Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Хранительница времени. Возвращение
Глава 1


– Она не согласится, – уверенно заявила Аскания.

– А кто ее спросит? – пожала плечами Эфри. – И потом, это на благо Лирдианы, сама знаешь. И Оракул настаивал.

– Свою магию используешь? – прищурилась покровительница Аронии.

Богиня любви усмехнулась.

– Знаешь, впервые мне не хочется этого делать. Понаблюдаю за ними, может, сами справятся. Правда, они оба такие упрямые. Но тем интереснее будет финал…


*****


Мне всегда нравилось смотреть на огонь. С детства моим любимым занятием стало коллекционирование разнообразных свечей и подсвечников. Не просто складывала их на полку, протирая время от времени и хвастаясь своим богатством перед всеми желающими. Я часто использовала экспонаты, выключая свет и поджигая фитили поздно вечером, любуясь на подергивающееся от сквозняка пламя. Огонь завораживал меня, а замысловатые тени, танцующие на стенах, рождали немыслимые картины и заставляли сладко замирать сердце.

Спички я освоила еще в детском саду и даже научилась весьма успешно прятать их от воспитательницы. Сидя в кустах, я упорно опровергала расхожую фразу "Спички детям не игрушка" и почти никогда не попадалась. Возможно, еще и потому, что ни разу не устроила пожар, что удивительно. В школе я перешла на зажигалки, а в последнем классе пыталась начать курить. Хорошо, что дурная привычка не перешла в постоянную, я вовремя опомнилась, но от зажигалок в кармане не отказалась. В институте я пользовалась популярностью у любителей ходить в походы, потому что могла с легкостью разжечь костер даже под сильным ливнем, чем заслужила уважение самых заядлых фанатов туризма. Впрочем, мне быстро надоели вылазки на природу, я все равно почти ничему не научилась. Ночевать в лесу мне не нравилось, насекомые раздражали, а чашечка горячего кофе в постели была милее ночевок в палатке и уж тем более сомнительного удовольствия от купания в озере. Плавать я не любила и едва не завалила в институте зачет по физкультуре в том семестре, где занятия проходили в бассейне. Я и ванну-то никогда не принимала, исключительно душ, долго находиться в воде мне было неприятно.

Свечи я зажигала часто, и когда было радостно, и когда грустно. В первом случае мечтала, во втором – успокаивалась. Вот сейчас мне было не просто грустно, а очень плохо, и даже семь любимых подсвечников с зажженными восковыми палочками всех цветов радуги не могли поднять мне настроение. Оно упорно стремилось к нулевой отметке.

От созерцания огня меня отвлек телефонный звонок. Мельком взглянув на высветившееся на экране имя, я нажала на кнопку:

– Да?

– Никусь, я на минутку, – прошептала в трубку моя подруга Танька. – Мы с Леркой не можем дождаться завтра, так интересно, как у тебя проходит романтический вечер, что тебе Стас подарил? Буквально два слова, и все!

Ну вот, а я надеялась, что этот разговор состоится не сегодня… Но отбиваться от девчонок дежурными фразами не хотелось.

– Никак, – вздохнула я. – Мы расстались.

– Не поняла?! – крикнула Танька в трубку, а я поморщилась. – Как это расстались?! Когда?!

– Буквально два часа назад, – призналась я.

Судя по возне, у Танюхи отобрали телефон, и я услышала голос Лерки:

– Ника, ты дома? Мы сейчас приедем!

Да, наверное, это и к лучшему, совершенно не хотелось грустить одной.

– Я дома, только не там, где вы думаете, – призналась я, диктуя девчонкам адрес. Еще и это им объяснять…

О квартире, где я сейчас находилась, я узнала всего пару месяцев назад. Жилплощадь досталась от родителей, которые погибли, едва мне исполнилось два года. Папу я не помнила совсем, в память о маме сохранился неясный образ – ни лица, ни фигуры, только ощущение родного тепла и нежных рук. Родители были археологами, и последние раскопки оказались смертельными. После родов мама впервые присоединилась к отцу, и оба не вернулись из той злополучной поездки. В семейном альбоме, к сожалению, сохранилось очень мало фотографий. Судя по ним, я была очень похожа на маму.

Меня воспитывала тетя, мамина младшая сестра. Когда она осталась со мной на руках, ей было всего двадцать два года, она едва успела закончить институт. Полина так и не вышла замуж. Повзрослев, я винила во всем себя, но тетя упорно это опровергала, считая, что все дело в ее инвалидности – Поля хромала на одну ногу. К тому же тетя считала себя обязанной моей маме за то, что та забрала ее из детского дома – мои бабушка и дедушка погибли в автокатастрофе, в которой Полина и получила травму, испортившую ей всю жизнь. Но самое главное – Поля очень любила меня, а я ее. Мы давно привыкли жить вместе, и у меня не было человека ближе, чем она.

Полина работала в библиотеке, получая копейки, и до определенного момента я не интересовалась, почему мы никогда ни в чем не нуждались. Потом тетя поведала мне, что денег, оставленных моими родителями, хватит до конца жизни. Два месяца назад она раскрыла еще одну тайну – мне принадлежит однокомнатная квартира, возможно, не самая шикарная, но все-таки отдельная. Полина втайне от меня наняла рабочих, и они сделали ремонт – не евро, конечно, но вполне приличный. Сначала я обиделась, что тетя так много скрывала от меня, но она призналась, что очень не хотела, чтобы я съезжала. Однако событие двухмесячной давности заставило ее признаться. Именно тогда у меня завязались отношения со Стасом. Полина решила, что я уже достаточно взрослая, чтобы устраивать свою личную жизнь.

Стас… Мы познакомились весьма прозаически, на улице. Он подбросил меня до института, куда я, по своему обыкновению, опаздывала. Букетно-конфетный период был весьма недурен, я летала на крыльях любви, и вскоре начала оставаться у Стаса на ночь. Он снимал квартиру, переехав в город из области, и делал успешную карьеру как ведущий менеджер в фирме по продаже электроники. Понимая, что у меня намечается что-то серьезное, тетя рассказала о квартире, находившейся, к слову, в соседнем доме. Видимо, именно поэтому я о ней не знала – тетя никогда и никуда надолго не отлучалась. Полина вручила мне ключи и искренне пожелала счастья.

Я до сих пор не могу понять, почему я так и не призналась Стасу о том, что у меня есть квартира. Наверное, не хотелось выглядеть в его глазах богатой невестой, и желание проверить чувства было сильнее, нежели желание порадовать любимого. Я уже два месяца жила на два дома – Стас провожал меня до теткиной квартиры, я забегала к ней поболтать и отчаливала к себе. Об этой квартире не знал никто, даже мои подруги. Мне нравилось находиться там в одиночестве, и моя обожаемая коллекция подсвечников замечательно смотрелась в старинном серванте, доставшемся от родителей.

Впрочем, долго скрывать собственное гнездышко я не собиралась, и именно сегодня планировала признаться Стасу. Не сложилось…

Я заваривала чай, когда в дверь позвонили. Ну вот, сейчас начнется…

Ураганам ведь принято давать женские имена? В мою квартиру влетели целых два, по имени Татьяна и Валерия. Сунув под нос букет, Танька впихнула мне в руки миленького плюшевого мишку и потрясла бутылкой вина. У Лерки в руках я заметила торт и огромную пиццу. Девчонки, я вас обожаю!

– С днем рождения! – в унисон крикнули девчонки и полезли целоваться. У меня из глаз потекли слезы радости… Приятно, черт возьми.

– Где у тебя кухня, мелочь? – вопрошала Танька. – Точнее, ты уже не мелочь, как-никак, двадцать один исполнилось.

– Чья это квартира, скрытная ты наша? – перебила ее Лерка. Я хлопала ресницами, смахивая непрошеные слезы, устроила мишку в комнате, а сама отправилась наливать воду в вазу.

– Рассказывай, – потребовала Танька, когда мы расположились на моей весьма уютной кухне. Полина заказала ее в синем пластике, знала, что я этот цвет обожаю.

Вздохнув, я поведала девчонкам историю собственной квартиры. Они ахали и охали, потом слегка обиделись, но быстро отошли, поняв, что лишний раз вспоминать о родителях для меня непросто. Выпив за именинницу, девчонки осторожно спросили, что же все-таки случилось сегодня. Шмыгнув носом, я начала рассказывать.

Мы со Стасом еще неделю назад договорились, что мой день рождения будем справлять вдвоем. Мне обещали романтический ужин в ресторане, особенный подарок (я рассчитывала на колечко) и море удовольствия. Перед девчонками я сразу извинилась, договорившись встретиться на следующий день, отпросилась с работы (уже начались летние каникулы, и я подрабатывала секретаршей) и отправилась на квартиру к Стасу.

Уже два дня я жила у него и очень радовалась этому обстоятельству. В субботу мы проводили Полину до автобуса, который должен был отвезти ее в санаторий в области, куда она купила путевку на неделю. Я побросала в большую спортивную сумку самые необходимые вещи и, счастливая, переехала в квартиру Стаса. Однако сумка так и осталась не разобранной, а мы все выходные предавались ничегонеделанию, смотрели романтические комедии и не вылезали из постели.

Правда, стоит признать, эта самая постель меня не особо вдохновляла. Стас был у меня вторым, не чета моему первому неудачному опыту. Хотя ничего подобного из того, что описывалось в моих обожаемых любовно-фэнтезийных романах, у нас и рядом не валялось, но мне было приятно доставлять удовольствие любимому человеку. Впрочем, Стас и не замечал, что я не получаю полного удовлетворения, но я надеялась, что со временем мы затронем эту тему.

Понедельник, как говорится, день тяжелый, но улизнуть с работы я все-таки смогла. Пританцовывая от предвкушения замечательного вечера, я вприпрыжку влетела в квартиру Стаса. Собиралась быстро принять душ, наложить макияж и переодеться в специально купленное по этому случаю платье, которое, кстати, надо было вытащить из сумки и погладить. Любимого я планировала встретить во всей красе. Встретила…

Открыв дверь ключом, выданным мне Стасом накануне, я поняла, что в квартире не одна. И Стас тоже не один. За дверью спальни я услышала два голоса, причем второй принадлежал женщине. Я замерла на пороге, почувствовав, как острая игла ревности впивается в сердце. С трудом взяв себя в руки, я пересекла прихожую и распахнула дверь.

Стас стоял на коленях перед незнакомой девушкой и протягивал ей коробочку с кольцом. Моим кольцом! Я еще вчера случайно видела, как он прятал его в нижний ящик стола, и уже предвкушала, что сегодня получу не только признание в любви, но и предложение замужества. А то, что я лицезрела перед собой, не имело ничего общего с моими мечтами. Он предлагал руку и сердце другой! Я перевела взгляд на девушку, но от начавшейся истерики почти не разобрала черт ее лица. Только заметила длинные светлые волосы и стройную фигуру. Вот стерва! Да еще и блондинка!

Блондинок я не выносила, как вид. Никак. Совсем. Они всегда переходили мне дорогу! В детском саду моя первая любовь, Витька с третьего этажа, предпочел мне белокурую Наташку из соседнего дома. К слову, они потом поженились, ребенка родили. В школе новоявленный принц на белом коне, Сережка из четвертой парадной, через два месяца романтических посиделок на лавочке переметнулся к нашей однокласснице, блондинистой Томке. И хоть их любовь продлилась недолго, но урок я запомнила. В институте… эх, да что говорить! И опять – блондинка!

Я была ее полной противоположностью – густые каштановые волосы, отливающие рыжиной и спускающиеся ниже лопаток, и карие глаза. Правда, кожа отливала аристократической бледностью, но веснушки на носу никто не отменял. Фигурой меня бог не обидел, как и ростом чуть выше среднего, но разве это сравнится с белокурой нимфой!

– Ника! – возмутился мой ненаглядный. – Почему ты врываешься без предупреждения?! Впрочем, это к лучшему, я все равно собирался тебе сказать, что между нами все кончено. Я собираюсь жениться, и отнюдь не на тебе.

– Но… – пробормотала блондинка, а на меня напал ступор. Я не могла поверить в то, что происходит, это напоминало комедию абсурда!

– Забирай свои вещи и возвращайся домой, Ника, – продолжил Стас. – Мне жаль, но я действительно люблю другую.

– Стас, я… – Блондинка пыталась что-то сказать, но дослушивать я не стала. Резко развернувшись, схватила сумку, оставленную у тумбочки в прихожей, и в мгновение ока вылетела из квартиры несостоявшегося жениха. Такси я поймала, на удивление, очень быстро, и уже через полчаса сидела в своей квартире и рыдала. А потом зажгла свечи…

Подружки слушали, не перебивая, а затем дружно разразились тирадой, какой Стас гад и сволочь, и просто не достоин такой замечательной меня. Лерка, правда, предположила, что на Стасе приворот, но я отвергла эту мысль, потому что хоть и любила фантастику, но ни в какие привороты не верила. Мне почему-то казалось, что блондинка – бывшая пассия Стаса, решившая сменить гнев на милость. А я опять осталась на обочине…

Девчонки утешали меня, как могли, хотя их слова мало доходили до моего сознания. Мне надо было пережить это предательство и начать жить дальше. А это я могла сделать только сама.

Я проводила подруг до остановки около десяти вечера. Расцеловав обеих, я пообещала завтра позвонить, и вернулась в пустую квартиру. Спать не хотелось совершенно, хотя завтра надо было на работу к девяти. Оглядевшись, я решила оставить в сегодняшнем дне большую часть негатива. А для этого следовало разобрать собственную сумку, чтобы не спотыкаться об нее еще несколько дней и не вспоминать о том, что произошло на квартире у Стаса. В конце концов, сумка не такая уж и большая, справлюсь за полчаса.

И решительно рванула молнию.

Поверх джинсов и футболок лежала явно чужая вещица – какой-то кругляш размером с половину ладони, мгновенно засверкавший под ярким светом люстры. Я подняла странный предмет и сразу же почувствовала покалывание в подушечках пальцев, как будто меня ударило легким разрядом тока. Вздрогнув, я едва не выронила находку, но в следующую секунду неприятные ощущения пропали.

Это оказались необычные, весьма тяжелые часы в оправе из металла цвета золота, с серебристым циферблатом, на котором расположились четыре стрелки. Он состоял из цифр от одного до двадцати четырех, стрелки легким веером застыли у отметки двадцать четыре. Интересно…

Я повертела часы в руках. Защитного стекла на них не было, и пальцы сами потянулись к стрелкам. Две из них – одна маленькая, другая большая – цвета темного золота, почти меди, две другие – темного серебра, почти маренго, легко двигались вокруг своей оси. Странные часы… И весьма дорогие. Меня не покидало ощущение, что я держу в руках настоящий раритет. Как же он попал в мою сумку? Никогда не видела у Стаса ничего подобного.

Прокрутив стрелки еще раз, я оставила серебряные на двадцати двух, именно столько мои настенные часы показывали сейчас, а золотистые – на восьми, вспомнив, что именно во столько мне выходить из дома. Решив отложить вопрос с необычной находкой на потом, я пристроила часы рядом с подсвечниками в сервант и вернулась к разбору сумки.

Через полчаса я запихала последние вещи в шкаф и решила немного передохнуть, завалившись на кровать. И даже не заметила, как заснула.

Утром подскочила ни свет, ни заря, и сразу же занялась делом. Сбегав в душ и подкрепившись яичницей, я решила, что еще полчаса у меня есть и надо хотя бы немного прибраться дома, ведь посуда так и стоит в раковине… Быстро облачившись в спортивный костюм, я отправилась на кухню. Жаль, что она у меня маленькая, и посудомоечная машина сюда просто не влезла. Мытье посуды выводило меня из себя, и я очень понимала Агату Кристи, которая выдумывала убийства именно за этим занятием. Сейчас я сама могла представить кучу всяких ужасов! Я старательно пыталась отбросить все мысли о вчерашнем дне, но они упорно лезли в голову… Отличный вышел день рождения!

Когда часы показывали без десяти восемь, я налила большую чашку кофе и уселась на кровати перед телевизором. Конечно, по плану мне через десять минут выходить, но я решила сегодня побаловать себя и прийти на работу не как обычно, на пять минут раньше, а вовремя. Или даже опоздать. А что, имею право!

Макияж я уже нанесла, одежду приготовила, могу и побездельничать немного. Самое главное – смотреть именно новости, а не пытаться переключиться на какой-нибудь душещипательный сериал, из тех, которые крутят нон-стоп. Сейчас для меня лучше кошмары из новостей, нежели слезоточивые мелодрамы.

Допив кофе, я наклонилась, чтобы поставить чашку на пол, и прикрыла глаза, собираясь с мыслями. Ничего страшного не случилось, всего лишь парень бросил… Ну и что, ну, собирались жить вместе… Точнее, уже жили… Ерунда какая, и забудется быстро, если не думать о нем и не видеть....

Легкий ветерок растрепал мои волосы и скользнул по щеке. Опять заснула с распахнутым окном, главное, не забыть его закрыть перед уходом. Разлепив ресницы, я мотнула головой и сглотнула. Передо мной сидел дракон. Большой зеленый дракон. Его морда была в полуметре от моего лица, а глаза размером с водосточный люк внимательно смотрели на меня.

Я зажмурилась, недоумевая, откуда у меня галлюцинации и с чего вдруг. Вчера мы выпили одну бутылку вина на троих, и с утра никакого похмелья не наблюдалось. Открыла глаза – дракон никуда не делся. Правда, фыркнул, и из его ноздрей вылетело облачко дыма. Сердце подпрыгнуло и ухнуло куда-то вниз. ЧТО ЭТО ТАКОЕ?!

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть