Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Проклятие Джека-фонаря The Lantern's Ember
Глава 5. Предвестник


Даже в полной темноте она отчетливо видела человека в зеркале: кожа незнакомца как будто светилась изнутри. Мир остановился, ощутив приближение точки невозврата. Ночной воздух пропитался магией. Эмбер потянулась к кувшину и налила воды в стакан. Но руки так пробирала дрожь, что в попытках отпить из него несколько капель пролились на платье.

– Я надеялась, что ты придешь, – сказала она.

Мужчина позади нахмурился и пошел к окну, прижав к себе полую тыкву. Эмбер торопливо вскочила со стула и повернулась к нему лицом.

– Не уходи! – воскликнула девушка.

От резкого движения ее стул опрокинулся: девушка попыталась поймать его, но не успела. Одним молниеносным движением ее полночное видение с серебряными глазами подхватило падающий стул и поставило обратно на ножки.

– Пожалуйста, – попросила она. – Не сейчас. Я так… я так хотела с тобой встретиться.

Эмбер ждала его ответа, нервно заламывая руки. Безмолвный хранитель опустил голову в раздумиях, а затем снова всмотрелся в ее лицо. Он взял девушку за руку и вложил в ладонь сложенный носовой платок. Эмбер крепко сжала кусочек ткани и, коснувшись его пальцев, удивленно вздохнула.

– Твои пальцы, – сказала она, – они теплые. Я не ожидала такого от призрака.

Незнакомец фыркнул и отдернул руку:

– Похоже, ты не слишком разбираешься в призраках.

У него был низкий, звучный голос: приятный тембр, ласкающий кожу Эмбер даже после умолкания. Набравшись смелости, ведьма окинула мужчину оценивающим взглядом и убедилась: он остался таким же, как и в их первую встречу много лет назад. Хранитель был выше нее на несколько сантиметров. На вид ему можно дать всего на пару лет больше, чем Эмбер. Хотя девушка подозревала – на самом деле он был старше. Белые волосы молодого мужчины сильно растрепались, обрамляя голову светящимся нимбом. Серебряные глаза искрились, поблескивая в темноте.

– Как тебя зовут? – спросила Эмбер.

– Разве это важно? – Молодой человек лишь пожал плечами.

– Конечно, важно! Иначе как мне к тебе обращаться? Этикет требует, чтобы мы представились друг другу как приличные люди.

Мужчина мягко засмеялся. Согнув руку в формальном жесте, он поклонился, не сводя глаз с ее лица.

– В таком случае не будем пренебрегать манерами. Можешь называть меня Джек.

– Джек. – Эмбер щелкнула языком, обдумывая услышанное, и решила: имя ему подходит. – Хорошо. Добрый вечер, мистер Джек, я – Эмбер О’Дэйр.

– Никакого «мистера». Просто Джек.

– Просто Джек.

– Верно. И я уже знаю, кто ты. Ты – местная ведьма.

Эмбер уперла руки в боки:

– Похоже, я в невыгодном положении. Ты знаешь обо мне все. А вот я понятия не имею, кто ты.

В небе раздался грохот. Несколько первых дождевых капель упали на подоконник. Эмбер выглянула на улицу. Почувствовав надвигающуюся грозу, она плотно закрыла окно и зашторила занавески. Вдруг ведьма замерла на месте, вспомнив – в ее комнате находится мужчина. Она обернулась через плечо как раз в тот момент, когда ударила молния. Вспышка света озарила лицо Джека. Вместо точеного подбородка, широкого носа и острых скул она увидела ухмыляющийся череп.

Девушка чуть не вскрикнула от испуга. Когда свет рассеялся, его лицо снова выглядело как прежде. Эмбер никогда не видела ничего подобного.

Джек спокойно стоял, изучая ее реакцию. Затем подошел к девушке, поднеся тыкву ближе к лицу.

– Это игра света, – сказал он. – Уголек в моей тыкве тоже может показать мое истинное лицо.

Он поднял свой тыквенный фонарь. Скелет снова начал просвечивать сквозь кожу. Эмбер нервно сглотнула.

– Это значит, что ты… ты…

– Мертв? – Джек закончил за нее вопрос и покачал головой: – Нет, я не мертв. Хотя и живым меня не назовешь. Я застрял между жизнью и смертью – это и значит быть фонарем.

– Фонарем? – повторила Эмбер, думая о мерцающих за окном молниях. Интересно, смогут ли они отпугнуть злых духов или только привлекут их?

– Да. Я охраняю перекрестки между миром смертных и Иным миром.

– Иным миром?

– Да.

Эмбер наклонила голову набок: ей было очень любопытно.

– Не хочешь присесть?

Джек заметно напрягся, бросив взгляд на кровать.

– Нет. Не думаю, что это будет уместно, – сказал он. – Но спасибо за… предложение.

Ужасно смутившись, Эмбер отошла к столу. Лицо девушки залилось краской.

– Нет, я… Конечно, нет. Просто раньше ты никогда не говорил со мной, а у меня накопилось так много вопросов.

– Я знаю.

Заподозрив подвох, Эмбер нахмурилась. Уголки ее губ опустились вниз, выдавая сомнение.

– Почему именно сейчас? – спросила она.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты пришел из-за моего приглашения?

– И да, и нет.

– Так да или нет?

– Я… я часто следую за тобой.

– Да, я знаю об этом.

Джек скривился:

– Ты не должна была меня увидеть.

– Так ты не планировал появляться сегодня?

– Нет. Фонарям трудно скрываться от ведьм, достигших совершеннолетия, – объяснил Джек. – Во время Самайна завеса особенно тонка. Границы размыты. Мне вообще не следовало появляться в городе.

– Почему?

– Почему истончается завеса?

– Нет. Почему ты прятался от меня все это время?

Джек вздохнул и поставил тыкву на стол. Он откинул полы пальто и задумчиво положил руки на худые бедра. Эмбер была очарована тем, как темно-синее пальто подчеркивает тонкую фигуру мужчины. Как нарядно выглядит украшающая его серебряная цепочка, конец которой исчезал в карманах с обеих сторон. Цепочка была создана очень искусно: каждое отдельное звено обрамляли завитки и петли. Крепилось украшение на пуговицу. Помимо самой цепочки, к пуговице прикреплялась подвеска, по форме напоминающая ключ.

– Это карманные часы? – спросила Эмбер.

– Так и есть.

– Для чего призраку карманные часы?

– Я не призрак, я – фонарь. И зачем мне нужны карманные часы – только мое дело.

– Можно посмотреть?

– Нет.

Эмбер подошла поближе.

– Почему бы не положить цепочку в карман, к часам?

Джек открыл рот, словно потеряв дар речи от такой глупости.

– Потому что цепочка поцарапает часы. Они антикварные.

– В таком случае нужно хвастаться ими при любом удобном случае, а не прятать в карман. Может, тебе стоит прицепить их на пальто?

– Чтобы во время дождя в механизм попала вода? Вот уж нет.

К сожалению, когда Эмбер что-то искренне интересовало, манеры напрочь вылетали из головы. Девушка осторожно коснулась цепочки часов.

– Почему цепочка прикреплена с двух сторон?

– Потому что у меня пара часов. Одни показывают время в мире смертных, а другие – в Ином мире.

На лице Эмбер появилось выражение абсолютного благоговения. Позабыв приличия, она провела пальцем по цепочке сверху вниз – и это оказалось опрометчивым поступком. Джек мгновенно перехватил ее руки, сложил их вместе и, отпустив, сделал шаг назад.

– В Ином мире повсюду горит адское пламя, юная леди. Вам следовало бы хорошенько обдумать последствия, прежде чем прыгать туда с головой.

Ветер гремел ставнями, заставляя их дребезжать и стучаться о стены дома. Джек распахнул занавески: над городом нависло мутное темно-фиолетовое небо. Хранитель знал: для него эта ночь будет долгой.

– Мне пора идти, – сказал он.

– Почему?

Эмбер ненавидела себя за то, что постоянно задавала ему один и тот же короткий вопрос. Хотя разум просто разрывался от того, сколько всего ей хотелось узнать о вещах более серьезных и удивительных, чем простое «почему».

– Во-первых, с моей стороны было крайне неприлично заходить в комнату такой юной особы – не говоря уже о том, чтобы в ней оставаться, – сказал Джек, не упомянув один факт – он уже бывал в комнате девушки бесчисленное количество раз, но без ее ведома. – Во-вторых, как я уже говорил: сегодня завеса особенно тонка. Я должен охранять перекресток, чтобы создания Иного мира не смогли пробраться в мир смертных.

– Ты имеешь в виду гоблинов, привидений и других чудищ? Они могут оказаться в нашем мире?

– Привидения, как ты их называешь, не самая большая проблема. А вот насчет гоблинов тебе действительно стоит беспокоиться. Они питаются магией.

Эмбер побледнела:

– Питаются… магией?

– О да. – Джек одарил ее озорной улыбкой. – Особенно им нравится кусать за ноги маленьких нахальных ведьм.

Открыв окно, Джек запрыгнул на подоконник и свесил ноги с той стороны. Эмбер схватила его за руку.

– Я увижу тебя снова? – спросила она. – Пожалуйста, скажи «да».

Джек обернулся и посмотрел на ведьму. Его взгляд смягчился, а в уголках губ заиграла улыбка. Молодой мужчина аккуратно отстранил все еще цепляющуюся за него Эмбер и призвал свою тыкву. Она поднялась над столом и пронеслась по воздуху прямо в протянутую руку.

– Теперь, когда ты увидела мое лицо, мне будет тяжело от тебя скрыться. – С этими словами Джек щелкнул пальцами. Его тело растаяло и превратилось в исчезнувший среди ночной мглы туман.

Эмбер долго стояла у окна без единого движения. Так долго, что дождь насквозь промочил переднюю сторону платья и волосы у лица. В конце концов она закрыла створки и вытерла воду, залившую подоконник и пол. Спать девушка легла почти под утро, но заснуть так и не смогла. Все мысли занимал фонарь Джек и магия вокруг него.

* * *

Покинув комнату Эмбер, Джек выругался. О чем, черт побери, он думал? Джек ведь не какой-то новичок, у которого еще молоко на губах не обсохло. Он – опытный фонарь, хорошо знакомый с законами Иного мира. Мужчина прекрасно понимал, что она увидит его при появлении этой ночью. А Джек еще и заговорил с ней! Это было глупо с его стороны.

Он знал о методах Руна по отношению к ведьмам. Чем настойчивее Эмбер будет искать встречи с Джеком – а он был уверен, что девушка не успокоится, – тем больше вероятность, что Рун найдет ее.

Но разве он сам не хотел этого? Иначе почему хранитель накрыл ее своим пальто, когда Эмбер заснула в лесу? Джек не понимал, что с ним происходит.

Он поднимался по булыжной мостовой. Дождь хлестал по плечам. Вдруг Джек замер, почувствовав едкий, приторный запах: без сомнения, это тролль. Тролли не были редким явлением даже в мире смертных – хотя люди никогда их не замечали.

Джек проверил барьер, преграждавший путь из Иного мира, но не обнаружил никаких следов и признаков повреждения завесы. Значит, тролль забрел на территорию Джека из леса. Скорее всего, он родился и вырос в мире смертных.

По запаху Джек мог сказать: тролль мужского пола. Он, возможно, впервые покинул свой выводок в надежде самостоятельно изучить окружающий мир и найти себе спутницу жизни. Чтобы привлечь внимание женской особи, этому существу требовалось надежное место для гнезда. К большой неудаче тролля, он выбрал своей целью крытый мост Джека.

Пригнувшись, Джек заглянул под деревянные доски. Пара блестящих глаз уставилась на хранителя из темноты.

– На твоем месте я бы вылез оттуда, – предупредил Джек.

– Поди вон, а не то съем, – прошипели в ответ.

– Не думаю, что я очень вкусный.

– А ты кто такой, чтобы мне указывать, что вкусно, а что нет?

– Я – фонарь. Я охраняю эти земли. Ты забрел на мою территорию. Сейчас у тебя есть два пути: либо ты вылезешь из-под моста по своей воле, либо мне придется вытащить тебя силой – прямо за твои длинные волосы.

– Не выйду, – заупрямился тролль. – Никогда не слыхал ни о каких фонарях. Иди охранять в другое место. Это мой мост. Уходи, а то я передумаю и обглодаю твои косточки.

Никогда не слышал о фонарях? Это было что-то новое. Обычно существа из Иного мира, обитающие в мире смертных, предпочитали держаться подальше от фонарей. Любой их них, замеченный в дружеских отношениях с людьми или просто подошедший слишком близко к городу или деревне, незамедлительно отправлялся обратно в Иной мир. Там его брали под стражу.

– Как пожелаешь. – Джек вздохнул и поднял свою тыкву. Свет внутри разгорелся и ярко засиял.

Тролль под мостом закричал.

– Больно! Горю! Убери свет! Пощади! – взвыл он.

– Теперь вылезешь? – спросил Джек.

– Да, да! – Из глаз тролля градом текли слезы. Существо быстро выкарабкалось из-под моста, разрывая влажную землю длинными пальцами и цепляясь за камни.

Джек внимательно рассматривал мокрое трясущееся создание. Из его лысой шероховатой головы торчали несколько длинных и жестких пучков волос. Однако худощавое тело давало понять: он еще очень молод. Горб на спине тролля был покрыт лишайником и маленькими грибами. Служившие ему одеждой тряпки заплесневели и частично сгнили. Широкие ступни с длинными острыми ногтями покрывала грязь. У него были сильные и длинные руки – они позволили троллю так долго держаться за опоры под мостом.

Джек знал: длинные руки были большим преимуществом в жизни троллей. С такими руками больше шансов задушить претендующего на твое гнездо соперника или удержать троллиху во время спаривания. Он сморщил нос. От тролля исходил достаточно сильный запах – он мог привлечь половину женских особей со всех ближайших окрестностей.

– Мне очень жаль, – сказал Джек. – Но ты не можешь здесь остаться.

– Я понял. Я уйду подальше отсюда.

– Теперь это уже невозможно. Мне придется отправить тебя обратно.

– Обратно? – В блестящих глазах тролля появилась тревога. – Обратно? Нет! Прошу. Я не могу вернуться в то место!

– Оно называется Иной мир. Там не так плохо – просто по-другому.

– Мои предки убежали оттуда. Они говорили ужасные вещи. У троллей там нет свободы.

– Конечно, есть, – возразил Джек. Хотя хранитель понятия не имел, так ли это на самом деле.

Он провел в Ином мире не так много времени: Джеку разъяснили его обязанности и отправили в мир смертных, где он с тех пор и оставался. Джек помнил, что там существовали поразительные города, полные технологий и изобретений. Такого еще не было у людей в мире смертных. И все же Джеку гораздо больше нравились маленькие поселения – такие как Халлоуэлл или родной городок, в котором он вырос. Иной мир казался мужчине слишком бурным и хаотичным.

– Помилуй! – заныл тролль, хватаясь за пальто Джека. – Я уйду далеко. Вот увидишь, не будет обо мне ни слуху ни духу!

– Поверь, я был бы рад тебя отпустить. Но ты уже пометил мой мост. Если я позволю тебе остаться, ты привлечешь сюда других троллей. Они начнут биться с тобой за территорию. А троллихи захотят… эм… других активных действий с твоей стороны. Короче говоря, я буду по самые уши в троллях.

На секунду Джек подумал о длинных заостренных ушах троллей, покрытых волосами внутри и бородавками снаружи. Уголок его рта нервно дернулся.

Услышав о своей предполагаемой популярности у представительниц женского пола, тролль слегка приосанился. Но Джек все еще видел испуг в глазах этого существа.

– Чтоб ты знал, – сказал тролль. – Ты отправляешь меня на смерть. То место не для троллей. Там мосты из металла. Там троллям нет жизни. В том месте небо закрыто черным дымом – у меня весь мох на спине завянет. Кому я такой понравлюсь?

– Трудно сказать, – ответил Джек. – Но я уверен, ты справишься. Если у тебя возникнут проблемы, свяжись с моим наставником – Руном. Он поможет тебе найти мост, под которым можно поселиться. Теперь закрой глаза – будет не так больно.

Джек поднял свою тыкву. Из улыбающегося рта, который юноша сам когда-то вырезал, вырвался луч света. Луч попал прямо в тролля. Беднягу начало трясти. Он задымился и, наконец, исчез с яркой вспышкой. Опустив тыкву, Джек стряхнул пыль с рукавов и чихнул.

* * *

Мужчина – если можно так его назвать – наблюдал за изгнанием тролля сквозь стеклянную сферу. Он провел рукой над зеркальной поверхностью, прерывая поток драгоценного светоча. Изображение исчезло. Девчонка практически созрела. Он уже чувствовал ее вкус. Сила такой ведьмы наполнит мужчину как минимум на пять столетий вперед. Последняя не была столь могущественной: ее хватило всего на двести лет. Да, эта юная ведьма определенно ему подходит.

Когда придет время, он завлечет ее в свои сети и привяжет к себе особыми чарами, силе которых ведьмы не в состоянии сопротивляться. Сперва он разыграет из себя благодетеля: осыплет девушку подарками, посадит на трон. Даст все, чего она пожелает, – в обмен всего лишь на один глоток. Юной ведьме совсем не обязательно знать: как только ее душа будет открыта, мужчина осушит все до последней капли.

Конечно, девчонка может отказаться. Сопротивление с ее стороны несомненно доставит ему удовольствие, но, к сожалению, может повредить ценную добычу. Из-за этого мужчина рискует потерять пару лет. Однако его не пугала такая перспектива. Он проделывал это бесконечное количество раз: в конце концов, дьявол всегда получает свое. Человек усмехнулся и потер руки от нетерпения.

В дверь постучали. Верховная ведьма почтительно преклонила голову и спросила мужчину о готовности присоединиться к торжеству.

– Конечно, – сказал он, притворно улыбнувшись старой женщине с разукрашенным лицом. – Кто захочет пропустить такое пышное празднество.

Он засмеялся. Ведьма присоединилась к его смеху, издавая звуки, больше похожие на карканье.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть