Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги И пусть даже одержимые злом Even The Wicked
Глава четырнадцатая

Если у каждого людского сообщества должен быть свой Кони-Айленд,[1]Район Нью-Йорка, где расположены парки и увеселительные заведения. то Оук-Блафс был Кони-Айлендом этого острова.

Зак въехал в город около одиннадцати утра, минуя пришвартованные слева у берега суда. Первым признаком того, что он въезжает в карнавальный город, было множество колесных пароходов. Пароходы были предназначены непосредственно для развлекательных прогулок, и ни один уважающий себя моряк не приближался к ним ближе чем на десять футов.

По мере того как он углублялся в город, высматривая место, где можно оставить машину, он все больше поражался количеству баров на каждой улице. Он знал, что Оук-Блафс и Эдгартаун были единственными «мокрыми» городками на острове, и тем не менее, ему показалось, что Оук-Блафс слишком уж отчаянно пытается перещеголять своих «сухих» соседей.

Он припарковал машину в трех кварталах от карусели и пешком пошел назад по главной улице. На улице было полно народу, и он наверняка не обратил бы внимания на парня, идущего сзади, не будь на этом парне ярко-оранжевой рубашки. Эта полыхающая рубашка сразу бросилась ему в глаза, и по мере того, как он шел мимо прилавков с «хот-догами», с мороженым, с сахарной ватой, он все больше и больше убеждался в том, что парень в оранжевой рубашке следует именно за ним. Несмотря на все то, что произошло с тех пор, как он приехал на остров мысль о том, что за ним могут следить в этом карнавально-мишурном городе, все же казалась нелепой. Он быстро прошел мимо итальянского ресторана на углу, повернул направо и нашел тот бар, в котором человек по фамилии Карпентер нанял Ахава. Поколебавшись с минуту перед входом, он зашел внутрь. Парень в оранжевой рубашке зашел секундой позже.

Зеркало за стойкой бара было завешено рыболовной сетью. Зал был длинным и узким. Два человека, оба в рыбацких сапогах, играли в шафлборд. Стойка бара была вся изрезана и покрыта зазубринами. Судя по количеству пронзенных стрелой сердец с инициалами, Оук-Блафс был на редкость любвеобильным городом. Зак пододвинул обитый дерматином табурет и сел. Парень в оранжевой рубашке устроился у другого конца стойки и заказал пиво. Бармен принес ему пива и затем подошел к Заку.

— Вам? — спросил он.

— Водки, — ответил Зак. — И человека по имени Карпентер.

— Водка у меня имеется, — бармен подцепил щербатый стакан, достал бутылку с полки под сетью и налил.

— Хотите запить чем-нибудь?

— Дайте воды. Так как насчет Карпентера?

— Никогда о таком не слышал. Вы из полиции?

— А разве похож?

— Полицейские из Эксл-Сентер все похожи на выпускников Гарварда. — Бармен пожал плечами. — Если к тебе подходит какой-нибудь тип и задает вопросы, значит, он либо легавый, либо бандюга. А я не прислуживаю ни тем, ни другим.

— Я и есть ни тот, ни другой.

— А зачем вам нужен этот самый Карпентер?

— Он завтра выходит на лодке в море. Мне бы тоже хотелось порыбачить. Вот я и подумал, может, он возьмет меня с собой.

— Это большой рыбак, — вступил в разговор парень в оранжевой рубашке.

Зак повернулся к нему:

— Вы говорите о Карпентере?

— Я не знаю никакого Карпентера. Я говорю о вас, — усмехнулся парень. У него была прическа с высоким коком, лицо его обрамляли длинные черные баки. Глаза были карими, жесткими, с несообразно длинными, девичьими ресницами. На узких губах — едва заметная глумливая ухмылка. На вид ему было не больше семнадцати, но он был превосходно сложен; оранжевая рубашка туго обтягивала тренированные мускулы.

— Я бы посоветовал тебе заняться своими делами, сынок, — сказал Зак.

— Я не принимаю советов от незнакомцев, — ответил парень.

— Закрой пасть и не лезь не в свои дела, Роджер, — вмешался бармен.

— Разве я не плачу за пиво?

— Это не дает тебе…

— Не надо меня толкать, Билл. Я не люблю, когда меня толкают.

— Важная персона, — с отвращением произнес Билл, отпуская парня. — Если вам надо нанять лодку, мистер, так их здесь полным-полно. Разве она обязательно должна принадлежать Карпентеру?

— Да нет. Но я подумал, вдруг вы его знаете?

— Чужакам не следовало бы соваться со всякими вопросами, — бросил Роджер со своего конца стойки.

— Ты не хочешь пойти прогуляться? — поинтересовался Зак.

Роджер помолчал мгновение, затем кивнул:

— И в самом деле, пойду. — Он быстро поднялся с табурета, заплатил за пиво и вышел из бара.

— Никому от него покоя нет, — посетовал Билл. — Негодяй. Уже успел отсидеть.

— В его-то годы? — удивился Зак.

— Ему девятнадцать. Не связывайтесь с ним, если не хотите иметь дело с полицией.

— Как раз этого-то мне сейчас меньше всего хочется.

— Вот и держитесь подальше от этого Роджера. Мой вам совет.

— За совет спасибо. Значит, не знаете Карпентера?

— Никогда о нем не слышал. Сожалею, но…

— Что ж, ладно. Сколько с меня?

Он уже расплачивался с барменом, когда в бар вернулся Роджер. С ним были еще два подростка.

— Ну как, нашли лодку? — спросил он Зака.

— Нет.

— А Карпентера?

— Нет.

— Ой, как обидно!

— Ага.

Зак собрал сдачу и вышел из бара. Взглянув через плечо, он увидел, что Роджер и его приятели последовали за ним. И вдруг он вспомнил, что в кармане у него сто тысяч долларов.

Он перешел через дорогу, идя на звук каллиопы, раздававшийся в высоком деревянном строении, и вошел в здание. Половину этого деревянного сооружения занимала монотонно вращавшаяся карусель. К карусели была протянута длинная деревянная «рука», украшенная кольцами, одно из которых, как предполагалось, было золотым. Наездницы — по большей части девочки-подростки — тянулись к золотому кольцу всякий раз, когда проезжали мимо. Девочки были большими знатоками этой игры. Каждый раз какая-нибудь из них, подкатывая к руке, быстро-быстро хватала кольца — пока ее лошадка двигалась мимо, девочка успевала сорвать с полдюжины колец. Монотонно вращалось колесо. Монотонно демонстрировали ловкость девочки, срывая кольца. Музыка каллиопы наполняла просторное помещение, создавая мнимую атмосферу карнавала. Зак понаблюдал некоторое время, затем отошел к прилавкам напротив карусели.

Мужчина выхватил сахарную вату из быстро вращающегося металлического таза — розовый пух, вздымающийся вокруг горелки.

— Я ищу человека по имени Карпентер, — сказал Зак.

Мужчина поднял голову:

— Вроде, не знаю такого.

— Он рыбак, — донесся из-за спины Зака голос Роджера. — Этот человек тоже рыбак. Бо-ольшой рыбак.

— Все равно не знаю, — продавец сахарной пудры старался не смотреть на Роджера, тем самым показывая, что лучше с ним дела не иметь.

— Спасибо, — Зак обернулся. Три парня загородили ему дорогу.

— Вы мешаете мне пройти, — заметил он.

— Разве? — отозвался Роджер.

— Ну, ну, ребята, — терпеливо произнес Зак.

— И куда же мы идем?

— Дайте пройти.

— С какой стати? Вы можете запросто обойти нас, — Роджер продолжал хамить.

Зак почувствовал, как у него сжимаются кулаки. Он заставил себя расслабиться и обошел парней, Роджер хихикнул у него за спиной. Зак уже направился к двери, когда услышал позади себя стук их ботинок по деревянному полу.

Возвращаясь назад к своей машине, он заглядывал каждый встречный бар и спрашивал о Карпентере. Никто не мог ничего сказать об этом человеке. И каждый раз, когда он выходил на улицу, его поджидали Роджер с приятелями.

Связываться с малолетней шпаной ему не хотелось. Было почти 11.30. Немногим более чем через два часа ему нужно быть на пароме. Перспектива уличной потасовки с юными хулиганами не очень-то прельщала его — ведь в Провиденсе его ждала Пенни, и жизнь ее зависела от того, успеет ли он на паром. Он упрямо шел к машине. Роджер с приятелями подошел к автомобилю, когда он уже поворачивал ключ зажигания.

Роджер вскарабкался на капот, как бы оседлав его. Оба его дружка уселись на правом крыле. Зак опустил стекло.

— В чем дело, ребята? — поинтересовался он.

— Мы хотим прокатиться, — ответил Роджер.

— Марш с капота, — приказал Зак.

— Прокати нас, дяденька рыбак.

— Вы заслоняете мне стекло.

— Ах, какая жалость, — воскликнул Роджер.

Зак вздохнул, открыл дверцу и направился к Роджеру. Едва он успел вылезти из машины, как двое парней спрыгнули с крыла, открыли дверь с противоположной стороны и забрались на заднее сиденье.

— Эй! — крикнул Зак. — Какого черта..? — Он вернулся к машине. Просунувшись внутрь и склонившись над рулевым колесом, он сказал:

— Ребята, мне совсем не…

Он взглянул через переднее сиденье. У противоположной дверцы стоял Роджер. В его руке был зажат «смит-вессон» 38-го калибра.

— В машину, рыбак, — скомандовал он.

Зак уставился на револьвер.

— Полезай, я сказал!

Зак сел в машину.

— Закрой дверь.

Он закрыл.

— А теперь давай сюда добычу, — велел Роджер.

— О чем это ты?

— О ста тысячах.

— Каких ста тысячах?

— Хочешь, чтобы мы их у тебя отняли, рыбак?

— У меня их нет, как же вы можете их отнять?

— Заводи машину, — приказал Роджер. — Поезжай прямо по улице, затем свернешь налево. Мы найдем место, где сумеем тебя убедить.

Зак завел «плимут» и через некоторое время влился в общий поток машин. Толпы народа на тротуарах покупали сувениры, «хот-доги», сахарную вату. Автомобиль медленно ехал по главной улице.

— Впереди на перекрестке — регулировщик, — предупредил Роджер. — Не вздумай дурить. Я умею обращаться с револьвером.

— Думаешь, я остановлю машину и начну кричать?

— Я бы не советовал.

— А почему бы и нет? Что мне терять?

— Собственную жизнь, — ответил Роджер.

— И ваши жизни тоже. Держу пари, что вы не такие глупцы.

— Что ты мелешь?

Зак резко остановил автомобиль и поставил его на ручной тормоз. Тут же сзади послышались нетерпеливые гудки.

— Давай, поезжай! — забеспокоился Роджер. — Черт побери, последний раз предупреждаю! Двигай свой тарантас!

— Ну, валяй, стреляй, — ухмыльнулся Зак. — Этот полицейский будет здесь через две секунды. Ну, стреляй же, болван!

Роджер колебался. Его лицо покрылось мелкими каплями пота. С заднего сиденья один из парней зашипел:

— Рог! Легавый уже подходит.

— Поезжай давай, сволочь! — закричал Роджер. Рука с револьвером затряслась. Регулировщик приближался к «плимуту», размахивая руками. Это был высокий, краснолицый мужчина. На его синей рубашке проступали пятна пота. Сдерживая ярость, еще больше краснея лицом по мере приближения, он быстро шагал к машине.

— Ты бы лучше… — начал было Роджер.

— Ты бы лучше убрал пушку, — посоветовал Зак, и Роджер тут же засунул пистолет в карман.

— Ну, какого черта встали? — спросил полицейский.

— Да вот высаживаю ребят, сэр, — вежливо ответил Зак.

— На самом оживленном перекрестке? Боже мой, у вас с головой..?

— Да они уже выходят, сэр, — извинился Зак. — Поторапливайтесь-ка, ребята. Мы задерживаем движение.

— Если вам надо выходить, так выходите! — рявкнул полицейский. — Ну, побыстрей!

Роджер бросил на Зака угрожающий взгляд, открыл дверцу и вылез из машины. Ребята с заднего сиденья поспешили за ним.

— О'кей, мистер, поезжайте! — махнул рукой полицейский, и Зак незамедлительно тронулся с места.

— До скорого, Роджер! — крикнул он через плечо, повернул налево и погнал автомобиль в сторону Эдгартауна.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть