ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Маг Земноморья A Wizard of Earthsea
6. Бегство

Стоило Острову Дракона исчезнуть вдали, Джеда вновь охватил панический страх, он пожалел о своём скором отъезде: даже привычный облик чудовища не пугал его так, как эта Бесформенная, Бестелесная Тень. Джед снял заклятие и лёг в свободный дрейф — торопиться было некуда. Что делать? Бежать? Но куда? Дракон не указал пути. Вернуться к Скале? Ведь только там можно обрести покой...

Сначала нужно навестить Тернинг и рассказать обо всём. Только на пятый день к нему осмелились подойти люди, и он начал рассказывать. Повесть была длинной...

— Ложь! Проверить всё равно некому! — вдруг крикнул кто-то из толпы. — Молчи! — вступился городской Глава. Джед продолжал... Постепенно люди поверили, что это правда, и что опасность миновала. Тогда люди попросили повторить рассказ, а к ночи уже все знали и начали сами рассказывать Джеду его же историю. Местные сказители сложили Песнь о Перепелятнике на манер старых баллад. Повсюду жгли костры. Рыбаки передавали друг другу радостную весть прямо в море, стоя в лодках. «Зло наказано! — кричали они. — Дракон не прилетит больше!»

Именно в эту ночь и испытал Джед подлинную радость, которую не знал уже в течение долгого времени. Среди ярких огней, среди шума и веселья, среди непрекращающихся песен в честь мага-избавителя — во всём этом гаме и свете не было места его Врагу, его Тени.

Но на следующий день Джед встретил Печварри.

— Я и не знал, что ты можешь всё, — со страхом и упрёком произнёс тот. Действительно, убить дракона оказалось по силам магу, но спасти беззащитное дитя... От недавней радости не осталось и следа: Джедом опять овладело душевное беспокойство. А ещё через день, несмотря на уговоры, маг взял с собой книги, посох, пушистого спутника своего и покинул Тернинг навсегда.

Два рыбака вызвались сопровождать странника, и, где бы ни проплывали они, везде их встречали Песней о Перепелятнике; каждый просил остаться хотя бы на ночь и вновь рассказать о Битве — слава летела впереди на невидимых крыльях и оповещала всех о пришествии Героя. Наконец, добрались до острова Серд, где Джед спросил у одного из капитанов, сможет ли он доставить его к Скале.

— Для меня это будет большой честью, Повелитель, — поклонившись, ответил морской волк.

При этих словах Джед отвратил лицо своё от земли, давшей ему приют, и всей душой устремился вперёд, туда, где ждала его Скала и Покой; но стоило кораблю выйти из гавани в открытое море, как с востока налетел внезапный ветер. Всё это было странным — ясное зимнее небо не предвещало бури, а погода в здешних местах отличалась постоянством. От Серда до Скалы было всего тридцать миль, и они продолжали плыть дальше. Маленькие суденышки в этих краях снабжены особым парусом, способным улавливать даже встречный ветер, капитан же был горд своим искусством и хотел отличиться перед магом, поэтому ничто поначалу не вызывало беспокойства. Отклоняясь попеременно то на север, то на юг, они постепенно пробирались всё дальше на восток. Внезапно небо заволокло тучами, и пошёл сильный дождь — управлять парусом стало трудно.

— Уважаемый Перепелятник, — обратился капитан к магу, который в знак особого уважения был допущен на мостик. — Можете ли Вы повлиять на ветер?

— Как далеко от нас Скала?

— В пятнадцати милях. Последние полчаса мы постоянно отклонялись от курса.

Джед произнёс заклятие, и ветер заметно стих. Какое-то время они плыли спокойно, придерживаясь правильного направления. Новый порыв ветра заставил их сбиться на запад. Небо стало похожим на кипящий котел, и капитан вновь закричал:

— Какого черта! Ветер как взбесился! Помогите, Ваша милость, а то погибнем!

Джед мрачно смотрел на происходящее: для себя он не ударил бы и палец о палец, но эти люди могли погибнуть, и он решил ещё раз призвать на помощь магию — паруса мгновенно наполнились искусственным ветром, сотканным из заклятий. Корабль выправил курс и пошёл прямо на восток, капитан успокоился... Но хотя Джед продолжал творить заклятия, сила его чар таяла прямо на глазах, и очень скоро парус безжизненно повис на мачте, а сам корабль беспомощно закачался на волнах. Удар грома — и судно, как испуганная кошка, буквально прыгнуло на гребень соседней волны и резко повернуло на север.

В последний момент Джед успел схватиться за поручень — корабль накренился и почти лёг на волну боком.

— Поворачивай назад! — закричал маг.

— С таким судном и назад? Вы что, Ваша милость?

— Вернешь меня на Серд, а дальше плыви, куда знаешь. Не против тебя ополчились ветры, капитан.

— Против Вас? Да Вы же сами...

— Что ты знаешь о здешних ветрах?

— Только то, что они остановят любого, кто несёт Зло. Но какое это имеет отношение к Вам, Повелителю Драконов?

— Самое прямое. Зло за моей спиной, моряк.

И больше Джед ничего не сказал, а между тем корабль набирал скорость, небо опять стало ясным, и они спокойно вошли в гавань Серда. Зимний день подходил к концу. С наступлением ночи беспокойство Джеда только усилилось. Сейчас, на берегу, он, крадучись, пробирался по узким городским улочкам, боясь посмотреть назад, через плечо: ему казалось, что кто-то крадётся следом. Он решил пойти в гостиницу, где обычно останавливались путешественники и купцы, находя здесь добрый ужин и соломенную постель на полу в общей зале. Здешнее гостеприимство другого не знало.

Джед оставил немного от ужина и, устроившись у камина, достал зверька и решил покормить его. «Хоег, дружочек, молчаливый брат мой», — приговаривал он, лаская пушистое тельце. Но зверёк не притронулся к еде, а только испуганно забился в складки одежды, будто предчувствуя беду. Всем существом Джед ощутил, что Тень где-то здесь, рядом; она затаилась в тёмном углу огромного зала и только ждёт подходящего момента... Никто не знал Джеда. Постояльцами здесь были люди пришлые, и они ничего не слыхали о Перепелятнике и его подвигах. Поэтому никто не приставал к нему с расспросами. Найдя место поудобнее, Джед устроился на ночь и сейчас лежал с открытыми глазами, пытаясь представить своё будущее, но о чём бы он ни думал, в душе маг знал, что ни один замысел, ни один план его так и не осуществится. Неумолимый Рок вёл Джеда только по намеченному пути и не давал свернуть в сторону. Во всех своих замыслах Джед неизбежно сталкивался с Тенью, она владела любой его мыслью. Только Скала оставалась неподвластной ей и излучала ослепительный Свет, но путь к Острову был закрыт — Зло не могло ступить на священную землю. То, что магические ветры защитили Скалу от Джеда, означало одно: Тень совсем близко, она стоит за спиной...

Она могла беспрепятственно передвигаться во времени и пространстве и исчезала только в лучах солнца, но в ночи или во снах вновь обретала свой привычный облик и мучила Джеда. В «Деяниях Хоуда» сказано: «Свет дневной каждый раз создаёт мир заново, предавая всему определённые очертания, он возвращает сны и привидения назад — в первозданный хаос, во тьму». Это вселяло надежду, но стоило Тени только один раз напасть на Джеда, и она могла навсегда лишить его магической силы, забрать тепло его плоти, завладеть его волей.

И в этом была судьба Джеда. Он ясно сознавал, что Тень сама вела его навстречу неизбежному. Она играла с ним, как кошка с мышкой, и час от часу становилась всё сильнее; уже сейчас она могла использовать в своих целях злых людей, лживые предзнаменования и приметы, чтобы завлечь, наконец, Джеда в ловушку. Джед чувствовал, как Тень выбирает среди спящих самого слабого, чтобы проникнуть в его душу и сделать орудием зла. Всё усугублялось ещё и тем, что сам маг с его неуверенностью, страхом и душевной раздвоенностью мог оказать сейчас лишь очень слабое сопротивление.

Такое положение становилось невыносимым. Он должен, наконец, довериться слепому случаю и бежать, бежать куда глаза глядят. С первыми проблесками зари Джед встал, торопливо вышел на улицу под бледные звёзды утреннего неба и сразу направился к причалу, чтобы сесть там на любой корабль. Ему повезло: одно судно как раз стояло под погрузкой и готово было отплыть на остров Хавнор. Джед спросил у капитана, могут ли взять его на борт. Посох мага — это одновременно и удостоверение личности, и плата за проезд в здешних местах — через час судно отправилось в путь. С первым взмахом вёсел и первым ударом барабанной палочки о туго натянутую кожу Джед вздохнул с облегчением — казалось, нет на свете музыки приятней, чем эта незамысловатая дробь.

Правда, он и понятия не имел, что будет делать на Хавноре и куда отправится дальше. Северное направление было ничем не хуже любого другого: может быть, повезёт и удастся найти корабль к Гонту, а там свидеться, наконец, с Огионом и спросить его: «Что делать? Как быть, Учитель?» А может, случай представит ему счастливую возможность добраться до отдалённых берегов, на Край Света, где уже никакая Тень не найдёт его?.. Но все эти смутные идеи не складывались в общий план. Он не знал, куда бежать, но он твёрдо знал, что ему надо скрыться, и не важно где...

Сорокавёсельный корабль легко преодолел пространство в сто пятьдесят миль всего за один день, и к вечеру следующего дня они пришли в порт Оррими, расположенный на восточном побережье Великой Земли Хоск. Здесь обычно всегда делали остановку. Джед сошёл на берег. Было ещё светло, когда он решил без всякой цели побродить по городским улочкам.

Оррими был древним городом. Окружён он был неприступной крепостной стеной, которая надёжно защищала горожан от разбойных нападений правителей Внутренних земель Хоска. Даже дома купцов напоминали боевые башни со всеми необходимыми на случай войны фортификациями. Когда Джед бесцельно бродил по улицам, ему казалось, что мрачные городские строения помогают укрываться его Врагу, а люди вокруг и не люди вовсе, а бессловесные тени, которые спешат куда-то без всякой цели. Когда солнце скрылось, Джед вновь вернулся на пристань, но даже здесь, в последних проблесках уходящего солнца, море и земля казались призрачными.

— Куда путь держите, Ваша милость?

Кто-то неожиданно окликнул Джеда. Обернувшись, он увидел странника, одетого во что-то серое и с посохом в руке. Джед успел заметить, что посох был не магический, а самый обыкновенный. Лицо незнакомца скрывал капюшон, и красный свет уходящей зари так и не осветил его, но Джед почувствовал на себе пристальный взгляд. Отступив немного, маг поднял свой тисовый посох и оградил себя от пришельца.

Странник спросил:

— Чего Вы боитесь?

— Того, что стоит за спиной.

— Да? Но я же не тень.

Джед молчал. Он знал, что человек этот действительно не связан с Тенью — он не был ни призраком, ни геббетом. У незнакомца был голос и довольно солидный живот, а это никак не вязалось с образом Тени. Человек снял капюшон, и Джед увидел морщинистое лицо и большую лысину. И хотя голос говорил о молодости, внешность убеждала в обратном.

— Я не знаю Вас, — продолжал незнакомец, — однако думаю, что встретились мы не случайно. Когда-то я слышал пророчество о юноше, которым завладеет панический страх, но он сможет побороть тьму и подняться к вершинам власти и даже к королевскому величию. Не знаю, относится ли сказанное к Вам, но лучшее, что Вы можете сделать — это отправиться ко Дворцу Терренон и взять там меч, чтобы сразиться с Врагом. Тисовый посох Вам вряд ли поможет.

Надежда и сомнение овладели душой Джеда.

— Где я могу найти Терренон?

— На острове Осскил.

При звуке этого имени в памяти Джеда возник образ ворона на зелёной траве, который внимательно смотрел на него своими чёрными, как угли, глазами. Тогда он что-то сказал ему, но что? Слова были забыты, а смысл их остался неразгаданным.

— Что-то мрачное есть в названии острова, — сказал Джед, пытаясь проникнуть в душу своего собеседника и определить его человеческую сущность. В его поведении было нечто такое, что выдавало в нём колдуна или даже мага, но в то же время незнакомец казался надломленным, больным, и нечто рабское сквозило в его словах.

— Вы ведь приплыли с острова Скалы, — сказал странник, — а ваши маги всему дают тёмные имена, считая, что только Скала излучает свет.

— Кто вы?

— Путешественник, торговый агент с острова Осскил. Я здесь по делу.

Джед больше ничего не сказал, а незнакомец, поклонившись, пожелал доброй ночи и ушёл.

Джед стоял в нерешительности, не зная, последовать ему за этим знаком или воздержаться от действий. Красные отблески вечерней зари почти исчезли с вершин соседних холмов и с поверхности моря. Спустились серые сумерки, и вслед за ними быстро наступила ночь.

Наконец Джед решился и пошёл вдоль набережной. Вскоре он наткнулся на рыбака, который вынимал сеть из моря и спросил его:

— Знаешь ли ты, какой корабль плывёт на Север, — к острову Семел или Энлейд?

— Вон тот. Он только что пришёл с острова Осскил и собирается обратно.

Джед сразу направился к указанному кораблю. Это было шестидесятивёсельное судно, вытянутое, как змея, покрытое от долгого плавания морскими ракушками, красная ватерлиния была испещрена чёрными надписями магических рун. Перед Джедом предстал мощный, видавший виды, быстроходный корабль. Вся команда уже собралась на борту и ждала сигнала, чтобы отправиться в плавание. Джед обратился к капитану с просьбой доставить его на Осскил.

— Чем будешь платить?

— Я маг и могу управлять ветрами.

— Это пустяк. Что, денег нет?

В Тернинге Джеду хотели заплатить и предлагали большие суммы, но он выбрал всего десять монет на всякий случай. Сейчас он и предложил их капитану. Капитан отказался.

— Твоя монета не имеет цены. Нечем платить — уходи.

— Может, нужны люди? В своё время я был гребцом.

— Другой разговор. Нам как раз не хватает двоих. Занимай место на скамье, — сказал капитан и больше не обращал на Джеда никакого внимания.

Итак, отложив магический посох и связку книг, Джед снова стал простым гребцом на торговом судне. Они оставили Оррими на рассвете, и в первый день плавания Джеду показалось, что он не сможет справиться со своей работой. Из-за раны в плече левая рука отказывалась подчиняться, он каждый раз сбивался с ритма, пропускал такт, который отбивала чёткая барабанная дробь. Каждая вахта длилась около двух-трёх часов, потом короткий отдых, в течение которого натруженные мускулы Джеда не успевали отдохнуть, а потом — вновь за работу. Только на третий день Джед свыкся и справлялся теперь не хуже других.

Здесь не было того духа товарищества, которое испытал Джед во время своего первого плавания на борту «Тени». Команды с островов Гонт или Андраден набираются в основном из свободных людей, таких же торговцев, как и сам владелец судна, которые разделяют вместе общую прибыль; на острове Осскил обычно используют рабов или наёмников и расплачиваются с ними после каждого плавания маленькими золотыми монетами. Золото высоко ценится на острове Осскил, но жёлтый металл — ненадёжный повод для дружбы, и хорош он только для драконов. Среди рабов Джед не смог найти друзей. Все они были с острова Осскил и не говорили на Хардиге, языке Архипелага. Бледнолицые, они называли Джеда Келубом, что означало краснокожий, и хотя гребцы знали, что рядом с ними маг, это не вызывало у них никаких других чувств, кроме плохо скрытого презрения. В такой компании Джеду меньше всего хотелось обзаводиться знакомыми. Сидя на скамье, сбиваясь с ритма, Джед постоянно ощущал общую неприязнь и свою полную незащищённость. Ночью, когда он спал, завернувшись в плащ, его посещали кошмары, которые тут же забывались при пробуждении, и Джеду казалось, что каждый матрос из команды может стать рабом Тени, а, следовательно, — убийцей, и подозрительность его со временем росла.

Все свободные граждане с острова Осскил носили длинные ножи на бедре, и, когда Джеду пришлось обедать с командой, один из гребцов спросил:

— Ты раб, Келуб, или клятвопреступник?

— Ни то, ни другое.

— А почему не носишь кинжал? Боишься драки? — сказал матрос по имени Скиор.

— Нет.

— Может быть, твоя собачка дерётся за тебя?

— Да это и не собачка вовсе, а оутак, — сказал один из слушающих и добавил что-то на местном наречии. Скиор улыбнулся, а Джеду показалось, будто изменилось само лицо гребца, словно им завладела некая сила. Но минуту спустя маг вновь посмотрел на Скиора, и тот выглядел как обычно: просто собственные страхи не давали магу покоя, и он переносил их на всё, что видел вокруг. Но этой ночью в своих кошмарах Джед ясно увидел Скиора. Как бы там ни было, а Джед теперь держался от матроса подальше, впрочем, и сам матрос уже не вступал в конфликт, и до конца плавания они не перемолвились ни единым словом.

Снежные вершины гор Хавнора исчезли вдали, в непроницаемых зимних туманах. Вскоре они вошли в море Еа, где погибла знаменитая красавица Эльфарран. Ровно на два дня зашли они в порт Верила, потом двинулись дальше. Команда ни разу не покинула корабль. Наконец они достигли моря Осскил, и паруса их наполнились северо-восточным ветром. Несмотря на непогоду, корабль благополучно доставил груз в порт Нешум.

Джед увидел вдали узкую полоску берега; ветер и дождь мешали рассмотреть город, очертания которого смутно вырисовывались за мощными волнорезами гавани, а ещё дальше — вершины холмов, на которых не видно было ни одного деревца. Серое зимнее небо в этой части Света резко отличалось от небес Сокровенного Моря.

Люди из Морской Гильдии порта Нешум вступили на корабль и стали осматривать груз: золото, серебро, драгоценные камни, шелка и ковры — дорогие безделушки, предназначавшиеся для правителей Осскила. С гребцами тут же был произведён расчёт, и они покинули корабль. Преодолев подозрительность, Джед, наконец, решил спросить, где находится Дворец Терренон. Прохожий спешил и поэтому сказал что-то невнятное, но Скиор, который оказался рядом, услышал всё и предложил: «Нам по пути».

Джед очутился в безвыходной ситуации: он не знал ни языка, ни здешней местности. Но делать нечего. Не сам он выбрал этот остров, значит, надо идти до конца, навстречу Судьбе. Джед поднял капюшон, взял посох, багаж и пошёл вслед за осскильцем по городским улочкам к заснеженным холмам, что виднелись вдали. Зверёк спокойно сидел в кармане — здешний холод был непривычен для него. Холмы были видны повсюду, а между ними только торфяные болота. Они шли при полной тишине, и безмолвие царило вокруг.

— Долго ещё? — спросил Джед после того, как они прошли несколько миль. Вокруг уже не было видно никакого жилья. Скиор обернулся. Он скинул капюшон и сказал:

— Не очень.

Лицо его было ужасным, зло исказило его черты, но Джед отнёсся к этому спокойно: ни одного человека на этом свете он не боялся. Пугала его неизвестность. Джед кивнул в ответ, и они продолжили путь. Они шли по узенькой тропке среди бескрайних снегов и мёртвого кустарника. Время от времени тропинка сворачивала куда-то или разветвлялась. Огни города совсем исчезли вдали и, казалось, полностью затерялись в этих безжизненных просторах. Только сильный ветер свободно гулял здесь. Спустя несколько часов Джед, наконец, смог разглядеть на соседнем холме какой-то мрачный силуэт, напоминающий белый клык. В неясных сумерках трудно было различить, что это — башня или дерево?

— Мы идём туда? — спросил Джед, указывая вперёд.

Скиор на этот раз ничего не ответил и молча продолжал идти дальше. Путь оказался долгим, и Джед порядком устал, ведь ему перед этим пришлось провести бессонную ночь на корабле. Джеду начало казаться, что он бесконечно будет странствовать в затерянных снежных долинах, окутанных молчанием и тьмой. Он даже подумал, что всё это — сон, обычный кошмар, не явь. Все чувства притупились. Сейчас Джед не испытывал даже страха. Зверёк пошевелился в кармане, и это на мгновение вернуло его к реальности, и смутное ощущение опасности появилось вновь.

— Уже совсем темно. Как долго нам идти, Скиор?

— Скоро придём, — после короткой паузы последовал обычный ответ.

Но теперь голос Скиора уже утратил своё обычное звучание, казалось, это говорит существо иного рода, для которого произносить членораздельные звуки — большой труд.

Джед остановился.

— Скиор! — обратился он вновь к своему спутнику. И тот ещё раз обернулся на зов. Но на этот раз Джед вместо лица увидел чёрную дыру, обрамлённую капюшоном.

Прежде чем Джед смог что-то сказать, геббет позвал его своим нечеловеческим голосом и произнёс истинное имя мага: «Джед!»

Ни к каким превращениям уже нельзя было прибегнуть. Тень знала его имя и заключила намертво в человеческом теле. Перед геббетом Джед стоял теперь совершенно безоружным. Ему неоткуда было ждать помощи в этих безлюдных местах и теперь ничто не отделяло его от Врага — только тисовый посох, который он по-прежнему сжимая в правой руке.

Тень завладела душой и телом Скиора, и теперь сделала к Джеду шаг и протянула руки. В гневе и ужасе Джед поднял посох высоко над головой и ударил со всей силой по пустому капюшону. От удара пустой плащ, наполненный только ветром, обмяк и почти расстелился по земле, но потом вновь принял прежнюю форму, как будто в нём возникла человеческая плоть. Раскачиваясь от сильного ветра, Тень двинулась на Джеда. Как когда-то у горы Кнолл, Джед взмахнул посохом и стал изо всех сил колотить бесформенную тварь, но удары его вязли, как в вате. Магический посох уже дымился и обжигал руки, в отчаянии Джед бросил его в снег и, не оглядываясь, побежал в сторону холма.

Он бежал, а геббет следовал за ним по пятам, не имея возможности ни догнать Джеда, ни отстать от него. Джед бежал, не оборачиваясь. Геббет ещё раз воззвал к нему, но если имя лишило Джеда магической власти, оно не смогло лишить его физической силы, и тело по-прежнему слушалось мага, и он бежал, бежал на последнем дыхании. Наступила кромешная тьма, снег запорошил тропинку. Джед бежал наугад, уже не зная, куда. Стучало в висках, глаза готовы были выскочить из орбит, и он уже не бежал, а пробивался сквозь пургу, а неутомимый преследователь так и не мог догнать Джеда — он всегда оставался сзади. Тень шептала ему что-то, взывала к нему, но он знал, что граница между Жизнью и Смертью проходит где-то там, в его мозгу — прислушайся он к увещеваниям, перейди невидимый порог, и тогда — конец. Из последних сил Джед продолжал бороться и пробиваться вперёд. Сейчас он карабкался по какому-то невидимому склону. Ему показалось, что свет замерцал впереди, и будто голос уже не сзади, а впереди его, позвал: «Приди! Приди ко мне!»

Джед попытался крикнуть что-то, но не смог. Бледный свет в белой мгле стал ещё ярче, и Джед увидел, наконец, ворота — стен вокруг не было... Он сделал последнее усилие и рванулся вперёд, геббет попытался задержать его, но Джед уже пересёк заветную черту и хотел повернуться, чтобы закрыть створки, как нога подкосились, а в глазах помутнело: разум его погрузился во мрак.

Читать далее

Отзывы и Комментарии