Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Неукротимая страсть Passion's Bright Fury
Глава пятая

1 июля, 6.50 утра

В коридоре Сакс встретила Аарона Таунсенда, который шел домой после ночного дежурства.

– Все спокойно? – спросила она, хотя сама знала, что да. Она вернулась в больницу посреди ночи, несмотря на то, что сама не была на дежурстве. Кто-нибудь обязательно сообщил бы ей, случись какие-нибудь большие проблемы. Она была запасным дежурным врачом, которого вызывали, если в больницу поступало больше одного пострадавшего с серьезными травмами. Теоретически, в этом случае ей могли бы позвонить домой и вызвать ее оттуда, но Сакс нравилось спать в привычной обстановке.

– Как посмотреть, – ухмыльнувшись, сказал Аарон. – К нам привезли только одного парня, который в два часа ночи не справился с вентиляторным ремнем. Только не спрашивай, почему он полез в вентилятор глубокой ночью, но сейчас он в операционной, и ему пришивают пальцы. – Лукавое выражение лица Аарона говорило о том, что у него в запасе были еще новости, которые, похоже, его изрядно веселили.

Сакс остановилась и посмотрела на него пытливым взглядом.

– Не хочешь мне сказать, что еще происходит?

– Прямо сейчас четыре человека развешивают камеры и микрофоны на потолке в приемном покое.

– Вот оно что, – сухо сказала Сакс, подумав о том, что Джуд Касл времени даром не теряла. – Сакс пришлось признаться самой себе, что ей это было по душе. Хотя все эти съемки грозили довести ее до белого каления, упорство и настойчивость, которые чувствовались в Джуд, вызывали у нее восхищение. В Джуд чувствовался профессионал, и такую целеустремленность Сакс прекрасно знала. – Так, я, пожалуй, схожу туда и посмотрю.

– Давай-давай, – пожелал ей медбрат и проследил за ней взглядом. Какая жалость, что у него свидание за завтраком, подумал он. С каким удовольствием он посмотрел бы на это столкновение. От него не укрылся намек на соперничество, возникшее между Сакстон и Джуд. Да, следующие месяцы обещают быть весьма интересными. А еще говорят, что это альфа-самцов опасно сводить вместе!

Проработав с Сакстон Синклер четыре с половиной года, Аарон узнал, насколько жесткой может оказаться и женщина-лидер. Сожалея, что не увидит этого шоу, он вышел из больницы навстречу яркому утреннему солнцу и помахал рукой брюнетке в кабриолете.

Сакс прислонилась к дверному проему, который вел в приемный покой – между прочим, ее приемный покой – и стала рассматривать быстро работавших чужаков. На стремянке стояла женщина в джинсах и рабочей рубашке, отлаживая потолочную камеру, которую разместили прямо над медицинскими столами. Ее светлые волосы прикрывала повернутая козырьком назад кепка с ярко-оранжевой надписью Sundance . Фигура у девушки, по крайней мере, сзади, была очень даже ничего.

Два парня тянули от камеры кабель к мониторам и звукозаписывающему оборудованию, стоявшему на роликовых подставках, которые были придвинуты к стене рядом со столом медсестры. Джуд Касл проверяла оборудование, периодически сверяясь с блокнотом и поднимая глаза, чтобы проследить за установкой камер. Она выглядела посвежевшей и полной энергии. На ней были штаны цвета хаки и обтягивающая черная футболка, открывавшая ее красивые прокачанные руки.

Засмотревшись на Джуд, Сакс на миг даже забыла, насколько ее возмутило это вторжение в ее владения.

– Основной материал будем снимать ручной камерой, – сказала Джуд блондинке на стремянке.

– Самые качественные кадры получатся с этой камеры, – возразила та.

– Тут слишком бурная деятельность, чтобы снимать ее с одного ракурса. Я хочу сосредоточиться на хирургах, особенно на Деб Стайн, а они все время в движении.

Блондинка спустилась с лестницы и повернулась, чтобы прикинуть, где еще нужно поставить камеры. Она замялась, увидев наблюдавшую за ними Сакс, и быстрая улыбка пробежала по ее лицу.

– Доброе утро, – поздоровалась она, обращаясь к Сакс. По голосу чувствовалось, что она слегка флиртует.

– Доброе, – нейтральным тоном ответила Сакс. Оттолкнувшись от стены, она вошла в комнату. Ее взгляд скользнул мимо миловидной блондинки к Джуд.

– Мисс Касл, – пробормотала она, приветствуя режиссера.

– Доктор Синклер, – ровным голосом сказала Джуд, – это мой о-пэ, Мелисса Купер.

– О-пэ? – Сакс протянула Мелиссе руку.

– Оператор-постановщик, к вашим услугам, – пояснила с улыбкой Мелисса, пожимая твердую руку Сакс.

– А, понятно, – сказала Сакс и снова посмотрела на Джуд. – Можно вас на минуту?

– Конечно. Мел, проследи, чтобы они проверили звук, когда все подключат.

– Без проблем, – пообещала Мелисса. – Посмотрев вслед женщинам, которые направились в коридор, она уделила особое внимание обтянутой джинсами сексуальной задницы доктора Синклер. Так, одна красотка уже есть. На этих съемках будет очень даже нескучно, о да.


– Вы рано, – заметила Сакс, пока они шли по еще пустынным коридорам. – Давайте выпьем кофе, на этот раз угощаю я.

– Спасибо. Я подумала, что было бы неплохо сделать какие-то технические вещи до того, как в приемном покое закипит работа, – с осторожностью сказала Джуд. Она чувствовала, что у хирурга что-то было на уме, и прикидывала вероятность очередной стычки между ними.

– Травмы не подчиняются расписанию, ну разве что лунному календарю. В этой байке и правда что-то есть. Как полнолуние – так наша травматология забита под завязку.

Они подошли к палатке с кофе, и Сакс заказала два ред-ая.

– Я лишь воспользовалась моментом, чтобы установить большую часть оборудования. Я знаю, что невозможно предсказать, когда у вас начнется аврал, но в этот час, когда ночных дежурных сменяют дневные, здесь обычно тихо.

– Да, чаще всего, – подтвердила Сакс. Она внимательно следила за выражением лица Джуд, когда задала свой вопрос: – Я смотрю, вы знакомы с больничным графиком?

– Немного, – лишь сказала Джуд. – Она смотрела прямо перед собой и явно не хотела развивать тему. Ей совершенно не хотелось обсуждать те шесть недель. Она забыла их, похоронила в памяти, оставила позади. Джуд задрожала.

– Замерзли? – спросила Сакс, протягивая ей кофе.

– Нет, я в порядке, – резко ответила Джуд. Она взяла стаканчик с кофе обеими руками.

Любопытная реакция, подумала Сакс. Поведение Джуд говорило, что ей не хотелось обсуждать личные вопросы. Сакс не стала давить и сказала:

– Ладно, давайте обсудим ваш проект. Раз уж я не могу от вас избавиться, было бы неплохо узнать, что меня ждет.

Джуд прислонилась к стене рядом с кофейным киоском, готовая с пеной у рта защищать свой фильм.

– Сейчас расскажу…

– Постойте, – перебила ее Сакс, пропуская инвалидную коляску, которую катил санитар. – Пойдемте со мной.


С вертолетной площадки, куда Сакс привела Джуд, открывался потрясающий вид. Подобно большинству ньюйоркцев, Джуд привыкла к захватывающим дух панорамам, которые можно было лицезреть в ресторанах на крышах небоскребов или из окон офисов этаже на семнадцатом. Но все же расстилающаяся внизу вода с белыми точками парусов и величественная Статуя Свободы по-прежнему производили на нее сильнейшее впечатление. Вид стоявшей в профиль Сакстон Синклер с разметавшимися на ветру черными волосами вокруг бесподобно красивого лица тоже приковывал взгляд Джуд. Какая жалость, что у нее с собой не было камеры.

– Здесь здорово, – сказала Джуд, стараясь больше смотреть на горизонт, чем на женщину рядом.

– Это одно из немногих мест в больнице, где тебе никто не помешает, – поделилась с ней Сакс. Она не могла себе объяснить, почему привела режиссера на крышу. Она приходила сюда, чтобы побыть одной, когда ее доставал больничный хаос или когда одинокие ночные часы до рассвета тянулись слишком долго.

По ночам здесь было удивительно спокойно. Ее окружали лишь ветер, темнота и множество огней от соседних зданий, заменявшие городскому пейзажу звезды. Далеко внизу на улицах кипела жизнь. Кто-то проживал ее с бешеной энергией, а кто-то жил, вообще не задумываясь ни о чем. Глядя на людской мир сверху, Сакс чувствовала, что она является частью его, но в то же время не принадлежит ему до конца. Она была наблюдателем, который иногда решался вступать в игру.

Сакс повернулась спиной к панораме и посмотрела на Джуд, заметив, как та сосредоточенно обозревает окрестности. Такой взгляд Сакс уже замечала у режиссера несколько раз.

– Ищете подходящий кадр?

– Что-то вроде, – сказала Джуд, удивленная наблюдательностью Сакс. Затем к своему ужасу Джуд почувствовала, что слегка краснеет, потому что в тот момент она действительно думала о том, как же она хочет сфотографировать… хирурга. Чтобы сменить тему, Джуд махнула рукой в сторону и спросила: – Мне мерещится, или сбоку от площадки действительно висит баскетбольное кольцо?

– Все верно, висит, – подтвердила Сакс, снимая крышку со стаканчика с кофе и выбрасывая его в ближайшую урну.

– Это что, специально для Деб?

– Нет, – усмехнулась Сакс. – Это для меня.

– А, точно-точно. Аарон же сказал, что вы любите игры.

– Некоторые, – невозмутимо ответила Сакс.

В этом месте у Джуд екнуло сердце безо всяких причин. Забудь об этом. Она имела в виду совсем не то, о чем ты подумала. Тебе нужно держать свои гормоны в узде, когда ты рядом с ней. Но Джуд не удержалась и все-таки представила себе Сакстон в мотоциклетной куртке. После этого ей сразу стало жарко в тех местах, где ей совсем не хотелось. По крайней мере, не в семь утра, когда впереди был очень долгий день.

– Ну так что, вы действительно собираетесь дежурить вместе с Деб? – спросила Сакс, когда они облокотились на доходившую до пояса цементную стену, которая опоясывала всю крышу.

Радуясь, что разговор поможет ей отвлечься от нежелательных реакций тела, Джуд ответила:

– Да, я хочу быть рядом с ней, когда что-то случается, а вы сами сказали, что предсказать это невозможно.

– Что, двадцать четыре часа в сутки?

– Когда она в больнице, то да, – сказала Джуд, рассматривая огромную букву Х, выведенную белой краской на крыше, и ветроуказатель, развевавшийся на ветру. У нее чуть не потекли слюни, когда она стала представлять, как можно выстроить сцену с приземлением вертолета, к которому подбегает толпа врачей в халатах, пригибаясь, чтобы не попасть под вращающиеся лопасти. Джуд пришли на ум старые кадры 1960-х годов с военными вертолетами, зависшими над иссушенной землей где-то в далеком краю. Бешено крутятся лопасти, к вертолету сломя голову бегут одетые в оливкового цвета форму мужчины и тащат самодельные носилки с ранеными. Господи, какие кадры!

– Как насчет вашей съемочной группы, фотографов и звукорежиссеров? Они тоже все время будут рядом с Деб?

– Что, простите? – Джуд захватили возникшие в голове образы: поле боя, кровь и… Синклер в черной кожаной куртке. – О, главный оператор у нас Мел, она будет работать, когда у Деб будут ночные дежурства. Я думаю, что как раз ночью можно отснять самые интересные моменты. Я буду здесь круглые сутки и смогу снимать сама в отсутствие Мел. Я не столь хороший оператор, как она, но я справлюсь.

– И сколько это будет продолжаться?

– Не знаю, – пожала плечами Джуд, – пока я не отсниму то, что мне нужно.

– Серьезная заявка, – заметила Сакс, подумав, представляет ли себе режиссер, насколько тяжело жить по такому графику. – Это непросто в плане времени и сил . Дежурить надо каждую третью ночь и порой всю ночь без перерывов , и этот режим может вымотать вас довольно быстро. На праздничные выходные вроде тех, что приближаются, мы иногда даже переходим на дежурства сутки через сутки в зависимости от количества вызовов и загруженности в операционных. Это означает гигантский недосып.

– Ну вы же как-то это делаете, – подчеркнула Джуд.

– Это моя работа.

– И моя тоже.

Сакс изучающее посмотрела на Джуд и улыбнулась.

– Согласна. Простите мой профессиональный шовинизм.

– Трудно злиться на человека, который так охотно признает, что он болван.

Несколько секунд Сакс молча сверлила режиссера взглядом. Джуд не отвела свои зеленые глаза, сверкавшие от читавшегося в них вызова, и Сакс подумала, что же такого было в этой женщине, что так цепляло ее. Может, дело было в том, что она ни перед чем не капитулировала?

– Не боитесь, что оскорбите меня и я перестану с вами сотрудничать?

– Что-то я пока не заметила, чтобы вы со мной сотрудничали, – расхохоталась Джуд.

– Хорошо, постараюсь делать это более заметно, – сухо ответила Сакс, но в ее голосе послышалась игривая нотка.

– Знаете что, доктор Синклер, расскажите мне о том, кто ваш враг, – попросила ее Джуд, мысли которой все еще были заняты военными сценами.

– Враг?

– Да, враг, с которым вы сталкиваетесь, когда к вам в приемный покой привозят пострадавшего. Что это за враг?

– Время, – тотчас ответила Сакс, даже не задумавшись о том, чем был вызван такой вопрос. – По сути неотложная травматология – это бег наперегонки со временем, потому что пациент теряет кровь, внутренние органы умирают, нанесенные телу повреждения становятся непоправимыми.

– Сколько времени у вас есть? Времени, чтобы принять решение и что-то изменить? – тихо спросила Джуд, наблюдая за изменившимся выражением лица Сакс. Хирург смотрела мимо нее слегка отсутствующим взглядом, словно что-то припоминая. Джуд не хотела отвлекать ее от мыслей. И еще ей не хотелось дать понять Сакс, насколько выдает ее выражение лица.

– Считанные секунды. Порой и их нет, и ты действуешь безотчетно, следуя инстинкту.

– А что если вы ошибетесь? – еще тише спросила Джуд.

Взгляд синих глаз Синклер резко сфокусировался и полоснул Джуд.

– Мисс Касл, мы, хирурги, говорим так: лучше ошибка, чем неуверенность. Для хирурга колебания могут оказаться смерти подобны. Если ты не можешь жить со своими решениями, тогда тебе надо выбрать другую специальность. – Сакс повернулась, собираясь уходить, и сказала: – У меня обход через полчаса.

– Что вы можете сказать про Деб Стайн? – крикнула ей вслед Джуд, которой страшно не хотелось упускать этот момент. Ей нужно было понять процесс изнутри, чтобы она могла выследить его и запечатлеть при помощи камеры. – Как вы поймете, что она может принимать такие решения?

Сакс остановилась и повернулась к Джуд.

– Вы опять берете у меня интервью.

– Этот год в ординатуре – это что-то вроде проверки для нее? – продолжала спрашивать Джуд, игнорируя слова Сакс.

Уже начиная выходить из себя от этой настойчивости, Сакс покачала головой.

– Нет. Деб уже показала, на что способна. Это дополнительная подготовка для нее, сверх основных требований для получения сертификата хирурга общей практики. Она уже шесть лет отходила в резидентах, а эти шесть лет как раз нацелены на то, чтобы загнать до смерти и отсеять тех, кто не готов к этой работе физически и психологически. Неспроста в первые два года из хирургов-резидентов уходит так много людей.

– Звучит жестоко, – заметила Джуд, продолжая продавливать Сакс.

– Может, кто-то скажет и так. Но лучше жестко отбирать, чем допустить к работе кого-нибудь со скальпелем в руках, кто будет неуверен в своих силах.

– Так в чем же цель этого года, если Деб уже компетентный хирург?

– Мне нужно научить ее думать самостоятельно, принимать верные решения, когда под рукой нет никакой информации, доверять своим оценкам. Если для кого-то этот год и станет проверкой, то для меня. – Сакс осеклась. Откуда вообще это выскочило? Почему каждый раз в беседе с этой женщиной я в итоге говорю вещи, которые говорить не собиралась? Она явно опасна. Она резко сказала: – Простите, мне нужно идти, иначе опоздаю. – И она ушла, пока Джуд не залезла к ней в душу снова.

Несколько мгновений Джуд смотрела ей вслед, чувствуя, что ей не хватает воздуха. Она пыталась убедить себя, что это не из-за страсти, промелькнувшей в глубине глаз Сакстон Синклер, и не из-за того, что этот страстный взгляд ее просто пленил. Нет, у нее перехватило дыхание лишь от преданности, с которой относилась к своей работе Сакс, убеждала себя Джуд.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть