Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Если честно To Be Honest
Глава 2

Прошло ровно два дня, тринадцать часов и тридцать четыре минуты с тех пор, как мы оставили Эшли в штате Индиана, и мне не терпелось выбраться прочь из дома – подальше от неустанного внимания мамы. Мы наготовили и заморозили здоровой еды на месяц вперед, и если мне придется нарезать хотя бы еще одну морковку или сварить еще одну кастрюлю риса, я точно заору.

Слава богу, я заранее договорилась встретиться с моей лучшей подругой Грэйс и пойти с ее семьей на пикник в парке. Каждый год в этот день члены семьи Морено со всего Среднего Запада собирались, чтобы всем вместе весело провести время (и заодно посоперничать). Я поехала в основном потому, что это был шанс увидеть двоюродного брата Грэйс Матео… ну, и потусить с ней самой, конечно.

Фиеро, пудель-монстр, положил морду на мою кровать и глухо зарычал, напоминая, что пришло время вставать и играть с ним. Я со стоном перекатилась на край кровати и сжала его мохнатую морду в ладонях.

– Теперь, когда Эшли уехала, тебе не осталось ничего кроме как лезть ко мне, а? – спросила я.

Фиеро склонил голову набок, как будто пытаясь понять меня. Его язык, который всегда казался великоватым для его пасти, вывалился на сторону, и я рассмеялась хриплым утренним смехом.

– Тебе повезло, что ты симпатичный, – сказала я, вставая, и Фиеро принялся в волнении прыгать по комнате, а затем понесся по коридору и вниз по лестнице. К своему удивлению, я услышала внизу крик мамы: «Фиеро!» Обычно в выходные она спит до полудня, но сегодня уже встала и делала растяжку в гостиной. Она сгибала руки за спиной под странными углами под нежные напевы Леди Гаги – мамину музыку для тренировок.

– Не хочешь присоединиться к нам с Фиеро на утренней пробежке? – спросила она, не оборачиваясь. Моя попытка прокрасться на цыпочках мимо явно не удалась.

– Звучит, конечно, заманчиво… – начала было я.

– Первый шаг к здоровой жизни – это научиться брать на себя обязательства, – отчеканила мама. В уме я вела учет всем мотивирующим мантрам, которые она твердила мне целыми днями. Эту она повторяла дважды в день.

– Очевидно, свои проблемы с обязательствами я унаследовала от отца, – сказала я.

И тут же пожалела. Мы старались не говорить о предательстве отца, который на втором году моей учебы в старшей школе изменил матери с одной из ее подруг. Должно ли слово «подруга» стоять в таком случае в кавычках? Да. Мамина «подруга» спала с моим отцом где-то около года, прежде чем он спалился, оставив телефон с открытыми сообщениями заряжаться на кухонном столе, где тот и попался на глаза наивной второкурснице, то есть мне. Секстинг взрослых – это отвратительно.

– О, Саванна, – сказала мама, покачав головой и прочно уперев руки в бока. Она всегда принимала эту позу, когда хотела показать, насколько сильно огорчена.

– Извини, мама, мне пора идти к Грэйс. У них сегодня ежегодное семейное сборище. Хм, хочешь присоединиться?

Она покачала головой.

– Нет, спасибо, солнышко. Я сегодня пойду в спортзал. Желаю тебе хорошо провести время. Передавай спасибо Марии.

В ее ответе мне послышалась нотка осуждения, будто она хотела сказать, что я развлекаюсь, в то время как она совершенствует свой разум, тело и дух в спортзале. Большая часть того, что она говорила последнее время, звучала как упрек мне.

– Обязательно. Увидимся вечером, – сказала я и направилась на кухню.

– Может, прежде чем уйти, разогреешь одно из наших замороженных блюд? Тебе лучше избегать всех этих излишних углеводов, которые обычно содержатся в жареной еде, особенно булочек для бургеров.

Я густо покраснела, что случалось каждый раз при ее попытках ограничить меня в еде, но вспомнила просьбу Эшли сохранять мир в доме в ее отсутствие и подавила поднявшийся внутри меня гнев.

– Я обязательно разогрею его перед уходом, мам, – соврала я. – И тебе тоже хорошо позаниматься в зале.

Обычно по воскресеньям Эшли вставала пораньше, чтобы приготовить завтрак – испечь секретные блинчики с беконом – до того как мама проснется и расскажет нам, сколько калорий мы употребили на завтрак. Мы лениво располагались на диване и смотрели сериал, на который подсели в тот момент, до тех пор, пока в полдень не просыпалась мама. Может быть, она сегодня проснулась раньше, чтобы я не чувствовала себя так одиноко? И хотя при этой мысли мне стало немного лучше, огромная дыра в нашей семейной атмосфере все же увеличилась в два раза.

Я прислушалась к ровному ритму маминых шагов во время упражнений на разогрев. За последний год я привыкла к этому звуку. После развода с отцом мама попала в замкнутый круг сожалений. Она готова была поменять в своей жизни все что угодно, лишь бы выбраться из колеи, в которой оказалась за все эти годы с отцом. Однажды вечером она увидела приглашение на кастинг для телешоу о похудении «Сбрось вес» и каким-то образом уговорила Эшли помочь ей сделать видеозапись. Подозревая, что из этого ничего не выйдет, но желая хоть как-то помочь маме почувствовать себя немного счастливее, Эшли согласилась.

Примерно через месяц, в День матери, маме позвонили и сообщили, что ей нужно лететь в Лос-Анджелес на кинопробы с другими потенциальными участниками шоу. Еще две недели спустя она укладывала чемодан для поездки в Лос-Анджелес, а мы паковали сумки для того, чтобы остаться с отцом и Шерри на следующие два месяца.

Каждую среду вечером мы сидели перед телевизором и наблюдали, как женщина, которая когда-то была нашей матерью, борется с другими конкурсантами, блюет перед камерой и сбрасывает нездоровое количество килограммов за каких-то несколько коротких месяцев. Она нахваливала женщину, которая орала на нее, отдавая приказы, заставляла заниматься до изнеможения и наносила ей психологический урон, который мама отказывалась замечать. Вполне резонно, что участникам этих шоу не разрешается общаться с родственниками во время съемок. Любой член семьи стал бы убеждать их немедленно сбежать из этого места.

Теперь, после усиленных занятий и пластической хирургии по удалению лишней кожи, мама жила в новом, более стройном теле. Я понимала, что это та же самая женщина, могла узнать ее голос, глаза, но все остальное в ней изменилось. Она была полностью поглощена подсчетом калорий, выполняла задания по списку и твердила мантры, внушенные ей в «Сбрось вес». Она зацикливалась на любой мелочи, которая попадала в рот, притом не только ей, но и мне.

Я прокралась обратно вверх по лестнице, пока мама делала упражнения для рук под Applause. За окном висел зной – семья Морено всегда умудрялась проводить свое семейное сборище в самый жаркий день года.

Желто-синий купальник в горошек плотно облепил мои бедра, и я тут же пожалела, что решила не покупать в этом году новый. Ошибкой было думать, что если я умудрялась влезать в один и тот же в течение трех лет, то что могло бы измениться в этом году? Ах, да все. Я набросила футболку из Adventure World и сунула ноги в любимые шлепанцы, которые уже почти разваливались. Ничто не может сравниться с хорошей парой по-настоящему разношенных шлепанцев.

Когда я снова спустилась вниз, мама с Фиеро уже ушла на пробежку. Я схватила ключи от своей «новой» унаследованной машины. У Эшли была хватка в отношениях с Нормой (совершенно нормальное имя для «Ниссана»), а я просто ненавидела водить. К счастью, аквапарк «Сэндкасл» всего в нескольких минутах езды, и если я смогу добраться туда, собрав всего лишь несколько ям по дороге, то буду считать эту поездку успешной.

После того как я особенно неудачно задела бордюр, показался, наконец, аквапарк. Уже паркуясь в квартале от него, я слышала, как миссис Морено приветствует каждого прибывающего. У нее было огромное сердце и очень громкий голос. Я однажды сказала, что если бы могла взять с собой только кого-то одного на необитаемый остров, я взяла бы миссис Морено, потому что она умела успокоить меня, приготовить офигенную еду и использовать свой громкий голос для того, чтобы издалека обнаружить цивилизацию.

– Саванна, Саванна, сюда! Саванна! – позвала она меня с другой стороны улицы. Я застенчиво помахала рукой, когда вся огромная семья Грэйс повернулась посмотреть на меня.

– Здравствуйте, миссис М! – прокричала я в ответ и увидела свою лучшую подругу, бегущую мне навстречу. Она крепко обняла меня, вышибив воздух из моих легких в своей типичной манере, затем отстранилась, придержала меня за плечи и осмотрела сверху донизу.

– Как у тебя дела? И не ври, – укоризненно добавила она, подняв палец.

Я вздохнула.

– Бывало и лучше, но мы здесь собрались не для того, чтобы меня жалеть, мы здесь для веселья.

– Я записала нас на трехногие гонки, – сказала она и втянула голову в плечи, ожидая моей реакции.

– Ты… что сделала? – переспросила я, хотя отлично расслышала ее слова. Я прекрасно знала: Грэйс в курсе, что я отказывалась участвовать в этом соревновании с третьего класса, когда увидела, как во время трехногой гонки с Коди Грантом сломал ногу Эндрю Адамс.

– Ты не можешь позволить духу сломанной в прошлом ноги Эндрю преследовать тебя всю жизнь. Это единственное соревнование, в котором я ни разу не выиграла. Ну же, это наш год! Я даже организую тебе разговор с Матео, если это поможет подсластить дело, – добавила она, двигая бровями.

– Мне ужасно неудобно чувствовать, что ты пытаешься подкупить меня, пользуясь моим романтическим интересом к члену твоей семьи.

– Тебя бы это нисколько не смутило, если бы тут не была замешана трехногая гонка! Что еще ты хочешь? Я готова на все, – сказала Грэйс. Когда в Грэйс просыпался дух соперничества, стоять у нее на пути оказывалось небезопасно. Она была готова даже на подкуп, если это означало, что у нее появится шанс на победу.

– Стирать за меня весь следующий месяц, – предложила я.

– Ты знаешь, как я ненавижу стирку, – ответила она.

– Как хочешь, Морено.

Она протянула мне руку для рукопожатия, чтобы закрепить сделку.

– Договорились.

После того как мы пожали друг другу руки, Грэйс повела меня на экскурсию по достопримечательностям пикника семьи Морено в этом году.

Первой была игра по броскам мешков с кукурузой в цели-отверстия, проделанные в приподнятых платформах на другом конце поля. Рядом располагались водная горка и площадка для перетягивания каната. Одним из новых экспонатов оказалась шахматная доска в натуральную величину для игры в волшебные шахматы – это была идея Лео, младшего брата Грэйс. Наконец-то мне пригодятся все эти уроки шахматной игры и походы в шахматный клуб, куда много лет назад нас с Эшли отправлял отец. Я как нечего делать обставлю всех в эти волшебные шахматы.

Разглядывая водную горку, я увидела парня – нет, мужчину с роскошными вьющимися черными волосами и улыбкой, которая могла бы растопить сердце самой Снежной Королевы. При виде Матео в моей голове сама собой начинала звучать песня Адель «I Believe in a Thing Called Love» с того первого раза, как нас познакомили в нежном десятилетнем возрасте. Мы сошлись на почве игрушек Silly Bandz, и это была, можно сказать, любовь с первого взгляда. По крайней мере с моей стороны. Я прекрасно осознавала, что такие секс-боги, как Матео Морено, дважды не посмотрят на девушек вроде меня.

– Это просто неприлично пожирать глазами моего двоюродного брата, пока он тусуется у водной горки, – засмеялась Грэйс, толкая меня в бок локтем.

– Я вообще-то пожираю глазами водную горку. Это там дополнительные десять футов в конце? Миссис М выложилась по полной, – сказала я.

– Ну да, конечно, – ехидно поддакнула подруга, закатывая глаза.

Миссис М позвала всех к столу для пикника, чтобы напомнить правила дня. Мухлевать недопустимо, а бабушка Розалина будет официальным судьей. Когда я посмотрела на нее, она пальцами сделала знак «я присматриваю за тобой». Бабушка Розалина явно не забыла тот год, когда я врезалась в соперников во время соревнования по бегу в мешках. Второе правило гласило, что надо найти напарника на этот день. Категорически запрещалось подставлять своего напарника во время соревнований один на один ради дополнительных очков, иначе вас дисквалифицируют. Можно было подумать, что нас снимает ESPN[1]Американский телевизионный спортивный канал., настолько серьезно выглядели правила.

– А теперь выбирайте своих напарников, – закричала миссис М.

Все стремительно побежали к тем, кого предпочитали заполучить в напарники, практически отталкивая других людей со своего пути, чтобы попасть туда, куда хотели. Мы с Грэйс моментально сцепили руки в технике, отработанной в школе, когда приходилось выбирать напарников. Невозможно описать чувство полного смятения, когда учитель объявляет, что нужно найти напарника. В такой момент нет ничего лучше, чем встретиться взглядом со своим напарником на другом конце комнаты и тем самым подтвердить вашу связь.

– В этом году у нас более интересный подход, – объявила миссис М. Снова сосущее чувство под ложечкой, о котором я только что говорила? Да, только умножьте его на тысячу.

– Вам нужно найти нового напарника. Все годами выбирают одних и тех же людей, это становится немного несправедливо. Я смотрю на вас, Роберто и Луис. Итак: на старт, внимание, ищите нового партнера!

– Ты знала об этом? – прошипела я Грэйс.

– Нет, понятия не имела, – ответила Грэйс.

Мы обе начали лихорадочно озираться по сторонам в поисках нового варианта. Я чувствовала себя так, будто участвую в «Голодных играх». Или что меня никто не выберет, как на уроках физкультуры. Думаю, оба сценария выглядят одинаково пугающе. Каждый находил себе напарника, участники поворачивались друг к другу как в замедленной съемке. Я покрутила головой, и мой взгляд упал на Матео на другом краю парка. Он уже поднимал руку, чтобы помахать мне – общепринятый во всей вселенной знак для напарников, – но тут Лео схватил его за руку и объявил своим партнером. Черт побери, Лео, теперь я точно должна обыграть тебя в волшебные шахматы!

– Кто остался? – прокричала миссис М от стола для пикника. Все начали оглядываться вокруг и друг на друга. Не может быть! То есть без пары осталась только я?

– Я совсем одна, миссис М, – сказала я, чем заслужила несколько сочувственных смешков из толпы. На какое-то время все затихли, а потом из задних рядов заговорил еще один человек.

– Я тоже совсем один, – произнес незнакомый мужской голос. Мужчина вышел из-за группы людей туда, где я могла его видеть. Он не походил ни на кого из семейства Морено – очень высокий соломенный блондин с рыжинкой. Он был по меньшей мере вдвое выше бабушки Розалины и пребывал как раз в том возрасте юношеской неуклюжести, когда у парней еще нет ярко выраженной мускулатуры, но они уже явно выросли из мальчишеских тел.

– Отлично! Саванна, ты будешь с Джорджем. Внимание, пора начинать бросать яйца! Мы пойдем группами по пять человек. Всем перейти на другую сторону парка, чтобы мы могли начать, – распоряжалась миссис М.

Когда все стали перемещаться на другую сторону парка, я пошла в противоположном направлении, чтобы встретиться с Джорджем. Мои ладони начали потеть, а сердце затрепетало в груди, как всегда, когда я встречаю новых людей. Дело усугублялось еще и тем, что Джордж был обладателем исключительно мечтательных карих глаз, в уголках которых при улыбке собирались морщинки. Интересно, как меня характеризовало то, что меня влекло к членам семейства лучшей подруги?

– Привет, – сказала я, помахав рукой. – Я Саванна.

– Джордж, – сказал он, протягивая мне руку. Мне стало немного легче от того, что его рука тоже дрожала.

– А ты друг семьи? – спросила я.

Я ничего особого не имела в виду, так как я сама, разумеется, подпадала под категорию друга семьи, но его лицо вытянулось.

– Знаю, я не похож на колумбийца, но я Морено.

– Ой! Ой, блин… Нет, это не то, что я имела в виду. Серьезно, я просто никогда не видела тебя раньше и, честно, не знала… – забормотала я. Мне захотелось саму себя пнуть за бесцеремонность.

– Я хотел сказать, технически я не Морено. Ну, то есть моя фамилия Смит, что противоречит всему только что сказанному. Моя мама из Колумбии, а отец очень даже ирландец. Потому и волосы такие, – сказал он.

– O, круто. В общем, я Саванна Алверсон с ужасно скучным культурным происхождением. У отца в семье, по-моему, сильные норвежские корни, но я точно не уверена, – сказала я.

Мы дали друг другу несколько секунд для усвоения «культурной» информации, которой только что поделились, прежде чем снова раздался голос миссис М.

– Мы уже почти начинаем! Саванна! Джордж! Двигайте сюда! – сказала она.

Это был знак нам присоединяться к остальным участникам.

Каждый год бросание яйца было для меня кульминационным событием. Я довела технику до совершенства – как ловить яйцо, чуть пружиня ладонью, как выстроить идеальную траекторию для броска напарнику, чтобы он мог поймать яйцо безо всяких проблем. Пока мы шли к членам семьи Джорджа, я старалась максимально быстро передать ему секреты своей техники.

– Понимаешь, мне нужно поддерживать репутацию, – сказала я. – Я получала звание мастера по бросанию яиц три предыдущих года. И не готова потерять его сегодня.

– Научи меня, – сказал Джордж, улыбнувшись уголком рта.

– Секрет в том, чтобы представить, куда полетит яйцо, еще до того как оно покинет твою руку. Я считаю, что позитивный настрой может творить чудеса. Если ты представишь, что оно мягко приземлится в руку твоему напарнику, оно так и сделает, – объяснила я.

– Хорошо, мистер Мияги[2]Вымышленный мастер карате из фильма «Карате-пацан»..

Я взяла яйцо из рук миссис М, и мы с Джорджем сошлись на середине площадки с членами других команд. Миссис М приказала каждому отступить на четыре шага от своего напарника для того, чтобы начать игру. Краем глаза я заметила роскошную волну волос Матео и повернулась, чтобы бросить на него последний взгляд, перед тем как мы войдем в режим состязания.

– Удачи, Савви, – улыбнулся Матео.

Я должна была выдать что-нибудь умное типа «удача понадобится тебе», но блеск солнца в глазах Матео лишил меня всяческой способности соображать и ответить достойно.

– А да… тебе тоже… – сказала я.

– Саванна! – закричал Джордж с другой стороны парка. Я быстро повернула к нему голову, и он беззвучно, одними губами, произнес: – Сконцентрируйся!

Одновременно с этим он пытался встать, как йог, в позу дерева, что, на минуточку, никак не помогало мне сделать то, о чем он просил. Я невольно фыркнула и не особенно изящно расхохоталась. Этот смех не мог не услышать Матео.

– На старт, внимание… Бросай! – закричала Миссис М.

Яйцо вылетело у меня из руки с идеальной скоростью, полетело по идеальной же дуге и спокойно приземлилось прямо Джорджу в руку без особых усилий с его стороны. Я задержала дыхание, когда яйцо коснулось его руки, и Джордж с удивленным выражением лица поднял его вверх абсолютно целым. Я ободряюще оттопырила большие пальцы вверх, перед тем как он обратно бросил яйцо мне.

Мы отошли друг от друга еще на четыре шага назад. В этом раунде обычно участники начинали либо разбивать, либо ронять яйца. По ходу состязания повсюду раздавалась смесь визга и воплей «Да ты издеваешься!», а затем остались всего три команды. Становилось все сложнее и сложнее следить за тем, как яйцо летит в воздухе. Я подумала, что на этот раз, когда я бросала яйцо через парк, Джордж наверняка не сможет его поймать, но по какой-то счастливой яичной случайности мы продержались до последнего, а две другие команды уронили яйца.

– Наша чемпионка по бросанию яиц опять победила! – прокричала миссис М.

Окрыленный Джордж хлопнул по моей поднятой ладони своей, что заставило меня захихикать. Я никогда не встречала никого, кто был бы настолько же воодушевлен бросанием яиц, как и я. Джордж излучал энтузиазм, когда мы соревновались в бросании колец, в котором заняли только третье место. Почему-то мне было сложнее попасть кольцами на штырь, чем бросать яйца напарнику.

Затем мы разделились для индивидуальных соревнований в стрельбе по шарикам. И хотя я не попала в пятерку финалистов, мною воспринималось как достижение уже то, что в этом году ни одна из моих стрел не полетела куда не надо и не угрожала ничьей жизни. Мне стоило значительных усилий и заверений с моей стороны и доверия со стороны миссис М, чтобы опять получить лук и стрелы. Вряд ли она забыла тот раз, когда моя шальная стрела сбила торт, который она накануне пекла весь день.

Я как раз собиралась рассказать Джорджу историю о моей бракованной стреле, когда над толпой вновь раздался мощный голос миссис М.

– Итак, настало время трехногой гонки. Мы пойдем забегами по пять команд за один раз. Подойдите ко мне, чтобы забрать веревку для своей команды и подготовиться.

Джордж вызвался пойти за веревкой для нашей трехногой гонки, и я смотрела, как он бежит в своих баскетбольных шортах. Грэйс сидела на земле, связывая свою ногу с ногой одной из своих младших двоюродных сестер. Я внезапно почувствовала себя очень неловко из-за коротких шортов, которые решила надеть с купальником. Картина того, как мое колышущееся бедро привязано к бедру незнакомца, представляла мою личную версию кошмара. Заметит ли Джордж растяжки на внутренней стороне моих бедер? Будет ли ему противно, когда он увидит их?

– Какой способ лучше для связывания двух ног вместе? – спросил Джордж. – Уверен, в этом ты тоже специалист.

Я едва могла понять, о чем он говорит. Мозг парализовало при одной только мысли чтобы связать мою ногу с ногой Джорджа.

– Мм… вообще-то для меня это будет первый раз, – промямлила я.

Он покачал головой, совершенно не замечая, что я впадаю в панику.

– Отлично. Значит, это будет новый опыт для нас обоих. Возьми этот конец и обвяжи вокруг своего бедра, а я обвяжусь этим. Затем мы можем попытаться завязать узел. Кажется, это будет самый удобный вариант. Что ты думаешь? Саванна?

Я внезапно почувствовала, будто из легких вышел весь воздух. Я покачнулась, и в ушах у меня зазвенело. Сколько бы панических атак я ни пережила, мое тело каждый раз думало, что оно умирает. Оно уверяло меня, что я не могу дышать, что я на самом деле умру посреди парка «Сэндкасл» в купальнике в горошек, даже не дожив до обеда.

Я плюхнулась на землю и зажала голову между колен, пытаясь восстановить дыхание. Голос Джорджа раздавался словно откуда-то издалека, заглушаемый стуком моего сердца и звоном в ушах, но я не могла понять, что он говорит. Я зажмурила глаза в попытке остановить приступ. Тело не слушалось. Я почувствовала, как кто-то убрал мои волосы с шеи, и увидела протянутую бутылку воды. Когда я наконец смогла поднять голову, то встретилась глазами с Грэйс. Грэйс… Слава богу, что она есть.

– Эй, подруга, – сказала она, – мне не следовало заставлять тебя участвовать в трехногой гонке. Я же знаю, что она вгоняет тебя в панику, и должна была уважать твои возможности.

– Все нормально, – прошептала я, хотя мои губы все еще подрагивали.

– Дышать можешь? Хочешь взять мой телефон? Там есть приложение для медитаций, – продолжала Грэйс.

– Все хорошо. Сейчас оклемаюсь, – сказала я. Мое тело тоже начинало мне верить. Успокаиваясь после панической атаки, чувствуешь себя словно после марафона, когда твое тело настолько возбуждено и переполнено адреналином, все мышцы напряжены и это может серьезно дезориентировать.

– Хочешь, я отвезу тебя домой? – спросила Грэйс.

– Это могу сделать я, – вмешался Джордж. – Я знаю, что Лиззи действительно хочет поучаствовать в этой гонке. Я доставлю Саванну домой.

Грэйс наклонила голову, оценивая, насколько меня устраивает такой вариант. Мой взгляд скользнул в сторону маленькой Лиззи, которая постукивала ногой по земле, и веревка все еще болталась вокруг ее бедра. Я не могла испортить день чудесному семилетнему ребенку своим семнадцатилетним психозом.

– Было бы неплохо, – наконец проговорила я. Грэйс погладила меня по предплечью, прошептав быстрое спасибо Джорджу. Лиззи захлопала в ладоши, когда Грэйс вернулась к ней и без особых усилий связала их ноги вместе. Между ними оставалось достаточно свободной веревки, и идеальные подтянутые ноги Грэйс не рисковали получить натертости.

Джордж протянул руку, помогая мне подняться. Я сконцентрировала все свои силы на том, чтобы идти не пошатываясь. Когда я встала, мои ноги уже почти не дрожали и я могла идти без опаски в любой момент упасть в обморок.

– Я подгоню машину сюда, к краю тротуара. Можешь подождать секунду, пока я пойду возьму ключи у мамы? – спросил он.

– Иди, – кивнула я. Все немного расплывалось у меня перед глазами, пока он бегал, чтобы взять ключи и вернуться с машиной. Я пыталась сфокусировать взгляд на колышущейся листве дерева, стоящего напротив, – все что угодно, лишь бы не замечать, как мои легкие сокращаются каждые несколько секунд, угрожая снова вогнать меня в панику. Листья на ветру следовали определенному ритму. Медленно налево, медленно направо, быстро вверх. Медленно налево, медленно направо, быстро вверх.

– Саванна, – позвал Джордж из машины, остановив ее у бордюра.

Я сосредоточила взгляд на стоявшей передо мной черной «Субару». Потом проковыляла к ней, быстро открыла пассажирскую дверь и плюхнулась на сиденье. Пристегнув ремень безопасности, я почувствовала на себе взгляд Джорджа. Я знала, что он беспокоится за меня, но от этого не становилось лучше.

– Где ты живешь? – спросил он, доставая телефон, чтобы включить навигацию.

– 992 Малберри-корт, – удалось выдавить мне. Голос, говорящий с британским акцентом, раздавался из колонок машины, указывая Джорджу, как добраться до моего дома. Мы сидели в тишине, нарушаемой только указаниями: «Поверните налево через 70 футов. Перерасчет маршрута. Поверните направо через 30 футов».

Это был самый неловкий момент за всю мою жизнь. Я позволяла незнакомцу везти меня домой после панической атаки, вызванной мыслью об участии в детской уличной игре. Он наверняка подумал, что я полная неудачница.

– Как ты себя чувствуешь? – Мы были в нескольких секундах от моей подъездной дорожки, и мне просто хотелось провалиться сквозь сиденье от унижения.

– Уже лучше, – ответила я. – Извини, что тебе пришлось уехать из-за меня.

– А, не стоит беспокоиться, – сказал он, – думаю, я все равно использовал всю свою удачу на бросании яиц. Все другие соревнования по сравнению с этим меркнут.

Я криво улыбнулась, чувствуя, что у меня опять может начаться полномасштабная паническая атака, если я сейчас же не выйду из машины. Нет, никак нельзя допустить, чтобы это опять произошло у него на глазах.

– Спасибо еще раз, – сказала я, ухватившись за ручку двери и полностью отдавая себе отчет в том, насколько сильно дрожит моя рука.

– Хочешь, я побуду с тобой недолго? – спросил он.

– О боже, нет, ты уже сделал достаточно, – ответила я, трясущейся рукой открыла дверцу и кое-как выбралась из высокой машины.

– Это совсем не проблема, я могу остаться, – начал опять он.

– Мне не нужно, чтобы ты со мной оставался, ясно? Я отлично справлюсь без твоей помощи, – отрезала я и резко захлопнула дверь.

Джордж только слегка покачал головой. А я демонстративно прошагала к двери своего дома, вошла в гостиную и там рухнула на диван, позволив организму переработать всю тревогу и грусть, переживаемые мной последние несколько дней.

Мое неровное дыхание перемежалось слезами, которые я так старательно пыталась сдерживать. Наконец-то в полной мере пришло осознание собственного одиночества. Я не могла взбежать вверх по лестнице и обняться с сестрой. Не могла рассказать ей о своей панической атаке – она будет не в состоянии разобраться с причинами.

Этот год был большим новым волнующим приключением для Эшли. А я никогда не чувствовала себя так одиноко.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть