Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дядюшка Робинзон
Глава XVI

Дядюшка Робинзон! Все без умолку повторяли эти два слова, но главными виновниками торжества были, несомненно, Джек и Белл. Отныне имя «Робинзон» закрепилось за Флипом, который вначале артачился, желая оставаться лишь покорным слугой семьи. Но ему объяснили, что здесь нет ни хозяев, ни слуг, и моряку пришлось согласиться. К тому же он уже не раз менял имя. В Пикардии его звали Пьером Фантомом, в Америке — Флипом. Почему бы на сей раз не стать Робинзоном на земле, затерявшейся в Тихом океане?!

Гарри Клифтон проснулся только следующим вечером. Пока инженер спал, дядюшку Робинзона, или просто дядюшку, как чаще всего обращались к моряку его новые племянники, очень беспокоило пробуждение мистера Клифтона. И в самом деле, выздоравливающий вновь попросит есть, и тогда вопрос о горячем бульоне станет поистине «горячим».

Об этом-то и говорил дядюшка с миссис Клифтон.

Та, обуреваемая сомнениями, только покачала головой.

На следующий день, 2 мая, Гарри Клифтон почувствовал себя немного лучше и даже предпринял слабую попытку выйти из пещеры. Он поцеловал жену и детей, пожал руку дядюшке Робинзону, а затем признался, что очень голоден.

— Конечно, мсье, конечно, — поспешил радостно ответить Флип. — Что вам подать? Говорите, не стесняйтесь. У нас есть свежайшие устрицы!

— Добавьте к этому, дядюшка, что они просто восхитительны! — сказал Гарри Клифтон.

— Еще есть кокосовая мякоть, кокосовое молоко. Трудно найти более подходящую пищу для ослабленного желудка!

— Верю вам, дядюшка, верю! И тем не менее, не будучи врачом, думаю, что небольшой кусочек мяса капибары, умело зажаренный, не причинит мне никакого вреда!

— Но, мсье, — возразил дядюшка, — не следует так быстро возвращаться к более основательной еде! Сейчас вы в положении тех несчастных, умирающих от жажды и от голода, которых подбирают с обломков потерпевших крушение кораблей. А им, как известно, не позволяют сразу же удовлетворять свой аппетит.

— Конечно, не сразу же, — согласился Клифтон, — но на следующий день им, кажется, не препятствуют…

— Иногда, мсье, иногда это длится целую неделю! — самоуверенно возразил Флип. — Да, мсье Клифтон, — семь долгих дней! Я знаю, что говорю! Как-то раз наш корабль налетел на рифы. Меня, слава Богу, сняли с плота. Я сразу же накинулся на еду и чуть было не умер. С тех пор у меня желудок…

— Превосходный? — спросил Клифтон.

— Превосходный, согласен, — ответил Флип. — Но эта история могла плохо кончиться!

Невозможно было удержаться от смеха, слушая доводы дядюшки Робинзона.

— Хорошо, дядюшка, — сказал инженер, — сегодня я буду придерживаться диеты, которую вы мне прописали. Но, полагаю, вы не станете возражать, если я выпью какой-либо горячий напиток?

— Горячий налиток! — закричал дядюшка Робинзон, вскакивая на ноги. — Горячий напиток! Великолепно, мсье! Какой вам будет угодно! Например, бульон!

— Да.

— Хорошо! Итак, мсье Роберт и я сейчас же отправимся в лес, чтобы убить для вас бульон, то есть, я хочу сказать, дичь, из которой мы сварим великолепный бульон. Договорились!

Этим утром Гарри Клифтон довольствовался саргассовыми водорослями, устрицами и кокосовой мякотью. Затем Роберт и дядюшка Робинзон отправились в лес и принесли двух диких кроликов, попавшихся в силки. Дядюшка показал инженеру охотничьи трофеи. Все единодушно согласились, что бульон, сваренный из кроликов, сразу же вернет мистеру Клифтону силы.

Затем дети принялись собирать фрукты, составлявшие их основной рацион. Миссис Клифтон и Белл выстирали белье колонистов. В это время дядюшка Робинзон, сидевший у постели инженера, беседовал с ним.

Гарри Клифтон поинтересовался, не могут ли зайти на эту часть побережья дикие звери? Ведь подобные визиты представляют серьезную опасность для людей, лишенных оружия. Дядюшка не рискнул дать определенного ответа, однако рассказал о следах, обнаруженных при первом посещении пещеры, и даже нарисовал на песке отпечатки, увиденные им три недели тому назад.

Инженер внимательно слушал и все больше укреплялся в мнении, что нужно как можно скорее возвести изгородь, чтобы обезопасить вход в пещеру. Он посоветовал поддерживать сильный огонь всю ночь, поскольку хищники обычно боятся пламени.

Дядюшка Робинзон пообещал позаботиться об этом, добавив, что колония не испытывает недостатка в дровах, ведь невдалеке простираются огромные леса.

Затем инженер заговорил о съестных припасах и спросил, стоит ли опасаться голода.

Дядюшка считал, что никакой опасности нет: ведь у них имелись в изобилии фрукты, рыба и моллюски. Запасы можно без труда пополнять, если только усовершенствовать орудия рыбной ловли и охоты.

Клифтона также беспокоил вопрос одежды. Костюмы детей скоро износятся. Чем их тогда можно будет заменить?

Дядюшка Робинзон считал, что очень скоро им придется обходиться без белья. Что же касается костюмов, то колонистам их предоставят животные.

— Вы прекрасно понимаете, мсье Клифтон, раз уж мы не можем оградить себя от визитов диких зверей, то должны воспользоваться случаем, чтобы заполучить их мех.

— Но, дядюшка, они не отдадут его, если мы их об этом не попросим.

— А мы попросим их, мсье, не волнуйтесь. Поскорее выздоравливайте, все будет хорошо.

В тот день Джек проявил себя как рачительный хозяин — с помощью кокосовых прожилок и куска материи соорудил сачок и устроил в зарослях травы, растущей около озера, настоящую охоту на лягушек. Эти земноводные принадлежали к виду, ошибочно называемому «бурые жабы», но на самом деле были настоящими лягушками, превосходными на вкус. Из белого нежного мяса, содержащего много клейковины, можно было сварить для Гарри Клифтона превосходный бульон. К сожалению, охотничьи трофеи Джека оказались бесполезными. Тем не менее дядюшка Робинзон не преминул похвалить мальчика.

На следующий день в пятницу, пробудившись от крепкого сна, инженер почувствовал себя гораздо лучше. Его рана быстро затягивалась. Однако, послушавшись советов дядюшки и миссис Клифтон, он согласился провести в постели еще один день. Но для себя твердо решил следующим утром непременно совершить прогулку в окрестностях пещеры.

Непонятно, по каким причинам дядюшка упорно не хотел говорить о потухшем очаге. Почему? Ведь рано или поздно Гарри Клифтон все равно узнает о случившемся? Так не лучше ли сразу же рассказать правду? Неужели мужчина не сумеет вынести удар, который стойко перенесли женщина и дети? Или, возможно, дядюшка Робинзон надеялся, что Провидение вернет потерянное? Конечно нет! Но он никак не мог решиться начать говорить. Правда, и сама миссис Клифтон побуждала его молчать. Добрая душа, видя, что супруг еще очень слаб, опасалась причинить ему новые страдания.

Как бы там ни было, но дядюшка Робинзон уже не знал, как вести себя дальше. Становилось очевидным, что при виде привычных устриц и мякоти кокоса Клифтон будет настойчиво просить давно обещанного горячего бульона. И что тогда?

К счастью, сама природа помогла дядюшке выйти из затруднительного положения. Ночью небо затянулось тучами, а утром пошел ливень, сопровождаемый шквальным ветром. Деревья сгибались до самой земли, а на побережье песок вздымался волнами.

— Ах! Хороший дождь! Хороший дождь! — закричал дядюшка.

— Плохой дождь! — ответил ему Марк, намеревавшийся спуститься по берегу до устричной банки.

— Очень хороший, скажу вам, мсье Марк! Он спасет нас!

Марк сначала ничего не мог взять в толк. Однако все прояснилось, когда он, войдя в пещеру, услышал раздосадованный голос дядюшки:

— Ах, мсье инженер! Ну и непогода! Ну и ветер! Ну и дождь! Невозможно поддерживать огонь! Он опять погас!

— Да что вы, друг мой! — ответил Клифтон. — Невелика беда! Разожжете, когда буря угомонится!

— Конечно, мсье, конечно! Разожжем! Но не это меня беспокоит! Я волнуюсь не из-за бури, а из-за вас, мсье Клифтон!

— Из-за меня? — удивился инженер.

— Да! Я собирался сварить великолепный бульон из лягушек, но ветер унес весь хворост.

— Не огорчайтесь, дядюшка! Обойдусь без бульона!

— Это моя вина, — повторял дядюшка, начиная и сам верить в свою святую ложь. — Моя вина! Почему я не сварил этот несчастный бульон вчера, когда горел огонь? Какой прекрасный огонь полыхал! Вы испили бы удивительный напиток, который сразу вернул бы вам силы!

— Не отчаивайтесь, дядюшка Робинзон! Подожду еще денек. Но как будут готовить еду моя жена и дети?

— Не волнуйтесь, мсье! У нас есть запас сухарей и соленого мяса!

Запас! Почтенный моряк доподлинно знал, что последний сухарь и последний кусок мяса он отдал мистеру Клифтону в тот день, когда нашел его на северном берегу!

— Понимаете, дядюшка, — сказал Гарри Клифтон, — нужно оборудовать очаг в каком-нибудь другом месте, где порывы ветра не смогут его потушить.

— Согласен, мсье Клифтон. Но как пробить дымоход в таком толстом слое гранита? Я обследовал каждую стенку. Ни единой дырочки, ни единой трещины! Поверьте, нам надо построить дом, настоящий дом!

— Дом из камня?

— Нет, деревянный дом, из бревен и досок. Теперь, когда есть топор, это не представит особого труда. Увидите, как ваш покорный слуга ловко управляется с этим инструментом. Я как-никак целых полгода работал у плотника из Буффало!

— Хорошо, друг мой, — ответил инженер. — Увидим вас в деле, а я хочу работать под вашим началом.

— Вы?! Инженер?! — воскликнул дядюшка Робинзон. — Кто как не вы, мсье, сконструирует нам комфортабельное жилище, с окнами, дверьми, спальнями, гостиной, каминами, в первую очередь с каминами! Нельзя забывать о каминах! Как радостно будет биться сердце, когда вы, возвращаясь с долгой прогулки, заметите небольшую голубоватую струйку дыма, поднимающуюся в небо. И тогда сами скажете себе: вот, меня ждет уютный очаг и хорошие друзья!

Так говорил словоохотливый моряк, давая надежду и мужество всей семье. Дождь лил до глубокой ночи. Было невозможно даже нос высунуть наружу. Но никто не сидел сложа руки. Дядюшка Робинзон с помощью ножа Гарри Клифтона вырезал из бамбука еще один сосуд. Он даже сумел изготовить плоские тарелки, пришедшие на смену раковинам, которыми до сих пор пользовалась семья. Он также починил свой собственный нож, вернее, закруглил остаток лезвия, воспользовавшись галькой. Дети тоже не бездельничали. Они добывали ядра кокосов и семена пинии. В калебасы было разлито несколько пинт забродившего кокосового молока, чтобы через некоторое время оно превратилось в алкогольный напиток. Роберт чистил пистолет отца, поржавевший в соленой воде. Юноша очень надеялся найти ему применение. Миссис Клифтон стирала.

На следующий день, в субботу 3 мая, небо прояснилось. Все приметы предвещали чудесную погоду. Дул северо-восточный ветер, яркий солнечный свет заливал землю. У дядюшки Робинзона не было больше причин не разжигать огонь. Кроме того, Гарри Клифтону не терпелось выйти на свежий воздух и осмотреть окрестности. Он хотел понежиться на солнце, справедливо полагая, что светило поможет ему поскорее выздороветь. Итак, инженер попросил у дядюшки разрешения опереться на его руку. Дядюшка, не находя причин для отказа, был вынужден подчиниться. Он протянул руку и вышел из пещеры, словно осужденный, идущий на казнь.

У Гарри Клифтона сразу же вырвался вздох восхищения. Он с наслаждением вдыхал свежий бодрящий воздух. Никогда раньше ему не приходилось принимать «такого горячего напитка»! Любуясь сверкающим морем, инженер спустился к берегу, чтобы получше разглядеть островок, извилистую линию побережья и рейд. Затем, на обратном пути, он заметил ближайший утес, зеленую стену деревьев, роскошный луг, голубое озеро, окруженное густым лесным бордюром, и высокий пик, доминировавший над пейзажем. Этот очаровательный край давал много надежд, и в голове инженера сразу же зародились бесчисленные проекты, которые он намеревался не мешкая претворить в жизнь.

Гарри Клифтон, опираясь то на руку жены, то на руку дядюшки Робинзона, дошел до пещеры. Затем обследовал утес и наткнулся на почерневший камень. По всем приметам именно здесь и разводили огонь.

— Так вот где находился очаг! — воскликнул он. — Да, теперь я понимаю, что ветер, превращающийся над утесом в вихрь, легко гасит огонь. Мы найдем более подходящее место. Но пока будем довольствоваться тем, что имеем. Марк, Роберт, принесите две-три охапки сухого хвороста. Сейчас мы разожжем огромный костер.

При этих словах отца все молча переглянулись. Дядюшка с виноватым видом опустил глаза.

— Ну же, дети! — повторил Гарри Клифтон. — Вы слышите меня?

Миссис Клифтон поняла, что говорить должна она.

— Друг мой, — сказала она, беря мужа за руку, — я должна тебе кое в чем признаться.

— В чем, дорогая Элайза?

— Гарри, — произнесла миссис Клифтон суровым тоном, — у нас нет огня.

— Нет огня! — воскликнул Клифтон.

— И никакой возможности разжечь его!

Не произнеся ни слова, Гарри Клифтон сел на каменную глыбу. Миссис Клифтон рассказала мужу обо всем, что произошло с момента их высадки на берег, о спичках, о том, как огонь был донесен до пещеры и при каких обстоятельствах, несмотря на неусыпное наблюдение, шквал ветра погасил его. Мать не упомянула имени Марка, но он сам кинулся к Гарри Клифтону:

— Это несчастье случилось во время моего дежурства, — признался он.

Клифтон взял Марка за руку и прижал сына к груди.

— И у вас нет даже маленького кусочка трута? — спросил он.

— Нет, мой друг! — печально ответила миссис Клифтон.

Дядюшка решил вмешаться.

— Но не будем терять надежды! — сказал он. — Разве возможно, чтобы мы не нашли способ разжечь огонь! Знаете, на кого я рассчитываю, мсье Клифтон?

— Нет, друг мой.

— На природу, мсье, на саму природу, которая в один прекрасный день вернет нам то, что взяла.

— Но как же?

— Молния ударит в дерево, оно загорится, а мы вновь разожжем очаг!

— Конечно, — ответил инженер. — Но надеяться на молнию, которая принесет нам огонь, — значит согласиться на вечную зависимость от природы. Неужели вы не пробовали добыть огонь трением?

— Пробовали, — ответил Роберт, — но ничего не получилось.

— Если бы у нас была линза! — добавил Марк.

— Линзу можно заменить, — возразил Гарри Клифтон, — двумя стеклами от часов, налив между ними воды.

— Справедливо, мсье Клифтон, — ответил дядюшка, — но часов у нас нет.

— Можно также, — продолжал Клифтон, — нагреть воду до кипения, энергично перемешивая ее в закрытом сосуде.

— Великолепный способ для варки, но не для жарки. Видите ли, мсье Клифтон, все эти способы неприемлемы. Остается только надеяться найти трутовик, который заменит нам трут.

— Но трут можно сделать из обгоревшего белья!

— Я знаю, — ответил Флип. — Но осмелюсь напомнить мсье Клифтону, что для того, чтобы белье обгорело, нужно развести огонь. А у нас огня нет.

— Зато у нас есть более простой способ, чем все перечисленные! — возразил Клифтон.

— Какой? — Дядюшка Робинзон от удивления широко раскрыл глаза.

— Воспользоваться трутом, который лежит у меня в кармане, — смеясь, ответил Клифтон.

Как радостно закричали дети! Какой громкий возглас вырвался из груди дядюшки Робинзона! Казалось, он сойдет с ума от радости, этот человек, который ничему уже не удивлялся. Ноги сами пустились в пляс и моряк закружился в зажигательной джиге,[104]Джига — быстрый шотландский матросский танец. которую одобрил бы любой шотландец. Затем, схватив за руки Белл и Джека, он увлек их за собой в бурном танце, напевая:

Ах, он принес нам трут,

Достойный, славный парень!

С ума слова сведут:

Ах, у него есть трут!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть