ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги S.W.A.L.K.E.R. Звезды над Зоной
4. Моджахед

После обязательной утренней прогулки модиф вновь завалился спать.

Жены разъехались. Сын Нади наконец-то отправился в детский сад.

Серёга смотрел, как Даша расчесывает деревянным гребнем длинные пышные волосы. Обнять бы, сделать что-нибудь эдакое, но…

– Дарья, собирайся. Идем за покупками.

Тотчас отложив гребень, она кивнула – и Серёга вдруг понял: ночь была настоящей, ему не приснилось.

Они гуляли по городу. Пили холодный, как лед, лимонад в крохотной, на два столика, забегаловке. Асфальт плавился у них под ногами, им улыбались торговцы хот-догами, а токийские туристы целились в них объективами фотоаппаратов… А еще они говорили. Говорили ни о чем, просто так.

– Сергей, вы любите бывать в тире?

– Нет, я не снайпер. Я служил в десантном батальоне.

– А я, Серёженька, отлично стреляю.

– Дашенька, что ты говоришь? Какая у меня жена кровожадная… И давай уже на «ты»?

– При одном условии. Пойдем, постреляем?

Хозяин вирт-тира – странное название: «Добрая пуля» – выдал им тяжелые винтовки с лазерными прицелами, затем протянул пучки проводов от прикладов к вискам и объяснил задачу: достичь холмов и пристрелить противника, пока тот не успел уложить вас раньше.

– Нам что, придется воевать друг против друга? – уточнил Серёга.

Даша кивнула за миг до того, как они очутились в вирте.

…Серёга крался по лесу. Без бронника, без противорадиационной защиты он чувствовал себя голым.

Щебетали птахи, лапы елей цепляли разгоряченное лицо.

Да, ощущения были абсолютно неотличимы от реальных, но он-то знал, что это игра. Всего лишь вирт-тир. И все-таки…

Хрустнула под каблуком ветка – спина покрылась испариной: в лесу так шуметь нельзя. Заругалась потревоженная сорока. Серёга залег у куста шиповника – и опять тишина…

К заданному холму вышел около полудня, взобрался, осмотрелся и…

…Долго любовался в прицел косой Даши, выпавшей из-под кепи, ее упругим молодым телом, затянутым в камуфляж.

Она – враг.

Она – снайпер-противник!..

А потом они улыбались друг другу в окуляры прицелов.

Серёга первым опустил винтовку прикладом книзу. Даша повторила его движение. Он расшнуровал ботинок, разулся. Смеясь, сунул маслянистый ствол в рот, большим пальцем ноги надавил на спуск и…

Отодрав от висков провода, оба хохотали до упада. Они были счастливы как дети. Точно в сказке: жили долго и умерли в один день, и без разницы, что понарошку.

Хозяин тира молча смотрел им вслед и улыбался.

* * *

Стоянка перед супермаркетом была забита малогабаритными электрокарами.

Стравливая черный выхлоп (имитация, конечно), мимо промчался багги – динамики его квадросистемы едва не лопались от напора классического трэша.

– А что мы будем покупать? – спросила Даша.

– Да так, мелочи. Ведро мусорное вы же просили…

– А-а… – Она не смогла скрыть свое разочарование.

– Мы хорошее ведро купим, – раздраженно буркнул Серёга. – К тому же я плеер обещал!

Следуя указателям, они поднялись на третий этаж и прогулялись к отделу музыкальной техники. А пару минут спустя, обнаружив рядом Валерия Петровича, Серёга почему-то совсем не удивился. Забавно было иное – менеджер по продажам, заметно нетрезвый, явился на встречу с початой бутылкой в руке и парой стаканов. На его предложение сначала выпить, а потом уже говорить о делах бывалый ветеран отреагировал положительно.

И они выпили. А потом повторили. И добавили.

– А на сдачу, уважаемый Валерий Петрович, мне нужно хорошее мусорное ведро. – Серёга быстро захмелел. – Не лишенное, так сказать, эстетики ведро.

– Легко. – От менеджера по продажам шибало перегаром за пару метров. – Мы ценим постоянных клиентов, это наш стабильный доход и гарантия процветания. Понимаете, о чем я?

– Еще выпить предлагаете?

– Именно! Но, может, сначала все-таки взглянете на портфолио?

– Валерий Петрович, вам я доверяю как самому себе. Если вы ручаетесь, что девушка мила, то я не вижу препятствий… А куда делась бутылка? Бутылку я тоже не вижу…

– Да, девушка мила, но, может, портфолио? Нет? Тогда вот бумаги. Ага, распишитесь, и еще здесь. Все, плеер и Нину Николаевну можно забрать на кассе.

– Нину… кого?

– Нину Николаевну, вашу новую жену.

– А почему так официально? – Серёга подмигнул собутыльнику. – Почему не просто Нинку?!

– Простите, но Нина Николаевна – солидная женщина.

Из Серёги вмиг выветрился весь хмель.

– Портфолио можно взглянуть?

– Пожалуйста, Сергей Владимирович, – Сколиков протянул ему папку с фотографиями.

Беглого просмотра хватило, чтобы Серёга застонал:

– Но ей же шестьдесят три года! Какая же она молодая специалистка?! Она на пенсии давно!

– У женщин, – менеджер пожал плечами, – не принято спрашивать о возрасте. И да, она не специалистка. У нее вообще высшего образование нет. Профтехучилище, два курса.

– Так, может, это просто ошибка?!

– Новые дополнения Кабмина, – отрезал Валерий Петрович, сунув Серёге свою визитку в карман. – Указ постоянно дорабатывается.

Серёга расхохотался.

А потом резко помрачнел:

– Нину эту… как ее отчество?.. Короче, ее домой ко мне сразу. Вместе с плеером. Дела у меня.

* * *

Серёга нервно втягивал дым, подолгу задерживая его в легких. Рядом, опустив голову. стояла Даша. Проходившие мимо мужчины оборачивались на нее. Сбавил ход патрульный БТР, полицейский высунул в люк берет, напяленный на бритый череп. Промчался у самого бордюра электрокар развозчика пиццы.

– Даша, ты как, устала? Может, прогуляемся к рынку? Тут рядом. Дисков купим. А то аппаратура есть, а слушать нечего… На рынке, думаю, жену мне никто не всучит.

И они прогулялись.

Серёга потратил пару сотен на последние зажигательные хиты. Торгаш в тюрбане вряд ли похвастался бы санитарной книжкой или хотя бы лицензией, не говоря уже о сертификатах на продукцию. Зато он попытался всучить Даше диск с совсем уж непотребным фильмом, в котором доблестная стамбульская армия громит московский спецназ:

– Всего два кредо, пани, два кредо!

Даша растерялась, но не Серёга, вмиг определивший кто такой торгаш и откуда он:

– Ты чего, моджахед, совсем нюх потерял?! Рано с вами, уродами, мир заключили, рано…

А потом они – прямо-таки влюбленная парочка! – гуляли по толкучке. Ели чахохбили, пили вино, смеялись на представлении бродячих клоунов-мутантов, а Серёга даже едва не купил шуруповерт.

Жизнь под куполом – это особое состояние души. Иногда – это страх потеряться в толпе, забыть себя и оглохнуть от криков зазывал. Но чаще – это глоток свободы на перекрестке цивилизаций и культур. О Московском куполе слагают песни, сидя в шезлонге на крыше небоскреба транспланетной корпорации, и так же легко проклинают его, вкалывая по пятнадцать часов в сутки на белковой фабрике, перерабатывающей отходы в дешевую жранину.

Купол любит всех, принимает каждого. Коль ты здесь, то автоматически уже гражданин купола, защищающего от экологического беспредела снаружи. Дискриминация по национальному признаку и мутациям здесь вне закона…

Они шли по цветочным рядам, и торговцы хватали их за руки, всячески расхваливая свой товар:

– Господин, купите даме белых лилий! Нет? Может черные лотосы? Орхидеи?! Лучше нет нигде!

А впереди надрывал глотку разносчик:

– Креветки! Жареные креветки! Креветки к пиву!

И сзади уже напирали, толкая через толпу тележку:

– Па-а-астаранись! Да-а-арогу! Ма-а-аладой человек, ра-а-азрешите!

И вдруг Серёгу точно током тряхнуло. Опасность. В толпе ведь так легко подкрасться со спины и незаметно для окружающих воткнуть заточку в печень жертвы…

Но торгаш дисками – обидел его Серёга, ох как обидел – решил иначе.

– Эй! – Он схватил ветерана за плечо.

Гордый, да? Похвально.

Но глупо.

Серёга встретил его локтем в челюсть с разворота, не глядя. Хрустнуло, брызнуло алым и осколками белого – и тело вместе с тюрбаном рухнуло, как кегля, сбитая слегка дырявым шаром. Звякая, покатилась по асфальту заточка.

Обернувшись, – она выбирала себе носовой палаток, Даша вскрикнула.

Если за четверть часа моджахед не оклемается, то… Серёга склонился над гражданином еще недавно враждебного купола, попытался – потом руки надо вымыть – нащупать пульс… Черт, только этого не хватало! Он выпрямился, схватил Дашу за руку и потащил прочь. Надо как можно быстрее убраться отсюда подальше. Собратья моджахеда обязательно кинутся в погоню. Они жестоко мстят за земляков.

Его кто-то окрикнул, кто-то заголосил, что, мол, убили, что ж это такое… Серёга сильнее заработал локтями, пробираясь через толпу. Даша тянулась чуть сзади тяжеленным якорем, который цеплялся за все, что только можно и нельзя… Есть шанс не дойти даже до выхода из рынка. Слишком далеко забрели. Значит, надо спрятаться где-то здесь и подождать, пока все утихнет.

Серёга трижды пожалел уже, что столь презрительно разговаривал с моджахедом. Но кто мог подумать, что у того сорвет крышу?! Строят из себя недотрог, янычары хреновы!

Путая следы, они раз пятнадцать сворачивали, пока не оказались у «номеров с матрасами», сдающихся в почасовую аренду.

Заплывшая жиром цыганка, хозяйка самого обшарпанного контейнера в ряду, вцепилась в Дашу, предлагая погадать на суженого-ряженого. От нее пахло шашлыками и дымом. Мягко, но настойчиво оттерев толстуху от жены, Серёга арендовал «номер» на четыре часа:

– Не беспокой, даже если срок истечет. Лишнее оплачу вдвойне.

Сально улыбаясь, цыганка кивнула.

Скрипнули несмазанные петли, ржавый засов втиснулся в паз – это молодожены закрылись в «номере». Теперь их окружало рифленое железо. Лампочка у потолка мерцала с периодичностью в пару секунд. Осматривая обстановку, Даша улыбалась – ее, похоже, все это забавляло, она не поняла даже, что случилось. Типа это просто продолжение их сегодняшней романтической прогулки.

Заметив в углу таз с мутной водой, Серёга не преминул помыть руки, а потом рухнул на матрас, лежавший посреди «номера». От матраса пахло потом сотен разгоряченных тел.

Даша присела рядом, коснулась его плеча, провела ладонью по побитым сединой коротким волосам. Ее коса растрепалась, заметил Серёга и на мгновение почувствовал что-то…

Это ощущение принято называть любовью, да?

– Я люблю тебя, Серёжа, – словно прочитав его мысли, прошептала Даша.

Он молча разделся и так же молча повалил ее на матрас…

А потом, когда цыганка все-таки не вытерпела, постучалась, сказал жене:

– Езжай домой. Возьми деньги на такси – и езжай. Я скоро буду. Нужно связаться-таки с товарищем одним, обсудить кое-что. Я ведь теперь не один, верно? Чтобы семью прокормить, надо не только по городу шляться, но и зарабатывать.

Она неуверенно кивнула.

Серёга же просто решил залечь на дно. Его обязательно будет искать полиция.

* * *

Окраина купола – самое дно, гетто, застроенное известняковыми трулло. Иммигранты-сойоты терзают плаксивые струны тошпулуров. Дети, не знающие кириллицы, выплясывают хоруми на паперти. Черненые зубы одетых в хурстуты женщин вгрызаются в жаренную на углях клонятину. Изящные ножки отбивают чечетку. Пестрота красок, причесок, улыбок. Смешение всего и вся, сдобренное безумным сочетанием специй, верований и языков. Старые списанные троллейбусы, обвешанные кусками дерматина, – чем не жилища для якутов, стойбища которых сожжены термоядерными бомбардировками? Тут и там узбеки варят жирный плов…

Через пару суток после событий на рынке Серёга очнулся в курильне. Молодая китаянка, миленькая длинноволосая девочка, улыбнулась и протянула ему бамбуковую трубку, заряженную маслянистым шариком опиума. Он вежливо отказался и попросил включить телевизор.

Увиденное в блоке новостей его не обрадовало. Из-за смерти моджахеда в любой момент может прерваться только-только наступившее перемирие. Купол Стамбул уже отправил Москве ноту протеста.

Вот чего Серёге меньше всего хотелось, так это стать причиной новой войны и гибели тысяч молодых парней.

Расплатившись за кров, он покинул курильню.

Пройдя квартал, передумал бить ноги и поймал рикшу.

Рикша, жилистый таец, остановился у перекрестка, ожидая, пока светофор позеленеет. Серёга закурил. Мощнозадые русские красавицы выстроились шеренгой у бордюра – дамы на работе.

Как же они не похожи на Дашу… При чем здесь?! Серёга разозлился сам на себя: он не должен думать о временной жене, наплевать и забыть, ему не нравится целовать ее грудь, слышать голос, трогать пушистые локоны. Она ему не нужна!

Мобильник прижался к уху:

– Валерий Петрович? Это Сергей Владимирович. Как поживаете, как торговля? А у меня все в порядке: еду сдаваться в посольство Стамбула.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии