Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Океаны Айдена
Глава 4. Баргузин

Запись, надиктованную Ртищевым, они прослушали трижды в полной тишине. Гурзо допрашивала его под гипнозом, и лейтенант воспроизвел события с документальной точностью: свои слова и ощущения, слова Одинцова, плеск воды, ночной пейзаж, звездное небо, океан, луна… Поразительная история! Пожалуй, не Одинцова, а Ртищева нужно считать первопроходцем, думал Шахов; ведь он не только отправился Туда, но и вернулся Обратно. Любое погружение имело смысл, если возвратившийся мог что-то рассказать, и сейчас рассказчиком был Ртищев. Не Одинцов. Одинцов мог вернуться, но, как подозревалось прежде, не хотел. Даже потребовал, чтобы его оставили в покое.

Протянув руку, генерал выключил магнитофон. Потом произнес:

– Не повезло лейтенанту. Очутиться в теле умирающего… Вы, Хейно Эмильевич, могли бы что-то получше подобрать!

Старый академик раздраженно фыркнул.

– Я ничего не подбираю! Я объяснял вам десять раз свою методику! Испытатель переносится в тело существа, дистанционно близкого к Одинцову… самого близкого! А в данном случае при Одинцове единственный спутник, и торчат они на каком-то островке посреди океана… Хорошо еще, что подвернулся этот тип!

Гурзо примирительно коснулась запястья старика.

– Хейно Эмильевич, Сергей Борисович, не будем спорить. Думаю, нам повезло, что кто-то оказался рядом с Одинцовым. Мы ведь не знали, в каких он находится обстоятельствах.

– И теперь знаем немногим больше, – c недовольным видом заметил Шахов. – Информатор почти покойник, время плохое – ночь, темнота, и боль мешает восприятию… Мало сведений, очень мало!

– Ну, не скажите! – возразила психолог и принялась копаться в лежавшей на коленях папке. – Выслушав Ртищева в первый раз, я составила перечни… где же они?.. а, вот!.. списки известного и не известного. Первый довольно обширен.

– И что там у вас в начале? – полюбопытствовал Виролайнен.

– То, что Одинцов на землеподобной планете. Помните, что он сказал? Этот мир огромен, не меньше Земли, и полон чудес… Я считаю, что это самая важная информация.

– Неверно. От психолога я ожидал бы большего, – усмехнулся Виролайнен. – Самое важное то, что он – человек. Не какой-то монстр, не чудовище, а существо, подобное нам. Хоть Ртищев в темноте его не разглядел, но оба они, без сомнения, люди. Не так ли, Елена Павловна?

Гурзо обиженно поджала губы.

– Человек… конечно, человек! Это само собой разумеется.

– Отнюдь! Мы знаем, что во время прошлых посещений Той Стороны – очень кратких, замечу – встречались странные создания. Они вмещали разум испытателя, но к гуманоидам не относились. Взять хотя бы случай с Бабаниным – трехпалые руки, покрытые чешуей… Так что нам сильно повезло! И Одинцову, конечно, тоже.

– Вы правы, – подумав, согласилась психолог. – Мое упущение! Я как-то не сообразила… я…

– Ладно, Елена Павловна, не надо каяться, – вымолвил Шахов.

– Что там у вас еще?

– Океан, луна, звездное небо. Ртищев считает, что это тропики, и, значит, на планете есть места с теплым или жарким климатом. Он не разглядел растительности, но что-то там, наверное, имеется. Трава, кусты, деревья…

– Кокосовые пальмы, – мечтательно произнес Шахов. – Бананы, ананасы, финики… тропический рай…

– Это ваши домыслы, генерал, – буркнул Виролайнен. – А я вот хотел бы знать, как Одинцов в эти края добрался. На корабле, на баркасе, на летательном судне? Что Ртищев говорит по этому поводу?

– Он, возможно, находился рядом с транспортным средством. Что-то большое и темное закрывало небо, пока Одинцов его не вытащил… Но разглядеть этот аппарат ему не удалось.

– Аппарат? Может быть, простая лодка?

– Может быть, – вздохнула Гурзо. – В моем перечне неизвестного уровень технологии стоит под номером один. По этому поводу нет никаких соображений. Ртищев даже не понял, чем его ранили – пулей, копьем, палкой или камнем. Страшная боль в области шеи, кровотечение… Это все.

– Не все, – возразил Виролайнен. – Одинцов сказал: случилась мелкая стычка, и моему напарнику не повезло. Значит, этот мир не без конфликтов, и разрешаются они жестоким способом. Я бы сказал, варварским и примитивным!

– Как будто у нас иначе, – заметила Гурзо. – Но я имела в виду не сам конфликт, а ощущения Ртищева. Он не знает, чем его ранили… то есть не его, а человека-носителя. Был ли это бластер, автомат или холодное оружие… Повторю еще раз: уровень технологии мы не представляем.

Они заспорили, обсуждая каждое слово, каждую деталь и мелочь, но речи их скользили мимо сознания Шахова. По большому счету, он был доволен; хоть информации немного, но хватит на пару отчетов, а там… там можно послать второго гонца и уточнить диспозицию. Правда, не сразу, не сразу. Одинцов сообщил, что отправляется в путь, и лучше дождаться, пока он доплывет до цели, до большой земли, до города или хотя бы селения. Когда это будет? Возможно, через месяц или два, и раньше не стоит его беспокоить. Не стоит раздражать! Пусть он решил не возвращаться, но так ли, иначе, он – ценнейший источник информации, и судьба Проекта зависит от него.

«Ртищева он принял, – подумалось Шахову. – А меня? Захочет ли он говорить со мной?..»

Вопрос остался без ответа, но способ получить его был ясен.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть