Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Синтонимы
Глава 19

Известие о смерти Ханса окатило всю округу.

Главы остальных компаний и их партнеры, прибывшие вместе со своими высокими, плотно сложёнными охранниками в черном, соболезновали всем тем, кто хоть как-то связан с убитым.

Мало кто из присутствующих действительно был расстроен смертью главы: только ближайшие подчиненные и верные приятели. Все остальные едва сдерживали улыбки, стараясь как можно реалистичней показать своё негодование и иногда даже пускали скупую слезу. Но зоркие, хитрые глаза лжецов говорили сами за себя.

– Удивительно, – восхитился невысокий парень, разглядывая всех гостей с высокого балкона, – Все они так реалистично играют на публику, хоть и понимают, что почти все делают то же самое. Так к чему же скрывать свою сущность? – он сделал глоток красного вина из хрустального бокала и поставил его обратно на невысокий массивный дубовый столик.

Стоявший рядом с парнем молчал. Он, сложив тонкие руки за спиной, стоял неподвижно, разглядывая всех входящих и выходящих в зале.

– Мог хотя бы одеться нормально, Трой, отец все-таки, – хладнокровно произнёс он.

Действительно, Трой был в лёгкой темно-бирюзовой хлопковой футболке вместо черного пиджака и рубашки, в свободных джинсах вместо строгих брюк и в кроссовках, вместо классической тёмной обуви. Его каре-зеленые глаза неприятно переливались при свете высокой люстры с плафонами, а хитрая ухмылка не сходила с губ с начала мероприятия. Единственное, что хоть как-то говорило о его трауре – это идеально зализанные назад светло-русые волосы, которые отдавали золотистым оттенком из-за плотного слоя лака.

– Крэм, – начал он бархатным голосом, – не поверю, что ты не рад его смерти.

– Я рад только потому, что теперь компанией не будут управлять паразиты, но знаешь, – его зоркий взгляд охватил Троя, – ты, по сравнению с ним, даже не паразит, ты – паразитище.

– Но разве это не здорово? Ведь теперь я буду вершить судьбу того парня, Ангелы.

– Я не понимаю тебя, – Крэм убрал назад спустившиеся на лоб русые волосы, – Ты ведь мог давно его схватить. Чего ты ждал?

– Смерти отца, – Трой опустил веки и глубоко вздохнул, – Я готов встать на колени и поклониться в пол перед тем, кто его прикончил. Теперь путь расчищен, и я свободно могу приступить к своему плану.

– К какому ещё плану? – Крэм напрягся.

– Не беспокойся, тебя в нем нет, так что можешь не волноваться, – он подошёл к парню вплотную и положил широкую ладонь тому на тонкое левое плечо, – Я же знаю, ты не выносишь насилие.

* * *

Неистовый рев боли разорвал тишину.

На тёмном полотне появились искорки огня, сменившиеся безжалостным пламенем. Оно охватило мужчину в черном, пробиралось по его телу от пяток до головы. Оно растворяло на нем одежду, оставляя черный пепел. Оно прожигало его кожу слой за слоем, а багровая кровь даже не успевала хлынуть, как тут же превращалось в вязкую массу и подвергалась новой атаке огня.

Мужчина кричал от боли, готовый спрятаться от неё на том свете. Он не находил в себе сил уйти из жизни, не находил сил попросить об этом, а мысленно кричал: «Убейте меня!».

Выстрел.

Ангела широко раскрыл глаза, тяжело дыша. Подросток чувствовал, как холодный пот стекает по его виску прямо на подушку. Ему стало жарко, тошно, страшно. Его впервые объяли подобные чувства настолько сильно, резко и жгуче, что на глаза вновь и вновь наворачивались слезы. Ангела стёр их и начал ворочаться в тёплой постели, стараясь уснуть. Но теперь весь его разум занялся переосмыслением произошедшего в школе, когда он не смог убить несчастного охранника, а Рейден так холодно и быстро покончил с ним.

«Неужели Рей способен на подобное? Способен на убийство?»

Дверь в комнату заскрипела. Парень решил, что все дело в сквозняке, но это предположение улетучилось, когда он услышал знакомый шёпот:

– Ты спишь?

Это был Рейден.

– Нет, – голос Ангелы прозвучал чуть громче голоса Рейдена.

Эрар уселся поудобнее, к нему подошёл друг. Мягкая кровать слегка заскрипела, когда перед Ангелой возник Рей.

– Почему ты не спишь? – спросил Красс, – Только не говори мне, что ты все ещё думаешь о произошедшем.

Ангела в ответ лишь качнул головой, произнеся:

– Не могу поверить, что ты убил его.

– Ему стало только лучше…

– Какой идиот будет рад уйти из жизни?

– Ангела, ты этого не понимаешь. Не знаешь, о чем говоришь, а я знаю, – он сглотнул, – Я видел это и понимаю, о чем он думал в тот момент.

– Я знаю, что он хотел умереть, но убивать, пусть и врага – это жестоко. Ни один человек не имеет право решать судьбу другого, если дело касается смерти. Мелла и Марвел не лучше: первая мучила охранника, а вторая вообще стояла на месте, ожидая его гибели.

Рейден вздохнул:

– Когда мне было девять, мой дядя – старший брат отца, находился при смерти. Никто не мог понять, в чем причина. Все уже свыклись с его кончиной, надеялись, что он тихо умрет, но… Он умирал в агонии. Кричал, умолял, чтобы его убили. Мама и папа молили Бога забрать его поскорее. Дядя промучился так восемь часов.

«Вот я дурак».

– Прости, – тихо произнёс Ангела и опустил голову, – Я не думал, что ты действовал так не только из-за моральных принципов, но и из-за личных переживаний.

– Все хорошо. Я знаю, тебе сейчас нелегко, – продолжил Рей, – На тебя многое свалилось за столь короткое время, но поверь – все будет хорошо. Я говорю тебе это не из-за того, что просто хочу успокоить, а потому, что так будет.

Спокойный, действительно вникающий голос Рейдена смог поумерить чувства страха и безысходности Ангелы. Он ощущал, что эти слова шли от сердца друга, из-за чего ему несказанно было тепло на душе и радостно в сердце. С каждой новой трудностью Ангела понимал: Рейден становится ему все ближе и ближе. Он невольно, одновременно с грустью и радостью, понял, что Красс – его первый действительно хороший и искренний друг.

– Знаешь, Рей, – начал Ангела, – Никто не знает, но в детстве у меня были больши-и-е проблемы с друзьями. Я был слабохарактерным, вечно ревел и позволял о себя вытирать ноги. С детского сада боялся остаться один, поэтому мне приходилось привлекать к себе внимание сверстников. Отдавал им свои игрушки, выполнял указания и желания в обмен на «дружбу».

– Но ведь вы, по сути, не дружили.

– Знаю, но я так боялся быть в одиночестве, что был готов на эксплуатацию. Они часто обижали меня, нападали и тому подобное, и я не сопротивлялся. Маме не рассказывал. Она бы тут же поговорила с моими «друзьями» и я как минимум лет на пять лишился бы окружения. Потом началась школа и переезд в район, в котором мы сейчас живём. Моим соседом стал русский мальчик.

– Как его звали?

– Андрей, – Ангела улыбнулся, – Он часто бил меня, насмехался и старался унизить в младшей школе. Итогом стало это, – рука подростка опустила горлышко майки, и сквозь пелену ночи Рейден смог разглядеть темный шрам, идущий от самой груди.

Холодные мурашки окатили Рейдена с ног до головы, и он непроизвольно сжал плечи.

– Боже, так в тот раз… – воспоминание о моменте, когда Ангела отказался переодеваться перед другом, цепко охватило его разум, заставляя понять, какую глупую и неприятную ошибку он совершил, посмеявшись над ним, – Прости, пожалуйста, прости. В тот раз…

– Не знай я правды, на твоём месте тоже посмеялся бы, – парень улыбнулся, поправляя майку, – Все равно тот мальчик потом уехал учиться в специализированную школу в России, но, похоже, мы ещё встретимся. Понимаешь, Рей? Именно после этого я возненавидел насилие, смерти, убийства. Я… Даже в кошмарном сне не желаю видеть, как лишаю кого-то жизни, не говоря уже о реальности.

Яркое осознание того, что Рей толком не знает друга, стало неумолимо грызть его.

«Он знает обо мне все. Мало того, видит насквозь, а я…» – думал про себя Красс.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий