Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Золотое дно
Глава первая. БЕЛЫЙ ШАР

— Итак, студент Геологоразведочного института Николай Тимофеевич Синицкий направляется в Баку, — послышался тонкий металлический голос на фоне ровного гула моторов сорокаместного самолета.

Пассажиры, откинувшиеся в покойных креслах, удивленно приподняли головы, ища глазами репродуктор.

Смуглая черноволосая девушка, сидевшая с журналом у окна, вздрогнула: ей показалось, что голос раздался возле нее, откуда-то из спинки кресла. Она вопросительно посмотрела на соседа.

Рядом сидел юноша лет девятнадцати. Он смущенно сжимал в руках маленькую коробочку из темной пластмассы.

— Простите, — проговорил юноша. — Я случайно включил эту игрушку вроде магнитофона. Мне очень неудобно, что он за меня представился…

— Оригинальный способ знакомства! — рассмеялась девушка, весело смотря на своего все более красневшего соседа. — И часто вы его применяете?

— Ну что вы! — пробормотал он. — Аппарат я не для того сделал.

— Надеюсь, — продолжала насмешливо соседка. — Так зачем же он вам нужен?

Ее забавляла растерянность юного пассажира.

— Я его первый раз испытываю, — доверчиво сказал Синицкий. — Пока он за меня все записывает.

— И, между прочим, выбалтывает секреты, — усмехнулась девушка, вешая на крючок свою белую соломенную шляпу. — Плохая услуга!

Студент опустил глаза и недовольно взглянул на свой карманный магнитофон. Этот забавный аппарат напоминал большой портсигар, только с дырочками. На выпуклой зеркальной кнопке отражалось уменьшенное во много раз лицо смущенного конструктора.

Оно ему никогда не нравилось: голубке глаза, светлые ресницы и брови. Мягкие, как пух, рыжеватые волосы спадали на лоб…

Сейчас Синицкий смотрел на свое изображение с ненавистью. Наверное, и в сорок лет он будет выглядеть немногим старше! Эта девушка смеялась над ним, как над мальчишкой, а ведь ему все-таки двадцатый год… Честное слово, обидно!..

Не поднимая головы, он взглянул на соседку.

Она словно позабыла о студенте и что-то искала в журнале. Под ее проворными пальцами мелькали красочные, разноцветные рисунки: проносились ракетные пассажирские самолеты, оставляя за собой оранжевый след, навсегда застывший на глянцевитой бумаге; бежали голубые обтекаемые тепловозы, приземистые автомашины, скользили по воде гигантские глиссеры; тянулась через всю страницу автоматическая линия станков, управляемая одним человеком; блестели бронзовые провода высоковольтных магистралей постоянного тока, тянувшихся с гор Алтая; опускалась батисфера на морское дно…



Синицкий с любопытством засматривал в журнал, следя за торопливыми пальцами соседки.

Девушка нашла наконец нужную страницу: зеленоватая вода, каменистое морское дно, на нем стоит решетчатая башня. Художник изобразил вокруг башни красноперых рыб. На поверхности воды — островок с вышкой. Островок укреплен на подводной башне. Внизу подпись: «Новое глубоководное основание буровой вышки конструкции инженера Гасанова».

— Значит, вы студент-геолог, если верить вашей говорящей коробочке? — неожиданно обратилась к Синицкому девушка. — Болтунья сообщила окружающим… — насмешливая соседка оглянулась по сторонам, что вы летите в Баку…

Синицкий со злостью сунул магнитофон в карман.

Девушка улыбнулась.

— Смотрите, это должно вас интересовать, — уже серьезно проговорила она и указала на рисунок подводной башни.

Синицкий взглянул на крупный заголовок статьи, напечатанной рядом с красочной картинкой: «Подводное основание на глубине пятидесяти метров».

— У нас в институте по этому случаю сегодня должен быть большой праздник, — сказала девушка, и студент почувствовал в ее словах легкий акцент уроженки Баку.

— У вас в институте? — переспросил он и подумал: «Может быть, она из того института, куда я командирован?..» — Вы там работаете?

— Поймали на слове! Придется сознаться.

— Вопрос можно? — смущенно сказал Синицкий и вновь разозлился на себя: «Ну кто так разговаривает с девушкой? Будто я не студент второго курса, а младший школьник!..» — Гасанова вы знаете? — небрежно вымолвил он, постукивая пальцами по коробочке магнитофона.

— Немного. — Девушка насторожилась, затем с улыбкой добавила: Этот человек с головой потонул в нефти.

— Наш директор тоже советовал «заболеть этим делом». Ну, а я, можно сказать, впервые встречусь с нефтью только в Баку.

— А до этого встречались всюду, — снисходительно заметила девушка. — Смотрите! — указала она в окно, где виднелись блестящее крыло самолета и радужные круги от винтов. — Она в моторах нашего самолета. Взгляните вниз… Да нет, не сюда! Видите автомагистраль? Идут машины. Вон там, вдали, ползут, как жуки, комбайны. Всюду в моторах течет эта кровь. Впрочем, о чем говорить… Жизнь не может продолжаться без нее!

Девушка неожиданно замолчала, словно не понимая, зачем ей вдруг понадобилось убеждать студента в особом значении нефти для нашего хозяйства. Она затянула на шее белый шарф и отвернулась к окну.

Синицкий не сумел определить, какой же она ему показалась. Строгие восточные черты лица, черные глаза — такие черные, что не разберешь, есть ли в них зрачок… Красиво это или не очень — Синицкий не смог бы сказать. Правда, он об этом и не думал, увлеченный живой, горячей речью своей собеседницы.

Заметив, что девушка на него не смотрит, Синицкий вытащил из кармана гребенку и украдкой провел по своим взъерошенным волосам.

Спутница молчала. Студент покосился на свой тщательно завязанный галстук, скользнул взглядом по складке хорошо выглаженных брюк и выжидательно повернулся к девушке.

— Почему вам не выбрать своей специальностью нефтеразведку? неожиданно спросила она.

Вопрос застал студента врасплох. Он об этом никогда не думал. Новая схема усилителя в аппаратах ультразвуковой разведки, которую предложил Синицкий, работая в лаборатории своего института, может быть применена не только для поисков нефти. Из-за этой схемы Синицкого и командировали в Баку, но все же он не может отдать предпочтения нефтеразведке… Еще бы! Так много на свете интересного! Например, способы самолетной разведки железных руд. Он изучал литературу по этому вопросу, даже проектировал свой, совсем особый прибор. Но… прошло два месяца, и беспокойный студент уже начал возиться с карманным рентгеноаппаратом для определения алмазов в породе. А еще через некоторое время непоследовательный в своих увлечениях изобретатель позабыл о разведке и рентгеновских лучах и стад конструировать радиостанцию в футляре от фотоаппарата. Он все еще не знает, что для него основное. Может быть, придется совсем изменить специальность… Кстати говоря, нефтью он вовсе не хотел заниматься. Он только испытает свою схему в новых аппаратах нефтеразведки, а там видно будет…

— Простите, пожалуйста… — Синицкий был смущен затянувшимся молчанием. — Вы меня спросили о нефтеразведке. Скажу откровенно: по-моему, искать нефть не так уж сложно и не очень интересно… Потом я думаю, — он развел руками и кисло улыбнулся, — в век атомной энергии…

— Без нефти все-таки нельзя обойтись! — с досадой перебила его девушка. — Неужели вы этого не понимаете? — Она заволновалась и стала говорить с заметным акцентом: — Заокеанские дельцы об этом прекрасно знают. Они кричат об атомном веке, а сами захватывают все новые и новые нефтяные районы. Из нефти, «между прочим», — девушка иронически взглянула на Синицкого, — добывается тротил — сильнейшее взрывчатое вещество. Надеюсь, это вам известно? — усмехнулась она. — А какая атомная техника заменит синтетический каучук, смазочные масла… все то, что производится из нефти? Даже молодые геологи, вроде вас, об этом должны знать!

Девушка резким движением откинула непокорные волосы. Затем немного помолчала, словно собираясь с мыслями.

Синицкий беспокойно вертел в руках коробочку магнитофона. Ему было не по себе.

— Мы ни у кого не отнимаем нефть, — продолжала, видно чем-то рассерженная соседка, — своей достаточно. Но ведь ее нужно отнять у природы! Нам в ближайшие годы, как говорит товарищ Сталин, надо добывать шестьдесят миллионов тонн. Нефтяники, ясно, выполнят это указание, хотя добывать нефть не так-то легко, как вам кажется. Особенно, если это богатство запрятано в недрах морского дна… В борьбе за нефть нужно настоящее мужество, смелость, влюбленность в свое дело!.. «Скажу откровенно»… — повторяя эти слова, сказанные Синицким, девушка лукаво взглянула на него, — мне думается, когда вы начнете работать, то сами сможете не на шутку увлечься обыкновенной черной нефтью, которая так неприятно пахнет и даже пачкает нарядные костюмы.

Синицкий поежился, делая вид, что последнее замечание его нисколько не касается, и сказал:

— Вряд ли кто останется равнодушным после вашей лекции. Такой я никогда не слышал у себя в институте.

«На самом деле, — подумал студент, — я почти ничего не знаю о нефти. Помню, что читал о воинах Александра Македонского, которые мазали свое тело «черным жиром». Звали этот жир по-разному: «черное масло», «каменное масло», «земляная смола». Его также называли и «нефть» — от персидского слова «просачиваться»… Видимо, когда-то человек увидел эту жидкость просачивающейся из-под земли, — вспоминал Синицкий, опасаясь, что сердитая девушка тут же устроит ему экзамен. Сколько веков прошло, а до сих пор никто не знает точно, что же представляет собой нефть!»

Неразрешенная загадка… И, конечно, не ему, Синицкому, решать ее. Большие ученые каждый по-своему объясняют происхождение нефти: по мнению одних, она произошла из остатков вымерших доисторических животных, по мнению других — из растений, а третьи ученые утверждают, что из того и другого вместе… Синицкий, конечно, изучал все эти теории. По его мнению, люди скоро раскроют тайну нефти, они будут абсолютно точно знать все о ее происхождении. И решат эту задачу, конечно, наши, советские ученые школы академика Губкина.

Оказывается, студент кое-что помнил, и если бы соседка начала его экзаменовать, он бы ответил по меньшей мере на четверку.

Успокоившись, Синицкий поднял голову и встретился взглядом с человеком в квадратных очках, сидевшим на противоположной стороне кабины.

Пассажир задумчиво теребил клочковатую бородку и внимательно рассматривал картинку в журнале, лежащем у него на коленях. Журнал был раскрыт на странице, где в зеленоватой воде темнела решетчатая башня. Видимо, не только одну девушку интересовала статья о достижениях инженера Гасанова!

Человек, за которым сейчас наблюдал Синицкий, и другой пассажир, его сосед, были одеты как заправские охотники, собравшиеся в далекую поездку. Над окном висели два охотничьих ружья в потрепанных брезентовых чехлах. Еще выше, на полке, лежал чемодан, перевязанный веревкой.

Студенту почему-то стало стыдно. Вот ведь обыкновенные люди, может быть два бухгалтера или врача, во всяком случае — не геологи, но интересуются морской нефтеразведкой. А он, будущий специалист разведчик недр, вдруг обнаруживает перед девушкой кокетливое равнодушие к этому большому делу.

— Скажите, пожалуйста, — робко обратился он к девушке: — где в Баку находится Институт нефти?

— Так вы, значит, к нам направляетесь?

— Вот это здорово! — обрадовался Синицкий. — У вас директором Агаев?

Девушка замялась и недовольно проговорила:

— О делах потом… Покажите ваш магнитофон, я немного разбираюсь в этой технике.

Синицкий обрадовался. Ему хотелось сделать что-нибудь приятное для соседки, и он с увлечением начал демонстрировать свою конструкцию: вертел ручки, щелкал переключателями, открывал крышку, где были уложены тонкие коричневые листки, показывал, как электромагнитный рекордер чертит на этих листках невидимые строчки. Он даже открыл отделение усилителя, где торчали лампы величиной с горошину, и показал миниатюрные батарейки и репродуктор.

— Но это еще не все, — восторженно заявил Синицкий. — Каких только игрушек мне не приходилось делать! Один раз я сконструировал рентгеноаппарат из простой электрической лампочки. Правда, его лучи были слабенькими, и для того, чтобы получить снимок руки на пластинке, я держал ее под аппаратом сорок минут. Так вот и сидел не шелохнувшись, пока рука не затекла… — Изобретатель рассмеялся. — А то еще строил походный спектроскоп для анализа минералов… Ничего не получилось!..

Синицкий рассказывал буквально с упоением. Он видел, что девушка слушает его с искренним интересом, и это льстило ему.

Самолет летел над полями. Внизу проплывали, словно куски зеленоватого стекла, озера, болота, маленькие речки… Медленно уходили вдаль прямые линии железных дорог и широких автострад, как будто вычерченные на желтой бумаге.

Наконец Синицкий закончил свой рассказ и робко, почему-то краснея, произнес:

— Простите… За меня представился магнитофон, а я так и не спросил ваше имя и отчество…

— Можно без отчества. Все равно забудете! Меня зовут Саида. Запишите на вашем магнитофоне.

Между креслами проходила девушка в темном кителе с блестящими пуговицами. В руках она держала поднос с бокалами и бутылками.

Небрежно, как будто бы ему каждый день приходилось выполнять роль предупредительного спутника, Синицкий спросил воды и тут же налил пенящийся бокал Саиде.

Она старалась не смотреть на студента, чтобы не рассмеяться. Уж очень трогательной ей показалась эта робкая внимательность!

Юноша пил медленными глотками, украдкой посматривая на Саиду.

…Самолет приближался к морю. Уже показалась исчерченная голубыми линиями бесчисленных рек желтая земля: это дельта Волги в зарослях камыша.

Сверкнуло море. А вскоре выплыли, будто из морской глубины, туманные горы.

Через полчаса самолет подлетал к Баку…

Вот уже близок берег. Самолет шел на посадку.

На минуту у Синицкого заложило уши, он не слышал вопроса, с которым к нему обратилась Саида. Виновато взглянув на нее, он показал, что ничего не слышит. Так всегда бывает при резкой смене давления воздуха, когда самолет снижается. Синицкий проглотил слюну, что-то щелкнуло в ушах, словно мгновенно вылетели из них ватные тампоны, и снова стал слышен рокот мотора и говор пассажиров.

Студент поднес к глазам бинокль и стал смотреть в окно. Море блестело, как мятая серебряная бумага от шоколада.

Вдруг из-под воды вырвался гладкий белый шар, похожий на гигантскую плавучую мину. Он сверкнул на солнце полированными боками и, взметнув в воздух тысячи брызг, закачался на волнах.

Синицкий застыл у окна.

Надо показать необыкновенный шар Саиде!..

Поздно! Металлическое крыло самолета, как занавесом, закрыло шар. Быстро повернувшись, студент бросился к противоположному окну.

Перед окном стоял охотник. Он тоже смотрел в бинокль на море. Губы его были сжаты в презрительную улыбку. Впрочем, может быть, это только так показалось Синицкому.

Охотник опустил бинокль, равнодушно взглянул на юного пассажира и направился к своему креслу.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть