Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Не просыпайся Don't Wake Up
Глава 10

Грег Тёрнер ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Поморщился, уловив запах пота собственных подмышек. Скоро он примет душ в служебной кабинке и переоденется. Прошедшей ночью инспектор увидел, что доктор Тейлор заметила грязное пятно на его галстуке, и ему захотелось прикрыть его, скрестив руки на груди. Он редко испытывал смущение, однако что-то в ее облике – свежесть, чистые волосы или, может, уязвимый взгляд – побудило его держаться подальше от людей, пока он не примет душ, не побреется и не повяжет чистый галстук.

Детектив вздохнул. Сон в офисном кресле оказался не лучшей идеей, но инспектор так поздно закончил разбираться с материалами дел, что едва ли уже стоило идти домой. Объемы текущей работы измотали его почти до предела, и он мог бы покончить с ними, если б его не вызвали в больницу. Что повлекло за собой дополнительную бумажную работу и потерю времени, которое он мог бы посвятить другим своим делам. К тому же после визита к родителям Эми Эббот в его голове продолжали звучать горестные стенания очередной несчастной семьи.

А еще Тёрнер невольно продолжал думать о докторе Тейлор. Она выглядела вполне здоровой, в отличие от ее истории! Именно сама история звучала безумно.

После ожидаемого стука в дверь в кабинет вошла Лора Бест. Ее коротко стриженные, едва закрывавшие уши белокурые волосы выглядели шелковистыми и блестящими. Сшитую по фигуре белую рубашку без воротничка отличали идеальная свежесть и чистота. Да, Лора производила хорошее впечатление; она неизменно имела безупречный вид, сочетавшийся с полной готовностью к новому рабочему дню.

Бест проработала в Управлении уголовных расследований Скотланд-Ярда полтора года, и Грег успел понять, насколько она честолюбива. В отделе ее прозвали непоседливой торопыгой – правда, по совершенно необычной причине. Лора всегда с готовностью задерживалась на работе; казалось, она вообще не замечает времени. Нет, такое негласное прозвище она заработала, поскольку коллеги осознали, что ее торопливая непоседливость направлена в будущее. Бест нечаянно сболтнула, что хотела бы стать инспектором до двадцати восьми лет, – и, несомненно, нацелилась на это дело весьма серьезно. Она одержимо стремилась отличиться, завоевать уважение в отделе. На сегодняшний день Лора не только успешно вела все дела, но и сдавала в архив должным образом сделанные и скопированные документы еще до того, как за преступниками захлопывались двери камер. Ее успехи в значительной степени зиждились на доскональном изучении каждого дела. Она стремилась заниматься лишь заведомо выигрышными расследованиями – причем теми, что завершались в короткие сроки, – оставляя другим трудоемкие и затяжные дела.

Обладая известной наглостью, Бест снискала восхищение большинства сотрудников, но Грег относился к ней весьма настороженно. И не потому, что она целенаправленно пробивала себе дорогу к карьерному росту, стремясь для начала сравняться с ним в звании, – его настороженность не имела ничего общего с работой. Она относилась к сфере личных отношений.

– У вас усталый вид, – первым делом заявила Лора, – и вы, похоже, со вчерашнего дня не удосужились сменить костюм.

В присутствии других сотрудников она не стала бы говорить с Тёрнером так небрежно.

– А вы, Лора, как обычно, свежи, словно роза, – ответил он.

– Может, благодаря тому, что занимаюсь спортом и не злоупотребляю выпивкой и куревом, – сказала его коллега, выразительно посмотрев на банку из-под кока-колы на подоконнике, служившую ему, как она знала, в качестве пепельницы.

Полицейский участок придерживался строгой политики по запрету курения, и в основном Грег соблюдал правила, лишь изредка ближе к утру отступая от них, особенно когда на улице хлестал дождь, как и случилось прошедшей ночью. Или после секса, который имел место в его кабинете один-единственный раз. С Лорой Бест.

– Ну, и как вы пообщались с нашей чокнутой докторшей? – спросила она. – Уже прочитали мой отчет?

Тёрнер кивнул. Он запросил его по возвращении в участок вчера ночью и практически мог бы согласиться с заключением Лоры, если б не познакомился с доктором Тейлор лично. Пострадавшая не производила впечатление чокнутой. Нервная и плаксивая – возможно, но разве ее можно было назвать сумасшедшей? Грег отбросил эту неприятную мысль.

– Значит, вы не допускаете даже малейшей вероятности того, что это похищение могло иметь место? – уточнил он. – Проведены исчерпывающие поиски?

– Все отражено в отчете. Наша команда все там прочесала. Сержант Макинтайр, будь его воля, заглядывал бы даже под простыни пациентов. Они обыскали все здания снизу доверху и всю больничную территорию. – Бест иронически усмехнулась. – Разумеется, Грег, какая-то вероятность существует. Такого рода вещи случаются постоянно. С тем же успехом, выглянув в окно, вы сможете увидеть летающего слона.

Ошибочно приняв молчание коллеги за одобрение, она принялась на полном серьезе дискредитировать репутацию доктора.

– Эта дамочка явно свихнулась. Даже коллеги не поверили ее словам. По их мнению, во всем виновато сотрясение мозга. Но не хотите ли узнать мое мнение? – Не дожидаясь ответа, Лора перевела дух и продолжила: – В тот день она потеряла пациента. Причем не просто пациента, а ребенка. По-моему, доктор Тейлор свихнулась на этой почве. Им там приходится иметь дела с такими ужасами, что у нее просто крыша поехала. Либо… – последовала выразительная пауза, – она придумала всю эту историю совершенно по другой причине.

Тёрнер сурово взглянул на коллегу. Несмотря на то что та сделала несколько ценных замечаний, его покоробил стиль их подачи.

– Лора, не стоит так нападать на эту женщину. Почему бы вам не проявить немного сострадания?

Глаза и рот Бест удивленно округлились.

– Сострадания? Если она выдумала такой бредовый кошмар, то ее надо поместить в дурдом. По крайней мере, уволить с работы. Не забывайте, в ее руках жизни людей. Неужели вам захотелось бы попасть к ней на лечение?

Грег пожалел, что не разобрался в этом отчете сам, а предпочел спросить Лору. В его кабинете, когда они общались один на один, ее назойливая фамильярность пугала его. В компании с другими сотрудниками речи Бест не отличались особой вольностью, но даже тогда Тёрнер нервничал, опасаясь, что она откроет рот и сболтнет о том, что случилось в этом самом кабинете.

Ему вообще не следовало связываться с ней. Но она захватила его в момент слабости. Утром того наполненного событиями дня инспектор получил окончательное решение суда о разводе, и ощущение неудачника в сочетании с чрезмерным количеством спиртного побудили его искать участия и утешения у другой женщины. Так что полгода назад он дал Лоре в руки мощное оружие. И теперь она легко может покончить с его карьерой, если ей когда-нибудь взбредет в голову поделиться с нужными людьми этим секретом.

– Мы даже не понимаем, с какими заморочками ей приходится справляться, – сказал Тёрнер, пытаясь урезонить ее. – В ближайшее время нам с вами надо выяснить, не занималась ли она тяжелыми больными, которым, с нашей точки зрения, уже едва ли стоило цепляться за эту жизнь. Однако именно ей приходилось пытаться спасать их. Возможно, не всегда успешно.

– На мой взгляд, – твердо заявила Бест, – она так часто сталкивалась с кровавыми травмами, что навоображала, будто с ней самой случилось нечто ужасное.

Она решительно направилась к двери, но потом замедлила шаг и повернулась. Ее пристальный взгляд оценил весь неряшливый вид Грега – небритую физиономию, нуждавшуюся в стрижке шевелюру и болтавшийся на шее грязноватый галстук.

– А теперь она снова вызывает нас ради расследования так называемого убийства? На вашем месте я подумала бы о выдвижении обвинения за напрасную трату времени полиции.

После ухода Лоры Грег почувствовал горечь во рту. Стоя у окна своего кабинета, он смотрел на город, где ему повезло родиться. Уже две тысячи лет Бат, красивый и уникальный город, славился как родина многочисленных богачей и аристократов, а ныне даже числился среди объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Здесь, разумеется, отдыхали, попивая целительные воды, и Джейн Остин[5]Джейн Остин (1775–1817) – английская писательница, провозвестница реализма в британской литературе, жила в Бате с 1801 по 1806 г. Там же происходит действие двух ее романов «Нортенгерское аббатство» и «Доводы рассудка»., и Томас Гейнсборо[6]Томас Гейнсборо (1727–1788) – английский живописец, график, портретист и пейзажист, жил и работал в Бате с 1959 по 1974 г., и знаменитый красавец и модник Бо Нэш[7]Ричард Нэш (1674–1761) – знаменитый в Англии красавец и модник, служивший в Бате мастером церемоний. Благодаря его реформам Бат стал модным курортом.. Город пробуждался для нового дня, и перед Грегом маячили очертания георгианских зданий, знакомых ему как собственные пять пальцев, однако они больше не вызывали у него чувства сопричастности.

Тёрнер больше не чувствовал себя здесь как дома. Присутствие Лоры Бест стало для него подобно колючке, засевшей в душе, и в новом году ему придется принять важные решения. Либо уйдет она, либо придется уйти ему.

Он был всего лет на десять старше Лоры и имел свои собственные амбиции. Однако сложившееся положение отбирало у него кучу сил. Ему вообще не следовало спать с ней, и эту ошибку уже не исправишь.

Грег устал, и сейчас такого рода мысли могли лишь усугубить его трудности. Ему надо оформить бумаги по делу Эми Эббот и отправляться на вскрытие. Резко отвернувшись от окна, он настроился на работу.

* * *

Сидя за своим рабочим столом, Лора Бест еще переживала из-за полученного от Грега упрека. Она невольно задумалась о том, стал бы он так стремиться защитить доктора Тейлор, если б эта женщина была старой толстухой? Порой шеф вызывал у нее такую злость, что ей хотелось рвать и метать. Он обладал способностью выявлять все лучшее и худшее в ней – и особенно ее неприглядную, стервозную личность. Бест горько вздохнула. Ей вообще не следовало спать с ним. Сразу после секса она поняла, что Тёрнер пожалел об этом. Он не мог даже посмотреть ей в глаза. И для нее это было тем более унизительно, поскольку он реально понравился ей. Последние шесть месяцев ей надоело показывать ему, что это не имело значения, что она не ожидала какого-то продолжения и не надеялась на завершение их романа в романтическом стиле. Ее вполне устроило бы, если б Грег имел по крайней мере совесть признать, что соблазнил ее.

Пытаясь успокоиться, Лора глубоко вздохнула. Тёрнер использовал ее ради чисто сексуального удовлетворения, и она всячески старалась простить его… Ладно, больше никаких иллюзий. Ей надоело пытаться завоевать его сердце. Вместо этого она покажет ему, на что способна. По крайней мере, докажет, что доктор Тейлор сбрендила. И тогда получит повышение. У Лоры перехватывало дыхание, когда она вспоминала, как начальник целовал ее и как ей было тошно, когда после этого он избегал смотреть на нее. Она вела себя как дурочка. Что ж, урок получен. Больше она никогда не позволит себе ослабить бдительность. Безусловно, это ценный урок. Лора просто благословляла судьбу, что Грег совершенно не осознавал того, как близка она была к тому, чтобы признаться в своих чувствах, которые, к счастью, уже перегорели. Отныне ее интересовала только карьера.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть