Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мышеловка The Mousetrap
Действие второе

Место действия то же. Десять минут спустя. Когда занавес открывается, тело миссис Бойл убрано. Все собрались в зале. Троттер главенствует, сидя за обеденным столом. Молли стоит у стола. Все остальные сидят.


Троттер. Итак, миссис Рэлстон, соберитесь и подумайте — подумайте…

Молли (на пределе) . Я не могу думать. Голова онемела.

Троттер. Миссис Бойл была убита непосредственно перед тем, как вы подошли к ней. Вы пришли из кухни. А в передней вы никого не видели и не слышали?

Молли. Нет… никого. Только радио здесь орало. Я не могла понять, кто включил его на такую громкость. При этом я бы все равно больше ничего не услышала, правда ведь?

Троттер. Несомненно, таков был замысел преступника или (многозначительно) преступницы.

Молли. Как я могла еще что-то слышать?

Троттер. Может быть, вас провели. Если убийца вышел из комнаты туда (показывает налево) , а вы в это время шли из кухни, он мог услышать ваши шаги и ускользнуть по задней лестнице или в столовую…

Молли. По-моему… я не уверена… я слышала, как дверь скрипнула… и закрылась… как раз когда я выходила из кухни.

Троттер. Какая дверь?

Молли. Не знаю.

Троттер. Подумайте, миссис Рэлстон, соберитесь и подумайте. Наверху? Внизу? Рядом? Справа? Слева?

Молли (со слезами в голосе) . Говорю вам, не знаю. Я даже не уверена, что я вообще что-то слышала.

Джайлс (сердито) . Перестаньте ее запугивать. Разве вы не видите, что она не в состоянии отвечать?

Троттер (резко) . Мы расследуем убийство, мистер Рэлстон. До сих пор никто не относился к этому серьезно. В том числе миссис Бойл. Она не все мне рассказала. И вы все тоже. Теперь миссис Бойл мертва. Если мы не докопаемся до сути — и быстро, заметьте, — может произойти еще одно убийство.

Джайлс. Еще одно? Вздор. Почему?

Троттер (мрачно) . Потому что слепых мышек было три.

Джайлс. И все они умрут? Но должна же быть какая-то связь — я хочу сказать, еще какая-то связь — с делом о Лонгриджской ферме.

Троттер. Да, связь должна быть.

Джайлс. Так почему же еще одна смерть здесь?

Троттер. Потому что в найденной нами записной книжке было только два адреса. На Калвер-стрит, двадцать четыре, имелась одна-единственная возможная жертва. Она мертва. Но здесь, в Монксуэлл-Мэнор, выбор более широк. (Многозначительно оглядывает присутствующих.)

Мисс Кейсуэлл. Чепуха. Неужели, по-вашему, здесь могут случайно оказаться два человека, причастных к делу о Лонгриджской ферме? Какое невероятное совпадение!

Троттер. При определенных обстоятельствах это совпадение не было бы таким уж невероятным. Подумайте об этом, мисс Кейсуэлл. (Встает.) Теперь я хочу точно установить, кто где находился в момент убийства миссис Бойл. Я уже слышал заявление миссис Рэлстон. Вы занимались в кухне приготовлением овощей. Выйдя из кухни, вы прошли коридор, затем переднюю и оказались здесь. Радио работало на полную громкость, но свет был выключен, и в прихожей было темно. Вы включили свет, увидели мисс Бойл и вскрикнули.

Молли. Да. Я кричала и кричала. И наконец пришли люди.

Троттер. Да, как вы сказали, пришли люди, много людей с разных сторон — все более или менее одновременно. (Выдерживает паузу, идет на авансцену и поворачивается спиной к залу.) Так вот, когда я вылез из этого окна, чтобы осмотреть телефонный провод, вы, мистер Рэлстон, пошли наверх, чтобы проверить второй аппарат. Где вы были, когда миссис Рэлстон вскрикнула?

Джайлс. Я был еще в спальне. Второй аппарат тоже не работал. Я выглянул из окна, чтобы посмотреть, не видно ли перерезанного провода, но ничего не увидел. Не успел я закрыть окно, как раздался крик Молли, и я побежал вниз.

Троттер (опершись на обеденный стол) . Эти простые действия отняли у вас довольно много времени, мистер Рэлстон.

Джайлс. Не нахожу.

Троттер. Я бы сказал, что вы определенно не торопились.

Джайлс. Мне было о чем подумать.

Троттер. Отлично. Теперь, мистер Рен, я хочу послушать ваше сообщение. Где были вы?

Кристофер. Я заглянул в кухню, чтобы узнать, не могу ли я чем-нибудь помочь миссис Рэлстон. Я просто обожаю готовить. После этого я пошел наверх в свою спальню.

Троттер. Зачем?

Кристофер. Пойти в спальню — это ведь вполне естественная вещь, вы не находите? Бывает иногда, что человеку хочется побыть одному.

Троттер. Вы пошли в спальню, потому что вам захотелось побыть одному?

Кристофер. И причесаться… и… навести там порядок.

Троттер (сурово глядя на взъерошенные волосы Кристофера) . Вы хотели причесаться?

Кристофер. Так или иначе, но я был там!

Троттер. И вы услышали крик миссис Рэлстон?

Кристофер. Да.

Троттер. И спустились вниз?

Кристофер. Да.

Троттер. Удивительно, что вы и мистер Рэлстон не встретились на лестнице.

Кристофер и Джайлс смотрят друг на друга.

Кристофер. Я спустился по задней лестнице. Она ближе к моей комнате.

Троттер. А поднимались вы в свою комнату тоже по задней лестнице или отсюда?

Кристофер. Тоже по задней лестнице.

Троттер. Понятно. Мистер Паравичини.

Паравичини. Я говорил вам. Я играл на пианино в гостиной — вот там, инспектор. (Показывает.)

Троттер. Я не инспектор, а всего лишь сержант, мистер Паравичини. Кто-нибудь слышал, как вы играли?

Паравичини (улыбаясь) . Не думаю. Я играл очень, очень тихо… одним пальцем.

Молли. Вы играли «Три слепые мышки».

Троттер (резко) . Это верно?

Паравичини. Да. Это очень запоминающаяся мелодия. Это — как правильно сказать? — навязчивая мелодия. Вы со мной согласны?

Молли. По-моему, ужасная мелодия.

Паравичини. И все же она застревает в голове. Кто-то ее насвистывал.

Троттер. Насвистывал? Где?

Паравичини. Боюсь сказать. Может быть, в передней, может быть, на лестнице, а может быть, даже наверху, в спальне.

Троттер. Кто насвистывал «Три слепые мышки»?

Молчание.

Это вы выдумали, мистер Паравичини?

Паравичини. Нет, нет, инспектор, — то есть простите, сержант, — я не стал бы этого делать.

Троттер. Ну, продолжайте, вы играли на пианино…

Паравичини (показывая палец) . Одним пальцем — вот так… А потом я услышал радио… на полную громкость… кто-то просто вопил. Это оскорбило мой слух. И после этого… внезапно… я услышал крик миссис Рэлстон.

Троттер (загибая пальцы) . Мистер Рэлстон наверху. Мистер Рен наверху. Мистер Паравичини в гостиной. Мисс Кейсуэлл?

Мисс Кейсуэлл. Я писала письма в библиотеке.

Троттер. Вам было слышно, что здесь происходит?

Мисс Кейсуэлл. Нет, я ничего не слышала, пока миссис Рэлстон не закричала.

Троттер. И что вы сделали тогда?

Мисс Кейсуэлл. Я пошла сюда.

Троттер. Сразу же?

Мисс Кейсуэлл. Мне кажется, да.

Троттер. Вы говорите, что писали письма, когда услышали крик миссис Рэлстон?

Мисс Кейсуэлл. Да.

Троттер. И вы поспешно встали из-за стола и пошли сюда?

Мисс Кейсуэлл. Насколько я помню, да.

Троттер. И все же, кажется, на письменном столе в библиотеке не осталось недописанного письма.

Мисс Кейсуэлл. Я захватила его с собой. (Открывает сумку, достает письмо и протягивает его Троттеру.)

Троттер (смотрит на письмо и возвращает его обратно) . «Дорогая Джесси»… гм… это ваша подруга или родственница?

Мисс Кейсуэлл. А вот это, черт возьми, уже не ваше дело! (Отворачивается.)

Троттер. Может быть, и так. Но знаете, если бы я писал письмо и услышал чей-то крик, я, наверное, не стал бы складывать это письмо и прятать в сумку, а пошел бы узнать, что случилось.

Мисс Кейсуэлл. Не стали бы? Как интересно.

Троттер. Теперь вы, майор Меткаф. Вы говорите, что были в подвале. Что вы там делали?

Майор Меткаф (любезно) . Я осматривался. Просто осматривался. Я заглянул в чулан под лестницей возле кухни. Много хлама и спортивного инвентаря. И я заметил там еще одну дверь, открыл ее и увидел лестницу. Мне стало любопытно, и я спустился по ней. Ну и подвалы у вас!

Молли. Рада, что они вам понравились.

Майор Меткаф. Да нисколько. Старый монастырский склеп, я бы сказал. Может быть, отсюда и название «Монксуэлл»?[5]Монашеский колодец (англ.) .

Троттер. Мы сейчас занимаемся не изучением древностей, майор Меткаф. Мы расследуем убийство. Миссис Рэлстон слышала скрип закрывающейся двери. Именно чуланная дверь закрывается со скрипом. Возможно, что после убийства миссис Бойл убийца услышал шаги миссис Рэлстон, возвращающейся из кухни, проскользнул в чулан и закрыл за собой дверь.

Майор Меткаф. Все может быть.

Пауза.

Кристофер. В чулане должны быть отпечатки пальцев.

Майор Меткаф. Мои там, разумеется, есть. Но преступники, как правило, довольно предусмотрительны и надевают перчатки.

Троттер. Как правило, да. Но все преступники рано или поздно ошибаются.

Паравичини. Вы в этом уверены, сержант?

Джайлс. Слушайте, не напрасно ли мы теряем время? Один человек, который…

Троттер. Простите, мистер Рэлстон, я веду расследование.

Джайлс. Очень хорошо, но… (Идет к двери.)

Троттер (повелительно) . Мистер Рэлстон!

Джайлс возвращается.

Благодарю вас. Мы должны установить как мотивы, так и наличие возможности. Я хочу сказать вам вот что: возможность была у каждого из вас.

Неуверенные возгласы протеста.

Троттер. Здесь две лестницы — любой мог подняться по одной из них, а спуститься по другой. Любой мог проникнуть в подвал через дверь возле кухни, подняться по ступенькам и выйти через люк к основанию верхней лестницы. Несомненно, фактом является то, что в момент убийства каждый из вас был один.

Джайлс. Но послушайте, сержант, вы говорите так, словно мы все под подозрением. Это же нелепо!

Троттер. При расследовании убийства все находятся под подозрением.

Джайлс. Но вы же отлично знаете, кто убил ту женщину на Калвер-стрит. Вы сами сказали, что это старший из двух мальчиков с фермы. Умственно неполноценный молодой человек, которому сейчас двадцать три года. Ну так среди нас только один такой, черт возьми! (Указывает на Кристофера и надвигается на него.)

Кристофер. Это неправда… неправда! Вы все против меня. Вы хотите пришить мне убийство. Это травля, вот что это такое.

Майор Меткаф (мягко) . Спокойно, парень, спокойно. (Похлопывает Кристофера по плечу и достает трубку.)

Молли (подходя к Кристоферу) . Всё в порядке, Крис. Никто против вас ничего не имеет. (Троттеру.) Скажите ему, что всё в порядке.

Троттер (смотрит на Джайлса; бесстрастно) . Мы не занимаемся подстраиванием обвинений.

Молли (Троттеру) . Скажите ему, что вы не собираетесь его арестовывать.

Троттер (бесстрастно) . Я никого не собираюсь арестовывать. Для этого мне нужны доказательства. У меня нет доказательств — пока нет.

Джайлс. Ты сошла с ума, Молли. (Троттеру.) И вы тоже. Только один человек соответствует приметам, и, хотя бы из соображений безопасности, он должен быть арестован. Это было бы справедливо по отношению к остальным.

Молли. Подожди, Джайлс, подожди. Сержант Троттер, могу я… могу я сказать вам два слова?

Троттер. Конечно, миссис Рэлстон. (Остальным.) Выйдите, пожалуйста, в столовую.

Все выходят.

Джайлс. Я остаюсь.

Молли. Нет, Джайлс, и ты тоже, пожалуйста.

Джайлс (яростно) . Я остаюсь. Я не понимаю, что с тобой случилось, Молли.

Молли. Прошу тебя.

Джайлс выходит вслед за остальными, оставив дверь открытой. Молли закрывает ее.

Троттер. Да, миссис Рэлстон, что вы хотели мне сказать?

Молли. Сержант Троттер, вы думаете, что этот… этот безумный убийца должен быть старшим из тех троих детей с фермы, но вы ведь не знаете этого наверняка?

Троттер. Фактически мы ничего не знаем. Пока известно только, что женщина, которая вместе со своим мужем морила детей голодом, была убита, и женщина-судья, ответственная за их отправку на ферму, тоже была убита. Телефонная линия, связывающая меня с полицейским управлением, была перерезана…

Молли. Но утверждать этого вы не можете. А вдруг это из-за снега.

Троттер. Нет, миссис Рэлстон, провод был перерезан умышленно. У самого входа в дом. Я нашел это место.

Молли (потрясенная) . Понятно.

Троттер. Сядьте, миссис Рэлстон.

Молли (садясь на диван) . Но все равно, вы не знаете…

Троттер. Я исхожу из наиболее вероятного. Смотрите, все сходится: психическая неуравновешенность, детский склад ума, побег из армии и заключение психиатра.

Молли. Да, и поэтому все как будто указывает на Кристофера. Но я не верю, что это Кристофер. Тут что-то другое.

Троттер. Например?

Молли (запнувшись) . Ну, например… разве у этих детей не было родных?

Троттер. Мать была пьяницей. Она умерла вскоре после того, как у нее отобрали детей.

Молли. А отец?

Троттер. Он был сержантом и служил за границей. Если он жив, то сейчас он, вероятно, уже демобилизовался.

Молли. И вы не знаете, где он находится?

Троттер. У нас нет никаких сведений. Проследить его путь — дело нелегкое, но можете быть уверены, миссис Рэлстон, полиция учитывает все возможные варианты.

Молли. Но вы не знаете, где он сейчас находится, и если сын умственно неполноценный, то и отец может быть ненормальным.

Троттер. Да, это возможно.

Молли. И если он вернулся домой, — может быть, после японского плена, после стольких страданий, — вернулся и узнал, что его жена умерла, а одного из сыновей замучили до смерти, — согласитесь, ведь он мог потерять голову и поддаться жажде мести!

Троттер. Это только предположения.

Молли. Но это возможно?

Троттер. О да, миссис Рэлстон, это вполне возможно.

Молли. Так что убийца может быть пожилым человеком или даже стариком. (Пауза.) Когда я сказала, что позвонили из полиции, майор Меткаф страшно взволновался. Честное слово. Я видела его лицо.

Троттер (задумавшись) . Майор Меткаф?

Молли. Средних лет. Военный. Очень милый и вроде бы совершенно нормальный, но ведь ненормальный может и не бросаться в глаза?

Троттер. Да, часто это совершенно незаметно.

Молли. Так что не один Кристофер под подозрением. Майор Меткаф тоже.

Троттер. У вас есть еще какие-нибудь предположения?

Молли. Мистер Паравичини уронил кочергу, когда я сказала, что звонили из полиции.

Троттер. Мистер Паравичини. (Задумывается.)

Молли. На вид он совсем старый, и иностранец, и все такое, но, может быть, он не так стар, как выглядит. Он движется как молодой и явно употребляет косметику. Мисс Кейсуэлл тоже это заметила. Он, может быть, — я знаю, это звучит очень мелодраматично, — но он, может быть, загримирован.

Троттер. Вам очень не хочется, чтобы преступником оказался мистер Рен?

Молли. Он какой-то беспомощный. И такой несчастный.

Троттер. Миссис Рэлстон, разрешите сказать вам следующее. Я с самого начала помнил обо всех возможных вариантах. Мальчик Джорджи, отец и еще кое-кто. Была еще сестра, вы помните?

Молли. Ах… сестра?

Троттер. Убийцей Морин Лайон могла быть и женщина. Шарф, надвинутая мужская фетровая шляпа, к тому же убийца говорил шепотом. Голос выдает пол. Да, это могла быть и женщина.

Молли. Мисс Кейсуэлл?

Троттер. Она, пожалуй, старовата для этой роли. (Подходит к двери в библиотеку, открывает ее, заглядывает, затем закрывает дверь.) О да, миссис Рэлстон, выбор очень широк. Например, вы сами.

Молли. Я?

Троттер. Ваш возраст как раз подходит.

Молли хочет протестовать.

(Останавливает ее.) Нет, нет. Что бы вы о себе ни говорили, я не смогу вас сейчас проверить, помните это. Затем ваш муж.

Молли. Джайлс? Что за чепуха?

Троттер. Они с Кристофером Реном примерно одного возраста. Допустим, ваш муж выглядит старше своих лет, а Кристофер Рен — моложе. Точный возраст определить очень трудно. Что вы знаете о вашем муже, миссис Рэлстон?

Молли. Что я знаю о Джайлсе? Не задавайте глупых вопросов.

Троттер. Сколько времени вы женаты?

Молли. Ровно год.

Троттер. И где вы с ним познакомились?

Молли. На танцах в Лондоне. Мы оказались в одной компании.

Троттер. Вы встречались с его родными?

Молли. У него нет родных. Они все умерли.

Троттер (многозначительно) . Все умерли?

Молли. Да… но вы всё нарочно искажаете. Его отец был адвокатом, а мать умерла, когда Джайлс был еще ребенком.

Троттер. Вы ведь только пересказываете то, что он вам говорил.

Молли. Да, но… (Отворачивается.)

Троттер. Сами вы ничего не знаете.

Молли (стремительно поворачивается) . Возмутительно, что…

Троттер. Вы были бы удивлены, миссис Рэлстон, если бы узнали, сколько у нас дел, похожих на ваше. Особенно после войны. Разрушенные дома, погибшие семьи. Человек говорит, что он служил в авиации или только что прошел военную подготовку. Родители погибли… родни никакой. Сейчас у молодых людей нет прошлого, и они начинают решать сами за себя. Раньше родители и родственники наводили справки, прежде чем дать согласие на помолвку. С этим покончено. Девушка просто выходит замуж за своего молодого человека. Иногда она в течение года или двух не знает, что он проворовавшийся клерк, или дезертир, или еще что-нибудь не слишком приятное. Сколько времени вы были знакомы с Джайлсом Рэлстоном, когда выходили за него замуж?

Молли. Только три недели… Но…

Троттер. И вы ничего о нем не знали?

Молли. Неправда, я все о нем знала! Я точно знала, что он за человек. Он Джайлс. И это полный абсурд — подозревать, что он какой-то страшный сумасшедший, одержимый манией убийства. Он даже в Лондоне не был вчера, когда произошло это убийство!

Троттер. Где он был? Здесь?

Молли. Он ездил куда-то за проволочной сеткой для курятника.

Троттер. Он привез сетку?

Молли. Нет, он не нашел такой, как надо.

Троттер. Отсюда около тридцати миль до Лондона. А-а, у вас есть расписание поездов! (Берет расписание и читает.) Всего час поездом и час с небольшим на автомобиле.

Молли (топает ногой). Я вам говорю, что Джайлс не был в Лондоне.

Троттер. Одну минутку, миссис Рэлстон. (Идет в переднюю и возвращается с темным пальто в рунах.) Это пальто вашего мужа?

Молли (подозрительно) . Да.

Троттер (достает из кармана пальто сложенную вечернюю газету) . «Ивнинг ньюс». Вчерашняя. Продавалась на улицах около половины четвертого.

Молли. Я не верю!

Троттер. Не верите? Не верите? (Выходит, унося пальто.)

Молли сидит в кресле, уставившись в газету. Дверь справа медленно открывается. В комнату заглядывает Кристофер, видит, что Молли одна, и входит.

Кристофер. Молли!

Молли (вздрагивает и прячет газету под подушку на кресле) . Ох, как вы меня напугали!

Кристофер. Где он? Куда он ушел?

Молли. Кто?

Кристофер. Сержант.

Молли. А, он пошел туда.

Кристофер. Если бы я только мог выбраться! Куда-нибудь, как-нибудь. Можно мне где-нибудь спрятаться — в доме?

Молли. Спрятаться?

Кристофер. Да, от него.

Молли. Зачем?

Кристофер. Но, дорогая, все так настроены против меня. Они все считают меня убийцей — особенно ваш муж.

Молли. Не обращайте на него внимания. (Пауза.) Послушайте, Кристофер, ведь нельзя же всю жизнь убегать от жизни.

Кристофер. Почему вы это говорите?

Молли. Но это правда, разве нет?

Кристофер (безнадежно) . Да, это чистая правда.

Молли (мягко) . Когда-то придется взрослеть, Крис.

Кристофер. До чего не хочется!

Молли. На самом деле вас зовут не Кристофер Рен?

Кристофер. Нет.

Молли. И вы не собирались стать архитектором?

Кристофер. Нет.

Молли. Зачем же вы…

Кристофер. Зачем я называл себя Кристофером Реном? Просто для смеха. И потом, в школе надо мной смеялись и дразнили Кристофером Робином[6]Кристофер Робин — персонаж книги А. Милна «Винни-Пух и все, все, все».. Робин — Рен, очень похоже. Малиновка и королек… В школе был сплошной ад.

Молли. Как вас зовут по-настоящему?

Кристофер. Это не важно. Я сбежал из армии. Там все было чудовищно, я ее ненавидел.

Молли внезапно чувствует какую-то неловкость, которую Кристофер замечает.

Да, я что-то вроде этого неизвестного убийцы. Я единственный, кто соответствует приметам. Понимаете, моя мама… моя мама…

Молли. Да… что же она?

Кристофер. Все было бы в порядке, будь она жива. Она бы заботилась обо мне…

Молли. Нельзя же, чтобы о вас заботились до старости. В жизни всякое может случиться. И мы должны сами все преодолевать… должны идти дальше своей дорогой.

Кристофер. Это невозможно.

Молли. Нет, возможно.

Кристофер. Вы хотите сказать — с вами так было?

Молли (глядя ему в лицо) . Да.

Кристофер. И что это было? Что-нибудь очень плохое?

Молли. То, чего я никогда не забуду.

Кристофер. Это связано с Джайлсом?

Молли. Нет, это произошло задолго до того, как мы познакомились.

Кристофер. Но тогда вы были совсем девочкой.

Молли. Может быть, именно потому это было так… ужасно. Это было отвратительно… отвратительно… Я стараюсь выбросить это из головы! Стараюсь никогда об этом не думать.

Кристофер. Значит, вы тоже убегаете. Убегаете от жизни… вместо того, чтобы взглянуть ей в лицо.

Молли. Да… пожалуй, в каком-то смысле.

Молчание.

Если принять во внимание, что я никогда вас не видела до вчерашнего вечера, мы знаем друг друга довольно хорошо.

Кристофер. Да, это странно, правда?

Молли. Не знаю. Наверное, между нами существует какое-то родство душ.

Кристофер. По-вашему, мне следует остаться?

Молли. А что вам, честно говоря, еще делать?

Кристофер. Я могу стянуть лыжи сержанта. Я хорошо хожу на лыжах.

Молли. Это было бы ужасно глупо. Все равно что признать себя виновным.

Кристофер. Сержант Троттер и так думает, что я виновен.

Молли. Нет, он так не думает. По крайней мере… я не знаю, что он думает. (Достает из-под подушки газету и смотрит на нее с неожиданной яростью.) Я его ненавижу, ненавижу, ненавижу…

Кристофер (испуганно) . Кого?

Молли. Сержанта Троттера. Он вбивает в голову такое… Это неправда… не может быть правдой.

Кристофер. О чем вы?

Молли. Я не верю… никогда не поверю…

Кристофер. Чему вы не поверите? В чем дело, скажите!

Молли (показывая газету ему) . Видите?

Кристофер. Да.

Молли. Что это такое? Вчерашняя вечерняя газета… лондонская. Она была в кармане у Джайлса. Но Джайлс не ездил вчера в Лондон.

Кристофер. Ну, если он был здесь целый день…

Молли. Нет, его здесь не было. Он поехал на автомобиле искать проволочную сетку для курятника, но не нашел.

Кристофер. Ну и что же? Наверное, после этого он поехал в Лондон.

Молли. Тогда почему он мне об этом не сказал? Зачем ему было говорить, что он все время ездил по округе?

Кристофер. Может, из-за сообщений об убийстве…

Молли. Он не знал об убийстве. Или знал? Знал?

Кристофер. Господи, Молли. Вы же не думаете… сержант не думает… (Роняет газету на диван.)

Молли. Я не знаю, что думает сержант. Он может вам внушить все, что угодно. Вы начинаете задавать вопросы сами себе, начинаете сомневаться. Вам кажется, что человек, которого вы хорошо знаете и любите, что он, может быть… чужой. (Шепотом.) Как в страшном сне. Вы среди друзей, но вдруг вы смотрите на их лица, и это уже не друзья, а совсем другие люди, они только притворялись друзьями. Может быть, никому нельзя верить… может быть, все чужие? (Закрывает лицо руками.)

Кристофер подходит к ней, пытается отнять ее руки от лица. Справа из столовой входит Джайлс, но останавливается, увидев их.

Джайлс (в дверях) . Я, кажется, помешал.

Молли. Нет, мы… просто разговаривали. Мне надо в кухню… там пирог и картофель… и потом, я должна приготовить… приготовить шпинат.

Кристофер (вставая) . Я помогу вам.

Джайлс. Нет.

Молли. Джайлс!

Джайлс. Tкte-а-tкtes сейчас не очень полезны для здоровья. Вы не пойдете в кухню и не будете подходить к моей жене.

Кристофер. Но послушайте…

Джайлс (в ярости) . Не подходите к моей жене, Рен! Она не должна стать следующей жертвой.

Кристофер. Ах, вот что вы обо мне думаете!..

Джайлс. Именно это. По дому свободно разгуливает убийца… и мне кажется, что его приметы совпадают с вашими.

Кристофер. Не только с моими.

Джайлс. С чьими же еще?

Кристофер. Вы слепой или притворяетесь слепым?

Джайлс. Я думаю о безопасности своей жены.

Кристофер. Я тоже. И не собираюсь оставлять вас здесь вдвоем с ней.

Джайлс. Какого черта…

Молли. Пожалуйста, идите, Крис.

Кристофер. Не уйду.

Молли. Пожалуйста, идите, Кристофер. Пожалуйста. Серьезно…

Кристофер. Я буду рядом. (Неохотно выходит.)

Джайлс. Что все это значит? Молли, ты спятила? Готова отправиться в кухню с человеком, у которого мания убийства!

Молли. Нет у него никакой мании.

Джайлс. Стоит только поглядеть — сразу видно, что псих.

Молли. Нет. Он просто несчастный. Можешь мне поверить, Джайлс, он не опасен. Я бы знала. И потом, я могу за себя постоять.

Джайлс. То же самое говорила миссис Бойл!

Молли. Ну, Джайлс, перестань.

Джайлс. Послушай, что у тебя с этим типом?

Молли. Что значит — что у меня с ним? Мне жаль его, вот и все.

Джайлс. Может быть, вы встречались раньше. Может быть, ты сама пригласила его сюда, а теперь вы оба делаете вид, будто встретились первый раз в жизни. Вы тут уже все обстряпали!

Молли. Джайлс, ты в своем уме? Как ты смеешь говорить такие вещи?

Джайлс. Тебе не кажется странным, что он остановился в таком неудобном месте, на отшибе?

Молли. Что же тут странного? Мисс Кейсуэлл, майор Меткаф и миссис Бойл тоже остановились здесь.

Джайлс. Я читал когда-то, что эти маньяки-убийцы обладают способностью привлекать женщин. Похоже, что это так. Где ты с ним познакомилась? Сколько времени это продолжается?

Молли. Перестань, пожалуйста, это просто невозможно! Я в глаза не видела Кристофера Рена до вчерашнего вечера.

Джайлс. Это ты так говоришь. А может быть, ты ездила в Лондон, чтобы тайно встретиться с ним.

Молли. Ты отлично знаешь, что я уже больше месяца не была в Лондоне.

Джайлс (странным тоном) . Больше месяца не была в Лондоне? Это правда?

Молли. Конечно, правда. А в чем дело?

Джайлс. Значит, правда? Тогда что это такое? (Достает из кармана перчатку Молли и вынимает из нее автобусный билет.)

Молли вздрагивает.

Эту перчатку ты надевала вчера. Ты выронила ее, и я поднял, когда разговаривал с сержантом Троттером. Смотри, что в ней, — лондонский автобусный билет!

Молли виноватым видом ). Ах, это…

Джайлс. Так что ты вчера была не только в деревне, ты и в Лондон съездила.

Молли. Хорошо, я ездила…

Джайлс. Пока я тут колесил по округе.

Молли ударением ). Пока ты тут колесил по округе…

Джайлс. Ну, признавайся. Ты ездила в Лондон.

Молли. Ладно. Я ездила в Лондон. И ты тоже!

Джайлс. Что?

Молли. Ты тоже ездил. Ты привез с собой вчерашнюю газету. (Берет с дивана газету.)

Джайлс. Откуда она у тебя?

Молли. Из твоего пальто.

Джайлс. Кто-нибудь мог положить ее мне в карман.

Молли. Да? Неужели? Нет, ты был в Лондоне.

Джайлс. Хорошо, я был в Лондоне. Но я ездил туда не для того, чтобы встретиться с женщиной.

Молли. (в ужасе, шепотом ). Не для того… ты уверен, что не для того?..

Джайлс. А? Ты о чем? (Подходит к ней ближе.)

Молли (отскакивая) . Отойди. Не подходи ко мне.

Джайлс (идет за ней) . В чем дело?

Молли. Не трогай меня.

Джайлс. Вчера ты ездила в Лондон к Кристоферу Рену?

Молли. Не будь идиотом. Конечно, нет.

Джайлс. Тогда зачем?

Молли (мечтательно улыбаясь, другим тоном) . Я… не скажу тебе этого. Может быть… теперь… я забыла, зачем я ездила.

Джайлс. Молли, что с тобой произошло? Ты сразу стала совсем другая. Я не узнаю тебя.

Молли. Может быть, тебе следовало узнать меня раньше. Сколько мы женаты? Год? Но ты ведь по-настоящему ничего обо мне не знаешь. Что я делала, о чем думала, что чувствовала, от чего страдала до нашего знакомства?

Джайлс. Молли, ты с ума сошла…

Молли. Ладно, я сошла с ума! Почему бы и нет? Может быть, это даже забавно — сойти с ума!

Джайлс. Черт возьми, что ты…

Справа входит мистер Паравичини и становится между ними.

Паравичини. Ну, ну. Я надеюсь, что вы, молодые люди, не наговорили друг другу лишнего. Это так часто бывает, когда ссорятся влюбленные.

Джайлс. «Ссорятся влюбленные»! Ничего себе!

Паравичини. Именно так. Именно так. Я знаю, что с вами сейчас происходит. Я сам прошел через все это, когда был молод. Jeunesse, jeunesse[7]Молодость, молодость (фр.) .… как сказал поэт. Вы, кажется, недавно женаты?

Джайлс. Это вас не касается, мистер Паравичини.

Паравичини. Нет, нет, совершенно не касается. Я только пришел сказать, что сержант не может найти свои лыжи; по-моему, он очень сердится.

Молли. Кристофер!

Джайлс. Что такое?

Паравичини. Он спрашивает, может быть, вы их случайно куда-нибудь переставили, мистер Рэлстон?

Джайлс. Нет, что вы!

Справа входит Троттер, красный и раздраженный.

Троттер. Мистер Рэлстон, миссис Рэлстон, вы никуда не переносили мои лыжи из чулана?

Джайлс. Конечно, нет.

Троттер. Кто-то их взял.

Паравичини. А почему вы стали их искать?

Троттер. Снег все еще лежит. Мне здесь нужна помощь, подкрепление. Я думал дойти на лыжах до полицейского участка в Маркет-Хэмптоне и сообщить о создавшемся положении.

Паравичини. И теперь вы не можете… ай-ай-ай… Кто-то позаботился о том, чтобы вы не смогли этого сделать. Но могла быть и другая причина.

Троттер. Да? Какая же?

Паравичини. Что, если кто-то хотел удрать отсюда?

Джайлс (Молли) . Почему ты только что воскликнула «Кристофер»?

Молли. Просто так.

Паравичини (хихикая) . А, так наш молодой архитектор сбежал? Очень, очень интересно.

Троттер. Это правда, миссис Рэлстон?

Кристофер спускается по лестнице.

Молли. О, слава Богу. Вы все-таки не ушли.

Троттер. Вы не брали мои лыжи, мистер Рен?

Кристофер (удивленно) . Ваши лыжи, сержант? Нет, зачем бы я стал их брать?

Троттер. Миссис Рэлстон думала… (Смотрит на Молли.)

Молли. Мистер Рен очень любит кататься на лыжах. Я подумала, что он мог взять их, просто чтобы немножко размяться.

Джайлс. Размяться?

Троттер. Слушайте меня все. Это очень серьезно. Кто-то лишил меня единственной связи с внешним миром. Я хочу, чтобы все собрались здесь — немедленно.

Паравичини. По-моему, мисс Кейсуэлл пошла наверх.

Молли. Я схожу за ней. (Идет наверх.)

Паравичини. Я оставил майора Меткафа в столовой. (Открывает дверь в столовую и заглядывает туда.) Майор Меткаф! Его там нет.

Джайлс. Я поищу его. (Уходит.)

По лестнице спускаются Молли и мисс Кейсуэлл. Майор Меткаф выходит из библиотеки.

Майор Меткаф. Привет, вы меня искали?

Троттер. Да, по поводу моих лыж.

Майор Меткаф. Ваших лыж?

Паравичини (зовет) . Мистер Рэлстон!

Справа появляется Джайлс.

Троттер. Никто из вас двоих не брал лыжи, которые стояли в чулане возле кухни?

Мисс Кейсуэлл. О Боже, конечно, нет. Зачем они мне?

Майор Меткаф. И я их не трогал.

Троттер. Тем не менее, они пропали. (Мисс Кейсуэлл.) Как вы поднимались в свою комнату?

Мисс Кейсуэлл. По задней лестнице.

Троттер. Значит, вы проходили мимо чулана.

Мисс Кейсуэлл. Возможно… но у меня нет ни малейшего представления о том, где находятся ваши лыжи.

Троттер (майору Меткафу) . Вы сегодня были в этом чулане.

Майор Меткаф. Да, был.

Троттер. В момент убийства миссис Бойл.

Майор Меткаф. В момент убийства миссис Бойл я находился в подвале.

Троттер. Когда вы проходили через чулан, стояли там лыжи?

Майор Меткаф. Не имею представления.

Троттер. Вы должны помнить, стояли там лыжи или нет!

Майор Меткаф. Не надо кричать на меня, молодой человек. Я не думал ни о каких лыжах. Меня интересовали подвалы. Здешняя архитектура очень любопытна. Я открыл другую дверь и спустился вниз. Так что я не могу вам сказать, были лыжи в чулане или их там не было.

Троттер. Вы понимаете, что вы, вы сами имели прекрасную возможность взять их?

Майор Меткаф. Да, да, разумеется. То есть если бы я захотел.

Троттер. Вопрос в том, где они сейчас.

Майор Меткаф. Мы их найдем. Надо только всем поискать как следует. Лыжи не иголка. Это огромная штука, лыжи. Давайте все возьмемся за поиски. (Идет к двери.)

Троттер. Не спешите, майор Меткаф. Может быть, этого от нас и ждут.

Майор Меткаф. А? Я вас не понимаю.

Троттер. Я поставил себя на место этого безумного, но хитрого человека. Теперь подумаем, чего он добивается от нас и что он сам собирается делать дальше. Я должен опередить его хотя бы на один шаг. Потому что, если я этого не сделаю, произойдет еще одно убийство.

Мисс Кейсуэлл. Неужели вы до сих пор в это верите?

Троттер. Да, мисс Кейсуэлл. Я верю. Три слепые мышки. Две мышки вычеркнуты — с третьей еще предстоит расправиться. Вас здесь шестеро. И один из вас убийца!

Пауза. Все встревоженно и беспокойно смотрят друг на друга.

Один из вас убийца. Я еще не знаю, кто, но я узнаю. А другой — намеченная им жертва. Я обращаюсь к этому человеку. Миссис Бойл не захотела мне довериться — миссис Бойл мертва. Вы, кто бы вы ни были, тоже что-то скрываете. Перестаньте: вы в опасности. Убивший дважды не станет медлить перед третьим убийством. И я не знаю, кто из вас нуждается в защите.

Пауза.

Ну, живее тот из вас, кому в связи с этим старым делом есть в чем упрекнуть себя, даже если это какая-то мелочь, — пусть откровенно расскажет обо всем.

Пауза.

Не хотите? Хорошо. Я найду убийцу — я в этом не сомневаюсь, — но для одного из вас может быть слишком поздно. И я скажу вам еще одну вещь: убийца радуется этому! Да, он сейчас здорово веселится.

Пауза.

Ладно, можете идти.

Майор Меткаф уходит в столовую. Кристофер поднимается по лестнице.

Паравичини. Кстати о курах, дорогая. Вы пробовали когда-нибудь куриную печенку на гренках с толстым слоем foie gras[8]Гусиная печенка (фр.) ., очень тоненьким ломтиком бекона и gras soupçon[9]Капелька (фр.) . свежей горчицы? Пойдемте на кухню и посмотрим, что мы с вами можем состряпать. Прелестное занятие. (Берет Молли за правую руку.)

Джайлс (беря Молли за левую руку) . Я сам помогаю своей жене, Паравичини.

Молли отталкивает руку Джайлса.

Паравичини. Ваш муж боится за вас. Вполне естественно, при таких обстоятельствах ему не нравится, что вы будете наедине со мной.

Молли отталкивает руку Паравичини.

Он опасается моих садистских наклонностей, а не бесчестных (Строит ей глазки) . Увы, с мужем всегда столько неудобств (Целует пальцы Молли) . Arrivederci[10]До свидания (ит.) ..

Молли. Я уверена, что Джайлс не думает.

Паравичини. Он очень мудр. Не надо рисковать. Как я докажу вам, ему или нашему упрямому сержанту, что у меня нет мании убийства? Доказывать отсутствие чего-либо так трудно. А предположим, что я в самом деле… (Напевает с закрытым ртом «Три слепые мышки»).

Молли. О, не надо!

Паравичини. Но какая веселая песенка! Вы не находите? Она им «хвосты отрубила ножом кривым» — чик-чик-чик! Восхитительно. Как раз то, что нравится ребенку. Эти детки — жестокие создания. Некоторые из них так никогда и не взрослеют.

Молли испуганно вскрикивает.

Джайлс. Сейчас же перестаньте пугать мою жену.

Молли. Я понимаю, это глупо. Но ведь я нашла ее. У нее все лицо почернело. Не могу забыть…

Паравичини. Я знаю. Забывать трудно. И вы не из тех, кто забывает.

Молли (бессвязно) . Мне надо идти… еда… обед… приготовить шпинат… и картошка вся разварилась… пожалуйста, Джайлс.

Джайлс и Молли выходят. Паравичини смотрит им вслед, усмехаясь. Мисс Кейсуэлл стоит у камина, задумавшись.

Троттер. Чем вы ее расстроили, сэр?

Паравичини. Я, сержант? О, просто маленькая невинная шутка. Я люблю шутить.

Троттер. Бывают хорошие шутки… а бывают и не очень хорошие.

Паравичини. Я думаю о том, что вы хотите этим сказать, сержант.

Троттер. А я думал о вас, сэр.

Паравичини. В самом деле?

Троттер. Я думал о вашем автомобиле, который застрял в сугробе… так удачно.

Паравичини. Вы хотите сказать — неудачно, сержант?

Троттер. Зависит от точки зрения. Кстати, куда вы направлялись, когда с вами произошел этот… несчастный случай?

Паравичини. О, я ехал к своему другу.

Троттер. Который живет здесь по соседству?

Паравичини. Недалеко отсюда.

Троттер. А его имя и адрес?

Паравичини. Послушайте, сержант Троттер, какое это сейчас имеет значение? То есть, я хочу сказать, это никак не связано с нашим теперешним трудным положением.

Троттер. Мы всегда добиваемся исчерпывающей информации. Как, вы сказали, зовут этого вашего друга?

Паравичини. Я не говорил.

Троттер. Не говорили. И кажется, не собираетесь. Очень интересно.

Паравичини. Но тут может быть столько причин. Любовь., осторожность… Эти ревнивые мужья…

Троттер. В вашем возрасте поздновато бегать за женщинами.

Паравичини. Дорогой сержант, я, может быть, совсем не так стар, как кажется.

Троттер. Я так и думал, сэр.

Паравичини. Что?

Троттер. Что вы, может быть, не так стары, как… хотите выглядеть. Множество людей стремятся выглядеть моложе своих лет. Но если человек старается выглядеть старше… тогда невольно спрашиваешь себя: почему?

Паравичини. После того, как вы задали вопросы стольким людям, вы перешли к самому себе? Не слишком ли вы усердствуете?

Троттер. Я могу получить ответ от самого себя… Но от вас я добился немногого.

Паравичини. Ну хорошо, хорошо, попробуйте снова… если у вас еще есть вопросы.

Троттер. Один или два. Откуда вы приехали вчера вечером?

Паравичини. Это просто — из Лондона.

Троттер. Адрес в Лондоне?

Паравичини. Я всегда останавливаюсь в отеле «Ритц».

Троттер. Прекрасный отель, наверное, Ваш постоянный адрес?

Паравичини. Не выношу ничего постоянного.

Троттер. Ваше занятие или профессия?

Паравичини. Я играю на бирже.

Троттер. Вы маклер?

Паравичини. Нет, нет, вы меня не поняли.

Троттер. Эта игра доставляет вам удовольствие? И вы уверены в себе? Но я на вашем месте не был бы слишком уверен. Помните, вы замешаны в деле об убийстве. Убийство не забава.

Паравичини. И даже это убийство? (Хихикает.) Боже мой, вы слишком серьезны, сержант Троттер. Я всегда предполагал, что у полицейских нет чувства юмора. Допрос окончен — по крайней мере, на время?

Троттер. На время — да.

Паравичини. Весьма благодарен. Пойду, поищу ваши лыжи в гостиной. Возможно, кто-нибудь спрятал их в пианино. (Уходит.)

Троттер смотрит ему вслед нахмурившись, подходит к двери и открывает ее. Мисс Кейсуэлл тихо идет к лестнице.

Троттер (закрывает дверь; не поворачивая головы) . Одну минуту.

Мисс Кейсуэлл (останавливаясь) . Вы мне?

Троттер. Да. Может быть, вы присядете?

Мисс Кейсуэлл. Хорошо, так что же вам угодно?

Троттер. Вы слышали вопросы, которые я задавал мистеру Паравичини?

Мисс Кейсуэлл. Да, слышала.

Троттер. Я хотел бы получить от вас некоторые сведения.

Мисс Кейсуэлл. Что вас интересует?

Троттер. Полное имя, пожалуйста.

Мисс Кейсуэлл. Лесли Маргарет (пауза) Кэтрин Кейсуэлл.

Троттер (чуть изменившимся голосом) . Кэтрин. Так. Адрес?

Мисс Кейсуэлл. Вилла Марипоза, Золотая сосна, Мальорка.

Троттер. Это в Италии?

Мисс Кейсуэлл. Это остров, испанский остров.

Троттер. Понятно. А ваш английский адрес?

Мисс Кейсуэлл. Лиденхолл-стрит, банк Моргана, для передачи мисс Кейсуэлл.

Троттер. Другого английского адреса нет?

Мисс Кейсуэлл. Нет.

Троттер. Сколько времени вы находитесь в Англии?

Мисс Кейсуэлл. Неделю.

Троттер. А где остановились?

Мисс Кейсуэлл. Отель «Ледбери», Найтсбридж.

Троттер. Что привело вас в Монксуэлл-Мэнор, мисс Кейсуэлл?

Мисс Кейсуэлл. Мне захотелось деревенской тишины…

Троттер. Как долго вы предполагали — или предполагаете — оставаться здесь? (Теребит волосы правой рукой, накручивая их на палец.)

Мисс Кейсуэлл. Пока не сделаю того, ради чего я сюда приехала. (Замечает его движение.)

Троттер. И что же это?

Пауза.

Что же это? (Перестает теребить волосы.)

Мисс Кейсуэлл (недоуменно, сдвинув брови) . А?

Троттер. Ради чего вы сюда приехали?

Мисс Кейсуэлл. Простите. Я задумалась.

Троттер. Вы не ответили на мой вопрос.

Мисс Кейсуэлл. Я, право, не понимаю, почему я должна на него отвечать. Это касается только меня. Исключительно личное дело.

Троттер. Все равно, мисс Кейсуэлл.

Мисс Кейсуэлл. Не будем спорить.

Троттер. Разрешите узнать, сколько вам лет.

Мисс Кейсуэлл. Пожалуйста. Это указано в моем паспорте. Мне двадцать четыре года.

Троттер. Двадцать четыре?

Мисс Кейсуэлл. Вы подумали, что я выгляжу старше? Это верно.

Троттер. Кто-нибудь в Англии мог бы поручиться за вас?

Мисс Кейсуэлл. Мой банк сообщит вам о состоянии моих финансовых дел. Могу также отослать вас к своему адвокату — очень достойному человеку. Рекомендаций от знакомых представить не могу — я большую часть жизни провела за границей.

Троттер. На Мальорке?

Мисс Кейсуэлл. На Мальорке и в других местах.

Троттер. Вы родились за границей?

Мисс Кейсуэлл. Нет, я уехала из Англии, когда мне было тринадцать лет.

Напряженная пауза.

Троттер. Вы знаете, мисс Кейсуэлл, я никак не могу вас понять.

Мисс Кейсуэлл. А это важно?

Троттер. Не знаю. (Садится в кресло.) Что вы делаете здесь?

Мисс Кейсуэлл. Кажется, это вас беспокоит.

Троттер. Беспокоит… (Пристально смотрит на нее.) Вы уехали за границу, когда вам было тринадцать лет?

Мисс Кейсуэлл. Двенадцать-тринадцать, около того.

Троттер. Тогда ваша фамилия была Кейсуэлл?

Мисс Кейсуэлл. Это моя теперешняя фамилия.

Троттер. А какую фамилию вы носили тогда? Отвечайте.

Мисс Кейсуэлл. Что вы стараетесь доказать? (С трудом сохраняет спокойствие.)

Троттер. Я хочу знать, какая у вас была фамилия, когда вы покинули Англию.

Мисс Кейсуэлл. Это было давно. Я забыла.

Троттер. Есть вещи, которые не забываются.

Мисс Кейсуэлл. Возможно.

Троттер. Несчастье… отчаяние…

Мисс Кейсуэлл. Да… наверное.

Троттер. Как ваше настоящее имя?

Мисс Кейсуэлл. Я вам сказала — Лесли Маргарет Кэтрин Кейсуэлл.

Троттер. Кэтрин? Черт возьми! Так что же вы тут делаете?

Мисс Кейсуэлл. Я… О Боже… (Плачет.) Зачем я сюда приехала!

Троттер удивлен и испуган. Входит Кристофер.

Кристофер. Я всегда думал, что полиции запрещено вести допросы с применением пыток.

Троттер. Я только задал мисс Кейсуэлл несколько вопросов.

Кристофер. Вы расстроили ее. (Мисс Кейсуэлл.) Что он сделал?

Мисс Кейсуэлл. Нет, ничего. Это просто… все это… убийство… это так ужасно. (Встает и смотрит на Троттера.) На меня это так сильно подействовало… Я пойду к себе. (Уходит.)

Троттер (смотрит ей вслед) . Это невозможно… Я не могу в это поверить…

Кристофер. Во что вы не можете поверить? В шесть невозможных вещей до завтрака, как Белая Королева[11]Кристофер имеет в виду разговор Алисы с Белой Королевой из книги Л. Кэрролла «В Зазеркалье»: «В невозможные вещи верить невозможно». — «Просто вы мало упражнялись, — сказала Королева. — Я в вашем возрасте хоть полчаса в день, но упражнялась. И мне иной раз удается с утра натощак поверить сразу в шесть невозможных вещей». (Перевод А. Щербакова.)?

Троттер. А, да. Что-то в этом роде.

Кристофер. Боже, у вас такое лицо, словно вы видели привидение.

Троттер (прежним тоном) . Я видел то, что мне следовало увидеть раньше. Я был слеп, как крот. Но думаю, что теперь дело сдвинется с мертвой точки.

Кристофер (дерзко) . У полиции есть улика?

Троттер легкой угрозой ). Да, мистер Рен, наконец есть улика. Я хочу, чтобы все снова собрались здесь. Вы знаете, где они?

Кристофер. Джайлс и Молли в кухне. Я помогал майору Меткафу искать ваши лыжи. Мы заглядывали в самые невероятные места, но все безрезультатно. Где находится Паравичини, не знаю.

Троттер. Я приведу его. А вы ступайте за остальными.

Кристофер выходит.

Кристофер ткрывает дверь. ) Мистер Паравичини! Мистер Паравичини! Паравичини!

Входит веселый Паравичини.

Паравичини. Да, сержант? Чем могу быть вам полезен? У маленького полицейского лыжи пропали, «и думал он, сидя на месте, что скоро найдутся и сами вернутся лыжи, с убийцею вместе».

Входит майор Меткаф, затем Джайлс и Молли с Кристофером.

Майор Меткаф. Что происходит? Троттер. Присядьте, майор, миссис Рэлстон…

Никто не садится.

Молли. А я не могу прийти попозже? Сейчас это очень некстати.

Троттер. Есть более важные вещи, чем еда, миссис Рэлстон. Миссис Бойл, например, не захочет больше есть.

Майор Меткаф. Очень бестактно сказано, сержант.

Троттер. Сожалею, но мне нужно ваше содействие, и я требую его. Мистер Рэлстон, попросите мисс Кейсуэлл снова спуститься вниз. Она пошла в свою комнату. Скажите ей, что это всего на несколько минут.

Джайлс уходит.

Молли. Нашлись ваши лыжи, сержант?

Троттер. Нет, миссис Рэлстон, но я, кажется, догадываюсь, кто их взял и с какой целью. Сейчас я больше ничего не буду об этом говорить.

Паравичини. Да, пожалуйста, не говорите. Я всегда считал, что объяснения надо приберегать к самому концу. Знаете, волнующая последняя глава.

Троттер (укоризненно) . Это не игра, сэр.

Кристофер. Не игра? Я думаю, вы ошибаетесь. По-моему, это именно игра… для кого-то.

Паравичини. Вы думаете, что убийца получает удовольствие? Может быть… может быть.

Джайлс и мисс Кейсуэлл, теперь совершенно спокойная, спускаются по лестнице.

Мисс Кейсуэлл. В чем дело?

Троттер. Садитесь, мисс Кейсуэлл, миссис Рэлстон.

Мисс Кейсуэлл и Молли садятся. Джайлс остается стоять.

(Официальным тоном .) Прошу внимания! Вы помните, что после убийства миссис Бойл я всех вас опросил. Ваши заявления касались вашего местопребывания в момент совершения убийства. Заявления были следующие (смотрит в записную книжку) : миссис Рэлстон — в кухне, мистер Паравичини играет на пианино в гостиной, мистер Рэлстон — в своей спальне, мистер Рен, а также мисс Кейсуэлл — в библиотеке, майор Меткаф (пауза) — в подвале.

Майор Меткаф. Верно.

Троттер. Таковы были ваши заявления. У меня не было никакой возможности проверить их. Они могли быть правдой, а могли и не быть. Несомненно только, что пять из них были правдивыми, а одно ложное — какое? (пауза) Пятеро из вас говорили правду, один лгал. У меня есть план, который поможет мне обнаружишь лжеца. И если я обнаружу того из вас, кто солгал, я буду знать, кто совершил убийство.

Мисс Кейсуэлл. Не обязательно. Кто-то мог солгать по какой-либо иной причине.

Троттер. Сильно сомневаюсь.

Джайлс. Но в чем смысл всего этого? Вы только что сказали, что у вас не было возможности проверить наши заявления.

Троттер. Да, но теперь каждый должен будет пройти через все это второй раз.

Паравичини (вздыхая) . А, старая история. Реконструкция преступления.

Джайлс. Заграничные штучки.

Троттер. Не реконструкция преступления, мистер Паравичини. Реконструкция действий людей, по-видимому, невиновных.

Майор Меткаф. И что вы надеетесь таким образом узнать?

Троттер. Простите, я не могу рассказать этого прямо сейчас.

Джайлс. Вы хотите повторить представление?

Троттер. Да, мистер Рэлстон.

Молли. Это ловушка.

Троттер. Что вы хотите сказать?

Молли. Это ловушка, я знаю.

Троттер. Я только хочу, чтобы каждый из вас делал в точности то, что делал тогда.

Кристофер (тоже с подозрением) . Но я не понимаю… просто не могу понять… что вы узнаете, заставив людей повторить свои прежние действия. По-моему, это нелепо.

Троттер. Вы так думаете, мистер Рен?

Молли. Меня от этого избавьте. У меня слишком много дел в кухне.

Троттер. Я никого не могу освободить. (Встает и обводит присутствующих взглядом.) Глядя на вас, можно подумать, что вы все виновны. Почему вы все так упираетесь?

Джайлс. Идет, сержант. Мы все будем помогать. Да, Молли?

Молли (неохотно) . Хорошо.

Джайлс. Рен?

Кристофер кивает.

Мисс Кейсуэлл?

Мисс Кейсуэлл. Да.

Паравичини (всплеснув руками) . О да, я согласен.

Джайлс. Меткаф?

Майор Меткаф (после паузы, медленно) . Да.

Джайлс. Мы все должны делать в точности то же, что и раньше?

Троттер. Да, будут совершены те же самые действия.

Паравичини (поднимаясь) . Тогда я возвращаюсь в гостиную к пианино. Я снова буду подбирать одним пальцем мелодию, которая стала подписью убийцы. (Напевает, дирижируя пальцем.) «Тум-дум-дум… дум-дум-дум…»

Троттер. Не спешите, мистер Паравичини. (Молли.) Вы играете на пианино, миссис Рэлстон?

Молли. Да.

Троттер. И знаете мелодию «Три слепые мышки»?

Молли. Ее знают все.

Троттер. Значит, вы можете подобрать ее одним пальцем, как это делал мистер Паравичини?

Молли кивает.

Хорошо. Пожалуйста, пойдите в гостиную к пианино и будьте готовы начать играть, когда я дам вам знак.

Молли идет к двери.

Паравичини. Но, сержант, если я правильно понял, мы все должны повторить наши прежние роли.

Троттер. Будут совершены те же действия, но не обязательно теми же людьми. Спасибо, миссис Рэлстон.

Паравичини открывает дверь. Молли выходит.

Джайлс. Не вижу смысла.

Троттер. Смысл есть. Он состоит в проверке первоначальных утверждений и, может быть, одного утверждения в особенности. Теперь прошу внимания. Я назначу каждому из вас новое место. Мистер Рен, будьте добры, пойдите на кухню. Проследите за обедом миссис Рэлстон. Вы ведь очень любите готовить.

Кристофер выходит.

Мистер Паравичини, поднимитесь в комнату мистера Рена. Туда удобнее идти по задней лестнице. Майор Меткаф, поднимитесь в комнату мистера Рэлстона и осмотрите там телефон. Мисс Кейсуэлл, что, если я попрошу вас спуститься в подвал — вы не возражаете? Мистер Рен покажет вам дорогу. К сожалению, кто-то должен воспроизвести мои собственные действия. Мне очень неприятно, мистер Рэлстон, но вам придется вылезти в это окно и осмотреть телефонный провод до самой входной двери. Довольно холодное занятие, но вы здесь, вероятно, самый выносливый человек.

Майор Меткаф. А что будете делать вы?

Троттер (подходит к радиоприемнику, включает и выключает его) . Я сыграю роль миссис Бойл.

Майор Меткаф. Рискованное дело, а?

Троттер. Все оставайтесь на своих местах, пока я вас не позову.

Мисс Кейсуэлл встает и выходит. Джайлс отдергивает правую занавеску. Майор Меткаф поднимается по лестнице. Троттер кивком головы предлагает Паравичини сделать то же.

Паравичини (пожимая плечами) . Детская игра! (Уходит.)

Джайлс. Ничего, если я надену пальто?

Троттер. Я даже хотел вам это посоветовать.

Джайлс приносит из передней свое пальто, надевает его и снова подходит к окну.

(Идет к обеденному столу и начинает писать в записной книжке.) Возьмите мой фонарь, сэр. Он за занавеской.

Джайлс становится на подоконник и спрыгивает наружу.

(Идет к двери в библиотеку и исчезает за ней. Вскоре он возвращается, выключив свет в библиотеке, идет к окну, закрывает его и задергивает занавеску. Подходит к камину и опускается в большое кресло. Затем встает и направляется к левой двери; зовет.) Миссис Рэлстон, сосчитайте до двадцати и начинайте играть. (Закрывает левую дверь, подходит к арке и заглядывает на лестницу.)

Слышна мелодия «Три слепые мышки». Пауза.

(Идет к противоположной стене и выключает бра. Быстро идет обратно, включает настольную лампу и возвращается к левой двери; зовет.) Миссис Рэлстон! Миссис Рэлстон!

Входит Mолли.

Молли. В чем дело?

Троттер закрывает дверь и прислоняется к косяку.

У вас такой вид, будто вы очень довольны собой. Вы узнали то, что хотели?

Троттер. Именно то, что хотел.

Молли. Вы знаете, кто убийца?

Троттер. Да, знаю.

Молли. Кто же из них?

Троттер. Вам следовало бы это знать, миссис Рэлстон.

Молли. Мне?

Троттер. Да, вы вели себя чрезвычайно легкомысленно. Вы не все мне рассказали, и это чуть не стоило вам жизни. Вам несколько раз угрожала серьезная опасность.

Молли. Я вас не понимаю.

Троттер (все еще вполне естественно и дружелюбно) . Послушайте, миссис Рэлстон. Мы, полицейские, совсем не так тупы, как вы думаете. Все это время мне было известно, что вы имели непосредственное отношение к делу о Лонгриджской ферме. Вы знали, что миссис Бойл была судьей по этому делу. Короче, вы знали все. Почему же вы ничего не сказали?

Молли (очень взволнованная) . Я хотела забыть… забыть…

Троттер. Ваша девичья фамилия Уэринг?

Молли. Да.

Троттер. Мисс Уэринг. Вы были учительницей в школе — в той школе, где учились эти дети.

Молли. Да.

Троттер. Правда ли, что Джимми — тот, который умер, — сумел отправить вам письмо? Он молил о помощи свою добрую молодую учительницу. Вы не ответили на это письмо.

Молли. Я не могла. Я его не получила.

Троттер. Вы просто… не стали утруждать себя.

Молли. Это неправда. Я была больна. В тот самый день я заболела воспалением легких. Письмо отложили вместе с остальными. Только через несколько недель я нашла его среди других писем. Но тогда бедный мальчик уже умер… (Закрывает глаза.) Умер… Умер… Ждал, что я сделаю что-нибудь… надеялся… постепенно теряя надежду… С тех пор это преследует меня… Если б только я не была больна… если б я только знала… Как чудовищно, что такие вещи могут происходить.

Троттер (неожиданно осипшим голосом) . Да, это чудовищно. (Вынимает из кармана револьвер.)

Молли. Я не знала, что полицейские носят револьверы… (Внезапно видит лицо Троттера и задыхается от ужаса.)

Троттер. Полицейские не носят… Я не полицейский, миссис Рэлстон. Просто я позвонил из автомата и сказал, что говорят из полиции и что сержант Троттер направляется сюда. Знаете, кто я, миссис Рэлстон? Я Джорджи, брат Джимми.

Молли. Ах! (Дико озирается.)

Троттер (вставая) . Не советую кричать, миссис Рэлстон, иначе мне придется пустить в ход револьвер… Мне хотелось бы с вами немного поговорить. (Отворачивается.) Я сказал, мне хотелось бы с вами немного поговорить. Джимми умер. (Его интонации и жесты становятся очень простыми и детскими.) Та противная, злая женщина убила его. Ее посадили в тюрьму. Но разве тюрьму она заслужила! Я сказал, что убью ее когда-нибудь. И я это сделал. В тумане. До чего было забавно. Надеюсь, что Джимми знает. «Я убью их всех, когда вырасту», — так я сказал себе. Потому что взрослые могут делать все, что им нравится. (Весело.) А теперь через минуту я убью вас.

Молли. Не надо. (Старается говорить как можно убедительнее.) Вам никогда не выбраться отсюда целым.

Троттер (обиженно) . Кто-то спрятал мои лыжи! Я не могу их найти. Но это ерунда. Не важно, выберусь я отсюда или нет. Я устал. Это было так забавно. Наблюдать за всеми вами. И притворяться полицейским.

Молли. От револьвера будет столько шума.

Троттер. Пожалуй. Лучше обычным способом, руками. (Медленно приближается к ней, насвистывая «Три слепые мышки».) Последняя мышка в мышеловке. (Бросает револьвер на диван, наклоняется над Молли, зажимая ей рот левой рукой и протягивая правую к ее шее.)

Справа входят майор Меткаф и мисс Кейсуэлл.

Мисс Кейсуэлл. Джорджи! Джорджи, ты узнаешь меня? Помнишь ферму, Джорджи? Старую толстую свинью и быка, который гонял нас по полю. И собак.

Троттер. Собак?

Мисс Кейсуэлл. Да, Спота и Плэйна.

Троттер. Кэт?

Мисс Кейсуэлл. Да, Кэт — теперь ты узнал меня?

Троттер. Кэт, это ты? Что ты здесь делаешь?

Мисс Кейсуэлл. Я приехала в Англию, чтобы найти тебя. Я не узнавала тебя, пока ты не стал накручивать волосы на палец.

Троттер теребит волосы и накручивает их на палец.

Да, ты всегда так делал. Джорджи, идем со мной. (Твердо.) Ты пойдешь со мной, Джорджи.

Троттер. Куда мы пойдем?

Мисс Кейсуэлл (мягко, как ребенку) . Не беспокойся, Джорджи. Мы пойдем туда, где за тобой будут смотреть и позаботятся, чтобы ты больше ничего плохого не сделал. (Поднимается по лестнице, ведя Троттера за руку.)

Майор Меткаф (зажигает свет, идет к лестнице и смотрит им вслед; зовет) . Рэлстон! Рэлстон! (Идет наверх по лестнице.)

Вбегает Джайлс. Бросается к Молли, поднимает ее и кладет револьвер на деревянный столик.

Джайлс. Молли, Молли, ты цела? Милая, милая моя!

Молли. Ох, Джайлс!

Джайлс. Кто бы мог вообразить, что это Троттер!

Молли. Он безумный, совершенно безумный.

Джайлс. Да, но ты…

Молли. Я оказалась замешана в эту историю, когда работала в школе. Я не была виновата, но он думал, что я могла спасти этого мальчика.

Джайлс. Ты должна была рассказать мне.

Молли. Я хотела забыть.

Майор Меткаф спускается по лестнице.

Майор Меткаф. Всё в порядке. Ему дали снотворное, скоро он заснет, а его сестра присмотрит за ним. Бедняга совсем свихнулся, это ясно. Я с самого начала это подозревал.

Молли. Вы подозревали? Вы не верили, что он полицейский?

Майор Меткаф. Я знал, что не полицейский. Дело в том, миссис Рэлстон, что полицейский — я.

Молли. Вы?

Майор Меткаф. Как только нам в руки попала эта записная книжка с адресом Монксуэлл-Мэнор, мы поняли, что совершенно необходимо отправить туда кого-то. Когда майор Меткаф узнал об этом, он согласился уступить мне свое место. Я не мог понять, в чем дело, когда неожиданно появился Троттер. (Замечает на столике револьвер и берет его.)

Молли. А Кейсуэлл — его сестра?

Майор Меткаф. Да, она узнала его как раз перед последним происшествием. Не знала, что делать, но, к счастью, догадалась обратиться ко мне, очень своевременно. Начинает таять, скоро прибудет помощь. Да, кстати, миссис Рэлстон, я принесу лыжи. Я забросил их за полог в спальне. (Уходит.)

Молли. А я думала, это Паравичини.

Джайлс. Надо полагать, они как следует обыщут его машину. Не удивлюсь, если у него запасное колесо набито швейцарскими часами. По всему видно, что нечист на руку; мелкий товар — как раз его дело. Молли, ты, наверное, думаешь, что я…

Молли. Джайлс, что ты делал вчера в Лондоне?

Джайлс. Покупал тебе подарок, милая. Мы поженились ровно год назад.

Молли. И я за тем же ездила в Лондон и не хотела, чтобы ты знал!

Джайлс. Не может быть!

Молли (подходит к секретеру и достает оттуда сверток; протягивает сверток Джайлсу) . Это сигары. Надеюсь, они неплохие.

Джайлс (распаковывая сигары) . Спасибо, милая. Да они просто восхитительные!

Молли. Ты будешь их курить?

Джайлс (отважно) . Буду.

Молли. А мне какой подарок?

Джайлс. Ах, я и забыл. (Выбегает в прихожую и возвращается с шляпной коробкой. Гордо.) Это шляпа.

Молли. Шляпа? Но я никогда не носила шляп.

Джайлс. Тем лучше. Будешь носить.

Молли (вынимая шляпу из коробки) . О, какая красивая!

Джайлс. Надень ее.

Молли. Потом, когда уложу волосы.

Джайлс. Хороша, правда? Продавщица сказала, что это последний крик шляпной моды.

Молли надевает шляпу. Вбегает майор Меткаф.

Майор Меткаф. Миссис Рэлстон! Миссис Рэлстон! На кухне что-то горит!

Молли (бежит в кухню) . Боже, это мой пирог!


Занавес быстро закрывается.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть