Электронная книга Земной поклон

 

Обсудить

Произведение Земной поклон полностью

28.01.13

Другие произведения автора

Ночевала тучка золотая…
Ночевала тучка золотая…
Ночевала тучка золотая…
«Они ехали в метро, в троллейбусе, шли какими-то переулками. Она ничего не замечала, кроме Фридриха.– Ты представляешь, где мы? – с улыбкой наконец спросил он.– Нет. Я совершенно запуталась. И удивляюсь, как ты хорошо ориентируешься в Москве.– О! Я достаточно изучил этот путь.Они вошли в покосившиеся ворота. Облупившиеся стены старых домов окружали двор с четырех сторон.Фридрих пошел вперед. Соня едва поспевала за ним. Он остановился около двери, притронулся к ней рукой, не позвонил, не постучал, а просто притронулся, и она открылась.В дверях стоял Людвиг.Потом Соня смутно припоминала, что случилось.Ее сразу же охватил панический страх, сразу же, как только она увидела холодные глаза Людвига. Фридрих втолкнул ее в прихожую, и дверь позади ее бесшумно закрылась.– Если пикнешь… – на чисто русском языке прохрипел Людвиг, показывая острое лезвие.Почти теряя сознание, Соня лязгнула зубами и ошалело подняла кверху руки. Ее втолкнули в комнату. Фридрих торопливо схватил ее сумочку, стал вытаскивать деньги. А Людвиг в это время снимал с нее шубку.– Часы. Кольцо не забудь, – сквозь зубы процедил Фридрих, не отрываясь от сумочки. …»
Честное комсомольское
Честное комсомольское
Честное комсомольское
«… – Стой, ребята, стой! Межпланетный корабль! Упал на Косматом лугу. Слышали?.. Как землетрясение!Миша Домбаев, потный, с багровым от быстрого бега лицом и ошалевшими глазами, тяжело дыша, свалился на траву. Грязными руками он расстегивал на полинявшей рубахе разные по цвету и величине пуговицы и твердил, задыхаясь:– Еще неизвестно, с Марса или с Луны. На ядре череп и кости. Народищу уйма! И председатель и секретарь райкома…Ребята на поле побросали мешки и корзины и окружили товарища. Огурцы были забыты. Все смотрели на Мишу с любопытством и недоверием. Он уже не раз разыгрывал ребят, но сейчас очень уж хотелось поверить ему и помчаться на Косматый луг, чтобы самим увидеть межпланетный корабль.– Где? Когда? Какой? – сыпалось со всех сторон. – Если врешь, голову отвернем!– Ой, сейчас отдышусь и поведу вас на место! – стонал Миша. – Катастрофа!..– Почему? – спросил кто-то.– Да ведь разбился же он! Груда дымящихся развалин…Миша с трудом встал, вытер рукавом смуглое до желтизны лицо с узкими хитрыми глазами и пятерней расчесал черные волосы. Молча, не оглядываясь, он зашагал вперед, уверенный, что товарищи, охваченные любопытством, и без приглашения пойдут за ним. …»
Свет-трава
Свет-трава
Свет-трава
«… Степан Петрович не спеша выбил трубку о сапог, достал кисет и набил ее табаком.– Вот возьми, к примеру, растения, – начал Степан Петрович, срывая под деревом ландыш. – Росли они и двести и пятьсот лет назад. Не вмешайся человек, так и росли бы без пользы. А теперь ими человек лечится.– Вот этим? – спросил Федя, указывая на ландыш.– Этим самым. А спорынья, черника, богородская трава, ромашка! Да всех не перечтешь. А сколько есть еще не открытых лечебных трав!Степан Петрович повернулся к Федору, снял шляпу и, вытирая рукавом свитера лысину, сказал, понизив голос:– Вот, к примеру, свет-трава!..Тогда и услышал Федя впервые о свет-траве. Вначале легенда не увлекла его. Но он записал ее в блокнот и с той поры стал интересоваться книгами, брошюрами и газетными статьями о лекарственных травах. В них не упоминалось о свет-траве, и она по-прежнему оставалась для него легендой. …»

Похожее

1793. История одного убийства
1793. История одного убийства
1793. История одного убийства

Действие этого потрясающе смелого и запутанно сложного романа разворачивается в Стокгольме 18-го века. Умирающий сыщик прочесывает улицы города, самые темные его закоулки, чтобы разоблачить безжалостного убийцу.

1793 год. прошло четыре года после штурма Бастилии в Париже и три года после смерти шведского короля Густава III. Двор плетет заговоры, народ пребывает в страхе и ожидании насилия.

Микель Кардель, бывший солдат и калека, находит искалеченный труп в городском пруду. Для Сесила Вонга, блестящего адвоката, ставшего детективом-консультантом в полиции Стокгольма, тело без рук, ног и глаз – очередная головоломка и последний шанс все исправить, прежде чем он проиграет битву за жизнь с болезнью.

©MrsGonzo для LibreBook


 Эта захватывающая, остроумная и невероятно красивая книга о темных временах жизни Стокгольма с лихо закрученным криминальным сюжетом и подробно описанным на основе исторических документов городским бытом XVIII века прославила начинающего автора, потомка древнего дворянского рода Никласа Натт-о-Дага. Его книгу сравнивают с «Парфюмером» Патрика Зюскинда и романами Милорада Павича. «1793» стал бестселлером в Швеции, а через неделю после первой публикации – и во всем мире.


Количество закладок
Прочитали: 2
Добавить похожее Похожее