ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зона Посещения. В спящем режиме
Первый шаг. Перемен!..

Начался этот день совсем не так, как начинались другие. Все пошло иначе уже утром. Вернее, еще ночью, когда мне снился сон.

Он был таким ярким, таким необычным и запомнился мне целиком! Во сне, под песню «Перемен» группы «Кино», я последовательно изменял свой привычный, набивший оскомину уклад жизни. Да, приснился мне настоящий музыкальный клип, ни больше, ни меньше! Только вот почему именно группа Виктора Цоя?.. Никогда не был фанатичным поклонником этого музыкального коллектива. Или я все-таки скрытый фанат «Кино»? «ЦОЙ ЖИВ!», вполне возможно, отпечаталось если не в сознании, то в подсознании. Когда Виктор был реально живой, я ведь был совсем пацанчиком, даже в школу не ходил еще. Однако, получается, и во мне уцелела память о тех песнях…

Это утро отличалось от всех прошлых в первую очередь тем, что проснулся я самостоятельно, а не по сигналу надоевшего будильника. Причем проснулся не в полшестого утра, с рычанием первых автобусов, снующих под окнами. Добрыми четырьмя часами позже.

Почти в десять часов! Ничего себе.

Да уж, последний раз я позволял себе во столько просыпаться школьником, классе в девятом. И вот сегодня, спустя двенадцать лет, мой организм снова разрешил мне поспать подольше.

– Чё тут ходишь? – услышал я, выйдя из зала. Это мать моей сожительницы; неофициальная теща, иначе говоря.

– И вам не хворать, Светлан Лександрна! – приветливо ответил я. – А вы тут какими судьбами? Да еще и без звоночка… – Я сделал картинно-грустное выражение лица. – Если б звякнули, я б и квартирку прибрал, и пельмешек отварил, и надел свою лучшую футболку!

– Чё ты себе позволяешь?! – глазенки неофициальной тещи налились кровью, пальцы рук замерли в положении полусогнуты-растопырены, отчего она стала походить на бешеную болонку, собравшуюся всех царапать а-ля кошка.

После того как в голову пришло очень удачное сравнение с вредной собачонкой, я громко захохотал. Прямо ей в физиономию. Ох, какой же это ка-айф! Всю жизнь мечтал… В смысле, всю неофициально-супружескую жизнь с дочурой вот этой мымры.

Просмеявшись, я закурил прямо в квартире и на вопросец псевдотещи: «А какого хрена ты в комнате куришь?!» ответил развернуто-матерно-высокоэтажно. Заслышав мой цветистый ответ, старая ведьма впала в прострацию и ретировалась на кухню. Ага, пускай посидит, переварит случившееся. Конечно, прям вот так, с ходу, нелегко осознать, что как прежде – уже не будет. Я и сам-то сперва нет-нет, да сомневался в правильности своих поступков. Но быстро преодолел нерешительность.

Прямо как во сне. Хотя действие развивалось несколько иначе, однако главное, общую атмосферу «переменного» клипа, я был намерен выдержать. А что может быть для человека важнее решимости духа! За ним и тело подтянется, и даст кому надо в морду, и кому следует скажет что надо, и на развилке повернет куда надо…

Умывшись, я переоделся в уличное и решил сходить в «Петергофъ», благо зал этот располагался сразу за моим домом. Заведение, между прочим, – один из самых престижных ресторанов нашего города. А я живу здесь уже три года без малого, но все никак не могу найти время заглянуть и, понимаешь, покушать каких-нибудь жульенов, эскалопов или фуагры. Осточертела эта домашняя яичница, чтоб ей!

На выходе из подъезда мне встретился сосед с первого этажа, алкоголик-тунеядец и просто любитель насиловать мозг.

– Здарова, братан, ик-к! – он икнул и развел руки в стороны, готовясь меня братски обнять. – Не подкинешь десятку на пиво?

– Нет, – холодно отчеканил я и сместился в сторону, чтобы избежать прикосновений грязных, засаленных рук.

– Валёк, ёпт! Зажал десятку, да?! – нахально предъявил он.

– Тебе чего надо? – я начал злиться. – Сказал, нет! Какие, мля, еще вопросы?

– Ты го-онишь! У тя по любасу есть! – сосед опустил распростертые конечности и преградил мне дорогу.

– Отвали лучше, пока я тебе не врезал!

Разозлившись по-настоящему, я понял, что словесной угрозой точно не обойдется. Тут, понимаешь, человек намерен течение жизни своей на сто восемьдесят градусов развернуть, а какой-то пьяный урод…

– Та ты чё, мля?! – насупился сосед и попытался ухватить меня за плечо.

Я перехватил его лапу одной рукой, а другой заехал ему в грудину. Убедительный получился удар, и после него сосед непременно упал бы, если б я сам не держал его. Два шага вправо, поворот влево на девяносто градусов, и вот уже ручонка пьяного дурака у меня в захвате.

– Ай-ай-ай! – закряхтел он.

Достаточно. Отпустив его завернутую к спине лапу, я отвесил пьянчуге хорошего пинка. Чтобы, так сказать, он крепче усвоил преподанный урок.

Затем я ушел дальше, не оборачиваясь. Оставив за собой гробовую тишину. У соседушки ни слов, ни выражений для комментариев не нашлось, до такой степени я его поразил.

Выйдя из подъезда во двор, я вдохнул полной грудью.

Вот он, запах перемен!

Ощутимо пахло, правда, недалекой помойкой, но что ж поделать, этот гребаный мир – никогда не станет лучшим из миров.

В ресторане я решил не мелочиться. В такой день не фиг быть жмотом, а потому я заказал, помимо вожделенного жульена, еще мясо по-французски, порцию креветок и два бокала «крюгера» – отменного темного пива, которое последний раз позволял себе года два назад, когда приезжал отец.

На выходе из ресторана мне позвонили с работы.

– Ты вообще охр-ренел! – рявкнул начальник. – Знаешь, сколько сейчас времени?!

– Знаю. И что? – невозмутимо ответил я. Со мной всегда так: когда хмелею – сама сдержанность.

На босса мой ответ подействовал, как на быка красная тряпка. Хотя, я где-то слышал, быки-то даже и не на цвет реагируют, а на раздражающие жесты и размахивания, но мой начальник – бык еще тот, отвечаю.

– Ты совсем дурак или прикидываешься?! Да я тебя уволю!

– Напугал ёжика. Ну и увольняй, мне все равно, – абсолютно спокойно ответил я и бросил трубку.

Что же, Валентин Владимирович, можно вас поздравить. Вы теперь безработный, но вам, впрочем, расстраиваться не стоит – однообразная работа с придурковатыми клиентами фирмы никогда и не была, что называется, «вашей».

Покурив перед фасадом ресторана, я надумал прогуляться, а заодно позвонить бывшей однокласснице.

– Привет, Алён. Чем занимаешься? Не на дежурстве?

– Привет. Да вот… Дома сижу, выходная. А ты?

– А я сейчас по Космонавтов иду. Думал к тебе с конфетами зайти, поблагодарить за…

– Ох, Валь, конечно, если тебе позволяет время, заходи. Я буду ждать…

– Лады, скоро буду.

Запрыгнув в маршрутку, я проехал пять остановок, потом зашел в магазин и после этого – к бывшей однокласснице. Благодарить ее было за что. Она работает медсестрой, и когда нужно попасть без очереди к врачам… Конфетами я решил не ограничиваться, купил еще фруктов и бутылку вина. За исключением мелких деталей, в принципе, пока что все происходит примерно так, как мне увиделось сегодня во сне.

Она распахнула дверь и сразу же скрылась в комнате. Хорошо хоть, пакет с подарками забрала. Разувшись, я посмотрелся в зеркало. Знакомая стрижка на голове, вечно сонные карие глаза, прямой нос и губы, чуть асимметричные то ли от намека на ироничную ухмылку, то ли от постоянной готовности исказить рот в гримасе отвращения. Мда-а, похож на меня.

– Алён, а… – зайдя в комнату, начал я…

И не продолжил.

Она стояла возле кровати в одном нижнем белье. Алена хорошо выглядела – точно так же, как в тот выпускной вечер, когда у нас, собственно, все и случилось.

Она приблизилась ко мне на носочках и, обвив руками шею, нежно прошептала:

– Я же обещала тебе за документы…

Ее губы впились в мои, и дальше уже я сам проявил инициативу, крепко обхватив ее за талию, все еще тонкую, и за узкие, изящные плечики. Ох-х, до чего же шелковистая кожа…


От Алены я ушел в девятом часу вечера. Фрукты и конфеты мы так и не доели. Все ставили друг другу магарычи: я ей – за профосмотры у специалистов, она мне – за оформление бумаг для фирмы ее подруги.

Домой вернулся около десяти вечера. По пути заехал на вокзал и взял билет на поезд. Да, да, да, я сваливаю на фиг из этого долбаного города. Если уж менять свою жизнь, то по полной программе!

Перед подъездом восседал мой сосед-алкаш в компании его кодлы. Трое наразлучных «водкетеров». Но в данный момент ребятки пивко употребляли, под задушевные разговорчики «за жизь».

– Эй, ты… – пробурчал сосед. – Тормозни-ка…

– Чего надо?! – рявкнул я, отлично понимая, что произойдет дальше.

– А ты чё такой дерзкий?! – спросил один из соседовых корешей.

– А ты чё, за дерзость базарить собрался?!

– Ну, за такое с тя сотка, – произнес он тоном, не терпящим возражений.

– Пошел ты! – отрезал я и направился к двери подъезда.

– Стоять, ёпт! – крикнул мой сосед, а его кореша разом шагнули вперед. Видать, отработанный прием.

Я заранее предвидел нечто подобное, потому резко развернулся в сторону, и отвесил в челюсть первому попавшемуся. Пригнувшись, подставил другому подножку и, сделав длинный шаг в полуприсяде, оторвался и скользнул к подъезду.

Униженные и оскорбленные кореша рванули следом, но я успел вскочить внутрь и потянуть дверь на себя. Мой сосед успел только просунуть руку, о чем пожалел через секунду – я схватил его за пальцы и резко развел их в стороны. Отчетливый хруст…

Ничего страшного, сосед. Перелом – не самая ужасная травма.

Он отчаянно вскрикнул и попытался вытащить лапу. Я не возражал.

Закрыв подъездную дверь, я не мешкая взлетел по лестнице на свой третий этаж.

Сунув ключ в замочную скважину, повернул его влево, но замок не щелкнул. Дверь закрыта с той стороны. Видимо, моя дражайшая сожительница решила запереться изнутри. Видать, мамаша нашептала дочуре про меня всякие гадости.

Вытащив из кармана джинсов цыганскую булавку, я поковырялся ею в замочной скважине. Полезный навык, между прочим, которому меня научил отец, слесарь. Десять секунд, и дверь открыта.

Оказавшись наконец в квартире, я, не включая свет, разулся и прошел на кухню – перед дорогой надо подкрепиться.

Закрывая дверцу холодильника, услышал топот в коридоре. Понял, чьих это ног дело, и приготовился к очередному испытанию для своих нервов и мозгов.

– Ты где шлялся?! – с порога возопила моя неофициальная супружница.

– Где надо, – бросил я ей и, как ни в чем не бывало, начал строгать себе бутерброды.

– Ты ваще охренел, что ли?! – взвизгнула она.

– Тише ты! Пацана разбудишь…

– Не указывай мне, что делать! – орала она. – Ты кто тут такой?!

– Замолчи, а? – буркнул я. Противный тонкий голос сожительницы меня просто просверливал насквозь. И как я только мог решиться связать свою жизнь с этой конченной дурищей?! Неужели до такой степени себя возненавидел, что приговорил к настолько жестокому наказанию…

– Да ты… Да ты… – задыхалась она в праведном, с ее точки зрения, гневе.

– Даты? – сыронизировал я. – Какие даты?

– Убирайся отсюда вон! Ты не приносишь в дом деньги, ты шляешься где попало и вообще ты дурак!

– Я дурак? Ну-ну, – ухмыльнулся я саркастически. – Опять старая пластинка… Придумала бы что-нибудь новое. А то только сидишь, шоколад трескаешь…

Закончив с сооружением бутербродов, я налил в кружку воды, бросил туда пакетик чая и все это поставил в микроволновку.

Сожительница, видя мою скептическую реакцию, прям-таки осатанела. Она подскочила к столу и потянулась к тарелке с бутербродами. Видимо, решила проучить наглеца. Однако не тут-то было – я резко выбросил руку вперед и в последний момент убрал тарелку. Ее маленькие толстые пальцы схватили воздух.

Пока грелся чай, я поигрался с неугомонной толстушкой в «А ну-ка отними!», что, понятное дело, разозлило супругу в кавычках еще больше, а меня здорово повеселило.

Услышав писк микроволновки, я открыл дверцу, взял кружку с чаем и двумя большими шагами, под аккомпанемент криков и ударов ладошек сожительницы по моей спине, удалился в ванную.

Никогда не ел в ванной. Но надо же когда-то начинать! Вот и в этом, увиденном накануне ярком сне, я ужинал именно в ванной комнате.

Сначала сожительница кричала и стучала в дверь, но потом все-таки догадалась выключить свет. Не проблема – у меня есть зажигалка. Заодно и покурю.

Закончив с приемом пищи, я открыл защелку и вышел в коридор под осуждающие вопли сожительницы и ее мамаши. О, и эта успела припереться; через дом проживает, почти рядом.

– Убирайся вон! – хором крикнули они, завидев меня. Будто отрепетировали эту роскошную реплику.

– Сючас, – заверил я, дожевывая бутерброд.

Войдя в комнату, столкнулся с Лёнькой, сыном сожительницы от первого брака.

– Привет, разбойник! – сказал я.

– Привет, дядя Валя…

Полазив по шкафам и комоду, я не обнаружил своих вещей.

– Мама их выставила в коридор… – сказал Лёнька и, после короткой паузы, добавил: – А вы уезжаете?

– Да, Лёня, уезжаю. Далеко-далеко, – ответил я и почувствовал, как заныло сердце. Пацан – единственный в этом доме, кто меня уважает и по-своему любит. Жаль его. Такие мамаша и бабушка воспитают из него непонятно что.

Эх… если бы я уезжал не туда, куда собрался, обязательно бы взял мальчишку с собой.

Все мои вещи обнаружились на площадке. Навалены неаккуратной грудой. Ну что ж, пусть валяются, как есть, они уже принадлежат моей прошлой жизни. Все с собой не заберу. Только самое необходимое.

Сунув в спортивную сумку спортивный же костюм и еще кое-какие мелочи, я начал спускаться по лестнице, готовясь к новой встрече с местными алкашами.

К моему удивлению, никого из них у подъезда не оказалось. Им же лучше.


Добравшись на вокзал, я купил в ларьке пачку сигарет, шоколадку, бутылку минералки и прошел в зал ожидания, где и примостился на скамью. До нужного поезда чуть больше часа. Это время я решил скоротать, усваивая информацию о Зонах Посещения, и в первую очередь о нашей, российской. Раньше я уже не раз читал различные материалы на эту тему, и в моем телефоне имелись нужные ссылки и скачанные файлы. Надо освежить их содержимое в памяти.

Погрузившись в чтение статей и просмотр роликов, я так увлекся, что едва не пропустил мимо ушей объявление о прибытии…

Проводница проверила мои проездные документы и дала добро на посадку. Забравшись в плацкартный вагон, я нашел нужный «отсек» и свою полку, плюхнулся на нее и вдруг осознал, что… вот он, последний момент, поворотный, когда еще не поздно вернуться в прошлую жизнь и попытаться брошенную груду вещей вернуть на прежние места.

Но все эти «сопли» и сожаления я решительно выбросил из головы. Не оглядываться, Валентин! Только вперед. Кто ты будешь, если сейчас выйдешь из поезда, вернешься и… правильно, оно самое. То, что из тебя слепила прошлая жизнь и чему самое место в задницах у дуры-сожительницы и ее мымры-мамаши.

Вот только пацана, Лёньку, жалко…

– Здравствуйте! – громко сказал тучный, одышливый мужчина и уселся напротив. – Меня зовут Петр Семенович.

– Валентин, – представился я и пожал его пухлую руку.

В тот момент, когда поезд тронулся, я окончательно понял, что пути назад нет. Если бы не убедился на личном опыте, ни в коем случае не поверил бы, что какой-то сон, пусть он хоть трижды яркий и запоминающийся, способен кардинально изменить жизнь. Но вот ведь, может. Еще и как! Наверное, есть такие сны, которые не просто сны…

С попутчиком мы сразу разговорились. Начали с обстановки в странах бывшего Союза, а продолжили о Зонах Посещения, что неудивительно для пассажиров рейса, который следует в один из городов, ближайших к той из них, что появилась в России.

* * *

Это самое Посещение свалилось на наши головы лет за двадцать с небольшим до моего рождения, так что уже примерно полвека эти Зоны есть, и никуда от них не деться. Насколько я знаю, слышал и читал, за прошедшее время всякое вокруг них происходило, и продолжает происходить, но что и как происходит в них самих – до сих пор никто ничего толком понять не может. Куча попыток объяснить, и все мимо цели.

Нечто инородное, отметившее Землю, не стало для человечества манной небесной и вечным двигателем прогресса, как вначале ожидалось. Зато пресловутое осознание, что мы во вселенной не одни, добавило головной боли и неразрешенных загадок. По полной программе добавило.

Хорошо хоть, что вся эта фигня остается внутри, что Зоны не расползаются по всей территории планеты. Ну, по крайней мере, пока что не расползлись. Хотя кто знает, что еще будет с ними и с нами в будущем. Зоны есть, и никуда нам от них не деться. Люди-то не могут пока что с Земли свалить куда-нибудь подальше.

С другой стороны, факт, что к нынешнему, две тыщи пятнадцатому, по всему миру накидано до фига и больше вынесенных из Зон штуковин, которые официально именуются ИО, «инопланетными объектами», а у нас в народе прозваны «зонниками». Сталкеры постарались, натащили хабара… Да и непрямого влияния за полвека оказано немало. Ученые пусть и не смогли объяснить, что к чему, но пользоваться кое-чем потихоньку навострились. Хотя наши машины в массовом порядке не перешли на «вечные батарейки» и от страшных болезней целительные «зонники» человечество не избавили и все такое прочее, о чем когда-то мечталось нашим дедушкам и бабушкам. При жизни которых по Земле однажды пролегла пресловутая кривая линия, связавшая шесть отметин наглого вторжения инородности.

Но зато у человека есть возможность приобщиться к Следам Посещения.

Да, главное, что нам Зоны дают, это – шанс. Каждый человек, если ему захочется, может уйти в одну из них. Как бы они там ни охранялись и какие бы меры ни предпринимались, чтобы не запустить людей внутрь, эта возможность вполне реальна. Шанс соприкоснуться с чем-то воистину иным, неземным, причем – не летая для этого в космические дали. И не уходя в параллельные миры, если таковые где-то как-то существуют.

Я даже не могу представить себе мир, где Посещения никакого не случилось, в котором люди живут, не имея такой возможности. Лишенные даже шанса, какими же они себя одинокими во Вселенной чувствуют…

Да, по большому счету, оказалось, что подавляющему большинству людей в нашем мире уже до лампочки все это Посещение. Раз уж оно, ко всеобщему разочарованию, не принесло сказочных изменений к лучшему в их повседневный быт. Не избавило от суровой необходимости гнуть спину и пахать ради того, чтобы элементарно выжить.

Но большинство, пусть даже подавляющее, – это еще не все-все, до единого. Кому-то рано или поздно захочется уйти.

Как вот захотелось мне, когда я пробудился поздним утром, сохранив в памяти увиденный сон о чем-то большем.

Поэтому я пришел на вокзал и сел в следующий из Москвы в нужном направлении поезд, проходящий каждые сутки через город, в котором я родился и провел всю прошлую жизнь.

Чтобы воспользоваться своим шансом на иную судьбу.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии