Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Честь превыше всего
Глава вторая

В шесть часов утра агент Секретной службы США Кэмерон Робертс ступила на борт маленького самолета, направлявшегося в Нью-Йорк. Она прицепила именной значок на карман своего темно-синего габардинового костюма. С собой она прихватила лишь небольшую сумку со сменной одеждой и ноутбук. Все остальные ее вещи должны прибыть отдельным рейсом. Их доставят в ее новую квартиру в пятизвездочном отеле «Грамерси Парк». Проспав целых четыре часа без всяких снов, Кэм чувствовала себя отдохнувшей и готовой к работе. Да, новое назначение ей все еще не нравилось. Но работа есть работа, и теперь только это имело значение.

Самолет оказался полупустым. Лишь несколько сотрудников правительства собирались лететь в Нью-Йорк этим ранним субботним утром. Робертс села в кресло, рядом с которым через проход сидел крупный блондин. На его значке было выбито «ФБР». Она заметила, как он просканировал ее значок. Агенты женского пола уже не были редкостью, но Кэм неизменно привлекала к себе внимание. Впрочем, она к этому привыкла.

– Отдел расследований? – поинтересовался блондин, когда самолет начал набирать скорость на взлетной полосе.

Кэмерон по привычке чуть было не ответила утвердительно, но быстро одернула себя. Покачав головой, она ответила:

– Отдел охраны.

– Важная птица?

– А разве не все они важные?

Не будучи уверенным в шутке собеседницы, он подавил смешок. А еще говорят, что у агентов ФБР нет чувства юмора!

Кэмерон открыла ноутбук, слегка повернув экран к себе так, чтобы не было видно соседу. Тот понял намек и раскрыл газету.

Кэм ввела пароль и зашла в базу данных сотрудников Секретной службы США. Она пробежалась глазами по характеристикам членов своей новой команды. Ничего необычного. Четверо мужчин и четыре женщины, плюс она сама. У каждого за плечами больше пяти лет оперативной работы. Все имели высшее образование и прошли подготовку в Секретной службе, как почти все агенты, кроме тех, кто пришел по военным каналам или особенным путем. Все, в том числе сама Робертс, могли оказать первую медицинскую помощь и метко стреляли. Двое мужчин и одна из женщин состояли в браке. В команде был один латиноамериканец и два афроамериканца, остальные были белыми. Она запомнила их лица и имена и вышла из базы.

Введя защищенный пароль, Робертс открыла зашифрованный файл, который она загрузила в компьютер накануне вечером.

Отчет секретного агента Даниеля Райана, пятница, 26 декабря, 21.30.

Объект: Блэр Джейн Пауэлл.

Дата рождения: 31 декабря 1972 г.

Место проживания: 10021, Нью-Йорк, Грамерси-парк, 310.

Телефон: (212) 295-0566

Семейное положение: Не замужем.

Образование: Специальная школа в Вашингтоне, Институт изящных искусств в Париже.

Профессия: Художник.

Бизнес-агент: Дайан Бликер.

Кодовое имя: Цапля.

Физические данные: Рост 173 см, вес 54 кг.

Блондинка, глаза голубые.

Особые приметы: двухсантиметровый шрам над правой бровью, татуировка на плече в виде пурпурно-синего лабриса размером 3 см.

Заболевания: Здорова.

Аллергии нет.

Близкие люди: См. прикрепленные отчеты.

Отношения: На данный момент не установлены.

Резюме: Стандартное круглосуточное посменное наблюдение. Расписание объекта чаще всего нечеткое, изменения предугадать трудно. Общение с объектом: Коммандер общается лично с объектом только по просьбе объекта. Личные связи с объектом запрещены.

Не густо. Кэмерон гадала, что ее предшественник не рискнул включить в отчет. Что ж, вскоре она это выяснит. Прежний коммандер должен был встретить ее в аэропорту.

Робертс пила кофе, листая тонкую папку с грифом «Совершенно секретно», в которой содержались сведения о последнем любовном увлечении Цапли. Она внимательно ознакомилась с отчетом, нисколько не изменившись в лице. В отчете сообщалось, что дочь Президента крутила роман с женой французского посла в США. По очевидным причинам, это дело держалось в тайне, хотя в Секретной службе уже давно ходили сплетни о сексуальных пристрастиях Блэр Пауэлл. В обязанности Кэм в том числе входило следить за тем, чтобы подобные слухи так и оставались на уровне слухов. Если объект откажется с ней сотрудничать, работать будет вдвойне труднее.

У Кэм мелькнула мысль, что ее назначение на должность главы охраны мисс Пауэлл могло быть связано с ее собственной сексуальной ориентацией. Разумеется, об этом в ее личном деле не упоминалось, но считалось, что у госслужащих не могло быть никаких секретов. В своей личной жизни Кэм была осторожна, но не до паранойи. А после того, что произошло год назад, вряд ли у нее остались какие-то тайны от начальства. Слухи о ней в любом случае ничем не подкреплялись, хотя впрочем, ей было все равно.

При выходе из самолета Кэмерон воспользовалась шредером и запустила документы с подробностями о личной жизни Блэр Пауэлл в измельчитель бумаги.

* * *

– Простите, что приходится передавать дела вот так, на бегу. Но я вылетаю следующим рейсом, – начал Даниель Райан, когда они присели в кафе аэропорта.

– Ничего, бывает, – нейтральным голосом ответила Кэм.

– Вашего помощника зовут Мак Филипс. Как только вы прибудете на место, он предоставит вам подробный план здания, маршруты эвакуации и информацию о больницах. С Полицейским управлением Нью-Йорка держите связь через лейтенанта Марсию Лэндерс, помимо всего прочего, она также специалист по спасению заложников. Когда Цапля посещает общественные мероприятия в своем официальном статусе в качестве дочери Президента, Лэндерс работает в тесной связке с командиром полицейских патрулей лейтенантом Чаком Тайэром. Оба отличные профессионалы. В остальных случаях мы прикрываем Цаплю своими силами.

– Ясно, – спокойно заметила Кэм.

Все, что только что изложил ей Райан, вполне мог рассказать любой член команды охраны. Она ждала, когда он перейдет к самому главному.

Они рассматривали друг друга. Робертс слыла порядочным и прямолинейным человеком, соблюдавшим все правила и требования Секретной службы. В противном случае она бы просто не получила эту работу. И выглядела она соответствующим образом. У нее была отличная стрижка, а на ее одежде не было ни единой складочки; безупречно подогнанный, брючный костюм сидел как влитой на ее стройной фигуре. Кэмерон излучала спокойствие и не проявляла ни малейших признаков дискомфорта, оценивая собеседника своим внимательным взглядом серых глаз. По имеющейся информации, Робертс прослужила в отделе расследований двенадцать лет. Почему ее вдруг перевели в отдел охраны, оставалось загадкой. Кроме этих данных, о ней больше не было никакой информации. Райан не смог найти никаких сведений личного характера, все, что о ней говорили, – она очень хороший агент.

Встретившись с Робертс взглядом, он, наконец, решился:

– Мы можем поговорить неофициально? – спросил он.

– Давайте, – кивнула Кэм.

– Просыпаясь на протяжении последних шести месяцев, я каждый раз думал, перед кем же я так провинился, что меня отправили на эту работу, – покачал головой Райан. – Охранять Цаплю практически невозможно, потому что она не хочет, чтобы мы были рядом с ней. Одиннадцать лет она практиковалась в запутывании следов и ускользала от охраны. Можно даже сказать, что она нас унижала. Она как доктор Джекил и доктор Хайд. На публичных мероприятиях она ведет себя просто идеально, охотно сотрудничает с нами и даже проявляет дружелюбие. Но как только дело касается ее личной жизни, она делает все возможное, чтобы превратить нашу работу в ад. Она не желает обсуждать свое расписание ни с кем, кроме коммандера. Так что поздравляю, теперь это вы. А потом, без всякого предупреждения меняет свои планы. У нас чаще всего не остается времени, чтобы скорректировать размещение автомобилей или оборудования, поэтому нам приходится отслеживать ее пешком, а это сущий кошмар в Нью-Йорке. Она категорически отказывается носить микрофон и любой другой отслеживающий передатчик, даже если это прямая инструкция президента.

Райан протянул Кэм две фотографии.

– Вот, полюбуйтесь, – сказал он.

Робертс разложила снимки перед собой. Одна фотография была сделана на официальном мероприятии. Уверенная, с чувством собственного достоинства, Блэр Паэулл определенно располагала к себе. Ее светлые волосы были элегантно убраны назад и заколоты серебряной заколкой. Безупречный легкий макияж лишь подчеркивал природное изящество утонченных черт ее лица и гладкость кожи. Элегантное дизайнерское платье облегало стройное тело Блэр, оттеняя как ее спортивное телосложение, так и едва уловимую мягкость и нежность. Одним словом, девушка была прекрасна.

На другом снимке дочь президента запечатлели в повседневной обстановке. Она не знала, что ее фотографируют. Зернистая фотография была явно сделана через телеобъектив. Тем не менее, вполне хорошо просматривались детали. Девушка на снимке была одета в облегающие полинявшие джинсы и белую хлопчатую майку. Бюстгальтера на ней не было, и сквозь тонкую материю виднелась упругая красивая грудь. Одежда подчеркивала длину ее ног, подтянутый торс и хорошо проработанные мышцы. Слегка вьющиеся светлые волосы были слегка растрепаны, словно вместо расчески по ним небрежно провели рукой. Блэр была без макияжа, впрочем, она в нем и не нуждалась. Она излучала энергию, которая чувствовалась даже на снимке плохого качества. В ней была сексуальность дикой кошки, и выглядела она столь же опасной. Она почти ничем не напоминала сдержанную, изящную женщину с первой фотографии.

Молча вернув снимки Райану, Кэм ждала его комментариев.

– Ее никто не узнает на улицах, когда она в таком виде, да и для нас это порой бывает весьма затруднительно. Малейшей замешки вполне достаточно, чтобы она растворилась в толпе, вошла незамеченной в ресторан или спокойно села в такси. Вот так просто мы можем потерять ее из виду. Ведь никто не показывает на нее пальцем и не бежит за автографом.

– Но, тем не менее, вы и ваши оперативники знаете, как она выглядит, – заметила Кэм. – В ваших силах найти ее. – Это было очевидно, и Кэм ждала, когда же Райан перейдет к реальной проблеме.

Он кивнул в знак согласия.

– Конечно, можем. Чаще всего и находим. Но дело в том, что вдобавок мы должны оберегать ее личную жизнь и репутацию.

Бровь Кэм слегка изогнулась в ответ на эти слова, но Райан не обратил на это внимания. У Блэр Пауэлл не было личной жизни . Они оба знали, что прежде всего им нужно было сделать все, чтобы образ президента оставался незапятнанным. Любой скандал, связанный с его дочерью, поставил бы под сомнение его отцовские качества и, в конечном счете, отразился бы на его репутации в целом.

Выдохнув, Райан перешел к самому главному.

– Она лесби. И в определенных ситуациях эта информация может выплыть наружу, стоит только привлечь к ней излишнее внимание. Она прекрасно об этом знает и пользуется этим.

– Как это происходит?

– Она часто посещает гей-бары. Я не могу оставлять в каждом клубе своих агентов, даже если они работают под прикрытием. Никогда не угадаешь, в какой из баров она отправится. К тому же я не хочу, чтобы там все знали – вот входит Блэр Пауэлл! Она знакомится с женщинами, причем в тот момент у нас нет возможности идентифицировать их личности. Мы не знаем, куда они могут направиться, и соответственно не можем направить агентов на опережение. Мы вечно отстаем, и нам ничего не остается, кроме как уповать на бога, что она не попадет в какую-нибудь переделку прежде, чем мы прибудем на место.

– Она неразборчива в своих связях? – ровным тоном уточнила Кэм.

– С женщинами у нее получается лучше, чем у меня! – признался Райан в отчаянии. – У нее нет постоянной партнерши. Черт, лучше бы уж была! Тогда, может, она была бы более предсказуемой. Не то что бы она спит с кем попало, но и без секса обойтись долго не может.

– Что вы пытаетесь мне сказать, агент Райан? – спросила Кэмерон, устав от намеков. – Кроме того, что у нас есть не желающий сотрудничать важный объект с весьма проблемным образом жизни?

– Она словно разъяренное животное в клетке, а вы – новый надсмотрщик. Вот уже много лет она пытается улизнуть из-под охраны, и когда ей это удастся, кому-нибудь не поздоровится.

Кэмерон кивнула в знак согласия. Блэр Пауэлл жила под наблюдением с тех пор, как ее отец занял пост вице-президента, а до этого – губернатора Нью-Йорка. И теперь, когда его избрали президентом страны, впереди ее ждали еще как минимум три года более пристального присмотра. Блэр была пленницей своего имени, и Кэмерон понимала, что вряд ли кто-либо смог бы долго мириться с этим. Хуже того, дочери президента приходилось скрывать свою сексуальную ориентацию. Если бы Кэм могла, она бы посочувствовала Первой дочери, но это была непозволительная роскошь. Личное счастье Блэр Пауэлл – это не ее забота, она не могла позволить себе тратить время или терять объективность, думая об этом.

– Возможно, кто-то действительно пострадает. Но я намерена проследить, чтобы это была не она, – подытожила Кэмерон.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть