Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Хранительница времени. Возвращение
Глава 3


Некоторое время мы шли молча, а затем я решилась вновь задать свои вопросы:

– В каком из королевств мы сейчас находимся?

– В Аронии, – коротко ответил Дарт. – Это моя родина.

Эх, могла бы и сама догадаться.

– А куда ты направляешься? Точнее, мы направляемся…

– К Оракулу, – спокойно ответил Дарт.

Я запнулась:

– У вас так легко можно попасть на прием к высшему богу?

– Оракул – не бог, – поправил меня Дарт. – Он… так скажем, владеет знанием о судьбах всех, населяющих Лирдиану. Один раз в жизни каждый житель нашего мира может прийти к нему и спросить о своем предназначении и задать волнующие его вопросы.

– И ты идешь туда именно за этим?

– Можно и так сказать, – усмехнулся Дарт своим мыслям, а я задумалась.

– А мне он может предсказать судьбу? Или хотя бы объяснить, для чего я здесь?

– Думаю, он единственный, кто сможет это сделать. За исключением той богини, которая тебя сюда перенесла. Впрочем, выбор не велик, только Аскания и Эфри могут путешествовать между мирами, и то с ведома Оракула. – Он с интересом на меня уставился: – Что ты делала перед тем, как попасть на Лирдиану, Ника?

Я вздохнула.

– Пила кофе, собиралась на работу. Закрыла глаза, открыла – а перед носом сидит дракон! И фырчит.

Дарт расхохотался.

– Ну, допустим, это ты сидела у него перед носом, а не наоборот. И такого громкого крика я еще ни разу не слышал. Хорошо, что платформа не полностью заполнилась, и никто не свалился от твоего вопля.

– Какая платформа? – я непонимающе уставилась на него.

– Платформа для подъема на драконью спину. – Он покачал головой, глядя на меня осуждающе. – В нашем мире драконов используют в качестве средства для быстрого передвижения, и никому никогда не приходит в голову нападать на них. Конечно, можно перемещаться еще и порталами, но это не всегда возможно.

– Почему? – удивилась я. – Если портал – именно то, о чем я имею представление по книгам, то это быстро и весьма удобно. Если мы находимся в Аронии, а вы мастера по строительству порталов, они у вас должны быть на каждом шагу. Может, доберемся до ближайшего, и…

– Нет, – отрезал Дарт. – Порталами мы пользоваться не будем.

– А в чем причина…

– Ника! Перестань задавать неудобные вопросы!

– Но я не понимаю!

Дарт резко остановился и раздраженно ответил:

– Все порталы в Аронии под контролем, и по ним легко можно отследить, кто именно перемещался и куда. В данный момент для меня это неприемлемо.

Нехорошее подозрение зашевелилось в душе. Сердце застучало быстрее, и я словно стряхнула с себя оцепенение. Что я делаю, собственно? Иду куда-то с незнакомым мужчиной, которого знаю от силы час. Он не захотел задерживаться из-за дракона, значит, опасается, что его могут поймать. Он не хочет использовать порталы, потому что боится, что его перемещения станут известны. Ой, Ника, кажется, ты влипла…

Я остановилась и медленно попятилась назад. Вариантов-то у меня немного, если только развернуться и сбежать, но будет ли в этом толк?

Дарт сощурил глаза:

– Ты куда собралась, Ника?

– Знаешь, давай сделаем вид, что мы с тобой не встречались, я никому ничего про тебя не расскажу – я тебя не видела и ты меня тоже не видел. Как-нибудь доберусь до Кантариона и подожду там свою землячку. Спасибо, что помог, удачи в твоих начинаниях, ая пойду, ладно?

Эту тираду я выдала, продолжая медленно пятиться.

Дарт в два прыжка настиг меня, схватив за руки чуть повыше локтя. Я завизжала.

– Ты и так никому ничего не скажешь, Ника, – тихо и, как мне показалось, угрожающе произнес он. – Потому что пойдешь со мной.

– Никуда я с тобой не пойду!

Внезапно где-то недалеко раздался знакомый рык. Я поежилась, а Дарт усмехнулся, отпуская меня.

– И тебе всего доброго, Ника, – он издевательски поклонился. – Вот думаю, пожелать приятного аппетита дротишу или нет? Впрочем, всегда есть шанс уболтать его, у тебя это неплохо получается.

Развернувшись, он, как ни в чем ни бывало, двинулся вперед.

Я стояла на дороге, растерянная, и смотрела ему вслед. Он даже головы не повернул. Может, я зря его испугалась? Даже если он и нарушил какой-то местный закон, мне-то какое дело до этого? Не убийца же он… наверное… И он нужен мне намного больше, чем я ему. Точнее, я ему вообще не нужна, вон как быстро уходит. Черт, что же делать?

Решение за меня принял обладатель черно-бурой шерсти, высунув морду из кустов и снова зарычав. Я заорала и с криком "Дарт!" за несколько секунд преодолела расстояние, которое он успел пройти. Мужчина развернулся на мой крик, и я буквально повисла на его шее, вцепившись в ворот его рубашки. Дарт хмыкнул, сжав меня за талию, и отстранился.

– Неужели передумала?

– Да-да, передумала, прости меня, я пойду с тобой, я вообще буду молчать всю дорогу, если хочешь, сделаю, что захочешь, только не оставляй меня наедине с этим… чудовищем!

Мужчина усмехнулся:

– Твои предложения звучат весьма соблазнительно, особенно то, которое относится к молчанию. Что же касается другого твоего предложения, советую все-таки сначала думать, а потом говорить. – Он притянул меня к себе и прошептал на ухо: – А то ведь я могу и согласиться.

О чем это он? Ой… я вспомнила, что только что крикнула в порыве ужаса, и покраснела. Дарт расхохотался и выпустил меня из объятий.

– Ты забавная, – вынес он свой вердикт, смерил меня насмешливым взглядом и продолжил свой путь. Я двинулась следом, коря себя, на чем свет стоит. Мое мысленное самобичевание прервал его голос:

– Так чего ты испугалась, глупенькая?

Еще и обзывается. Вот что значит "не везет, и как с этим бороться"? Где, где положенный мне по закону жанра прекрасный принц, падающий к моим ногам? Вместо него судьба-злодейка, вернее, Оракул-злодей, подсунул мне этого вредного типа, который, судя по всему, еще и преступник. Я вздохнула.

Дарт повернулся ко мне:

– Эй, ты чего молчишь?

– Ты сам запретил мне говорить, – насупилась я.

Он хмыкнул и остановился, и широкая улыбка озарила его лицо.

– Ладно, давай начнем заново. Привет, меня зовут Дарт, не составишь мне компанию в моем путешествии к Оракулу?

Я улыбнулась. Ведь умеет быть милым, когда хочет. Только хочет редко, к сожалению.

– Составлю, – кивнула я. – Ой, то есть… расскажешь, что ты натворил? Все равно я никому ничего не скажу, и не судьба мне от тебя сбежать. Но хотелось бы знать, какие у меня, так скажем, перспективы.

– Ты неисправима! – развеселился Дарт. – И опять за свое. Ничего я не натворил, преступлений не совершал, и казнить меня никто не планирует. Просто повздорил немного со своим… хм… с тем, у кого я служу. Он требует от меня нечто такое, что у меня нет никакого желания исполнять.

Я удивленно посмотрела на него:

– А как же присяга, или что тут у вас, клятва верности?

Он нахмурился.

– Все можно переиграть, но это может плохо повлиять на мою семью. Только Оракул может решить эту проблему, почему, собственно, я и собираюсь его посетить. Но мне бы не хотелось, чтобы об этом кто-либо знал. Прошу тебя, Ника, давай ты не будешь задавать мне вопросы на эту тему, я и так рассказал тебе больше, чем собирался.

Я оценила его откровенность, которая, правда, не добавила никакой ясности и не пролила свет на тайну, которую он тщательно охранял. Впрочем, на что я рассчитывала? Он не будет раскрывать душу незнакомой особе, свалившейся ему, как снег на голову.

– У тебя большая семья? – решила я сменить тему.

– Даже слишком, – хмыкнул Дарт. – Кроме отца и младшего брата – куча родственников, близких и не очень.

– Везет. – Я совершенно искренне ему завидовала. – А у меня только тетя по материнской линии.

– А родители?

– Погибли, когда я была совсем маленькой. Других родственников не осталось. Полина с ума сойдет, когда вернется с отдыха и не обнаружит меня дома…

– Тогда в твоих интересах убедить Оракула отправить тебя назад, – серьезно заметил Дарт.

– Попробую, – согласилась я. – Долго нам идти?

– Если повезет и удастся купить лошадей, то дня за три управимся. – Он задумчиво посмотрел на меня. – Ты умеешь ездить верхом?

– Немного, – призналась я. – В свое время брала несколько уроков, но поняла, что это не мое, и бросила.

– Придется вспоминать полученные навыки, потому что, к сожалению, у меня нет в запасе недели на пеший переход, да и ты вряд ли выдержишь такое путешествие.

Я вздохнула, признавая, что он прав. Моя физическая подготовка оставляла желать лучшего. Мы шли всего пару часов, а ноги уже наливались тяжестью. Дарт же, как мне казалось, не чувствовал никакой усталости и легко мог бы идти быстрее, и только мое присутствие заставляло его замедлять шаг.

Через три часа я была готова проклясть все на свете: неведомого Оракула, Лирдиану и все фэнтезийные романы вместе взятые. Ноги отваливались, а во рту пересохло. Если я сейчас не глотну воды и не посижу хоть немного, то через несколько метров просто упаду. Остановившись, я наклонилась, уперев ладони в коленки. Дарт задумчиво посмотрел на меня.

– Да, слабенькие девушки на Земле, – констатировал он, а я злобно глянула на него исподлобья. – Можно устроить привал, но ненадолго.

Он сошел с дороги и, как ни в чем ни бывало, направился в лес. Пришлось следовать за своим бессердечным спутником и тихо скрежетать зубами.

Вскоре мы вышли на небольшую, покрытую травой и мхом, поляну, на краю которой лежало поваленное дерево. На него я немедленно плюхнулась, вытянув ноги и едва не замурлыкав от счастья. Очень кстати за спиной обнаружила другое дерево и откинулась на него с не меньшим удовольствием.

– Воды, – простонала я, а Дарт явно веселился, глядя на меня. У, гад бесчувственный! И в тот же миг увидела, как он снимает с пояса небольшой мешочек и выуживает из него довольно большую флягу. Я, совершенно забыв обо всем, выхватила ее у него из рук и сделала несколько больших глотков. Вода! Боже, как хорошо-то! Где ж ты раньше был!..

– Почему ты молчал, что у тебя есть вода?! – возмутилась я. – Я едва не умерла, пока шла, и…

– А ты не спрашивала, – спокойно отозвался Дарт.

Если бы у меня были силы, я бы его с удовольствием придушила. Но, боюсь, сейчас я ни на что не способна. К тому же вынуждена с сожалением признать, что я в любой схватке – хоть физической, хоть вербальной – ему проиграю.

Я насупилась. Дарт, не обращая внимания на мой обиженный взгляд, вынул из того же мешочка три больших ломтя хлеба и мясо, судя по запаху – копченое. У меня округлились глаза.

– Как это все поместилось в один маленький мешочек?!

– Это Лирдиана, Ника, а в Аронии живут весьма сильные маги. Очень удобная вещь, правда? – И он протянул мне мясо и хлеб.

– Угу, – ответила я, вгрызаясь в еду. Через пять минут я снова приложилась к фляге и поняла, что мне очень хорошо. Ну просто очень! Сразу вспомнилась известная притча про раввина и козу. Если человеку плохо, надо сделать еще хуже, а потом вернуть все, как было, и он сразу станет счастлив. Снова прислонившись к дереву, я закрыла глаза.

– Ника, не спи! – возмутился Дарт. – У нас совершенно нет времени на это.

– Мне все равно, – пробормотала я, отдаваясь объятиям Морфея. – Оставь меня тут, я уже никакого дротиша не боюсь, но идти больше не могу, прости. – И мгновенно провалилась в сон.

Проснулась я под ровный стук сердца, причем не своего. Чувствовала я себя вполне сносно, мне было тепло и уютно. Улыбнувшись, я потянулась, коснувшись рукой чьих-то волос. Что за?..

Распахнув глаза, я увидела насмешливый взгляд темно-серых глаз. И поняла, что нахожусь в объятьях Дарта, а он спокойно и, как мне показалось, совершенно не напрягаясь, несет меня на руках.

– Выспалась? – уточнил он, а я ошарашено кивнула. Остановившись, он опустил мои ноги на землю, и я покачнулась. И почему-то так стыдно стало…

– Давно ты меня несешь? – хрипло спросила я.

– Пару часов, – последовал невозмутимый ответ. – К сожалению, у меня не было выбора, скоро стемнеет, а мне бы не хотелось ночевать в лесу.

– Прости, – искренне покаялась я. – Но у тебя был выбор, ты мог оставить меня там…

Он странно посмотрел на меня.

– Наверное, я кажусь тебе каким-то монстром, но бросить девушку на съедение дротишам не способен, поверь. Надеюсь, ты не собираешься этим злоупотреблять.

Я быстро замотала головой, а Дарт продолжил:

– Ну и отлично. Пошли, нам нужно спешить.

К таверне, оказавшейся большим двухэтажным деревянным зданием с яркой вывеской, на которой была изображена наклоненная пивная кружка, мы подошли уже затемно. Ноги гудели, но я боялась и пискнуть на этот счет – Дарт устал еще больше, ведь ему пришлось нести меня на руках. Я, конечно, худенькая, но минимум пятьдесят килограммов во мне точно имеется.

Последние несколько часов мы шли в полной тишине, хотя у меня чесался язык задать своему спутнику множество вопросов о Лирдиане, но шестым чувством я понимала, что сейчас они неуместны. В любом случае, кроме отрывистых недовольных реплик в ответ я вряд ли что-то получила бы.

В таверне оказалось людно и очень шумно. Длинные деревянные столы были заставлены едой, преимущественно мясом в различных видах, а на стоящих рядом скамьях сидели мужчины. Девушки здесь присутствовали в основном в качестве официанток, хотя правильнее было бы назвать их подавальщицами. На наше появление почти никто не обратил внимания, только одна из девушек удивленно покосилась на мой наряд, но потом ее взгляд остановился на Дарте, и она потеряла ко мне всякий интерес, призывно облизав пухлые губы.

Я поморщилась.

Дарт, ловко пробираясь между занятыми столами, нашел свободный в дальнем углу, усадил меня и отошел куда-то вглубь зала, коротко бросив, что скоро вернется. От нечего делать я оглядывалась по сторонам, жадно изучая окружающую обстановку. Правда, видимость была плохой: странных шаров, висевших под потолком и льющих бледно-голубой свет, оказалось явно недостаточно. В основном все тонуло в полумраке, и даже одежду на людях разглядеть было непросто. Впрочем, даже при таком освещении понятно, что изяществом она не отличалась, а заведение, куда мы попали, не самое лучшее в Аронии. Хотя сейчас я порадуюсь любому месту, где можно отдохнуть.

Двое мужчин за соседним столом начали бросать на меня заинтересованные взгляды, и я поежилась, но испугаться не успела. Дарт вернулся, и обыватели быстро потеряли ко мне всякий интерес. Я облегченно вздохнула.

– Сейчас принесут ужин. – Дарт опустился на скамью напротив меня. – Комнату удалось снять, правда, последнюю, о лошадях я тоже договорился. – Он внимательно посмотрел на меня. – Ты какая-то непривычно молчаливая, устала?

Я кивнула. Не без этого, конечно же, но вот одна комната на двоих меня очень напрягла. Как-то я не планировала переводить наши отношения в горизонтальную плоскость, по крайней мере, так быстро.

Подавальщица, та самая, что строила глазки Дарту при нашем появлении, принесла две тарелки, доверху наполненные мясом и овощами, и поставила перед нами две глиняные кружки. Я быстро глотнула из одной, сообразив, что надо было предварительно спросить, что в них налито. Эмпирическим путем выяснила, что это вода, и резво принялась за еду. Дарт последовал моему примеру, даже не обратив внимания на призывно улыбающуюся девушку. Та обиженно поджала губы и удалилась.

Через четверть часа наши тарелки опустели, и Дарт поднялся, приглашая идти за собой. Я вздохнула и последовала за ним по лестнице на второй этаж.

Комната оказалась маленькой, и большую ее часть занимала довольно широкая двуспальная кровать, застеленная стеганым покрывалом. В комнате имелась дверь, ведущая, как оказалось, в крошечную ванную комнату. Правда, ванны там не наблюдалось, даже лохани никакой не было, только три кувшина с водой, невысокий таз да дырка в полу, прикрытая сбитыми деревянными досками. Да, удобствами здесь и не пахло…

Я быстро умылась и вернулась в комнату. Дарт как раз закрывал дверь на щеколду, попутно снимая с бедер ножны и мешочек. Я нервно следила за его действиями.

– Ложись, я сейчас приду, – отрывисто бросил он и скрылся в ванной. Я похолодела. Это что, был приказ? Или намек? Я не хочу!

Заметавшись по комнате, я в итоге плюхнулась на кровать, не раздеваясь, только сняв с ног кроссовки, и завернулась в покрывало. Если что, я буду кричать!

Дарт вернулся через несколько минут, его волосы были влажными, куртку он держал в руках, а рубашка была расстегнута до талии. Я смотрела на него, не в силах отвести взгляд от кубиков пресса на животе и… Встряхнула волосами, выходя из оцепенения, и заметила насмешливый взгляд Дарта. Нахмурилась.

– Надеюсь, ты будешь вести себя, как настоящий мужчина.

Дарт подошел к кровати и лег, не раздеваясь, с противоположного края.

– Интересно, и что же, по-твоему, делает в постели настоящий мужчина с красивой девушкой?

– Ничего такого, о чем ты подумал! – отрезала я.

Дарт рассмеялся.

– А откуда ты знаешь, о чем я думал? Зато твои мысли весьма занимательны, моя дорогая, и они написаны у тебя на лбу. Ты уже второй раз за день поднимаешь эту двусмысленную тему, может быть, ты сама этого очень хочешь?

– Что? – возмутилась я. – Ничего подобного!

Я и не заметила, как Дарт оказался совсем близко и навис надо мной, изучая мое лицо. Я вспыхнула.

– Судя по всему, я прав, – прошептал он. – Ты очень мило краснеешь.

– Дарт, перестань, я…

Но закончить не успела – его губы коснулись моих, и я невольно приоткрыла рот. Поцелуй был нежным и чувственным одновременно, его язык встретился с моим, а я внезапно поняла, что так меня еще не целовал никто. Невольно застонав, я выгнулась навстречу его рукам, которые отправились исследовать мое тело.

– Ника, – раздался над ухом его хриплый шепот. Губы Дарта спустились ниже и обожгли шею. Когда подол моей футболки пополз вверх, я внезапно пришла в себя, понимая, что совсем потеряла голову, и это совершенно на меня не похоже. Я плавлюсь, как сливочное масло на сковородке, в руках человека, которого знаю меньше суток! А он всего лишь пытается мне доказать, что прав!

Я резко отстранилась и уперлась руками ему в грудь. Он поднял голову, удивленно уставившись в мое лицо.

– Что?..

– Дарт, прекрати, – срывающимся, но уверенным голосом произнесла я. – Не надо.

– Но ты же хочешь этого, – возразил он.

– А ты – нет!

Он хмыкнул:

– Ника, ты поняла, что сейчас сказала?

Да уж, я сегодня на редкость логична. Но отступать не собираюсь.

– Дарт, я не хочу, понятно? Не хочу!

– Твое тело с тобой несогласно, – сообщил он, отстраняясь от меня и опираясь на локоть. Я едва не зарычала от этого самодовольного тона!

– Мне лучше знать, что хочет мое тело, а моему разуму уж точно нужно не это!

– И что же хочет твой разум, девочка?

– Домой! Я хочу домой!!! Больше всего на свете!

Внезапно лицо Дарта подернулось молочно-белым туманом, и я поняла, что лежу на кровати в собственной квартире. Тяжело дыша, я не верила своим глазам, узрев привычную для меня обстановку. И неожиданно разрыдалась.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть