Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Металлический монстр Металлическое чудовище
18. В ПРОПАСТЬ

Солнце стояло высоко, когда я проснулся; я догадался об этом, увидев яркий свет. Я постепенно приходил в себя, и на меня нахлынули воспоминания.

Я смотрю совсем не на небо: это купол волшебного дома Норалы. И Дрейк не разбудил меня. Почему? Сколько же я спал?

Я вскочил на ноги, осмотрелся. Не было ни Руфи, ни Дрейка, ни черного евнуха!

– Руфь! – крикнул я. – Дрейк!

Ответа не было. Я подбежал к двери. Посмотрев на яркий небосвод, решил, что сейчас около семи; значит, я проспал примерно три часа. Как ни мало это время, я чувствовал себя удивительно отдохнувшим, освеженным; и уверен: это результат действия особой атмосферы горных высот. Но где остальные? Где Юрук?

Я услышал смех Руфи. Увидел в нескольких сотнях ярдов слева, полускрытый стеной цветущих кустов, небольшой луг. На нем Руфь и Дрейк. Вокруг пасутся с десяток белоснежных коз. Руфь доила одну из них.

Успокоившись, я вернулся в комнату, склонился к Вентнору. Состояние его не изменилось. Я посмотрел на бассейн, в котором купалась Норала. С тоской посмотрел на него; потом, убедившись, что процесс доения еще далеко не завершен, разделся и погрузился в воду.

Едва я успел одеться, как пара показалась в дверях; каждый нес фарфоровую кастрюльку, полную молока.

На лице Руфи не было ни тени страха, передо мной была прежняя Руфь; и улыбалась она без всяких усилий; воды сна начисто смыли с нее предыдущий день.

– Не волнуйтесь, Уолтер, – сказала она. – Я знаю, о чем вы думаете. Но я – это снова я.

– Где Юрук! – я резко повернулся к Дрейку, чтобы скрыть ощущение счастья и комок в горле; он предупреждающе подмигнул, и я не стал повторять вопрос.

– Вы приберитесь, а я быстро приготовлю завтрак, – сказала Руфь.

Дрейк взял чайник и позвал меня с собой.

– Насчет Юрука, – прошептал он, когда мы вышли. – Я дал ему маленький предметный урок. Отвел его в сторону, показал свой пистолет и уложил одну из коз Норалы. Не хотелось этого делать, но я знал, что для него это полезно.

– Он закричал, упал ниц и принялся вопить. Вероятно, подумал, что это молния; может, я украл оружие Норалы. «Юрук, – сказал я ему, – ты получишь это, и даже еще больше, если хотя бы пальцем дотронешься до девушки».

– И что было потом? – спросил я.

– Он убежал туда. – Дрейк улыбнулся, показав на лес, в который уходила дорога, показанная мне евнухом. – Наверно, прячется там за деревьями.

Наполняя чайник, я рассказал Дрейку о своем разговоре с Юруком.

Дрейк присвистнул.

– В клещах! Опасность позади и опасность впереди.

– Когда пойдем? – спросил он, когда мы возвращались.

– Сразу после еды, – ответил я. – Нет смысла откладывать. Как вы себя чувствуете?

– Откровенно говоря, как центральный участник в сцене суда Линча, – ответил он. – Интересно, но не очень приятно.

Мне тоже. Я был полон научным любопытством. Но приятно мне не было, нет!

Мы, как могли, позаботились о Вентноре, раскрыли силой ему рот, просунули резиновую трубку ниже дыхательного горла в пищевод и влили немного козьего молока. За завтраком все молчали.

Мы не могли взять с собой Руфь, это ясно; она должна оставаться с братом. Конечно, в доме Норалы она в большей безопасности, чем с нами, но все же оставлять ее не хотелось. Я подумал: нет никакой необходимости уходить нам двоим. Одного вполне достаточно.

Дрейк может остаться…

– Незачем класть все яйца в одну корзину, – я решил обсудить этот вопрос. – Я пойду один, а вы останетесь и поможете Руфи. Если я не вернусь, вы сможете пойти за мной.

Его возмущение моим предложением было таким же сильным, как и у Руфи.

– Вы пойдете с ним, Дик Дрейк! – воскликнула она. – Или я смотреть на вас не буду!

– Боже! Неужели вы хоть на минуту подумали, что я соглашусь? – Боль и гнев боролись в его лице. – Мы идем вдвоем, или не идет никто. Руфь здесь в безопасности, Гудвин. Ей нужно только опасаться Юрука, а он получил урок.

– К тому же у нее ружья и пистолеты, и она умеет ими пользоваться. О чем вы думали, делая такое предложение? – Гнев его превзошел все границы.

Я попытался оправдаться.

– Со мной будет все в порядке, – сказала Руфь. – Я не боюсь Юрука. А эти существа мне не повредят… теперь, после… после… – Глаза ее наполнились слезами, губы задрожали, но потом она прямо посмотрела нам в лицо. – Не спрашивайте, откуда я это знаю, – негромко сказала она. – Поверьте, это так. Я ближе к ним… чем вы. И если захочу, смогу призвать на помощь силу, которую мне дал их хозяин. Я боюсь только за вас.

– А за нас бояться не нужно, – торопливо ответил Дрейк. – Мы игрушки Норалы. Мы табу. Поверьте, Руфь, готов голову отдать: все эти существа, большие и маленькие, уже знают о нас.

– Нас местное население, вероятно, примет, как почетных гостей. Может, даже повесят надпись «Добро пожаловать в наш город!» на входных воротах.

Она улыбнулась, чуть не плача.

– Мы вернемся, – сказал он. Неожиданно наклонился и положил руки ей на плечи. – Вы думаете, на свете есть что-нибудь, способное помешать мне вернуться к вам? – прошептал он.

Она дрожала, глядя ему в глаза.

– Что ж, нам, пожалуй, пора, – испытывая неудобство, вмешался я. – Я согласен с Дрейком: мы табу. Опасности нет, если не считать случайностей. И мне кажется, что с этими существами случайности невозможны.

– Так же невероятно, как ошибка в таблице умножения, – рассмеялся Дрейк, выпрямляясь.

Мы приготовились. Ружья, мы это знали, бесполезны; пистолеты мы решили прихватить – «для уверенности», как выразился Дрейк. Наполнили водой фляжки, захватили немного еды, несколько инструментов, включая небольшой спектроскоп, медицинскую сумку – все это упаковали в корзину, которую Дрейк взвалил себе на широкие плечи.

Я прихватил компас и сильный полевой бинокль. К величайшему сожалению, фотоаппарат исчез вместе с убежавшим пони, а у Вентнора давно кончилась пленка.

Мы были готовы к путешествию.

Наш путь пролегал по гладкой темно-серой дороге, поверхность которой напоминала цемент, спрессованный под очень большим давлением. Не менее пятидесяти футов шириной, в дневном свете она блестела, будто была покрыта какой-то стеклообразной пленкой. Дорога резко. клинообразно сужалась, заканчиваясь у входа в дом Норалы.

Сужаясь в удалении, она тянулась, прямая, как стрела, и исчезала за перпендикулярными утесами, образующими стену. Сквозь эту стену прошлой ночью мы пролетели на кубах из пропасти Города. Дальше видимость закрывала туманная дымка.

Вместе с Руфью мы быстро осмотрели окрестности дома Норалы. Он размещался словно в узкой перемычке песочных часов. От входа отходили крутые стены, образуя нижнюю часть фигуры; за домом скалы расходились шире.

Здесь, в верхней части песочных часов, рос лес, похожий на парк. Примерно в двадцати милях он оканчивался стеной утесов.

Как тропа, которую показал мне Юрук, минует эти утесы? Есть там горный переход или туннель? И почему вооруженные люди не отыскали этот проход и не воспользовались им?

Перешеек между этими двумя горными клиньями не более мили шириной. В самом центре его стоит дом Норалы; похоже на сад, усеянный цветами и ароматными лилиями; тут и там виднелись маленькие зеленые лужайки. Голубой купол дома Норалы не стоял на земле, а как бы вырастал из нее. Создавалось впечатление, что он продолжается под поверхностью.

Не могу сказать, из чего он сделан. Как будто в глубине поверхности заключены многочисленные жемчужины. Прекрасный, удивительный, невообразимо прекрасный купол – огромный пузырь из расплавленных сапфиров и бирюзы.

Но у нас не было времени любоваться его красотой. Несколько последних указаний Руфи, и мы двинулись по серой дороге. И не успели уйти далеко, как услышали ее голос.

– Дик! Дик, идите сюда!

Он подбежал к ней, взял ее за руки. Несколько мгновений она, казалось, испуганно смотрит на него.

– Дик, – услышал я ее шепот. – Дик, вернитесь благополучно ко мне.

Я видел, как она обняла его, черные волосы смешались с серебристо-карими, их губы встретились. Я отвернулся.

Немного погодя он присоединился ко мне; шел молча, опустив голову, подавленный.

Пройдя сотню ярдов, мы обернулись. Руфь по-прежнему стояла на пороге загадочного дома, глядя нам вслед. Она помахала нам рукой и исчезла. Дрейк продолжал молчать. Мы пошли дальше.

Приблизились стены входа. Редкая растительность у подножий скал совсем исчезла, дорога слилась с гладкой ровной поверхностью каньона. От одного вертикального среза прохода в скалах до другого тянулся занавес из мерцающего тумана. Подойдя ближе, мы увидели, что туман не неподвижен; он походил не на водяной пар, а скорее на световую завесу, странную смесь кристалла с каким-то раствором. Дрейк всунул в него руку, помахал: туман не шевельнулся. Он, казалось, проходит сквозь руку, кость и плоть призрачны и не в состоянии сдвинуть с места сверкающие частицы.

Бок о бок мы вошли в туман.

И я сразу понял, что никакой влаги тут нет. Воздух сухой, насыщенный электричеством. Я почувствовал возбуждение, электрические прикосновения, приятное покалывание в нервах, почувствовал веселье, почти легкомысленность. Мы хорошо видели друг друга и поверхность скалы, по которой шли. Не слышалось ни звука, казалось, здесь вообще не распространяются звуковые колебания. Я видел, как Дрейк повернулся ко мне, раскрыл рот, губы его зашевелились, и хоть он пригнулся к самому моему уху, я ничего не услышал. Он удивленно нахмурился, и мы пошли дальше.

Неожиданно мы вышли на открытое место, наполненное чистым прозрачным воздухом. И сразу услышали высокое резкое гудение, похожее на звук пескоструйной машины. В шести футах справа от нас скала круто обрывалась в пропасть. Вниз уходил ствол шахты, заполненный туманом.

Но не этот ствол заставил нас схватиться друг за друга. Нет! Из него поднималась колоссальная колонна, составленная из кубов. Она находилась в ста футах от нас. Вершина ее поднималась на сто футов над нами, основание скрывалось где-то внизу.

Наверху ее огромное вращающееся колесо, в несколько ярдов толщиной, заостренное на конце, где оно касалось скалы, сверкающее зелеными вспышками; это колесо с огромной скоростью погружалось в поверхность скалы.

Над колесом к скале крепился огромный металлический шлем с забралом из какого-то светло-желтого металла; этот шлем, как гигантским зонтиком, накрывал мерцающий пар, создавая тот участок чистого воздуха, в котором мы оказались.

А со всей длины колонны мириады крошечных глаз металлических существ смотрели на нас, озорно подмигивая; не могу объяснить это ощущение, но я чувствовал, что смотрят они с удивлением.

Колесо продолжало вращаться еще только несколько мгновений. Я видел, как камень растекается перед ним, как лава. И вдруг, словно получив приказ, оно резко остановилось.

Голова колонны наклонилась, смотрела на нас!

Я заметил, что режущий край колеса усажен меньшими пирамидами, а на вершинах этих пирамид чашеобразное покрытие, сверкающее тем же бледным светом, что и святилище конусов, в котором мы побывали.

Колонна продолжала сгибаться, колесо приближалось к нам.

Дрейк схватил меня за руку, оттащил назад в туман. Нас снова окружила полная тишина. Мы осторожно продолжали идти, высматривая конец уступа, чувствуя, как огромное лицо-колесо крадется за нами; боялись оглянуться, боялись сделать неверный шаг, чтобы не сорваться в пропасть.

Медленно, ярд за ярдом, продвигались вперед. Неожиданно туман поредел; мы вышли из него.

Хаос звуков окружил нас. Звон миллиона наковален; гром миллионов кузниц; громовые раскаты; рев тысяч ураганов. Грохот пропасти бил по нам, как в тот раз, когда мы спускались по длинной рампе в глубины моря света.

Этот гром был насыщен силой, это был сам голос силы. Оглушенные, нет, ослепленные им, мы закрыли глаза и уши.

Как и раньше, гром стих, повисла удивленная тишина. Потом в этой тишине послышалось мощное гудение, а сквозь него пробивались звуки, словно потекла река бриллиантов.

Мы раскрыли глаза, у нас, как рукой, перехватило горло.

Очень трудно, почти невозможно описать словами раскрывшуюся перед нами картину. Я все хорошо видел и все же не могу воплотить в словах увиденное, его суть, его душу, то невыразимое удивление, которое оно вызывало, всю потрясающую душу красоту и необычность, всю грандиозность, фантастичность и ужас чужого.

Владение Металлического Чудовища, оно было полно, как чаша, его волей, было ощутимым проявлением этой воли.

Мы стояли на самом краю широкого карниза. Смотрели вниз, в огромное углубление, в форме правильного овала, примерно тридцати миль в длину, по моему мнению, и вполовину этого расстояния в ширину, окруженное колоссальными вертикальными стенами. Мы были в верхнем конце этой обширной впадины, у окончания ее длинной оси; я хочу сказать, что она уходила от нас на свою наибольшую длину. В пятистах футах под нами находилось дно чаши. Исчезли светлые облака, закрывавшие дно прошлой ночью; воздух хрустально чист и прозрачен; каждая деталь видна со стереоскопической ясностью.

Вначале зрение улавливает широкую ленту сверкающего аметиста, опоясывающую всю стену. Лента тянется по горам на высоте в десять тысяч футов, и от нее спускается этот загадочный мерцающий туман, гасящий звуки.

Но теперь я видел, что не везде эта светящаяся завеса неподвижна, как та, через которую мы прошли. К северо-западу она пульсирует, как заря, и, как заря, пронизана быстрыми радужными вспышками, многоцветными спектральными сверканиями. И эти сверкания упорядоченные, геометрические, будто огромный призматический кристалл подлетает к краю завесы и тут же отступает в глубину.

От этой завесы взгляд переходит на невероятный город, возвышающийся в двух милях от нас.

Сине-черный, сверкающий, как будто отлитый из полированной стали, он вздымается в высоту на пять тысяч футов!

Не могу сказать, каковы его истинные размеры: мешают крутые края пропасти. Сторона, обращенная к нам, вероятно, не менее пяти миль в длину. Ее колоссальный откос действует на зрение, как удар; ее тень, падая на нас, заставляет останавливаться сердце. Он подавляет, этот город, ужасный, как полуночный город Дис в Дантовом аду.

Металлический город размером с гору.

Гладкая, без окон и выступов, огромная стена возносится к небу. Оно должно быть слепым, это огромное продолговатое лицо, но оно не слепо. В нем чувствуется внимание, бдительность. Оно смотрит на нас, будто на каждом его футе размещены часовые; невидимые стражники, пользующиеся иным, чем зрение, чувством.

Металлический город размером с гору – и чувствующий.

У его основания – огромные отверстия. Повсюду сквозь них проходит множество металлических существ; большими и малыми группами, входя и выходя, они образуют у отверстий словно пену, как волны, врывающиеся внутрь, в пробитые океаном щели берега, а потом отступающие назад.

От огромного города взгляд перемещается на пропасть, в которой он находится. Поверхность ее похожа на декоративную тарелку, огромная гладкая плоскость, словно сошедшая с гончарного круга, не прерываемая ни холмиком, ни горкой, ни склоном, ни террасой; гладкая, горизонтальная, безукоризненно ровная. И никакой зелени: ни дерева, ни куста, ни травинки.

И на всей этой плоскости оживленное движение. Такое же целенаправленное, как и механическое, симметричное, геометрическое, упорядоченное…

Передвижение металлических орд.

Они двигались под нами, эти загадочные существа, в бесчисленных количествах. Маршировали навстречу друг другу батальонами, полками, армиями. Далеко к югу я увидел группу колоссальных фигур, похожих на подвижные замки или пирамидальные горы. Они с невероятной скоростью вращались друг вокруг друга, десятки пирамид плясали под огромной башней. От этой башни отделялись яркие вспышки, молнии, и вслед за этим громовые раскаты.

С севера приближалась группа обелисков, на вершине которых вращались пламенные колеса.

Металлические существа соединялись в невероятные фигуры, круглые, квадратные, острые, покрытые выступами; они быстро менялись, превращаясь в другие, и их были тысячи. Я видел, как они слиплись в чудовищную фигуру размером в десять небоскребов, потом эта фигура превратилась в химеру на десятках колоннообразных ног, и этот гигантский безголовый тарантул длиной в две тысячи футов куда-то стремительно направился. Я видел, как линия длиной в милю разбилась на круги, потом на ромбы и пятиугольники, потом собралась в большие колонны и взметнулась в небо.

И во всем этом непрекращающемся движении ощущалась целенаправленность, стремление к определенной цели; все это напоминало маневры, тренировку.

И когда позволяли эти многочисленные фигуры, я видел, что поверхность пропасти покрыта полосами всех цветов, эти полосы образуют гигантские ромбы и квадраты, прямоугольники и параллелограммы, пятиугольники и восьмиугольники, круги и спирали, шутовские, но гармоничные, гротескно напоминающие живописные опыты футуристов.

И всегда эти рисунки упорядочены, логически последовательны. Как страница с нерасшифрованным посланием чужого мира.

Откровения четвертого измерения, сделанные каким-то Эвклидовым божеством. Заповеди, данные богом математики!

И поперек всей долины, отходя от южного края завесы и исчезая в сверкании этой завесы на востоке, проходила широкая лента светло-зеленого гагата; проходила не прямо, а с многочисленными извивами и росчерками. Похожая на предложение в арабском письме.

Края ее были сапфирово-голубые. Вдоль всего ее протяжения небесно-голубые края сопровождались полосками черного цвета. Через ленту переброшены многочисленные хрустальные арки. Не мосты – даже с такого расстояния я видел, что это не мосты. Оттуда доносились хрустальные звуки.

Гагат? Река из гагата? Он должен быть расплавленным, потому что я видел в этой ленте стремительное движение. Это не гагат. Это река; река, напоминающая арабскую вязь.

Я взглянул вверх, на окружающие вершины. Они на мили уходили в ослепительное небо. Поднес к глазам бинокль. Похоже на огромный радужный цветок с многочисленными каменными лепестками; башни королевского пурпура, обелиски цвета индиго, титанические стены ярко-зеленого, лимонно-желтого и ржаво-рубинового цвета; сторожевые ярко-алые башни.

Среди них рассыпаны сверкающие алмазы ледников и бледные неправильной формы снежные поля.

Вершины окружали пропасть, словно диадема. Ниже проходило кольцо пламенеющего аметиста с его золотистым туманом. А между ними обширное пространство, покрытое неподвижными символами и необъяснимым движением. Между этими вершинами размещалась сине-черная металлическая масса Города.

От вершин, от обширной пропасти, от города исходило ощущение присутствия космического духа, недоступного пониманию человека. Как эманация звезд и пространства, это присутствие было алмазно-твердым и алмазно-прозрачным, кристаллическим и металлическим, подобным камню и одновременно – мыслящим!

От того места на карнизе, где мы стояли, вниз уходила крутая рампа, подобная той, по которой мы спускались ночью в темноте. Она опускалась под углом не менее сорока пяти градусов; поверхность у нее гладкая и полированная.

Сквозь туман за нашими спинами проскользнул сверкающий куб; остановился; повернулся к нам по очереди всеми своими шестью поверхностями.

Я почувствовал, как меня поднимает множество невидимых рук; видел, как рядом со мной извивается Дрейк. Преодолевая державшую нас силу, я попытался приблизиться к нему. Куб придвинулся к краю, покачнулся на мгновение. Мы висели в воздухе, а под нами расстилалась пропасть. Произошло какое-то быстрое перестроение, и я увидел, что под нами огромная, уходящая вниз на сотни футов колонна. Ее верхней частью был куб, на котором мы стояли. Дробящего колеса не было, но я знал, что это та самая резавшая стену колонна, от которой мы бежали; любопытный куб был ее разведчиком. Как будто желая больше узнать о нас, колонна отыскала нас в тумане, ее посланник поймал нас и доставил к ней.

Колонна наклонилась, как тогда, когда металлические существа по приказу Норалы образовали мост через пропасть. Нам навстречу поднималось дно пропасти. Все дальше и дальше наклонялся столб. Снова мы быстро переместились с одной поверхности на другую. Дно углубления полетело навстречу еще стремительней. Зрение мое затуманилось. Я ощутил легкий шок, повернулся на существе, державшем нас…

Мы стояли на дне пропасти.

А вниз по столбу, который доставил нас сюда, стремились десятки кубов. Они отделялись от колонны, окружали нас, рассматривали, заинтересованно, с любопытством, глядя на нас многочисленными сверкающими точками глаз.

Мы беспомощно смотрели на них. Вдруг я почувствовал, что меня снова поднимают, и оказался на поверхности ближайшего блока. И поворачивался на нем, а крошечные глаза рассматривали меня. Потом блок, как мячик, перебросил меня другому. Я увидел в воздухе высокую фигуру Дрейка.

Игра становилась все быстрее, ошеломительней. Я понимал, что это игра. Но для нас она опасна. Я чувствовал себя хрупким, как стеклянная куколка в руках неосторожного ребенка.

Меня бросили на ожидающий куб. На поверхности, футах в десяти от меня, ошеломленно покачивался Дрейк. Неожиданно державшие меня невидимые руки сжались и опустили на поверхность куба. И прежде чем я упал, ко мне метнулось тело Дрейка. Он упал рядом со мной.

Как озорной мальчишка, уставший от своих проказ, куб улетел, устремился прямо в открытый портал; его сопровождали десятки других. Меня ослепила вспышка радужно-голубого сияния; и когда зрения прояснилось, я увидел рядом с собой вместо Дрейка его скелет. И тут же скелет снова покрылся плотью.

Куб резко остановился, множество маленьких невидимых рук подняло нас, спустило вниз, поставило рядом. И куб быстро скрылся.

Мы находились в обширном зале под множеством бледных светильников-солнц. Мимо гигантских колонн стремились армии металлических существ; они не торопились, двигались спокойно, размеренно, сознательно.

Мы находились внутри Города, как и велел Вентнор.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть