Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Честь превыше всего
Глава третья

– Агент Робертс? – обратился к Кэм незнакомый красавчик с внешностью Брэда Пита, как только она вышла из лифта на восьмом этаже особняка, окна которого выходили на Грамерси-парк. С обезоруживающей улыбкой он протянул ей руку. – Я Мак Филипс. Остальные агенты в командном пункте, мы называем его «Орлиное гнездо». Добро пожаловать.

Она пожала его руку, улыбнувшись названию командного пункта.

– Кэмерон Робертс. – Представилась она. – Что у нас на утро?

Они вошли в просторное помещение, разделенное на рабочие места и станции с оборудованием и перегородками высотой по плечо. Центр наблюдения занимал весь этаж и находился прямо под пентхаусом, где жила Блэр Пауэлл. В дальнем углу штаба располагалась небольшая комната для совещаний, отделенная стеклянной перегородкой, где уже сидели остальные члены команды.

На ходу Филипс сверился с распечаткой:

– Вы встречаетесь с Цаплей в одиннадцать утра в ее пентхаусе, – сообщил Мак. Он заметил промелькнувшее на лице Кэм легкое недоумение и пожал плечами. – Она не станет говорить ни с кем из нас. Она объявила, что будет обсуждать свои планы лишь один раз и только с коммандером.

– Это ее право, – сказала Кэм.

По дороге в переговорную она заметила большое количество видеомониторов, различных пишущих устройств, компьютеров и огромную электронную карту Нью-Йорка, на которой с точностью до минуты отражалось местонахождение полицейских патрульных машин. Такое же оборудование использовалось для наблюдения за Белым домом и его окрестностями, и по той же причине. Президент уязвим через своих близких. И чтобы завуалировать эту уязвимость, семья президента должна была вести настолько нормальную жизнь, насколько возможно, а не находиться все время в сопровождении вооруженных охранников. По этой причине охрану следовало осуществлять на расстоянии и как можно незаметнее. Видимость свободы была уловкой, которую все участники договорились всегда поддерживать. Все, кроме Блэр Пауэлл.

– Всем доброе утро, – энергично поприветствовала Кэм команду, расположившуюся за длинным столом. Посмотрев в глаза каждому, она сказала: – У вас один час, чтобы рассказать мне все, что я должна знать об этой работе, а также то, чего, по-вашему, я знать не должна. Итак, приступим.

К концу часа, в течение которого Кэм слушала, задавала вопросы и отдавала приказы, ее агенты четко поняли, что правила игры изменились. Все члены команды серьезно относились к своим обязанностям ради своей будущей карьеры или по иным причинам, и каждый из них пребывал в таком же отчаянии, как и их прежний коммандер. К их неудовлетворенности добавлялось еще и то, что они не любили Блэр Пауэлл, хотя не заикались об этом вслух, даже между собой. За шесть месяцев, прошедших с момента вступления Эндрю Пауэлла в должность президента, поведение его дочери, не желавшей сотрудничать с охраной, исподволь подорвало уверенность оперативников в себе. Проведя час с Кэмерон Робертс, они впервые за несколько месяцев почувствовали прилив оптимизма.

* * *

– Итак, подведу итоги, – сказала Кэмерон. С этими словами она поднялась с места и подошла к окну, выходившему на небольшой частный скверик посреди Грамерси-парка. Пожилая женщина как раз открывала ворота в сквер и Кэмерон начала свою речь, наблюдая за женщиной. Она стояла спиной к остальным, но ее было прекрасно слышно.

– Мисс Пауэлл недовольна нашим вторжением в свою жизнь, ее задевает то, что мы постоянно присутствуем в ее личной и общественной жизни. Очевидно, что наблюдение за ее личными отношениями и интимными связями возмущает ее. И я не могу винить ее за это.

Кэм обернулась к агентам и слегка пожала плечами:

– Тот факт, что мисс Пауэлл не одобряет наше присутствие рядом с собой, не имеет никакого значения. Наша задача состоит в том, чтобы позволить ей вести нормальную жизнь в условиях максимальной безопасности, настолько, насколько это возможно. Не важно, где она находится и что она делает. Она решила превратить это в игру. Мы тоже должны играть – и одержать победу. Мы не станем опускать руки и кричать «так нечестно!», если вдруг она решит изменить правила. У нас нет второго шанса. Вряд ли можно рассчитывать на то, что она поможет нам выиграть. Мы должны сделать это ради самих себя.

Слегка улыбнувшись, Кэм вернулась на свое место. Теперь она поняла хотя бы одну причину своего назначения.

– Помните, она не хочет сотрудничать. Не ждите, что она будет улыбаться и здороваться с вами. Не надейтесь на то, что она облегчит вашу работу. Она ясно дала понять, что не хочет видеть нас рядом с собой. Поэтому не стоит ждать от нее приглашения, нужно сменить тактику. Мы перейдем от защитного наблюдения к разведке. Если она не хочет вас видеть, нужно сделать так, чтобы ей стало труднее от вас оторваться. Если нужно идти за ней по пятам, обеспечивая ее охрану, значит, вы должны не выделяться там, куда она идет. Вам придется чаще работать под прикрытием.

Кэм посмотрела на каждого из своих оперативников, представляя, какими их видит Блэр Пауэлл. Сплошные умники, безупречные и во всем положительные. Их видно за версту – как слона в посудной лавке.

– За исключением тех моментов, когда мисс Паэулл принимает участие в официальных мероприятиях. Больше никаких костюмов и галстуков! Обычная повседневная одежда, предпочтительно подходящая для тех мест, где она часто бывает.

Кэм увидела, что кое-кто напрягся от этих слов, но невозмутимо продолжила. Пора уже перестать ходить по кругу и начать действовать.

– Что касается мужчин, то я думаю, для начала вам не помешало бы отрастить немного волосы и перестать быть похожими на туристов или полицейских.

Кэм допила кофе и собрала свои бумаги.

– Еще неплохо провести небольшое исследование. Мне понадобится краткое описание всех гей-баров и ресторанов в Нью-Йорке. Часы работы, характер публики, особенности дорожного движения рядом с заведением, ну и тому подобное. Начните с тех мест, где она бывает чаще всего. Я хочу получить этот отчет до конца дня. Когда будете хорошо знать свой объект, дамы и господа, тогда и сможете выиграть.

Когда Кэм направилась к выходу из переговорной комнаты, все немного расслабились. Но на пороге она обернулась.

– Кстати, Мак, а она знает о камерах видеонаблюдения в своей квартире?

Мак с удивлением посмотрел на Кэм. Как ей удалось заметить эти камеры, ведь она лишь раз быстро прошлась мимо мониторов?

– Вряд ли, – тихо ответил он. Если бы она знала о микрокамерах, вмонтированных в потолок, то вряд ли бы разгуливала обнаженной по квартире.

– Отключите их, – спокойным голосом велела Кэм. – Оставьте камеры в лифте, на выходах из здания, пожарных лестницах и в гараже. Под мою ответственность.

С этими словами она вышла из комнаты, оставив агентов размышлять, хватит ли у кого-нибудь смелости нарушить прямой приказ начальника аппарата президента.

* * *

Ровно в одиннадцать часов утра Кэм поднялась в пентхаус и вышла из лифта в маленький холл, упиравшийся в резную дубовую дверь. Стены холла были отделаны дорогими тиснеными обоями кремового цвета, что создавало теплую и чувственную атмосферу. Кэм приблизилась к двери и нажала на кнопку звонка.

Спустя несколько мгновений Блэр Пауэлл открыла дверь. Ее волосы были еще влажными после душа, слегка растрепаны и не собраны. На ней был голубой шелковый халат, едва доходивший до колен, а в вырезе декольте просматривалась грудь. Очевидно, что под тонким халатом на Блэр больше ничего не было. В воздухе витал легкий аромат жасмина, и Кэм вдруг резко ощутила необычайную чувственность, исходившую от Блэр, которую она впервые почувствовала еще при взгляде на фотографию, показанную ей прежним коммандером. Удерживаясь от соблазна окинуть взглядом фигуру девушки, Кэм смотрела прямо перед собой.

– Мисс Пауэлл, я агент Робертс. Я вернусь, когда вы будете готовы принять меня, – нейтральным голосом произнесла Кэм. – Просто позвоните в командный центр…

– Позже не получится, – прервала ее Блэр, оценивая внешний вид нового коммандера. Это что-то новенькое, мысленно удивилась она. Стоявшая перед ней женщина была одета в положенный по должности костюм, однако он был подогнан лучше, чем у большинства других агентов, а плечевая кобура едва угадывалась под пиджаком. Ее волосы были коротко подстрижены, причем модная стрижка немного походила на мужскую. Под расстегнутым двубортным пиджаком виднелась белая льняная рубашка, под которой угадывалась полная грудь и стройная талия. Брюки плотно облегали крепкие бедра. Новый коммандер показался Блэр необычайно привлекательным, с легким намеком на буча. Либо агент Робертс была безупречной натуралкой, либо – действительно лесби, которой было наплевать, что об этом знают, причем, скорее всего второе. Блэр была крайне заинтригована.

– Прямо сейчас или на следующей неделе, – добавила она, наслаждаясь контролем над ситуацией. Новый начальник службы охраны едва ли мог позволить себе ждать даже пару часов, прежде чем согласовать распорядок на ближайшие дни.

– Хорошо, давайте обсудим все сейчас, – любезно согласилась Кэм. Она не собиралась меряться с Блэр силами по пустякам. Самоутверждаться на новой должности таким способом было не в ее правилах.

Блэр отступила назад, приглашая коммандера войти в просторный лофт с высокими потолками. Губы Блэр расплылись в улыбке, когда Кэм аккуратно прошла мимо, стараясь не задеть ее случайно. Конечно, мы же на службе, мысленно рассмеялась Блэр.

– У вас есть имя, агент Робертс? – поинтересовалась девушка, направляясь в зону кухни. Стойка для завтрака с высокими стульями отделяла кухню от большой гостиной. Блэр наклонилась, чтобы достать две чашки с полки, прекрасно зная, что полы халата разойдутся.

– Кэмерон, – ответила Кэм, сохраняя непроницаемый вид и нейтральный тон. Она не могла не отметить поразительное совершенство тела Блэр, а мелькнувшая перед ее взором обнаженная грудь с розовыми сосками намертво отпечаталась у нее в мозгу. Ее дразнили, это было ясно как божий день, но Кэм не понимала с какой целью.

Между тем, девушка медленно выпрямилась и посмотрела на Кэм, рассчитывая хотя бы на какую-то реакцию. Но, как ни странно, красивое лицо агента Робертс не выражало эмоций.

– Кэмерон, – хрипло выдохнула Блэр. – Как мило. Можете звать меня Блэр.

– Я постараюсь не отнимать у вас слишком много времени, мисс Пауэлл. После того как мы обсудим ваши планы на неделю, я сразу уйду, предоставив вас самой себе.

Блэр уставилась на Кэм, ее голубые глаза сверкали от гнева.

– Нечего меня опекать, агент Робертс. Мы обе прекрасно знаем, что вы вовсе не оставите меня в покое .

Кэм слегка кивнула.

– Простите, я не это имела в виду. Разумеется, это не в моих силах. Но я могу сделать свое присутствие и присутствие моих людей в вашей жизни как можно менее назойливым.

Столь компромиссный подход изрядно удивил Блэр. Подобная тактика со стороны службы охраны была в новинку. Обычно ее пытались запугать, обещая нажаловаться на нее отцу, словно на непослушную школьницу. Или же ей обещали личную жизнь, хотя на самом деле лишь туже затягивали сеть вокруг нее. У Блэр не было ни единой причины верить очередному агенту, несмотря на искренность в серых глазах Кэм. Блэр обошла кухонный стол и, держа чашки с кофе, приблизилась к новому начальнику службы охраны. Поставив чашки на стойку, она нарочно посильнее задела Кэм своим телом.

Кэм не шелохнулась в ответ, хотя и ощутила прикосновение груди Блэр к своей руке, а также тепло, исходившее от обнаженной ноги девушки. Ее раздосадовало непроизвольное возбуждение, нахлынувшее от этих ощущений. Кэм постаралась дышать легко и ровно. Она знает о видеокамерах! Неловкое положение, в котором оказывался коммандер, могло сыграть ей на руку, или же это был просто один из приемов в игре. В любом случае, Кэм стало жаль Даниеля Райана. Блэр Пауэлл была чертовски соблазнительной девушкой, и, если эти игры еще ей не наскучили, могли возникнуть проблемы. Откуда Блэр было знать, что, несмотря на рефлекторное возбуждение, которое ей удалось пробудить, в остальном Кэм была абсолютно устойчива к сексуальному соблазнению.

Блэр намеренно прижалась к своей посетительнице еще сильнее, и Кэм, в свою очередь, позволила этому прикосновению продлиться достаточно для того, чтобы дать девушке понять, что намек ей ясен, но она на него не реагирует. За последние полгода Кэм не раз приходилось отказывать привлекательным женщинам. Отступив назад, она достала из внутреннего кармана пиджака компьютерную распечатку.

– Обсудим расписание? – мягко напомнила Кэм.

Блэр посмотрела Кэм в глаза и слегка покраснела. Ей только что дали от ворот поворот, тонко, но весьма недвусмысленно. Отказ со стороны женщины стал для Блэр новым и неприятным переживанием. Она не вела себя столь провокационно с Даниелем Райаном, хотя всегда чувствовала его дискомфорт, когда они оставались наедине. Блэр знала, как она на него действует. Невозмутимость и отстраненность, с которой держалась Кэм, вызывали у Блэр желание вывести ее из равновесия, разрушить этот абсолютный самоконтроль. Если уж ей и приходится сидеть в клетке, то командовать будет она , а не кто-то другой.

– Да, давайте покончим с этим, – раздраженно фыркнула Блэр и, взяв чашку с кофе, направилась в гостиную.

Кэм последовала за ней, обратив внимание на просторную рабочую зону в дальнем углу квартиры. Там стояли мольберты с натянутыми холстами, и все вокруг было завалено картинами и рисунками, залитыми солнечным светом. Даже судя по тому, что удалось мельком увидеть, стало понятно, что репутация Блэр как талантливого художника была вполне заслуженной. Кэм присела на кожаный диван напротив Блэр, которая уже устроилась на другом диване в окружении подушек и поджав ноги. Кэм мысленно отметила, насколько красивее девушка в те неосознанные моменты, когда она не старалась использовать свою мощную сексуальность в качестве оружия. В следующее мгновение сознание Кэм вернулось к работе.

– У меня записано следующее: открытие галереи завтра, затем обед в Белом доме по случаю Нового года и на следующий день участие в параде вместе с мэром Нью-Йорка, – зачитала Кэм с распечатки. Она посмотрела на Блэр, ожидая подтверждения.

– Непростая ожидается неделька, – пробормотала Блэр. – Вроде бы все верно, – добавила она.

Кэм внимательно посмотрела на Блэр. Как, должно быть, она ненавидит вмешательство в свои дела, но, увы, ничего не поделаешь. Тот факт, что Блэр Пауэлл не выбирала себе такую жизнь – в конце концов, не она же была президентом – не имел значения. И самое трудное еще впереди.

– Как насчет ваших личных планов? – спросила Кэм, не отрывая взгляда от лица Блэр. Ей не хотелось извиняться за то, что ей полагалось делать по службе. Кэм хотела дать четко понять, что не собирается компрометировать себя как руководителя службы охраны или подвергать угрозе безопасность Блэр из-за того, что девушке в принципе не нравилась сложившаяся ситуация.

– У меня нет личных планов, – быстро ответила Блэр.

Кэм откинулась на спинку дивана, положив расписание рядом, и, слегка улыбнувшись, сказала:

– Мне необходимо знать все, что вы собираетесь делать: планы на ужин, свидания и все такое. Если вы еще не определились со своими планами, то вы должны сообщить мне о них, как только появится определенность. Все, что от вас понадобится, – это просто связаться с командным пунктом…

– Я все это знаю, агент Робертс, – с раздражением перебила ее Блэр.

– Да, но сама процедура вам явно не по душе.

– А вам бы понравилось?

– Дело не в этом. Вы дочь американского президента, и не мне объяснять вам, что это значит. Пожалуйста, позвольте нам делать свою работу, и я обещаю, что мы будем настолько незаметны, насколько это возможно.

– Вы что, ждете, что я скажу вам, когда и с кем буду спать? – напрямик спросила Блэр.

– Мне нужно знать не столько, что именно вы делаете, сколько, где вы собираетесь это делать, – ровным голосом ответила Кэм. Она понимала, что Блэр хочет заставить ее отступить, но сейчас она не могла дать слабину. – Лучше всего, если вы заранее предупредите нас, если планируете провести ночь не дома.

– А что если я не буду знать, где проведу ночь?

– Тогда мне придется импровизировать.

– Вы гораздо откровеннее по сравнению со своими предшественниками. Не боитесь, что я на вас пожалуюсь, и вы кончите тем, что будете охранять какого-нибудь второсортного иностранного дипломата, пока он будет осматривать Капитолий? – с сарказмом спросила Блэр. Но в действительности Кэм вызывала у нее уважение, хотя, разумеется, Блэр этого не показала. Новый коммандер был сделан из того же теста, что и она сама. Она не поддавалась манипуляциям, ее невозможно было шокировать или запугать. Неплохая замена, но с ней придется труднее, чем с остальными.

Кэм рассмеялась.

– Мисс Пауэлл, кое-кто счел бы это назначение куда более легким и приятным! – сказала она.

– По сравнению с моей охраной?

Кэм поднялась, не поддавшись на провокацию.

– Приятно было познакомиться, мисс Пауэлл. Пожалуйста, звоните мне в любое время, когда захотите что-нибудь со мной обсудить. Мне бы хотелось ежедневно уточнять ваши передвижения. Сообщите на командный пункт, когда вам будет удобно встретиться со мной в следующий раз.

– О да, конечно, – ответила Блэр с усмешкой. По ее тону было ясно, что эта просьба для нее не значит ровным счетом ничего. После ухода Кэм она осталась сидеть на диване, размышляя о том, сколь привлекательным могло оказаться крепкое и стройное тело нового коммандера при других обстоятельствах.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть