохотом роняет кочергу. Майор Меткаф застывает как парализованный.

Миссис Бойл (пораженная) . Полиция?

Майор Меткаф (громко, словно не веря) . Полиция, вы говорите?

Молли. Они звонили. Только что. Сказали, что сюда послан сержант. Но он к нам ни за что не доберется.

Входит Джайлс с корзиной дров.

Джайлс. Уголь никуда не годится — больше половины камни. А цена… Что такое, что-нибудь случилось?

Майор Меткаф. Я слышал, что сюда направляется полиция. В чем дело?

Джайлс. Не волнуйтесь, никто не пройдет сюда в такую погоду. Сугробы, наверное, в пять футов вышиной. Все дороги занесены. Сегодня никто сюда не попадет. (Идет с дровами к камину.) Простите, мистер Паравичини, я положу это на пол.

Раздаются три резких удара в окно, и сержант Троттер прижимает лицо к стеклу и всматривается. Молли вскрикивает и показывает на него рукой. Джайлс распахивает окно. Сержант Троттер стоит на лыжах; это веселый и весьма обыкновенный молодой человек.

Троттер. Мистер Рэлстон?

Джайлс. Да.

Троттер. Благодарю вас, сэр. Сержант Троттер из Беркширской полиции. Можно снять лыжи и положить их куда-нибудь?

Джайлс (указывая направо) . Идите туда, к главному входу, — я вас встречу.

Троттер. Благодарю вас, сэр.

Джайлс оставляет окно открытым и выходит в переднюю.

Миссис Бойл. Вот за что мы теперь платим нашей полиции — за то, что они занимаются зимним спортом.

Паравичини (подходит к Молли; жарким шепотом) . Для чего вы вызвали полицию, миссис Рэлстон?

Молли. Я не вызывала. (Закрывает окно.)

Слева, из гостиной, входит Кристофер.

Кристофер. Кто этот человек? Откуда он? Он прошел мимо окна гостиной на лыжах. Весь в снегу и такой энергичный.

Миссис Бойл. Хотите — верьте, хотите — нет, но этот человек — полицейский. Полицейский — на лыжах!

Джайлс и Троттер входят из передней. Троттер несет в руках лыжи.

Джайлс. Э-э… это сержант полиции Троттер.

Троттер. Добрый день.

Миссис Бойл. Неужели вы сержант? Вы слишком молоды.

Троттер. Не так молод, как кажется, мэм.

Кристофер. Зато вы ужасно энергичный.

Джайлс. Давайте поставим ваши лыжи под лестницу.

Джайлс и Троттер выходят через правую арку.

Майор Меткаф. Простите, миссис Рэлстон, можно мне позвонить по телефону?

Молли. Конечно, майор Меткаф.

Кристофер. Какой симпатичный, правда? Я и раньше всегда думал, что полицейские очень симпатичные люди.

Миссис Бойл. Глуп как пробка. С первого взгляда видно.

Майор Меткаф трубку ). Алло! Алло!.. (Молли.) Миссис Рэлстон, ваш телефон испорчен, совершенно испорчен.

Молли. Полчаса назад он был в порядке.

Майор Меткаф. Я думаю, провод порвался под тяжестью снега.

Кристофер (истерично смеется) . Итак, мы теперь совершенно отрезаны. Совершенно отрезаны. Правда, забавно?

Майор Меткаф. Не нахожу ничего смешного.

Миссис Бойл. Абсолютно ничего.

Кристофер. Ну, вам этого не понять. Тсс, легавый идет.

Справа входит Троттер, за ним Джайлс.

Троттер (вынимая записную книжку) . Теперь перейдем к делу, мистер Рэлстон. Миссис Рэлстон?

Джайлс. Вы хотите говорить с нами одними? Тогда можно пойти в библиотеку.

Троттер. В этом нет необходимости, сэр. Если будут присутствовать все, это сэкономит время. Разрешите мне сесть сюда. (Идет к правому концу обеденного стола.)

Паравичини. Прошу прощения. (Проходит мимо Троттера к левому концу стола.)

Троттер. Благодарю вас. (Располагается с видом судьи за обеденным столом.)

Молли. Ну, скорее скажите нам. Что мы сделали?

Троттер (удивленно) . Сделали? О, ничего такого, миссис Рэлстон. Совсем наоборот. Речь идет о полицейской охране, понимаете?

Молли. О полицейской охране?

Троттер. Это связано со смертью миссис Лайон — миссис Морин Лайон, с Калвер-стрит, двадцать четыре, Лондон, Вест-два, убитой вчера, пятнадцатого числа текущего месяца. Может быть, вы слышали или читали что-нибудь об этом?

Молли. Да. Я слышала по радио. Она была задушена.

Троттер. Совершенно верно, мэм. (Джайлсу.) Вот что я хочу узнать прежде всего: были вы знакомы с этой миссис Лайон?

Джайлс. Никогда о ней не слышал.

Молли отрицательно качает головой.

Троттер. Вы могли знать ее не под фамилией Лайон. Это не настоящая фамилия. Она была зарегистрирована в полиции, и по отпечаткам пальцев мы без труда установили ее личность. Ее настоящее имя было Морин Стэннинг. Она была замужем за фермером Джоном Стэннингом, который жил на Лонгриджской ферме, недалеко отсюда.

Джайлс. Лонгриджская ферма! Это там, где эти дети?..

Троттер. Да, дело о Лонгриджской ферме.

Мисс Кейсуэлл спускается по лестнице.

Мисс Кейсуэлл. Трое детей…

Все смотрят на нее.

Троттер. Совершенно верно, мисс. Корригэны. Два мальчика и девочка. Были приведены в суд как нуждающиеся в опеке и защите. Их поселили у Стэннингов на Лонгриджской ферме. Один из них вскоре умер вследствие постоянного жестокого обращения. Это дело вызвало тогда настоящую сенсацию.

Молли (очень взволнованно) . Это было ужасно.

Троттер. Стэннингов приговорили к тюремному заключению. Стэннинг умер в тюрьме. Миссис Стэннинг, отбыв свой срок, была освобождена. Вчера, как я сказал, ее нашли задушенной в доме номер двадцать четыре по Калвер-стрит.

Молли. Кто это сделал?

Троттер. Это я и хочу узнать, мэм. Поблизости от места преступления была найдена записная книжка с двумя адресами. Один — Калвер-стрит, двадцать четыре. Другой (после паузы)  — Монксуэлл-Мэнор.

Джайлс. Что?

Троттер. Да, сэр. Вот почему инспектор Хогбен, получив это сообщение из Скотланд-Ярда, счел необходимым послать меня сюда и выяснить, нет ли какой-либо связи между этим домом — или кем-нибудь, кто в нем находится, — и делом о Лонгриджской ферме.

Джайлс. Никакой связи. Абсолютно никакой. Это, должно быть, совпадение.

Троттер. Инспектор Хогбен не считает это совпадением, сэр. Он приехал бы сам, будь это возможно. Но из-за погоды и потому, что я умею ходить на лыжах, он послал меня, поручив собрать подробные сведения обо всех, кто находится в доме, и доложить ему по телефону, а также принять все необходимые меры, чтобы обеспечить безопасность обитателей дома.

Джайлс. Безопасность? А какая опасность, по его мнению, нам угрожает? Боже мой, не думает же он, что здесь кого-то должны убить?

Троттер. Не хочу пугать дам, но, откровенно говоря, дело именно в этом.

Джайлс. Почему?

Троттер. Я затем и нахожусь здесь, чтобы узнать это.

Джайлс. Но все это — сплошное безумие.

Троттер. Да, сэр. Вот почему это и опасно.

Миссис Бойл. Какой вздор!

Мисс Кейсуэлл. По-моему, это притянуто за уши.

Кристофер. Удивительно интересно.

Молли. Может быть, вы нам еще не все рассказали, сержант?

Троттер. Да, миссис Рэлстон. Под этими двумя адресами было написано: «Три слепые мышки». На теле убитой лежала записка: «Первая», а ниже были нарисованы три мышки и ноты. Это оказалась мелодия детской песенки «Три слепые мышки». Вы знаете ее. (Поет.) «Три мышки слепых…»

Молли (поет) .

Взгляни, как бегут

Три мышки слепых

За фермершей следом…

О, это ужасно.

Джайлс. Там было трое детей и один умер?

Троттер. Да, младший мальчик одиннадцати лет.

Джайлс. А что стало с остальными двумя?

Троттер. Девочку кто-то удочерил, и следы ее потерялись. Старшему мальчику теперь было бы года двадцать три. Он дезертировал из армии, и с тех пор о нем ничего не слышно. Военный психиатр утверждает, что он явный шизофреник. (Поясняя.) Попросту говоря, не все дома.

Молли. И думают, что это он убил миссис Лайон — миссис Стэннинг?

Троттер. Да.

Молли. И что у него мания убийства и он придет сюда и будет пытаться убить кого-то?.. Но почему?

Троттер. Это я и должен у вас выяснить. По мнению инспектора, здесь есть какая-то связь. (Джайлсу.) Вы утверждаете, сэр, что сами никогда не имели никакого отношения к делу о Лонгриджской ферме?

Джайлс. Нет.

Троттер. И вы тоже, мэм?

Молли (с усилием) . Я… Нет… то есть… никакого отношения.

Троттер. А прислуга?

Миссис Бойл делает неодобрительный жест.

Молли. Мы не держим прислуги. (Встает.) Да, кстати… Сержант Троттер, с вашего разрешения я пойду на кухню. Я буду там, если я вам понадоблюсь.

Троттер. Пожалуйста, пожалуйста, миссис Рэлстон.

Молли уходит. Джайлс направляется за ней, но его останавливают слова Троттера.

Теперь я хочу узнать ваши имена.

Миссис Бойл. Но это нелепо. Мы просто живем в этом подобии гостиницы. Мы приехали только вчера. Мы не имеем никакого отношения к этому дому.

Троттер. Но вы знали, что приедете сюда. И заказали комнаты заранее.

Миссис Бойл. Ну да. Все, кроме мистера… (Смотрит на Паравичини.)

Паравичини. Паравичини. Моя машина застряла в сугробе.

Троттер. Понятно. Любому, кто следовал за вами, нетрудно было точно установить, куда вы приехали. Я хочу знать только одно, и хочу знать это немедленно. Кто из вас имеет какое-либо отношение к этому делу о Лонгриджской ферме?

Мертвая тишина.

Вы не очень разумно себя ведете. Один из вас находится в опасности — в смертельной опасности. Я должен узнать, кто это.

По-прежнему тишина.

Хорошо, я буду спрашивать одного за другим. (Паравичини.) Начнем с вас, хотя вы, кажется, попали сюда более или менее случайно, мистер Пари…

Паравичини. Пара — Паравичини. Но, дорогой инспектор, я не знаю ничего, абсолютно ничего из того, о чем вы говорите. Я иностранец. Мне ничего не известно об этих местных делах прошлых лет.

Троттер (поднимаясь и подходя к миссис Бойл) . Миссис…

Миссис Бойл. Бойл. Не понимаю… это наглость… Почему, скажите пожалуйста, я должна иметь отношение к такому… к этому ужасному делу?

Майор Меткаф бросает на нее острый взгляд.

Троттер (глядя на мисс Кейсуэлл) . Мисс…

Мисс Кейсуэлл (медленно) . Кейсуэлл. Лесли Кейсуэлл. Я никогда не слышала о Лонгриджской ферме и ничего о ней не знаю.

Троттер (майору Меткафу) . Вы, сэр?

Майор Меткаф. Меткаф, майор. Об этом деле я читал в свое время в газетах. Тогда я квартировал в Эдинбурге. Личного касательства не имел.

Троттер (Кристоферу) . А вы?

Кристофер. Кристофер Рен. В то время я был ребенком. По-моему, я даже не слышал об этом деле.

Троттер (садясь) . И это всё, что вы можете сказать, — все вы?

Молчание.

Что ж, если один из вас будет убит, вам придется винить самих себя. Мистер Рэлстон, могу я теперь осмотреть дом снаружи? (Выходит вместе с Джайлсом.)

Кристофер. Боже, как мелодраматично! А он очень приятный, правда? Полицейские меня восхищают — такие деловые и бесстрастные. А все это дело — просто мороз по коже!.. «Три слепые мышки». Как это? (Насвистывает или напевает мелодию.)

Миссис Бойл. Мистер Рен!

Кристофер. Вам не нравится? Но эта мелодия — подпись, подпись убийцы. Даже интересно, какое он находил в этом удовольствие?

Миссис Бойл. Мелодраматическая чепуха. Я не верю ни одному слову.

Кристофер (подходит к ней сзади) . Подождите, подождите, миссис Бойл. Вот я подкрадусь к вам сзади, и вы почувствуете мои руки на своем горле…

Миссис Бойл. Перестаньте. (Встает.)

Майор Меткаф. Хватит, Кристофер. Неудачная шутка. Собственно говоря, это вообще не шутка.

Кристофер. Как не шутка! Именно шутка. Шутка сумасшедшего. Это-то и делает все таким восхитительно жутким. (Оглядывается по сторонам и хихикает.) Видели бы вы сейчас свои физиономии. (Уходит.)

Миссис Бойл. Исключительно плохо воспитанный и неуравновешенный молодой человек.

Входит Молли.

Молли. Где Джайлс?

Мисс Кейсуэлл. Водит нашего полицейского по дому.

Миссис Бойл. Ваш друг архитектор ведет себя в высшей степени странно.

Майор Меткаф. Молодые люди в наше время нервные. Будем надеяться, что с годами это пройдет.

Миссис Бойл. Нервы? Меня выводят из терпения люди, которые говорят, что у них нервы. У меня нет никаких нервов.

Майор Меткаф. Нет? Что ж, может быть, для вас это лучше, миссис Бойл.

Миссис Бойл. Что вы имеете в виду?

Майор Меткаф. По-моему, вы в то время были здесь судьей. И на вас лежит ответственность за отправку этих троих детей на Лонгриджскую ферму.

Миссис Бойл. Послушайте, майор Меткаф, можно ли меня считать ответственной? Мы получили сообщение сотрудников благотворительной организации. Хозяева фермы были милейшие люди, которые страшно просили, чтобы детей отдали им. Это нас вполне устраивало. Яйца, свежее молоко и здоровая жизнь на воздухе.

Майор Меткаф. Пинки, удары, голод и злобные хозяева.

Миссис Бойл. Откуда я могла это знать? Они так прилично разговаривали.

Молли. Да, я не ошиблась. (Смотрит на миссис Бойл.) Это были вы…

Майор Меткаф бросает острый взгляд на Молли.

Миссис Бойл. Человек старается выполнить свой общественный долг, а получает одни оскорбления.

Паравичини (смеясь от души) . Простите меня, но все это в высшей степени забавно. Я получаю большое удовольствие. (Продолжая смеяться, выходит в гостиную.)

Миссис Бойл. Мне он с самого начала не понравился!

Мисс Кейсуэлл. Откуда он взялся? (Берет сигарету из коробки.)

Молли. Я не знаю.

Мисс Кейсуэлл. Темная личность. Да еще румянится и пудрится. Отвратительно. Наверное, уже старик. (Закуривает.)

Молли. А скачет, как молодой.

Майор Меткаф. Вам понадобятся дрова. Я принесу. (Уходит.)

Молли. Только четыре часа, а уже почти темно. Я включу свет. (Зажигает бра над камином.) Так лучше.

Пауза. Миссис Бойл беспокойно смотрит на Молли, потом на мисс Кейсуэлл, которые не сводят с нее глаз.

Миссис Бойл (собирая свои письменные принадлежности) . Куда я дела свою ручку? (Выходит в библиотеку.)

Из гостиной доносятся звуки фортепиано — мелодия «Три слепые мышки», подбираемая одним пальцем.

Молли (подходит к окну и задергивает занавеску) . Какая противная мелодия.

Мисс Кейсуэлл. Вы ее не любите? Она напоминает вам о детстве… несчастливом детстве?

Молли. Я в детстве была очень счастливой.

Мисс Кейсуэлл. Вам повезло.

Молли. А вы не были счастливы?

Мисс Кейсуэлл. Нет.

Молли. Как жалко!

Мисс Кейсуэлл. Но это было давно. Человек все может преодолеть.

Молли. Наверное.

Мисс Кейсуэлл. Или не все? Черт возьми, трудно сказать.

Молли. Говорят, то, что было в детстве, значит больше, чем все остальное.

Мисс Кейсуэлл. Говорят… Кто говорит?

Молли. Психологи.

Мисс Кейсуэлл. Все вздор. Сплошная чепуха. Мне не нужны психологи и психиатры.

Молли. Мне никогда не приходилось к ним обращаться.

Мисс Кейсуэлл. Ваше счастье. Все это чушь. Жизнь — это то, что вы из нее делаете. Идите прямо вперед и не оглядывайтесь.

Молли. Не всегда можно удержаться.

Мисс Кейсуэлл. Ерунда. Зависит от силы воли.

Молли. Может быть.

Мисс Кейсуэлл (с силой) . Я знаю.

Молли. Вы, наверное, правы… (Вздыхает.) Но иногда что-нибудь случается… и заставляет вспомнить…

Мисс Кейсуэлл. Не уступайте. Отвернитесь.

Молли. Вы думаете, это правильно? Не знаю. Может быть, все как раз наоборот. Может быть, по-настоящему человек должен не отворачиваться, а повернуться лицом.

Мисс Кейсуэлл. Смотря о чем вы говорите.

Молли (с легким смехом) . Иногда я сама не знаю, о чем говорю.

Мисс Кейсуэлл. Прошлое касается меня лишь настолько, насколько я этого хочу.

Джайлс и Троттер спускаются по лестнице.

Троттер. Наверху все в порядке. (Идет в столовую, затем возвращается.)

Мисс Кейсуэлл уходит в столовую, оставив дверь открытой. Молли начинает прибирать в холле.

(Идет к левой двери и открывает ее.) Что там? Гостиная?

После того, как дверь открыта, звуки фортепиано становятся гораздо громче. Троттер входит в гостиную, прикрыв за собой дверь, затем возвращается.

Голос миссис Бойл. Не будете ли вы так любезны прикрыть дверь. Здесь такие сквозняки.

Троттер. Простите, мэм, я должен был осмотреть помещение. (Закрывает дверь и уходит вверх по лестнице.)

Джайлс (подходя к Молли) . Молли, что все это…

Троттер спускается по лестнице.

Троттер. Ну вот, обход закончен. Ничего подозрительного. Я могу доложить инспектору Хогбену. (Идет к телефону.)

Молли. Но телефон испорчен. Вы не сможете позвонить…

Троттер (круто поворачиваясь) . Что? (Снимает трубку.) С каких пор?

Молли. Майор Меткаф обнаружил это сразу после вашего прихода.

Троттер. Но перед этим он был в исправности. Инспектор Хогбен легко дозвонился сюда.

Молли. Да. Наверное, потом провода порвались под тяжестью снега.

Троттер. Вряд ли. Скорее, они были перерезаны. (Кладет трубку на рычаг и поворачивается к присутствующим.)

Джайлс. Перерезаны? Но кто мог это сделать?

Троттер. Мистер Рэлстон… Что вы знаете о людях, которые живут в вашем пансионе?

Джайлс. Я… мы… мы, собственно говоря, ничего о них не знаем.

Троттер. Ага.

Джайлс. Миссис Бойл написала нам из борнмутского отеля, майор Меткаф из… Откуда?

Молли. Из Лимингтона.

Джайлс. Рен — из Хэмпстеда, а эта Кейсуэлл — из частной гостиницы в Кенсингтоне. Паравичини, как мы вам говорили, явился совершенно неожиданно вчера вечером. Тем не менее я полагаю, у всех у них есть продовольственные талоны[4]В годы Второй мировой войны в Англии было введено рационирование пищевых продуктов, частично сохранившееся до 1954 года. или что-нибудь в этом роде.

Троттер. Конечно, я все это изучу. Но на такого рода данные нельзя особенно полагаться.

Молли. Но даже если этот… этот маньяк хочет проникнуть сюда и убить нас всех или одного из нас, мы сейчас в полной безопасности. Из-за снега. Никто сюда не проберется, пока не стает снег.

Троттер. Если только он уже не пробрался.

Джайлс. Уже пробрался?

Троттер. Почему же нет, мистер Рэлстон? Все эти люди прибыли сюда вчера вечером. Через несколько часов после убийства миссис Стэннинг. Времени на дорогу было вполне достаточно.

Джайлс. Но все, кроме мистера Паравичини, заказали комнаты заранее.

Троттер. Ну и что же? Преступления были подготовлены.

Джайлс. Преступления? Совершено только одно преступление. На Калвер-стрит. Почему вы уверены, что здесь произойдет другое?

Троттер. Я не уверен, что произойдет, — я надеюсь предотвратить его. Но уверен, что будет сделана попытка.

Джайлс. Я не могу поверить. Это выглядит так фантастично.

Троттер. Это не фантазия. Это только факты.

Молли. У вас есть описание внешности человека, которого видели в Лондоне?

Троттер. Рост средний, телосложение ничем не примечательное, темное пальто, фетровая шляпа, лицо закрыто шарфом. Говорит шепотом. (Пауза.) Здесь в прихожей висят три темных пальто… Одно из них ваше, мистер Рэлстон… Три фетровые шляпы…

Молли. Я все же не могу поверить.

Троттер. Понимаете, меня беспокоит этот телефонный провод. Если он был перерезан… (Подходит к телефону, наклоняется и изучает шнур.)

Молли. Мне надо приготовить овощи. (Уходит.)

Джайлс берет с кресла перчатку Молли, держит и поглаживает ее с отсутствующим видом. Достает из перчатки лондонский автобусный билет, смотрит на него, затем вслед Молли, затем снова на билет.

Троттер. Есть здесь второй аппарат?

Джайлс (нахмурившись смотрит на автобусный билет и отвечает не сразу.) Простите. Вы что-то сказали?

Троттер. Да, мистер Рэлстон. Я спросил: есть здесь второй аппарат?

Джайлс. Есть — наверху, в нашей спальне.

Троттер. Попробуйте позвонить оттуда.

Джайлс, держа в руке перчатку и автобусный билет, с растерянным видом идет к лестнице и поднимается по ней. Троттер продолжает исследовать телефонный шнур; отдергивает занавески и открывает окно, стараясь проследить, куда уходит шнур. Идет к правой арке, наклоняется, возвращается с фонарем. Подходит к окну, выпрыгивает наружу, наклоняется, рассматривает что-то, затем исчезает из виду. Миссис Бойл, дрожа от холода, выходит из библиотеки и замечает открытое окно.

Миссис Бойл (идя к окну) . Кто оставил это окно открытым? (Закрывает окно, задергивает занавески, идет к камину и подбрасывает в огонь полено. Включает приемник. Раздаются звуки музыки. Хмурится и ловит другую программу.)

Голос по радио. …Чтобы понять то, что я называю механизмом страха, надо изучить воздействие страха на человеческое сознание. Представьте себе, например, что вы один — или одна — в комнате. Вечер. Дверь позади вас тихо открывается…

Дверь справа открывается. Кто-то насвистывает мелодию «Три слепые мышки».

Миссис Бойл (вздрогнув, оборачивается; с облегчением) . А, это вы. Не могу поймать ничего подходящего. (Поворачивается к приемнику и настраивается на музыкальную программу.)

В дверь просовывается рука, которая тянется к выключателю. Свет гаснет.

Что вы делаете? Зачем вы выключили свет?

Регулятор громкости повернут до упора; сквозь музыку слышно хрипение и шум борьбы. Тело миссис Бойл падает. Молли входит и останавливается в растерянности.

Молли. Почему так темно? Какой шум! (Включает свет и подходит к приемнику, чтобы убавить звук. Видит миссис Бойл, которая лежит, задушенная, перед диваном, и вскрикивает.)


Занавес быстро закрывается.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть