ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги S.W.A.L.K.E.R. Звезды над Зоной
5. Долго и счастливо

Домой Серёга вернулся лишь под вечер третьего дня.

Ячейка общества – вся! – собралась в зале. Верховодила собранием новая жена Нина Николавна – женщина пенсионного возраста, крепкая и бойкая не по годам.

– Эй, муженек, где шляемся?! – встретил Серёгу ее хриплый басок. – Полюбовницу завел? Дома девок мало, на сторону поглядываем?!

Стаскивая в прихожей туфли, глава семейства буркнул что-то насчет неотложных дел и переговоров на высшем уровне, и в ответ его накрыло целой лавиной укоров, претензий и угроз. Суд и срок за невыполнение условий брачного договора – самое ерундовое, что ему пообещали супруги.

Одна только Даша молчала, избегая встречаться с ним взглядом.

– Пожевать бы… – двинул он на кухню, и офигевшие от такой его наглости дамы, дружно замолчав, спешно расступились.

Из всей еды в доме были лишь грязные тарелки. И никто не выразил желания приготовить Серёге ужин – отворачивались, презрительно молчали. Готовить кормильцу ужин никто не спешил. Все мадам, как по команде, замолчали. Бойкот, что ли? Ну-ну…

Хлопнула входная дверь: Нина Николавна ушла ночевать к внукам.

* * *

Утром бойкот продолжился.

Серёга на удивление хорошо выспался. Пару раз для приличия присев – типа зарядка, он заперся в ванной и долго брился-мылся. Потом, вытерев лицо полотенцем, позвонил старому знакомому и договорился о встрече.

* * *

Он медленно тёк вместе с толпой.

По случаю какого-то вьетнамского праздника перекрыли движение от проспекта Мира до площади Трех Командармов. Над толпой трепыхались сотни флажков из бумаги и синтетического шелка. То и дело раздавались хлопки кибослону, наряженному, точно он – боевая единица: грозные бивни его заточены и окольцованы чеканными браслетами. На спине у животного возвышался помост, на помосте стоял некто в чешуйчатом доспехе и с мечом.

Серёга купил бутылочку подогретого саке – редкостная гадость. Потом купил ещё три бутылочки… И с удивлением обнаружил, что стоит перед тем самым – злополучным! – супермаркетом. Мистика, да и только.

Надоело все! Развернуться и уйти!..

Увы, он не успел этого сделать.

– Сергей Владимирович! – услышал он. – Рад, очень рад.

– И я… – Серёга сумел-таки расцепить зубы.

– Что-то хотите приобрести?

В глазах потемнело – это уже был рефлекс на общение с Валерием Петровичем.

Он услышал свой голос, звучащий словно издалека:

– Знаете, обстановка у меня в квартире слишком уж спартанская. Диван нужен, камин электрический, джакузи… Мне его, правда, некуда поставить, но пусть будет… Десяток стульев, пару шкафов, компьютер просили еще, стиральная машинка точно не помешает… Ну, и так далее, на ваше усмотрение.

– О-о! – Всплеснув руками, менеджер по продажам, велел охране присмотреть за VIP-клиентом, – два амбала тут же встали за Серёгиной спиной – а сам чуть ли не вприпрыжку куда-то умчался.

Разве Серёга не сказал Валерию Петровичу, что пошутил, что ничего такого не надо, он передумал?

Обернувшись к амбалам, – лица у них были более чем серьезные – Серёга спросил:

– Парни, а у вас выпить есть?

* * *

Голова трещала так, что хотелось сунуть её в тиски и парой вращательных движений навсегда прекратить муки. Рядом раздался взрыв – это лопнул пузырь жевательной, надутой Настей по паспорту, Асей по состоянию души.

– Ты чего тут?.. – прошипел Серёга.

– Болею, – сразу напыжилась она, и веснушки на ее лице проступили четче. – Бюллетень у меня, имею право дома сидеть.

Ее ноготь без труда проткнул очередную сферу, воздух громко освободился, ошметки жвачки повисли на подбородке.

Серёга поморщился:

– Несерьезный ты человек, Настёна.

– Терпеть не могу, когда меня называют Настёной! И это я-то несерьезный? А кто вчера семью пополнил? Да так, что в квартирке твоей двухкомнатной теперь некуда плюнуть?

– Что?

Где-то на краю сознания блекло маячил радостный Валерий Петрович, какие-то еще парни спортивного вида, они, кажется, держали Серёгу, а он вроде вырывался… а потом пили, обмывали что-то…

Настя-Ася выдула еще один пузырь:

– Иди, полюбуйся на свою покупку, одну из. Старожилы-то почти все разбежались, только Дарья осталась и Нина Николаевна. Из новеньких еще одна есть, ее Наринэ зовут.

– На… куда? – Голова раскалывалась так, что хотелось прыгнуть с балкона.

– Хреново? – Настя хихикнула. – Это ты вчера банкет устроил, пополнение обмывал. Всю свою тушенку открыл и весь хлеб из вакуумных упаковок вытащил…

Посреди зала стояла ослепительно-розовая стиральная машина. Серёга походя тронул сенсорную панель. Та ожила, высветив предложение загрузить белье.

– Дорогая?

Настя злорадно кивнула:

– На две жены затянула.

М-да…

Напротив шкафа – тоже новинка – стоял, прижавшись к стене, варварски уничтоженный электрокамин: корпус треснул, в «огонь» запыжована сигаретная пачка и бутылка из-под шампанского.

– Насчет камина даже не спрашивай. – Насте надоело надувать пузыри, и она налепила ком жвачки прямо на трещину. – Шкаф, кстати, тоже не из дешевых.

Похоже, вчера Серёга истратил значительную часть того, что накапало за три года на фронте.

А потом он увидел системный блок с громадным монитором.

И это было еще не все…

Вечером, когда гарем в полном составе собрался в его квартире после рабочего дня, Серёга насчитал аж двадцать три барышни.

И он тут вместо евнуха.

* * *

Ночевать пришлось в ванной, под вывешенными для просушки лифчиками, кружевными бикини и громадного размера панталонами. Уединиться больше негде было: обе комнаты и кухня превратились в сплошное женское общежитие.

Перед сном он перебрал чеки, которые, согласно условиям брачных договоров, следовало сохранять до самого прекращения взаимных прав и обязательств.

На следующий день на рынке Серёга почти бесплатно приобрел восемнадцать пружинных кроватей, украденных с какого-то склада. Гарем полностью удалось разместить и обеспечить спальными принадлежностями. Не пуховые перины, конечно, но все-таки. А кому не нравится, пусть убираются к чертовой бабушке, никто не держит.

Нина Николаевна сразу сказала, что наведываться будет нечасто, а лучше будет звонить, ибо непосредственное общение с молодым супругом ее нервирует. Серёга был только «за».

Пустующая днем квартира – Наринэ и Даша не в счет – умиротворяла его. Он больше не покидал свою жилплощадь, избегая необдуманных трат, да и денег почти не осталось. Нет денег – нет покупок. Логично? Нет! Позвонил Валерий Петрович и радостно сообщил, что товары можно брать в кредит, Серёге, как проверенному клиенту, чуть ли не весь супермаркет отдадут, пусть только скажет. Это известие окончательно добило многоженца. С того самого момента он исключил алкоголь из меню и с утра до вечера пялился в экран телевизора, пока однажды в припадке бессильной ярости не сбросил его с балкона.

Женское присутствие дурно влияло на него и окружающую обстановку. Ему запрещалось курить в сортире и задерживаться там более чем на пять минут – изучение литературных новинок стало просто невозможным!

По три раза на дню он представлял, как грозно кричит и топает на жен, а те дружно рыдают и молят о снисхождении.

* * *

Вечером, когда Серёга пробирался на кухню, в кармане у него зажужжал мобильник. На мгновение в квартире воцарилась тишина – на полуслове оборвалось всеобщее обсуждение достоинств новой линии косметики «Амевон». Выдох. Вдох. И…

Сообразив, что сейчас воздух дрогнет с удвоенной силой, Серёга рявкнул на гарем:

– МОЛЧАТЬ!!!

Дамы дружно поперхнулись застрявшими в глотках словами.

Вибрации сменил рингтон – та самая мелодия, что забита была в номер нового делового партнера — старый-то отказался от совместных дел. Долгожданный звонок!

У Серёги дрожали руки, когда он извлекал мобильник из кармана халата.

Наконец ответил:

– Ну я же… да, виноват, да… Ну, сколько смог… Да, добро… Сколько?! Полмиллиона?! Мне?! Нет, не мало, в самый раз. Понял, до связи.

Он окинул победным взглядом собрание супружеского коллектива.

Рано похоронили его в этом бабском склепе! Не забыт Серёга, он снова в деле! Перед глазами замаячили пачки кредо крупного номинала, перевитые бумажными банковскими лентами.

Оказавшись вдруг рядом, Даша поцеловала его в щеку:

– Что-то случилось? Расскажешь?

Жены, до сих пор не проявлявшие к Серёге интереса, не сводили с него глаз. Даже пенсионерка Нина Николаевна, почуявшая наживу, всем своим видом выражала солидарность с молодым мужем.

– Кто звонил? Что все это значит? Хотите знать? – Серёга хитро улыбнулся и, наплевав на запреты и общественное мнение, закурил прямо где стоял.

* * *

На следующий день ни одна из жен не отправилась на работу. Все чего-то ждали и нервно перешептывались, глядя на Серёгу, меряющего шагами квартиру.

Весь гарем дружно выдохнул, когда мобильник главы семейства вновь ожил.

Ведь если выгорит Серёгино дело, то…

После окончания срока контракта жена имеет право на кое-какие проценты от имущества мужа, и потому, чем больше денег у того на счету, тем больше башликов перепадет каждой благоверной. Вот потому-то дамочки внимали каждому шороху в трубке, переглядыванием и подмигиванием друг дружке реагируя на реплики и мимику муженька.

– Да, рад, очень, да… Подробней? Без проблем, если вы считаете, что по телефону можно… Понял, без подробностей. Да, я понимаю, что дефицит из-за квот на экспорт… В свою очередь наши поставки…

Переговоры уже пару минут как закончились, а Серёга всё никак не мог оторвать трубку от уха.

Даша обеспокоенно тронула его руку:

– Серёжа, ты как?

Вместо ответа он порывисто обнял ее и жарко впился в губы.

Потом отстранился.

– Уважаемые дамы, минуточку внимания! – обратился он к собранию жен и, сделав эффектную паузу, выдал: – Партнеры приглашают меня и всю мою семью отметить удачную сделку в чудесном куполе на Лазурном Берегу. Будет много состоятельных молодых людей, пикники, танцы и отдых на замечательном пляже. Зафрахтована яхта. Дорогие мои, кто желает отдохнуть в Ницце, подходите, я запишу. Надо заказать билеты. По триста кредо на купальники и полотенца хватит?

Никто даже не пошевелился. Похоже, ему просто не поверили.

Серёга нахмурился и добавил:

– Вылет через два с половиной часа. Вы как хотите, а я опоздать на стратосферник не намерен.

Мгновенно образовалась очередь.

* * *

Собирались суетливо, в спешке. У сына Нади разболелся живот. В супермаркете не нашлось бикини приличных расцветок. Кинг Конг так разволновался, что укусил себя за хвост и теперь жалобно скулил… Короче говоря, дурдом.

В конце концов пацана решили не брать, Надя отвезла его к бабушке-дедушке – это не отдых, если тебя каждые пару минут теребят, требуя отвести в туалет и купить новую машинку.

Ровно за час и семь минут до вылета у подъезда остановились шесть штук такси. Наталья повисла на шее явившегося на проводы жениха Виталика, обещая быть ему верной. Серёге пришлось даже пригрозить уехать без нее, чтобы закончить это слюнявое безобразие.

У портала стратодрома Серёга вручил чемоданы грузовым дроидам. Кинг Конг возмущался, лая и царапая прорезиненные гусеницы носильщиков, от которых от пахло горячим маслом. От перенапряжения дроиды гудели, но все же они волокли неподъемную поклажу по огромному залу, старинные стрелочные часы на стене которого утверждали, что до старта нужного стратосферника осталось всего пять минут.

– Бегом! – командовал Серёга гаремом точно своим взводом. – Бегом, тля!

Пятый терминал? Где пятый терминал?! Ему бы сейчас нормальный армейский GPS или хотя бы старинную карту… Остановленная Серёгой мадам из службы техподдержки, наряженная в тужурку с оранжевыми вставками, что-то мямлила, грязный респиратор на ее лице гасил звуки. Желая помочь, техничка даже сняла протертые рабочие перчатки и принялась размахивать руками. Лучше бы эта идиотка респиратор сняла!.. Эскалатор? Ага, эскалатор, ну конечно…

Бегом!

Пост таможни: проверка паспортов, звон металлоискателей.

Бегом! Бегом!

Шире шаг! Лазурная мечта за поворотом!

За минуту до старта гарем в полном составе оккупировал салон стратосферника, плюхнувшись в кресла, отделанные молекулярным обтекателем, – для максимального комфорта пассажиров. Стюардесса – шедевр пластической хирургии – сказала, что после старта всем будут предложены напитки: сок, минеральная вода, виски.

Серёга обожал стратосферники за скорость и ненавидел по той же причине. Мощный толчок вдавил его затылок в обтекатель, сердце на мгновение остановилось. Тонизирующая инъекция прокалывает воротник и кожу на шее. Через мгновение перегрузки исчезли – юркнув в окно купола, открытое на долю секунды, стратосферник выскочил на орбиту.

* * *

Приземлились мягко. Стюардесса стандартно улыбалась, провожая большое семейство – единственных, кстати, пассажиров – до трапа.

Пока что все шло идеально. Ни сучка ни задоринки! Серёга радовался как ребенок. У него получилось! Он сумел!..

Увы, обман раскрылся, когда гарем еще даже не покинул здание стратопорта. Гарем только подошел к раздвижным стеклянным дверям, когда снаружи послышалась автоматная очередь. Ее тут же заглушил мощный взрыв, от которого двери задрожали, а вместе с ними затряслась и Нина Николаевна – от праведного гнева, а остальные дамы – от страха.

– Разве это Ницца?! – завопила Нина Николаевна, глядя на спешащих к нам янычар, по уши закутанных в тюрбаны, бронежилеты и противорадиационную защиту.

Один из этих идиотов – судя по погонам, капитан – как раз поднял над каской табличку с корявой надписью маркером: «Добро пажаловат в Стамбул!». Еще у него с собой был увесистый кейс.

Дамы, как по команде, уставились на Серёгу, враз опустившего глаза и пожимающего плечами так, точно что-то у него там заело.

Как выяснилось позже, стрельба началась как раз из-за прибытия гарема. Посольство в Москве провернуло дельце без ведома своего начальства, а в Министерстве Иностранных дел все-таки прознали, они отправили на перехват спецбатальон «Аламут», бойцам которого тоже хотелось женской ласки, и потому они взбунтовались…

Нина Николаевна все никак не успокаивалась, тараторя, как заведенная, один и тот же вопрос, будто сама не видела, что нет, это не Ницца, а совсем другой купол, с которым вот уже почти неделя как война закончилась и возобновилось воздушное сообщение.

Серёге тут очень некомфортно – три года ведь врагами местных считал. И все же он весел и доволен.

А чего б ему не быть довольным, если одним махом он избавился от всех проблем в количестве двадцати трех штук? Точнее – вот-вот избавится.

Расправив плечи, Серёга официально заявил:

– Уважаемые жены, я привез вас сюда, чтобы досрочно расторгнуть все наши брачные контракты.

– Как это – досрочно? – не поверила чернявая Надя.

Блондинка Наталья скрестила руки на мощной груди. Даша хлопнула длинными ресницами, Настя-Ася выругалась, Кинг Конг коротко рыкнул, а Нина Николаевна заявила, что у юного муженька белая горячка, допился-таки.

И вот тут к гарему присоединился Валерий Петрович. Его явление повергло дам в шок – уж кого-кого, а его тут увидеть они никак не ожидали.

– Здравствуйте, девушки. – Менеджер по продажам улыбнулся, продемонстрировав чуть ли не все свои зубы. – Смею вас заверить: действия вашего супруга носят сугубо легитимный характер. Второго дня Кабмин обнародовал дополнение к тому самому Указу, согласно которому многоженец имеет право расторгнуть контракт при условия препоручения своих прав и обязанностей по контракту третьей стороне. Вы разве телевизор не смотрите?

– Да, телевизор надо смотреть, – поддакнул ветеран.

– Ну, змей, – за весь гарем высказалась Нина Николаевна. – Ты, значит, телевизор специально разбил?!

Серёга часто и с удовольствием закивал:

– Не хотел, чтобы у вас появились ненужные мысли и догадки.

Валерий Петрович махнул рукой, и янычар-капитан, отбросив табличку, чеканя шаг, прошествовал для подписания договора. Бывшие Серёгины жены дружно взвыли, кое-кто даже захотел помешать историческому моменту, но парни в тюрбанах быстро лишили их такой возможности, заодно выбрав дам сердца.

– Поздравляю с отличной сделкой. Комиссионные, надеюсь, перечислите в ближайшее время? – Валерий Петрович пожал Серёге руку. – Неужели никто не догадался, что весь стратосферник арендован, ведь никого, кроме экипажа и вашей семьи, в нем не было? И зачем же вы так спешили на рейс?

– Вот потому и спешил, чтобы не догадались… Кстати, никак не соображу, зачем пса понадобилось сюда тащить?

– Клиенты разные бывают, – уклончиво ответил Валерий Петрович, и Серёга даже не подумал настаивать на подробностях, он лишь мысленно посочувствовал бедолаге, которому понадобился Кинг Конг.

Капитан вручил Серёге кейс в обмен на подпись в договоре.

– Не жалеете, Сергей Владимирович, что остались без такого чудесного цветника? – напоследок спросил менеджер.

– Полмиллиона кредо помогут мне смириться с этой потерей. – Серёга похлопал ладонью по кейсу, прикидывая, как поужинает в местном ресторане «Хамди» – всего-то на тридцать кредо, если верить официальному сайту Стамбула. Лучшие локанты, радующие взгляд зеленью садов, а желудок – божественной пищей, расположены в Эминоню. Тести-кебаб, мясо, переложенное овощами, запеченное в кувшине, – колотушкой горлышко вдребезги! А похлебка из потрохов, долма и фаршированная айва?! Он должен это попробовать. Он прогуляется по узким улочкам, выложенным из не остывающих даже ночью камней и песчаника…

Это будет ему компенсацией за все тревоги и стрессы, случившиеся в последнее время.

…Тогда, в Стамбульском посольстве, его, пришедшего с повинной, едва не расстреляли. А потом, узнав, что он – многоженец, предложили забыть о совершенном преступлении, если… Проконсультировавшись с Валерием Петровичем (именно он потом своим звонком дал отмашку на отгрузку), Серёга узнал о новом дополнение к Указу. Оставалось только вывезти гарем за границу в полном составе и добровольно, чтобы ни одна жена ничего не заподозрила.

Дело в том, что в Стамбульском куполе огромнейший дефицит женщин. Традиционно родители хотят детей-мальчиков, а с некоторых пор генная инженерия помогает этому желанию осуществиться.

Короче говоря, спрос родил предложение.

И главное – Серёга вновь свободен и вполне обеспечен.

Уже топая к кассам, чтобы купить билет на обратный рейс, он увидел, как Даша выскользнула из лап рослого янычара и кинулась к бывшему муженьку, янычар же помчался вслед… Столь похвальная преданность растрогала Серёгу. Разведя руки, чтобы встретить любимицу крепкими объятиями, он пожалел, что досрочно аннулировал брачный контракт с ней, хорошая девушка…

Подбежав к Серёге, Даша мыском туфли врезала ему между ног.

Рослый янычар остановился в отдалении и залопотал что-то по-своему, мотая головой, – видать, передумал жениться. Да уж, его можно понять. Побагровев, Серёга сел прямо на холодный пол из белого мрамора и попытался представить Дашу в чадре, сплетенной из конского волоса, – и не смог. Вот Нину Николаевну – запросто. А Дашу…

Тем временем его строптивая бывшая супруга костерила гордый турецкий спецназ, называя его бойцов шелудивыми псами и выкидышами свиней. Благо, янычары ни слова не понимали по-русски. Но ее экспрессии хватило, чтобы рослый янычар окончательно отказался от претензий на русскую красавицу.

В итоге в Москву Серёга отправился не сам.

– Ну и сволочь же ты, – сказала ему Даша, забирая свои вещи из его квартиры.

* * *

А через месяц они поженились заново – уже всерьез, без покупок и трудоустройства.

На их свадьбе присутствовали все Серёгины бывшие с новыми мужьями, включая рыжую вертихвостку Светку, только-только отсудившую все имущество у последнего ухажера.

И жили они все долго и счастливо.

До нового Указа Кабмина.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии