Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дело счастливых ножек
Глава 11

Перри Мейсон вошел в вестибюль «Сэнти-Джеймс-Эпартментс». Чернокожий малый сидел за столом портье, переплетя ноги и похрапывая с открытым ртом. Адвокат неслышно прошел мимо стола и не торопясь поднялся по лестнице. Он постучал в дверь комнаты Тэльмы Бэлл. Только на третьем стуке он услышал, как кто-то встал с кровати.

— Откройте мне, Тэльма…

Щелкнул замок, и она застыла на пороге, уставившись на него огромными ореховыми глазами.

— Что такое? — пробормотала девушка. — Что-то случилось?

— Ничего, я просто проверяю. Что с полицейскими?

— Они вообще не заметили ни пальто, ни шляпу. Они приходили сюда, чтобы расспросить меня о встрече с Фрэнком Пэттоном. Я сделала вид, что не знаю об убийстве. Я сказала, что встречалась с ним в девять часов утра и моя подруга, Маджери Клун, была со мной в то же время; что я долго не видела Маджери; что не знаю, где она остановилась и как с ней связаться…

— Ну и?..

— Я надела белое пальто и шляпку, покрутилась здесь недалеко, чтобы они могли меня заметить, но никто, по-моему, даже внимания не обратил.

Перри Мейсон, прищурив глаза, призадумался.

— Я скажу вам, что произошло, — сказал он. — Они пришли сюда, потому что увидели записку на столе в комнате Пэттона и захотели проверить. Они еще не говорили с тем полицейским, который видел Маджери на улице, но они это сделают позже, и потом кто-то вспомнит о белом пальто и белой шляпке, и они вернутся.

— Вы думаете? — спросила она. Он понуро кивнул.

— Вы не беспокоитесь о своем алиби?

— О нет, ведь все в порядке! Говорю, меня там не было, я бы не солгала вам!

— А хорошо ли вы знаете Маджи?

— Не особенно, честно говоря. Я знаю ее всего недели две. Она мне очень понравилась, и я попыталась сделать для нее все, что могла…

— Вы бы не стали спасать ее от обвинения в убийстве, обрекая себя на опасность?

Тэльма Бэлл отрицательно покачала головой.

— У Пэттона была записка, где просили позвонить Маджи: Харкорт, 63891, — сказал Мейсон. — Это ваш здешний телефон. Меня интересует, как детективы…

— О, я все объяснила. Я им сказала, что около шести часов меня не было; Маджери, очевидно, заходила ко мне, и под дверью я нашла записку от нее…

— Они хотели видеть записку?

— Да.

— А что вы придумали?

— Что сунула ее в кошелек; что вовсе не собиралась ее хранить, разорвала и не могу вспомнить, где я была, когда ее выбросила; что была скорее всего с приятелем в баре…

— Они поверили?

— Да, похоже, я их совсем не интересовала. Их интересовала Маджи, и они все выясняли о ее ножках. Они хотели знать, слышала ли я когда-нибудь, что ее называли «девушкой со счастливыми ножками».

— И что вы им ответили?

— Да, конечно.

— Они не знали, что вы победили на конкурсе в Паркер-Сити?

— Нет, они обо мне фактически ничего не знают. Они спросили, насколько накоротке я знакома с Фрэнком Пэттоном. Я ответила, что не так, чтобы очень; познакомилась с ним через Маджи, и мне нужно было идти к нему на встречу с Маджи — у Пэттона была для нас работа, и я, мол, не пойду туда просто так, без повода… Они сказали, что я и в самом деле не пойду туда, поскольку Пэттон мертв. И во все глаза смотрели на меня: как я среагирую.

— Ну и как вы среагировали?

— Довольно спокойно сказала, что и не удивительно: слышала о его слабом сердце, да еще он вел довольно бурную жизнь… Тут полицейские сказали, что его убили; я так и застыла, прошептала: «О Господи» — и опустилась на кровать. Потом вытаращила глаза и бормочу: «Подумать только, я же с ним встречалась утром. О Господи, что было бы, если б я не знала об этом и пришла к нему?»

— А они?

— Осмотрели все вокруг и ушли.

— На вас было белое пальто и шляпа?

— Да.

Перри Мейсон похаживал по застеленному ковром полу, засунув большие пальцы в проймы жилета, о чем-то размышляя.

Тэльма Бэлл была в кимоно, наспех надетом поверх ночной сорочки.

— У меня ноги замерзли, — пожаловалась она, посмотрев на свои босые ноги. — Пойду обуюсь.

— Идите оденьтесь, — повернулся в ее сторону Перри Мейсон.

— Зачем? — удивилась девушка.

— Так надо.

— То есть?..

— Для полиции.

— Но я не хочу!..

— Было бы лучше встретить их все-таки одетой посерьезнее.

— Вы шутите! Все это может плохо кончиться для меня!

— Но ведь у вас есть алиби, не так ли?

— Так, — тихо сказала она, явно колеблясь.

— Ну, тогда должно быть все в порядке.

— Но если у меня алиби, почему я должна уходить?

— Я думаю, было бы лучше.

— Вы хотите сказать, и для Маджери так будет лучше?..

— Возможно.

— Ну, тогда оденусь. Я все сделаю для нее.

Она включила настольную лампу у изголовья кровати и затянула потуже кимоно.

— Когда мне нужно идти?

— Прямо сейчас, как только вы оденетесь.

— Куда?

— Куда-нибудь…

— Это что-нибудь меняет?

— Думаю, да.

— Вы собираетесь спровадить меня в какое-нибудь местечко?

— Да.

— Зачем?

— Я бы хотел кое-что установить.

— Вы говорили с Маджи? — спросила она, подняв на него огромные невинные глаза.

— А вы? — спросил Перри Мейсон.

— Нет, — сказала она, немного удивившись, — разумеется, нет.

Перри Мейсон вдруг остановился и, выпрямившись, широко расставив ноги и воинственно выдвинув челюсть, посмотрел на нее с мрачным торжеством.

— Не лгите мне, — жестко сказал он. — Вы говорили с Маджи Клун после того, как она ушла от вас.

Тэльма Балл вытаращила блестящие испуганные глаза.

— Что вы, мистер Мейсон! — укоризненно воскликнула она.

— Да бросьте… Вы говорили с Маджери Клун после моего с ней разговора!

Она молча покачала головой.

— Вы говорили с ней, — вперил в нее свирепый взор адвокат, — и сказали ей, что разговаривали со мной, и я передаю ей, будто она должна уехать из города или что-то в этом роде… Вы сказали: обстоятельства складываются так, что ей нужно уехать.

— Нет, — вспыхнула она. — Я ничего такого ей не говорила. Она первая сказала мне…

— А, она первая сказала вам… что?

Тэльма Бэлл опустила глаза и пролепетала:

— Что она уезжает из города.

— Сказала куда?

— Нет.

— А когда?

— В полночь.

Перри Мейсон посмотрел на часы:

— Сорок пять минут назад.

— Да, — согласилась Тэльма.

— Во сколько был разговор?

— Около одиннадцати.

— Она сказала, где остановилась?

— Нет, только, что ей нужно уехать.

— Что еще?

— Поблагодарила меня.

— За что?

— За то, что взяла ее приметное белое пальто.

— Она что-нибудь передала мне?

— Нет. Она сказала, что вы наказали ей оставаться в городе, никуда не выходить из отеля, но обстоятельства таковы, что поступать по-вашему ей совершенно невозможно.

— Она сказала, какие обстоятельства?

— Нет.

— Хотя бы намекнула?

— Нет.

— Вы лжете, — выразительно проговорил Мейсон.

— Нет, — ответила она, не поднимая глаз. Перри Мейсон устало разглядывал ее.

— Откуда вы узнали, что мою секретаршу зовут Делла Стрит?

— Я не знала.

— О да, вы не знали… Вы позвонили доктору Дорэю и представились Деллой Стрит. Сказали ему, что вы — Делла Стрит, секретарь Перри Мейсона, и ему нужно немедленно уехать из города…

— Я ему ничего не говорила.

— Вы звонили ему?

— Нет.

— Знаете, где он остановился?

— Маджи упоминала. По-моему, в «Мидуик-отеле».

— Ничего не скажешь, да, у вас хорошая память, — иронически заметил Мейсон.

— Вы не можете обвинять меня в таких вещах, — вдруг вспыхнула она, негодующе глядя ему в глаза. — Я не звонила доктору Дорэю.

— Так он звонил вам?

— Нет.

— Вы, стало быть, получили от него какое-то послание!

— Да нет же, клянусь вам!

— Маджери говорила что-нибудь о нем?

— Нет. — Она опустила глаза.

— Доктор Дорэй влюблен в Маджери?

— Думаю, да.

— А она в него?

— Не знаю.

— Она влюблена в Брэдбери?

— Не знаю.

— Она обсуждала с вами свои дела?

— Какие?

— Любовные. Она поверяла вам, кого любит?

— Нет, мы никогда не были столь откровенны. В основном она говорила о Кловердале и своем затруднительном положении в связи с Фрэнком Пэт-тоном, что боится возвращаться в Кловердаль, ей стыдно…

Перри Мейсон кивком указал на гардеробную:

— Одевайтесь.

— Может, я могу подождать до утра? — жалобно посмотрела на него Тэльма.

— Нет, полиция вот-вот заявится!

— Но я думала, вы хотите, чтобы я повидалась с полицией и намекнула, будто я и есть та девушка в белом пальто, которую видел полицейский на улице.

— Я передумал. Одевайтесь.

Она встала, шагнула к двери и вдруг обернулась.

— Поймите одну вещь, Перри Мейсон, — сказала она дрожащим голосом. — Я доверяю вам. Я знаю, что вы всегда помогаете своему клиенту. Я слушаюсь вас лишь поэтому и еще — для Маджери. Я хочу, чтобы убийца получил по заслугам…

Перри Мейсон мрачно кивнул:

— Не стоит об этом. Одевайтесь.

Пока Тэльма Бэлл одевалась, Перри Мейсон вновь расхаживал в раздумьях по комнате. Когда она появилась, одетая по-дорожному, с небольшим чемоданчиком в руке, Перри Мейсон посмотрел на часы:

— Не думаете ли вы, что вам следует позавтракать?

— О, по-моему, мне стоит выпить кофе.

Мейсон взял из ее рук чемоданчик.

— Пойдемте.

Когда они проходили через вестибюль, негритянский малый уже проснулся и проводил их любопытным сонным взглядом.

— Прямо по улице и остановите у первого же открытого ресторана, там подождете, — сказал Перри Мейсон таксисту.

Через два квартала водитель остановил машину. Перри Мейсон провел Тэльму в ресторан, заказал себе яичницу с ветчиной, и, с согласия девушки, повторил заказ для нее. Официант положил вилки и ножи.

Неожиданно Перри Мейсон вздрогнул:

— Мой бумажник!

— Что такое?

— Я его, верно, забыл у вас в комнате!

— Не думаю, — возразила девушка. — Вы ведь не вынимали его.

— Ну как же! Я еще смотрел адрес. Там моя карточка. Не хочу, чтобы полицейские знали, что я там был. Я мигом вернусь. Дайте мне ключи!

— Я могу поехать, — сказала она.

— Нет, вы останетесь тут. Не хочу, чтобы вы мелькали сейчас в отеле. Полиция может нагрянуть в любой момент.

— А что будет, если они вас там застанут?

— Я объясню, что ищу вас.

— А ключи?

— Ну, если уж там возникнут какие-то препятствия, я не буду и выходить.

Она отдала ему ключи. Перри Мейсон поймал взгляд официанта:

— Один из заказов, пожалуйста, и кофе, а второй — когда вернусь.

Он быстро вышел из ресторана и сел в ожидающее его такси.

— Обратно в «Сэнти-Джеймс-Эпартментс», и как можно скорее.

За кратчайшее время они промчались по пустынной улице и остановились перед зданием. Перри Мейсон пробежал через вестибюль к лифту. На этот раз чернокожий малый наблюдал за ним уже с интересом. Мейсон поднялся на лифте на третий этаж, открыл дверь номера, включил свет, закрыл за собой дверь, защелкнул замок так, чтобы снаружи его не могли открыть, и в темпе стал осматривать комнату. Он не заглядывал ни в ящики встроенного шкафа для одежды, ни в его верхние отсеки, а рыскал по закуткам шкафа. Ему потребовались секунды, чтобы найти большую кожаную коробку от шляпы, задвинутую в угол, заваленный одеждой так, чтобы ее не было видно.

Мейсон вытащил коробку и открыл ее. Взору его предстали засунутые впопыхах вещи: женская юбка, чулки и белые полусапожки. Они были влажные. Влага не находила выхода из коробки с непроницаемыми стенками, и сейчас он явственно слышал запах прелости. На чулках не было никаких следов, но на подоле юбки виднелись одно-два пятнышка, и на сапогах красовались отчетливые бурые пятна.

Перри Мейсон взял коробку, закрыл крышку и вышел из комнаты.

— Вы здесь живете? — пытливо спросил чернокожий в вестибюле.

Перри Мейсон протянул через стол серебряный доллар.

— Нет. Я всего на денек позаимствовал у приятеля комнату.

— А какой номер? — не отставал от него малый.

— Пятьсот девятый, — наугад бросил Перри Мейсон и выбежал на улицу, не дожидаясь последующих расспросов.

Шляпную коробку он отдал водителю такси.

— Отвезите меня назад в ресторан, потом поезжайте в «Юнион-депо», купите билет в Колледж-Сити. Сдадите эту коробку в багаж, принесете мне багажную квитанцию и билет и отдадите так, чтобы молодая леди не видела. Нет вопросов?

Таксист кивнул, а Перри Мейсон протянул ему двадцатидолларовую бумажку.

— Тогда вперед.

Когда он вошел в ресторан, Тэльма Бэлл оторвалась от своей тарелки.

— Нашли? — спросила она.

— Да, выпал из кармана, когда сидел на стуле. Хорошо, что нашел: бумажник лежал прямо на видном месте. Полицейские подняли бы его, и возникли бы сложности… Я-то бы уверял их, что меня в вашей комнате не было.

Официант просунул голову за перегородку, ведущую на кухню, и крикнул:

— Яичницу с ветчиной!

Перри Мейсон сидел, откинувшись на спинку стула, и помешивал кофе, уже поданный ему.

— Там был кто-нибудь? — спросила она.

— Нет, но там могут появиться с минуты на минуту.

— Вы так безоговорочно в этом уверены?

— Да.

— Знаете, — сказала она, поднося ко рту кусочек ветчины, — что бы ни случилось, нам нужно защищать Маджи.

— Вот за это мне и платят… — грубовато ответил он. Последовала тишина. Официант принес Мейсону яичницу с ветчиной. Адвокат с жадностью поедал заказанное, и закончил свой либо чрезмерно поздний ужин, либо чрезмерно ранний завтрак одновременно с Тэльмой Бэлл.

— Ну, спасибо за компанию, — сказал он. — Нам нужно идти.

— Вы можете сказать — куда?

— Отсюда недалеко.

— У меня два интервью, а назавтра съемки для дамского журнала.

— Забудьте об этом!

— Но у меня нет денег!

— Будут…

Он допил кофе, вытер салфеткой губы и посмотрел на нее:

— Готовы?

— Готова.

Он взял ее под руку и повел к выходу. Едва они вышли на улицу, подъехало такси.

— Вот, босс, — пробормотал шофер, протягивая что-то, что прижимал большим пальцем и сверху прикрывал четырьмя, словно щитком.

Перри Мейсон взял билет и квитанцию.

— Что это? — подозрительно спросила Тэльма Бэлл.

— Поручение водителю, — ответил он ей и обратился к шоферу: — А для того, что на счетчике, сдачи достаточно?

— Да, конечно, — ответил тот развязно и добавил: — Даже хватит мне на чаевые.

— Могу я вам доверять? — спросил Перри Мейсон, внимательно посмотрев на девушку и отведя ее от машины.

— Да, если дело касается Маджери.

Перри Мейсон вытащил железнодорожный билет, отданный ему таксистом, и протянул ей:

— Это билет до Колледж-Сити. Поедете туда и зарегистрируетесь под своим именем. Вы едете в качестве фотомодели. Если кто-то будет интересоваться целью приезда — этой мотивировки достаточно. Начнется что-то серьезное, свяжетесь со мной и ничего не говорите, пока я не дам инструкций.

— Вы имеете в виду полицию?

— Да.

— А в это время есть поезда?

Он посмотрел на часы:

— Ближайший отправляется через двадцать минут. Вы можете успеть.

Он передал чемодан водителю и посадил Тэльму Бэлл в машину.

— Спокойной ночи, — пожелал ей Мейсон, — и удачи. Позвоните мне в контору и дайте телеграмму. Назовите лишь отель, и все. Ничего сами не предпринимайте. И чтобы в любое время я мог вас найти.

— Я сделаю все для Маджи, — сказала она, протягивая руку, и улыбнулась.

Перри Мейсон взял ее руку. Кончики пальцев были холодные, как лед. Шофер уселся на переднее сиденье.

— И вы не хотите, чтобы я рассказала вам, где была? О Джордже Санборне?

— Нет, — ответил он. — Пусть это будет для нас сюрпризом, большим сюрпризом.

Мотор загудел, и Перри Мейсон захлопнул дверцу, а когда машина скрылась за углом, вернулся в ресторан.

— Телефон, — бодро потребовал он.

Официант указал в противоположный конец ресторана. Перри Мейсон опустил монетку, набрал номер расследовательского бюро и, услышав голос телефонистки, сказал:

— Это Мейсон. Свяжите с мистером Сэмьюлсом, если он еще там.

Спустя минуту из трубки донесся артистический голос Сэмьюлса:

— Мейсон? Мы все сделали, как вы хотели. Мы не спускали с нее глаз ни на минуту.

— Где она сейчас?

— Десять минут назад мои ребята доложили, что она вышла из конторы Пола Дрейка, это через полчаса после вашего звонка. Отправилась в «Монмарт-отель», где зарегистрировалась как Вера Куттер, Детройт, Мичиган. Сняла комнату вечером, где-то около девяти тридцати, и что странно: ее багаж совсем новый и с инициалами «Е. Л.». У нее довольно красивая сумочка и на ней монограмма: две серебряные буквы — «Е. Л.». Это вам о чем-то говорит?

— Пока нет, — сказал Перри Мейсон. — Продолжайте слежку.

— Вы нам позвоните?

— Да. Но перед тем как выкладывать информацию, проверьте, не используют ли мою особу в своих целях. Когда бы я ни позвонил, предварительно поговорите со мной минуту, убедитесь, что звоню именно я… Не упускайте ее из вида. Я хочу знать о ней все! Задействуйте пару самых быстрых парней… Если кто-нибудь явится в отель и станет ее спрашивать, попытайтесь проследить каждую мелочь и все выяснить. Да, и как там насчет телефонных звонков? Вы можете устроить, чтобы телефонистка «Монмарт-отеля» разрешила вам подслушивать звонки?

— Один из моих ребят там сейчас работает. Это будет, конечно, довольно трудно, но…

— Что еще за трудности? Весь мир полон трудностей. И у меня их немало. Прослушайте ее телефонные переговоры. Я хочу знать, о чем они.

— Хорошо, мистер Мейсон, — поиграл голосом Сэмьюлс, — мы сделаем все, что в наших силах.

Перри Мейсон повесил трубку, достал из кармана еще одну монетку и позвонил в сыскное агентство Дрейка.

Дрейк ответил на звонок.

— Сидишь ждешь звонка, Пол? — вкрадчиво спросил адвокат.

— Ты попал в точку, — засмеялся детектив.

— Есть что-нибудь?

— Да, много чего, — ответил Пол Дрейк. — Но ты, старина, иди-ка лучше домой и ложись спать…

— Почему?

— Тайна убийства раскрылась.

— Что ты имеешь в виду?

— Полиция исследовала нож.

— Тот нож, которым был нанесен удар?

— Да.

— Ну и к чему они пришли?

— К человеку, который принес его.

— Они установили его личность?

— В сущности, да. Приметы совпадают. — Кто?

— Твой дружок, доктор Роберт Дорэй из Кловердаля… — Дрейк сделал эффектную паузу.

— Продолжай, — нетерпеливо попросил его Перри Мейсон, — рассказывай все.

— Полиция исследовала нож. Они работали с того момента, когда обнаружили тело, и разобрали маркировку на лезвии ножа, по ней выяснили, что его продали в отделе металлических изделий. Оберточная бумага была немного плотнее, чем обычная за десять, пятнадцать и двадцать пять центов. Полицейские подняли с постели оптовых торговцев, велели им связаться по телефону с разветвленной сетью продавцов и выяснить, кто из них использует такой шифр на партиях товара. Поначалу этот розыск выглядел как погоня за призраком, но все обернулось успешно. Почти сразу же они связались с продавцом, который хорошо известен своей оптовой поставкой металлических изделий в магазины на Бальмонт-стрит и как раз использует такую маркировку. И продавец подтвердил, что один магазинчик купил у него дюжину таких ножей дней десять назад. Полиция связалась с продавцом из этой лавочки. Он вспомнил, что продал недавно нож некоему господину и смог описать его. Приметы этого человека совпадают с приметами доктора Дорэя. Полиция обратилась к редакциям газет. Подняли старые подшивки кловердальских газет, поискали и нашли фотографию доктора Дорэя. Он был должностным лицом в общественной компании «Комьюнити Чест драйв». Хотя газетная фотография невысокого качества, несколько размытая, но этого оказалось достаточно для установления личности. Продавец подтвердил, что именно ему продал нож. Полиция обрадовалась, что дело сдвинулось на шаг с мертвой точки, и теперь собирается расставить сети для Дорэя. Но Дорэй исчез, и, похоже, дорожка ведет к тебе.

— Почему?

— Из-за телефонного звонка, по всей видимости сделанного из твоей конторы, когда Дорэю намекнули об опасности. Полиция усердно связывает все ниточки. Я скажу тебе, наберешься ты неприятностей; и не думаю, что это понравится Брэдбери…

— К черту Брэдбери. Я не звонил Дорэю, и никто из моей конторы ему не звонил.

— Ну, если ты уверяешь, что не звонил, — весело заметил Дрейк, — если Делла Стрит утверждает, что не звонила, тогда полиция ничего не сможет сделать, если только полиция не схватит Дорэя, и он не ляпнет обратное.

— Ничего не изменится. Дорэй не так хорошо знает голос моей секретарши, чтобы узнать его. Все, что он знает, — женщина, звонившая ему, назвалась Деллой Стрит. Сделать это очень легко. С тем же успехом и я мог бы позвонить Брэдбери и заявить, что я — Пол Дрейк и ему лучше бы уехать из страны.

Пол Дрейк засмеялся, словно у него было хорошее настроение.

— Ладно, — сказал он. — Я теряю время, рассказывая о догадках полицейских. Тебя должно заинтересовать кое-что другое…

— Что?

— Маджери Клун.

— Ну?

— Полиция установила, что Маджери Клун и доктор Дорэй вместе подъехали и остановились неподалеку от дома Пэттона. Полицейские нашли одного типа, у которого свой магазинчик напротив пожарного крана, где Дорэй припарковал машину. Тип этот вспомнил, что, когда подъехала машина, из нее вышли мужчина и женщина. Описание их внешности совпадает с приметами доктора Дорэя и Маджери Клун. Вообще этот тип с большим энтузиазмом рассматривает людей, которые оставляют машины у крана, а возвращаясь, находят штрафной талончик и дико возмущаются. Поэтому он весьма детально рассмотрел Дорэя и Маджери Клун.

— Полиция что-нибудь выяснила насчет дубинки? — спросил Мейсон.

— Нет, похоже, это не относится к делу.

— Как так?

— Потому что убили не дубинкой. К тому же на столе лежала трость, как установили, принадлежавшая Пэттону. Может, и дубинка тоже его?..

— Короче, полиция закрывает дело, так?

— Похоже на то.

— И думаешь, я буду сидеть сложа руки?

— Я тебя просто предупреждаю. Я знаю, что ты работаешь на Маджери Клун… Я просто не хочу, чтобы ты влип в какую-нибудь историю. Еще обвинят тебя в соучастии в уголовном преступлении…

— Пока ты меня слушаешь, Пол, я напомню тебе кое-что. Ты не можешь быть соучастником в уголовном преступлении, если это преступление не было совершено…

— Ты думаешь, Маджери Клун не виновна?

— Маджери Клун — моя клиентка. А можно спросить — чего ты ждешь, Пол?

— О чем ты?

— Ты сидишь в конторе на телефоне. Ты чего-то ждешь. Можно спросить, чего?

— Послушай, Перри, — обиженно сказал детектив. — Я говорил тебе, что не принял бы никакой работы, не связанной с твоими кровными интересами. Я дал это понять Брэдбери и надеялся, что и тебе тоже… Поручение, данное мне известной тебе женщиной, не противоречит тому, что дали мне вы. Бабенка утверждает, что Маджери Клун — не виновна, а Дорэй — убийца, а Маджери Клун может попытаться защитить Дорэя и…

— Я все знаю, но ты мне еще не сказал, чего ты ждешь?

— Я как раз к этому и подхожу. Из главного управления мне сообщили, что полиция была вечером у Тэльмы Бэлл. Там считают, что она располагает важной информацией, которую скрывает, но которую обязана дать.

Думаю, они возьмут ее, и я ждал звонка в подтверждение этому. У тебя есть какие-то возражения?

— Никаких, мой милый мальчик, — сказал Перри Мейсон. — Жди до тех пор, пока полиция не возьмет ее…

Улыбнувшись, адвокат повесил трубку.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть