Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дело счастливых ножек
Глава 16

Как только самолет пошел на посадку, Перри Мейсон повернулся к Маджери Клун:

— В северной части аэропорта есть стоянка такси. Вы пойдете прямо к ней, сядете в машину и скажете водителю, чтобы подождал меня. Мне нужно позвонить. Постарайтесь как можно меньше быть на виду. Никуда не ходите. Ступайте прямо к стоянке. Хорошо?

Она кивнула.

— Я появлюсь минут через десять, — добавил он. Колеса уже соприкоснулись с бетонным покрытием взлетно-посадочной полисы. Наконец пилот выключил мотор и осведомился:

— Это все?

Перри Мейсон кивнул в ответ, достал из кармана бумажник, протянул один из банкнотов пилоту и обратился к Маджери Клун:

— Идите к такси. Я подойду через несколько минут. Он направился к телефонной будке и набрал номер своей конторы. Делла Стрит сняла трубку.

— Делла, ты одна? Можешь говорить или кто-то тебя слышит?

— Минутку, — ответила она. — Я посмотрю, что со связью. Говорите, это в юридической библиотеке? Очень хорошо, а это, наверное, барахлит телефон. — И негромко добавила: — Не вешайте трубку…

Спустя некоторое время послышался ее голос:

— Шеф, я сейчас в юридической библиотеке. В конторе два детектива и сходящий с ума от ожидания Брэдбери.

— А в библиотеке?

— Никого нет.

— Отлично, — сказал он. — Итак, Делла, есть ли новости из Колледж-Сити?

— Да, телеграмма: «Я в „Колледж-Сити-отеле“, инициалы „Т. Б.“.

— Что еще?

— Все, только два детектива тут рыскают…

— Что хочет Брэдбери?

— Не знаю. У него пропала вся любезность, и он какой-то очень грубый.

— Да я и сам не сдержусь, если что-нибудь будет не так.

— Как дела? Вы в порядке, шеф?

— Прекрасно.

— Пол Дрейк стал какой-то загадочный. Он звонил тут недавно, считает, что вы находитесь в ужасно трудном положении, и он не хочет быть в нем замешан.

— Что еще?

— Да, похоже, все.

— Делла, тебе придется кое-что сделать: позвонить Тэльме Бэлл в «Колледж-Сити-отель». Не звони из конторы, лучше из телефонной будки на улице. Скажи Тэльме, кто ты. Передай, что меня очень интересует, звонили ли Маджери Клун в номер Тэльмы Бэлл после того, как я ушел от них в день убийства, тем вечером. Объясни ей, что это очень важно.

— Что дальше? — спросила его образцовая секретарша.

— Если звонили — рядом с твоим коммутатором положи «Гражданский кодекс»; если нет — поставь рядом с коммутатором чернила. Если на столе не будет ни того, ни другого, я пойму, что по какой-то причине ты не смогла переговорить с Тэльмой Бэлл.

— Шеф, — обеспокоенно спросила Делла Стрит, — вы ведь не похитили Тэльму Бэлл, да? Вы не замешаны в этом?

— Мы поговорим об этом позже.

— Но полиция, шеф…

— Мы поговорим об этом позже, Делла.

— О’кей, шеф, — покорно согласилась девушка.

— Приведи Брэдбери в библиотеку, — приказал ей Мейсон. — Пусть он меня подождет. Передай ему, только чтоб никто не слышал, что в течение часа я встречусь с ним.

— О’кей.

— Теперь детективы. Что им нужно?

— Они приходили два или три раза. Все пытались выяснить, появитесь ли вы сегодня в конторе. Еще спрашивали, есть ли от вас весточка.

— Это были те же детективы, что приходили вечером, по-моему, Райкер и Джонсон?

— Они самые.

— Ты думаешь, они вернутся?

— Не знаю, они явятся, покрутятся тут, спросят чего-нибудь и уходят.

— Не знаешь, Делла, за нашим зданием следят?

— Нет, но когда я шла на ленч, по-моему, за мной кто-то наблюдал.

— Возьми из ящика двадцать долларов, — распорядился он. — Спустись на лифте в подвал. Скажешь Фрэнку, швейцару, что я работаю над очень серьезным делом и за мной следят частные детективы; мне нужно попасть в контору так, чтобы никто об этом не знал; пусть он смотрит за дверью в котельную. Когда я подъеду, пускай откроет ее и вызовет лифт. И чтобы меня сразу отвезли на седьмой этаж.

— Хорошо, — четко ответила секретарша. — Что-нибудь еще?

— Думаю, все. Я буду…

Вдруг на линию прорвался настойчивый голос Дж.Р. Брэдбери:

— Адвокат, я настаиваю на встрече с вами прямо сейчас!

— Кто говорит? — гневно спросил Мейсон.

— Брэдбери.

— Какого хрена вы оказались на лини?

— Я сам прорывался к вам, если хотите знать. И не ругайтесь.

— Делла, ты еще на линии? — прорычал адвокат. — Да, шеф.

— Ты говоришь со мной из библиотеки?

— Да.

— Брэдбери, откуда вы узнали, что я звоню?

— Я не дурак. Я уже пытался вас в этом убедить.

— Что вы хотите?

— Хочу, чтобы Дорэй признал себя виновным.

— Послушайте, — сказал ему Перри Мейсон, — я не могу говорить о таких вещах по телефону. Я вернусь в контору. Ждите меня в библиотеке. И не вмешивайтесь, Брэдбери, вы поняли? Мне совсем не нравится, что вы воспользовались моим коммутатором. Меня не устраивает, что вы расхаживаете по моей конторе куда вам вздумается и врываетесь в мои телефонные разговоры…

— Слушайте, — сказал Брэдбери, — мне нужно поговорить с вами прежде, чем вы кого-нибудь встретите. Вы понимаете?

— Я поговорю с вами, когда вернусь в контору!

— Нет, вы должны сделать это немедленно. Мне позарез нужно сообщить вам, что случилось. Полиция у вас на хвосте. Они нашли ваше такси.

— Какое такси?

— На котором вы из конторы доехали до Найнс-энд-Олив, где встретились с Полом Дрейком. Потом вы направились прямо к «Холидэй-Эпартментс», где заходили к Пэттону. Дальше на этом же такси вы добрались до аптеки, позвонили мне и двинулись к «Сэнти-Джеймс-Эпартментс», а там предупредили Маджери Клун, чтобы она скрылась. Это была ужасная ошибка, и полиция попросит вас за нее ответить. А сложное положение Маджери еще более усугубится…

Перри Мейсон сжал трубку в кулаке так, что она запотела.

— Продолжайте.

— Я хочу, чтобы Маджи из этого выпутали, — сказал Брэдбери. — Мне безразлично, что там будет дальше, но Маджи должна из этого выпутаться. От своих влиятельных друзей я получил информацию, что окружной прокурор считает виновным доктора Дорэя. Если доктор Дорэй признает вину, дело против Маджи закроют. Это в том случае, если он укажет на ее невиновность в своем заявлении.

— Что они сделают с Дорэем? — резко спросил Перри Мейсон.

— Вынесут ему смертный приговор. Как раз то, что ему нужно!

— Я один определяю, что ему нужно! — взорвался Мейсон.

— Нет, — едко возразил ему Брэдбери, — вы работаете на меня.

— Я защищаю Дорэя!

— Вы защищаете его постольку, поскольку я вас нанял…

— Мне наплевать, кто меня нанял! Человек, которого я представляю, имеет право на мои труды и прозрения!..

— Вы — решительный господин, Мейсон, — фамильярно сказал Брэдбери. — Полиция очень заинтересована, кому вы звонили из аптеки и что сказали по телефону. Пока вы доберетесь до конторы, подумайте над этим.

— О’кей. Вот там и увидимся. До свидания.

— До свидания.

Перри Мейсон дождался, когда Брэдбери положит трубку, и тихо спросил:

— Делла, ты все еще на линии?

— Да, шеф.

— Ты слышала, что он сказал?

— Я все застенографировала.

— Молодец. Отведи его в библиотеку. В течение часа я подъеду. Присмотри за ним, чтобы он чего не натворил. Тверди ему, что я вот-вот буду. И посматривай за телефоном. Очевидно, он знает, как пользоваться коммутатором.

— А это правда, — осторожно спросила она, — про такси и полицию?

Перри Мейсон невесело рассмеялся в трубку:

— Делла, ты знаешь столько же, сколько и я. Почему бы тебе не переговорить с Брэдбери?

— Но это означает, что вы в опасности, шеф.

— Я всегда оказываюсь в опасности и всегда из нее выхожу. Увидимся, Делла. Пока. — Он повесил трубку и набрал номер расследовательского бюро: — Говорит Мейсон. Что-нибудь есть о Вере Куттер?

— Минутку, — сказал оператор.

На линии послышался мужской голос:

— Кто говорит?

— Перри Мейсон.

— Вы знакомы с мистером Сэмьюлсом? — вкрадчиво вопросил шелковый голос.

— Да.

— Как его зовут?

— Джек.

— Когда вы впервые с ним встретились?

— Где-то год назад, — ответил Перри Мейсон. — Он приезжал ко мне в контору насчет работы.

— Что вы ему сказали?

— Я объяснил, что сыскное агентство Дрейка целиком и полностью выполняет все мои поручения, но я дам ему знать, если оно что-то не сможет расследовать.

— О’кей, — удовлетворенно произнес голос. — Похоже, вы — настоящий Перри Мейсон. Итак: Вера Куттер остановилась в «Монмарт-отеле», комната 503. Временами она позванивает в сыскное агентство Дрейка.

Мы не смогли подключиться к разговорам. Она никому больше не звонит, но ей постоянно звонит какой-то мужчина и ее спрашивает.

— Она сейчас в комнате?

— Да.

— Это все. Я собираюсь заехать к ней. Пусть ваши детективы не тратят время и за мной не следят. Я буду с одной девушкой.

Он повесил трубку и направился к такси, где его ждала Маджери Клун.

— Маджи, вы узнаете голос Евы Лэймонт, если услышите?

— Думаю, да.

— «Монмарт-отель», — сказал Перри Мейсон водителю.

— А что делает здесь Ева Лэймонт? — спросила девушка.

— Если это Ева Лэймонт, а я думаю, это так, она упорно пытается подставить Боба Дорэя.

— Но зачем?

— Могут быть две причины, — медленно произнес он.

— Какие?

Перри Мейсон не сразу ответил; он задумчиво посмотрел в окно.

— Нет, Маджи, я не буду беспокоить вас такими вещами. Только обещайте мне, если вдруг полиция возьмет вас, не говорить ни слова!..

— Я давно это поняла, — сказала Маджи. Адвокат промолчал, рассеянно глядя за оконце такси.

— Подъехать прямо ко входу? — спросил водитель.

— Да, — ответил Мейсон.

Он расплатился с таксистом, взял под руку Маджери, и они направились к лифту отеля.

— Шестой этаж, — бросил адвокат лифтеру.

Как только они вышли из кабины, Перри Мейсон наклонился к уху Маджери Клун, прошептав:

— Я пойду в комнату, затею спор с этой особой так, чтобы она заговорила на повышенных тонах. Вы стойте у двери и слушайте, узнаете ли ее голос. Если да — о’кей; а нет — постучите, я открою.

— А если это Ева Лэймонт, ведь она узнает меня, — потупилась Маджери Клун.

— Пусть, — ответил он. — Мы что-нибудь придумаем. Но мне нужно знать, она ли это. — Он подвел ее к комнате. — Здесь. Встаньте так, чтобы вас не было видно. Я попробую говорить с ней, пока дверь открыта, боюсь, вам будет плохо слышно через закрытую.

Перри Мейсон постучал.

Дверь чуть приоткрылась, и низкий женский голос спросил:

— Кто там?

— Из сыскного агентства Дрейка, — ответил Мейсон.

Дверь распахнула, приветливо улыбаясь, молодая женщина в кокетливом дорожном костюме. Адвокат вошел в комнату.

— О, похоже, вы нас покидаете, — заметил он. Посмотрев внимательно на Мейсона, она перевела взгляд на стоящий у кровати огромный чемодан, частично заполненный вещами, на сумку, лежащую на кровати, и уже перевязанный ремнями чемодан на стуле. Потом молча подошла к двери, затворила ее и защелкнула замок.

— Что вам угодно? — любезно спросила она.

— Я хочу выяснить, почему вы зарегистрированы под именем Вера Куттер, а на вашем багаже стоят инициалы «Е. Л.»?

— Все очень просто. Мою сестру зовут Едит Лоринг.

— И вы из Кловердаля?

— Я из Детройта.

Перри Мейсон подошел к огромному чемодану, непринужденно достал из него юбку вместе с деревянной вешалкой и повернул вешалку так, что стала видна надпись: «Чистка и сушка. Кловердаль».

Черные глаза глянули на Мейсона со злобой.

— Моя сестра живет в Кловердале, — упрямо сказала она.

— Но вы из Детройта?

— Скажите, кто вы? — спросила она внезапно погрубевшим голосом. — Вы не из сыскного агентства Дрейка.

Мейсон улыбнулся:

— То была всего лишь отговорка, чтобы войти и поговорить с вами. Что я действительно хотел спросить у вас, это…

Глядя на него остановившимися глазами, она побледнела и оперлась рукой о кровать.

— Что я особенно хотел знать, — выдержав эффектную паузу, продолжил мысль Перри Мейсон, — где вы были, когда убили Пэттона?

Несколько секунд она неотрывно смотрела на него, словно окаменев. Наконец хрипло спросила:

— Вы полицейский?

— Ответьте сначала на мои вопросы, а потом я отвечу на ваши.

— Я направлю вас к своему адвокату. — О, у вас есть адвокат?

— Конечно есть, — ответила она. — И я не потерплю, чтобы кто-то врывался сюда и стращал меня такими вопросами. Я ничего не знаю об убийстве Фрэнка Пэттона кроме того, что прочитала в газетах. Но если вы думаете, что можете явиться сюда и безнаказанно приставать ко мне с этим, то я вам не завидую.

— Так вы можете мне поведать, где имели удовольствие находиться, когда убили Фрэнка Пэттона?

— Я не скажу вам ни слова.

— В таком случае мне следует взять вас с собой в главное полицейское управление, — сказал Мейсон. — Ну, что будете делать?

Она подошла к телефону, сняла трубку и набрала номер конторы Перри Мейсона. Через пару секунд в трубке что-то щелкнуло, и женщина сказала:

— Мистер Мейсон на месте? Я бы хотела с ним переговорить. Вы можете сказать ему, что звонит Вера Куттер?

Из трубки стали долетать какие-то трескучие звуки. Перри Мейсон изучал выражение лица говорившей женщины и не торопился внести в ситуацию необходимые поправки.

— О, добрый день, мистер Мейсон, — продолжала черноглазая. — Это опять Вера Куттер… Вы разрешили мне связаться с вами, если возникнут проблемы с моим пребыванием в городе. Здесь, в отеле, человек утверждает, что полицейский, и… что делать?

В трубке раздались опять какие-то мерно-заунывные звуки. А лицо Веры Куттер расплылось в улыбке:

— Огромное спасибо, мистер Мейсон. Вы говорите, если он полицейский, пусть идет к вам в контору, а если нет — вызвать полицию? Просто огромное вам спасибо, мистер Мейсон. Извините, что снова побеспокоила вас, но это ваши собственные инструкции — звонить, когда меня станут расспрашивать. Я вам так благодарна! — Черноглазая положила трубку и торжествующе повернулась к Перри Мейсону. — Надеюсь, вы знаете моего адвоката, — высокомерно сказала она. — Перри Мейсон — один из самых лучших адвокатов города. Пока я здесь, он представляет мои интересы. Мейсон сказал, если вы не полицейский, он проследит, чтобы вами поинтересовались надлежащие органы. А если вы полицейский, можете явиться к нему в контору и лично переговорить с ним…

— Вы разговаривали непосредственно с Перри Мейсоном? — не моргнув глазом любезно спросил адвокат.

— Разумеется, — сухо ответила черноглазая. — За сумму, которая ему перечислена, я не собираюсь тратить время на разговоры с его служащими.

— Смешно, — хмыкнул Мейсон, — я звонил ему не более десяти минут назад. Мне сказали, что его сегодня вообще не будет.

— А это зависит от того, кто звонит, — наставительно сказала она с покровительственной улыбкой. — На дешевых детективов и вымогателей Перри Мейсон не тратит время, он — человек занятой.

— И вы не скажете мне, почему уезжаете из города? — спросил Мейсон, указывая на багаж.

Она надменно засмеялась, подбоченясь.

— Послушай, братец, я тебе ничего не скажу, кроме одного слова: убирайся! Катись отсюда. Коли ты полицейский, иди к Перри Мейсону, если нет — тебе гадски не повезло.

В дверь постучали. Перри Мейсон повернулся, чтобы отпереть.

— Не смей открывать! — вспыхнула Вера Куттер. Она сама подбежала к двери, повернула ручку и распахнула дверь.

На пороге стояла Маджери Клун.

— Привет, Ева Лэймонт, — медленно и ровно сказала Маджери Клун.

Ева Лэймонт не сводила с нее глаз секунды три.

— Так, — удовлетворенно протянул Перри Мейсон, — вас зовут Ева Лэймонт?

Ева Лэймонт указала пальцем на Мейсона:

— Так ты с ним?

Маджери Клун вопросительно взглянула на адвоката. Но прежде чем у Мейсона явилась возможность подать Маджери сигнал, Лэймонт кинулась к телефону.

— Минутку, дорогая, — проговорила она через плечо. — Я знаю человека, который хочет побеседовать о твоем шикарном контракте с кинокомпанией. — Она схватила трубку. — Главное управление! — закричала она своим ставшим окончательно неблагозвучным голосом. — Главное управление! Свяжите меня немедленно с главным управлением полиции!..

Перри Мейсон схватил Маджери Клун за руку, и они вместе выскочили в коридор, все еще слыша позади себя: «Полиция… Главное управление… Это главное управление полиции?»

Они по лестнице пробежали до пятого этажа, а потом сели в лифт.

— Спокойно, — сказал Мейсон Маджери Клун. Через вестибюль он провел ее, обнимая за плечи и поворачивая ее лицо к себе.

— Все хорошо, — успокаивал он ее. — Не волнуйтесь. На улице они остановили такси.

— «Маплетон-отель», — сказал он шоферу.

Как только они сели в машину, Перри Мейсон предложил Маджи сигарету:

— Закурите?

Она не отказалась. Мейсон зажег сигарету сначала ей, потом себе.

— Расслабьтесь, подумайте о чем-нибудь другом. Не перебивайте сейчас меня, я буду думать. И не пытайтесь сами выстраивать какие-то планы, потому что эти вещи вам не под силу. Расслабьтесь и отдыхайте. У вас еще будет тяжелое времечко…

— Мы едем в главное управление полиции? — только и спросила она.

— Нет, — мрачно ответил адвокат.

Ехали они в молчании. Когда машина остановилась, Перри Мейсон попросил водителя подождать его, а Маджери Клун осталась в кабине, положив на сплетенные руки, лежащие на спинке переднего сиденья, свое побледневшее лицо, закрытое волной роскошных волос.

Перри Мейсон направился в отеле прямо к столу кассира.

— У вас в номере 603 остановился некий Дж.Р. Брэдбери.

Кассирша вопросительно приподняла тонкие брови.

— Ну и что?

— Я — его адвокат. Возможно, мне придется уехать с ним по важному делу. Хочу оплатить все его счета, если они у него есть.

— Номер освобождаете? — спросила кассирша.

— Нет. Просто оплачу его пребывание по сей день включительно…

Она открыла ящик, вытащила оттуда стопку бумаг, повернулась к счетной машинке, посчитала и обратилась к Мейсону:

— Общая сумма — восемьдесят три доллара девяносто пять центов.

Перри Мейсон протянул в окошко сто долларов. Она взяла бумажку, пощупала ее, рассмотрела на свет и повернулась к кассовому аппарату, отстучала по клавишам и протянула Мейсону сдачу и квитанцию.

— Здесь телефонные звонки, — указывая на квитанцию, сказал адвокат, — они местные или междугородные?

— Междугородные звонки помечены, остальные — городские, — ответила кассирша.

— Знаете, — просительно наклонился к ней Мейсон, — мне бы хотелось, чтобы все местные звонки тоже были отмечены.

Она чуть подалась вперед.

— Могу сделать… Через несколько минут все будет готово.

— Не будете ли вы так любезны, — сказал Мейсон, улыбаясь, — отметить их на обратной стороне квитанции?..

Кассирша взяла квитанцию, обратилась к оператору и о чем-то переговорила, потом взяла блокнот и принялась что-то выписывать. Минуту спустя она возвратила квитанцию Перри Мейсону.

— Телефонные звонки отмечены там на обороте, — сообщила она.

Перри Мейсон поблагодарил ее, спрятал квитанцию в карман, даже не взглянув на записи, и направился к выходу.

— Огромное спасибо, — на прощанье повернулся он к кассирше.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть