Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Рыцари пречистой девы
Глава 3

Яркий свет. Ослепительно-белое небо. Под ногами вместо земли – изумительной прозрачности хрусталь. Вокруг на добрую милю расстилается эта гладкая хрустальная равнина, и только вдалеке к небесам вздымается дворец удивительной красоты, сделанный все из того же хрусталя.

Таковы оказались Девять Небес.

Ну, во всяком случае, та их часть, что успела увидеть Ванесса.

Почему-то Креол не стал подгонять коцебу к самому дворцу. Он приземлил его сразу же, как только портал закрылся за летающим домом.

– Раб, пойдешь со мной, – коротко приказал он, бесцеремонно хватая Хубаксиса поперек туловища. Тот только лениво рыгнул – пока хозяин дрался со своим заклятым врагом, джинн дорвался до богатых остатков рождественского ужина и сожрал все в одно лицо. – Ученица?

– Спрашиваешь! – возмущенно фыркнула Ванесса.

Девушка вполне резонно решила, что на прием к богине следует одеться как можно лучше, а потому влезла в свое лучшее вечернее платье. В нем она себе очень нравилась. Она даже Креола ухитрилась заставить переодеться и расчесаться, и теперь он напоминал молодого арабского шейха, облачившегося в дорогой европейский костюм.

В целом, смотрелись они вдвоем превосходно.

Бат-Криллах тоже составил Креолу с Ванессой компанию. В облике красавца-пса он удивительно гармонично дополнял общую композицию.

– Когда за нами подъедут? – деловито осведомилась она, заканчивая прихорашиваться.

Креол чуть приподнял бровь, пытаясь поудобнее ухватить адамантовую саблю. Держал он ее действительно неуклюже: чувствовалось, что в бою привык полагаться исключительно на магию.

– Ну вот в Лэнге нас же встретил тот горбатый урод, правильно? – пояснила свою мысль Вон. – А здесь, что, не встретят?

– В Лэнге нас ожидали, а здесь – нет, – хмыкнул Креол. – Нет уж, пешочком дойдем. Тебе, кстати, полезно…

Ванесса недоуменно нахмурилась, глядя ему в спину. Она осмотрела себя в большом зеркале, висящем в холле, повернулась влево-вправо, проверила талию, ущипнула себя за живот… Нигде ни одной лишней жиринки. Прибавить дюйм-другой роста и будет готовая фотомодель.

Так что же этот хам имел в виду?

Сначала Вон обиженно буравила Креола глазами, но тот, похоже, даже не заметил, что нанес ей удар в самое сердце. Намекнуть девушке, что ей не мешает похудеть – это ли не самое страшное оскорбление из всех существующих?

Особенно если это гнусная ложь.

Но идти по хрустальной равнине (кстати, на ощупь этот «хрусталь» скорее напоминал асфальт) было очень скучно, и Ванесса уже через пару минут простила Креола, начав забрасывать его вопросами. Особенно ее интересовала дуэль с Троем, закончившаяся почетной ничьей.

– Ладно, насчет Души Тьмы я поняла, – глубокомысленно наморщила носик она, усиленно делая вид, что и в самом деле все поняла. – А что случилось с теми людьми? И этими… волосатыми?

– Это были кутрубы, – зевнул Креол, выкидывая из кармана пригревшегося Хубаксиса. Джинн возмущенно заверещал, но волей-неволей начал махать крыльями. – Джинны Земли. Не настоящие, конечно. И люди тоже были не настоящие: настоящие люди не исчезают после Разъяренного Дикобраза. Так называется заклятие, – пояснил он. – Это были доппели.

Ванесса ожидающе посмотрела на него, но Креол, похоже, считал, что уже все объяснил.

– Гхм… – намекающе кашлянула она. – Я, конечно, понимаю, что в Шумере это знали даже первоклашки, но все-таки – кто такие доппели?

– Магические двойники. Что-то вроде ожившей твердой иллюзии. У них нет души и нет разума – только суррогат, вложенный магом. Да и тела, как такового, нет – ты же видела, что после них осталось…

– Совершенно ничего… – приземлился у Ванессы на плече Хубаксис.

– А с тобой у меня еще будет отдельный разговор! – тут же озверел маг. – Хозяин рискует жизнью, а раб шляется неизвестно где! Вот погоди, запру тебя в клеть на пару месяцев!

– Знаешь, рассказывай лучше про доппелей, – поторопилась Ванесса, глядя на испуганно сжимающегося джинна.

– А, ну да… – поскучнел Креол. – Чтобы сотворить доппеля, маг сначала снимает матрицу с какого-нибудь живого существа. Проще всего с самого себя, но можно и с кого-нибудь другого – главное, суметь этого кого-то коснуться. А потом можно по образу и подобию этой матрицы творить сколько угодно доппелей. Обратила внимание, что все эти люди были на одно лицо?

Теперь, когда он упомянул об этом, до Ванессы дошло, что ей казалось таким странным в тех автоматчиках. Действительно, они выглядели десятком однояйцовых близнецов…

И как это она сразу не заметила?

– Доппели бывают разных уровней. Трой никогда не умел создавать ничего сложнее самых простейших: ты же сама видела. Доппель первого уровня способен только на какую-то одну определенную задачу. Чаще всего их используют в качестве чернорабочих или рядовых солдат – большего от них не дождешься, они ведь даже разговаривать не могут. И убить их очень легко – достаточно нарушить целостность внешней оболочки…

– Чего? – не поняла Вон.

– Поцарапать кожу! – гневно сверкнул глазами маг. – Или даже одежду – доппель сразу создается вместе с одеждой и оружием, они его часть. Но более сложные доппели убиваются не так легко, и проку от них гораздо больше. Самые сложные почти ни в чем не уступают оригиналу и даже могут использовать магию. Конечно, если ее мог использовать оригинал – даже самый лучший доппель никогда и ни в чем не сможет превзойти своего породителя. Вот ты, к примеру, какой груз сможешь поднять?

– Ну-у-у… – не сразу сообразила Ванесса. – Вот так вот, навскидку? Ну, фунтов сорок… или пятьдесят…

– Значит, если я создам твоего доппеля, он тоже сможет поднять не больше сорока этих… как ты сказала?

– Хозяин, но ты же не умеешь творить доппелей! – встрял Хубаксис.

У Креола сразу стало очень-очень злое лицо. Он начал ме-е-едленно замахиваться жезлом… Хубаксис в ужасе зажмурил единственный глаз и очень противно заорал, обнажив мелкие желтые зубы.

– Все, хватит! – протестующе выставила руки Ванесса. Маленький джинн по-прежнему сидел у нее на плече, и ей не хотелось заполучить приятную компанию из болезненного синяка и расплющенного джинна, который совсем не украсит ее лучшее платье. – А вот скажи, почему эти доппели слушались твоего Троя? Они что же – дураки, ради него помирать?

– Точно, – растянул губы в улыбке маг. – Дураки. Абсолютно безмозглые. У доппеля нет собственной воли: маг может управлять им одной только мыслью. Доппель никогда не может взбунтоваться против хозяина. Демоны бунтуют сплошь и рядом – половина известных мне демонологов приняла смерть от собственных демонов. Нежить частенько нападает на некромантов, духи – на спиритов, а лоа – на шаманов. Нередко бунтуют големы – особенно глиняные, ибо в глине порой зарождается некий суррогат души. Даже элементали время от времени убивают вызвавших их магов. Но доппели… о таком я даже не слышал. Скорее уж твоя собственная рука ухватит тебя за горло. Но доппели – это ерунда, Трой владеет ими на уровне ученика. Вот магия тьмы – это серьезно… На всякий случай – если вдруг он одержит верх, и я умру, постарайся не попасть к нему живой, лучше уж сразу убей себя…

Ванессе даже не хотелось думать о таком варианте, при котором Креол умрет, но она все же спросила:

– Почему?

– Потому что Трой очень любит женщин…

Креол угрюмо замолчал, но Ванесса все равно не совсем понимала…

Нет, она поняла, что он имеет в виду, но ей все же казалось неправильным убивать себя, чтобы избежать изнасилования. Да ей самой сколько раз приходилось по долгу службы утешать жертв таких вот уродов! Она всегда убеждала их, что это еще не конец света, что это можно пережить, забыть и жить дальше.

Примерно это она и высказала вслух.

Креол ничего не ответил, зато Хубаксис явно забеспокоился. Он вспорхнул в воздух и взволнованно затараторил:

– Вон, ты ничего не поняла! Это нормальные люди любят женщин глазами, руками и… и еще кое-чем. А Трой любит их бичами, клещами и ножами! Я однажды видел его бывшую наложницу: она стала совсем как я!

– Так же уменьшилась? – недоверчиво уточнила Вон.

– Да нет! – обиделся джинн. – У нее тоже не было ног и остался всего один глаз!

– Молчать, раб! – наконец-то вмешался Креол. Странно, что он вообще терпел так долго.

Вблизи Хрустальные Чертоги Инанны выглядели еще прекраснее, чем издалека. Величавые остроконечные башни, колоссальные донжоны, увенчанные куполами из чистого золота, изящные арки из прекрасного мрамора, великолепные портики, витые колонны, широкие овальные балконы, белоснежные статуи людей и животных…

И ошеломляющие треугольные ворота, украшенные тысячами разноцветных камешков. Когда Ванесса присмотрелась к ним повнимательнее, ее глаза округлились от зависти – камешки оказались драгоценными камнями неземных размеров и красоты.

Ворота были распахнуты настежь. Похоже, здесь они служили исключительно украшением… во всяком случае, их никто не охранял.

Хотя по краям возвышались две тридцатифутовые статуи обнаженных атлетов с широченными мечами. Свое оружие они использовали исключительно в качестве фиговых листков, но Ванесса почему-то ни на миг не усомнилась, что в случае нужды эти истуканы мгновенно оживут.

– А почему эти Девять Небес такие пустые? – шепотом спросила она. Рядом с этой величавой громадой невольно хотелось понизить голос. – Где все? Это рай или не рай?

– Это не Рай, Вон, это Девять Небес! – сообщил джинн.

Креол смерил своего раба холодным взглядом и сказал:

– Он прав. Если ты спрашиваешь, где души праведников, то они намного дальше. Их страна называется Саг-Аш-Саг-Ана. Жаль, мне туда уже не попасть…

– Почему? – удивилась такой категоричности Ванесса.

– Потому что Саг-Аш-Саг-Ана – рай Прекраснейшей, а она прежде всего богиня любви. Тому, кто не был женат или не оставил потомства, вход туда закрыт… Мне после смерти дорога лежит в Кур – Мир Мертвых, ибо ни жены, ни детей у меня нет.

– Ну, это можно исправить… – вполголоса пробормотала Ванесса, а вслух спросила: – Эта твоя Прекраснейшая правит всем этим миром?

– Нет, конечно! Почему, по-твоему, Девять Небес называются Девятью Небесами?

Вон решила, что вопрос риторический, и отвечать не стала. Но Креол смотрел на нее с явным ожиданием, и она наконец не вытерпела:

– Не знаю! Почему?

– Потому что это фактически не один мир, а девять, – с готовностью продолжил он. – Девять малых миров, в каждом из которых царствует свой бог. Сейчас мы на Третьем Небе – вотчине Прекраснейшей Инанны. Первое Небо принадлежит богу Эа, Второе – Энлилю. На Четвертом царствует Почтенный Шамаш. Остальные пять принадлежат другим богам, не нашим. Ну, во всяком случае, так было пять тысяч лет назад…

– А что этот твой любимый… Мардук, кажется?

– О, Мардук Двуглавый Топор… – с благоговением наклонил голову Креол. – Он намного выше остальных богов и давно перерос Девять Небес. Где он сейчас, я не знаю…

Креол уверенно направился прямо к воротам. Ванесса, слегка робея, двинулась за ним, на всякий случай положив руку на загривок Бат-Криллаха. И тут же отдернула, как только до нее дошло, что она гладит отнюдь не собаку. Хотя магия Креола работала выше всяких похвал: сейчас элвена даже на ощупь невозможно было отличить от пса.

Маг остановился, не дойдя до ворот самую малость. Ванесса тихонько взвизгнула и спряталась у него за спиной, увидев того, кто встретил их в дверях.

Там стоял паук. Стоял на всех своих восьми ногах и очень внимательно смотрел на пришельцев. Даже немного чересчур внимательно – с каким-то… гастрономическим интересом. Больше всего это создание напоминало каракурта – весь черный с красными пятнышками, жирное брюшко, похожее на раздувшийся мяч, мощные педипальпы, крючкообразные хелицеры, восемь крохотных глаз. Вообще, от хорошо известной всем «черной вдовы» этот паук отличался только одним. Размерами.

Он был величиной с крупного слона.

– К-кто это? – испуганно прошептала Ванесса, дергая Креола за рукав. Она с детства побаивалась пауков.

А вот скорпионы, как ни странно, ей, наоборот, даже нравились.

Маг не проявил ни тени страха. Он коротким жестом приказал ученице стоять на месте, а сам сделал несколько шагов вперед, остановившись в паре футов от хелицеров чудовищного арахнида, слегка наклонил голову и почтительно произнес:

– Владыка…

– Челоффек… – ужасно скрипучим голосом проскрежетал паук, слегка наклоняясь всем телом. Поклониться одной только головой он не мог – как и у всех пауков, у него не было головы, а была головогрудь. – Ффладыка Анансэ приффетстффует тебя, челоффек…

– И тебе мой привет, Владыка, – снова поклонился маг. – Архимаг Креол желает не угаснуть твоему ба-хионь.

– Ты знаешь ритуал, челоффек, – одобрительно проскрипел Анансэ. – Что приффело тебя сюда?

– Позволь задать встречный вопрос, Владыка, – вежливо, но с металлом в голосе сказал Креол. – Как давно Третье Небо сменило своего хозяина?

– О чем ты, челоффек? – на жуткой морде арахнида ничего не отражалось, но Ванессе показалось, что он удивлен. – Третье Небо ффот уже шесть с полоффиной тысяч лет принадлежит Прекраснейшей Инанне и менять хозяина пока не собирается…

– Прошу простить мою ошибку, Владыка, – все еще с подозрением смотрел на бога-паука Креол. – Но я увидел тебя здесь…

– Я ффсего лишь наносил Прекраснейшей дружеский ффизит, – слегка раздраженно сообщил Анансэ. – Моя ффотчина, как и раньше – Деффятое Небо. Но кто ты такой, челоффек, что я, Ффладыка Паукофф, отчитыффаюсь перед тобой?! И что… что у тебя фф руке?!!

Теперь в голосе арахнида сквозил явственный ужас. Он глядел на адамантовую саблю с таким же страхом, с каким Ванесса пять минут назад смотрела на него самого.

– Адамант?!! – с неподдельным отвращением воскликнул Анансэ и почти одновременно шагнул вперед сразу всеми своими ногами. – Зачем ты яффился сюда с этим оружием, челоффек?! Не собираешься ли ты убить Прекраснейшую?! Или… или меня?! Отффечай!

Креол тут же начал наливаться черной желчью. Он терпеть не мог, когда на него кричали и размахивали перед лицом всякой дрянью. Его нисколько не волновало то, что сейчас перед ним самый настоящий бог, а дрянь, которой он размахивает – паучьи лапы толщиной с футбольную штангу.

Впрочем, даже если бы Анансэ не был богом, он и без того выглядел весьма внушительно – любой нормальный человек поостерегся бы портить с ним отношения.

Увы, Креол не был нормальным человеком.

– Ты хочешь знать, что это, Владыка?! – прошипел он, поднимая саблю на уровень глаз гигантского паука. – Я тебе отвечу. Это то, что может убить даже бога, и если ты сейчас же не уберешься с моей дороги…

Коса нашла на камень: Анансэ всегда славился вздорным характером. И уж конечно он не собирался спускать оскорблений какому-то смертному. Его жирное брюхо словно бы еще больше раздулось, а потом он… плюнул в Креола. Плюнул толстенной паутинной струей, в мгновение ока превратившей мага в бесформенный белый комок с торчащей из него саблей. Анансэ очень осторожно, едва касаясь, вынул саблю из руки спеленатого Креола хелицерами и отшвырнул ее подальше, словно ядовитую змею.

Ванесса в ужасе зажмурила глаза. Она уже представляла, как это чудовище поедает Креола, а затем и ее саму. О пистолете она даже не вспомнила: стрелять в бога-паука казалось таким же глупым, как охотиться на тигра с рогаткой.

Открыть глаза ее заставил какой-то неясный шум. Такой звук издает костер, в который кто-то вылил ведро бензина – в одно мгновение поднимается настоящая колонна ревущего пламени. Сейчас этот звук издал Креол – кокон, в который его так неожиданно заключили, сгорел и превратился в кольцо пепла вокруг мага. И все за какую-то долю секунды.

Магический огонь уничтожил только то, что ему приказали – ни одежда Креола, ни наплечная сумка с инструментами не пострадали.

И уж конечно, не пострадал он сам.

– Ты всего лишь огромный паук, Владыка! – язвительно хохотнул Креол, заметив, как Анансэ отшатывается от огня. – Тебе не нравится мое пламя? Так получи еще!

Маг словно превратился в ходячий факел: всю его верхнюю половину объял ревущий пламень. Креол громогласно хохотал, стоя в самом сердце всепожирающего огня и жара, и уверенно шагал прямо на исполинского арахнида, заставляя того отступать назад.

В первое мгновение Анансэ действительно попятился от стихии, так легко могущей уничтожить любое членистоногое, даже столь гигантское. Но потом он вспомнил, что его никак нельзя назвать обычным пауком, и в крошечных глазках появилась дикая ярость.

Богу пауков угрожает какой-то смертный?! Не бывать этому!

Анансэ поднялся на дыбы, встав на четыре задние лапы, приготовившись обрушиться всем телом на ничтожную блоху, именующую себя человеком. Конечно, будет очень горячо, а огня Анансэ действительно побаивался.

Сейчас он жалел только об одном – что они не находятся на его, Анансэ, Девятом Небе. Там он смел бы это ничтожное создание, словно раздражающую пушинку – одним лишь движением мысли. Увы, здесь, на территории другого бога, он был всего лишь тем, кем ему довелось родиться – колоссальных размеров пауком. Точно так же и любой другой бог утратил бы большую часть силы в гостях у него, Владыки Пауков.

– Остановитесь немедленно! – гневно прозвенел чей-то голос.

По дворцовым ступеням спускалась дама в белом платье, которая не могла быть никем иным, кроме как хозяйкой Хрустальных Чертогов – богиней Инанной, известной также под именем Иштар.

Одного взгляда Ванессе хватило, чтобы понять, за что ее называют Прекраснейшей. Если бы богиня Красоты и Любви захотела получить корону Мисс Вселенной, она бы сделала это в первом же туре: остальные конкурсантки просто сбежали бы от стыда.

У нее за спиной стоял еще кто-то, но его Вон как следует не разглядела.

– Это он начал! – одновременно показали друг на друга Креол и Анансэ.

– Мне неважно, кто из вас начал! – укоризненно покачала головой Инанна. – Ну, от Креола я иного и не ожидала – он никогда не умел держать себя в руках, но вы, Владыка… Как же вам не стыдно…

Гигантский паук смущенно щелкнул челюстями и свернул хелицеры в трубочку.

– Прости, Прекраснейшая… – виновато пробормотал он. – Смею ли я надеяться, что этот маленький эпизод никак не отразится на нашей дружбе?

– Разумеется, Владыка, – улыбнулась ему богиня. Впечатление было такое, словно солнце вышло из-за туч. – Вы всегда останетесь самым верным моим другом…

Креол стряхнул с себя ревущее пламя и, делая вид, будто ничего особенного не произошло, поднял адамантовую саблю.

– Прекраснейшая, ты знаешь этого челоффека? – все еще с подозрением глядел на него бог-паук. – Ффзгляни на его оружие – это же адамант!

Тот, что стоял за спиной Инанны, подошел поближе и прохрипел:

– Прикажите, миледи, и я настругаю их обоих на холодец! Это насекомое мне никогда не нравилось…

– Я паук, смертный! – тут же вскинулся Анансэ. – Не насекомое!

– Один хрен, – равнодушно откликнулся телохранитель богини.

Теперь, когда Ванесса разглядела его поподробнее… Это существо было намного меньше Владыки Пауков, но выглядело не менее опасным. Среди всего многообразия земной фауны она не помнила никого, хотя бы отдаленно похожего на это чудовище.

Ростом с человека, но уж точно не человек. Покрыт серой броней, похожей на помесь чешуи и хитина, рук целых шесть, и на каждой по семи тонких пальцев, из них два – большие, по обе стороны ладони. Ног две, стопы родственны птичьим лапам – три длинных когтистых пальца спереди и два сзади. Голова снабжена мощными выдающимися вперед челюстями и тремя круглыми ярко-красными глазами без малейших признаков зрачка. Носа и ушей нет. Шеи тоже – голова крепится прямо к груди. На макушке пластинчатый гребень, похожий на панковский ирокез или полукруглую бритву, воткнутую прямо в затылок. За спиной пара огромных перепончатых крыльев и длиннющий, очень тонкий хвост, оканчивающийся скорпионьим жалом. Хвост словно бы жил собственной жизнью – он мелькал вокруг хозяина, как жук, которого привязали на ниточке.

Монстр не был обнажен полностью: он щеголял в широких штанах, прорванных на коленях. Там у него росли небольшие, но очень острые шипы.

– Лаларту! – потрясенно воскликнул Креол, отбрасывая саблю в сторону и вытаскивая магическую цепь. В другой руке он по-прежнему сжимал любимый жезл. – Я не знаю, откуда ты здесь взялся, но я…

– Лаларту?.. – хрипло хохотнул монстр. – Я не Лаларту, колдун. Я Олег Бритва, младший лейтенант ВМФ Российской Федерации!

– Я маг, отродье Лэнга! – мгновенно уцепился за оскорбление Креол. – А ты… ты труп!

Остальных слов он, казалось, даже не расслышал. А вот Ванесса еще как расслышала, и у нее моментально отвалилась челюсть: это чудовище оказалось таким же землянином, как и она сама. Конечно, она много всякого слышала о России, но что на флоте там служат такие вот шестирукие чудища…

Это уже явный перебор.

Олег весь подобрался, выпустил сразу из всех пальцев длиннющие и острейшие когти, грозно оскалился и угрожающе поднял хвост с ядовитым жалом. Креол начал раскручивать цепь, убивающую демонов, магический жезл зажегся багровым пламенем, а на его губах зависло слово-ключ, активирующее одно из самых убойных заклятий.

– Да, гляжу, вы стоите друг друга, – мило улыбнулась Инанна. – Прошу, не устраивайте здесь еще одну драку. И позвольте, наконец, представить вас друг другу. Креол, это Олег. Он сын Лаларту и, поверьте, ненавидит его еще сильнее, чем вы. Олег, это Креол. Он тот самый маг, о котором я вам рассказывала, и без него у нас ничего не получится.

– Угу. Тогда ладно, – хмыкнул Олег, возвращая когти в пазухи.

– Если за него ручаешься ты, Прекраснейшая… – неохотно убрал цепь Креол.

– Я ручаюсь за вас обоих, друзья мои, – показала белоснежные зубки Прекраснейшая, скрестив руки на груди. – Друг мой, я счастлива видеть, что вы вновь твердо стоите на ногах и хорошо выглядите. Даже лучше, чем во времена вашей молодости. Мы с Олегом давно ожидаем вашего пробуждения…

– Вот и дождались, – хмуро буркнул Креол. – Коцебу стоит в конце Хрустального Поля, а я здоров и полон сил. С чего начнем?

– Будет очень мило, если вы начнете с того, что представите своих спутников. Вашего джинна я, конечно, узнала, но это прелестное дитя вижу впервые. Как твое имя, дорогуша?

– Меня зовут Бат-Криллах, госпожа Инанна, – сообщил черный пес.

– Кретин, она меня спрашивает! – прошипела Ванесса, пихая демона ногой. – Ванесса Ли, мадам, к вашим услугам.

– Это моя ученица, – неохотно признался Креол.

– О?.. В самом деле?.. – иронично приподняла бровь Прекраснейшая. – Что ж, будем надеяться, что вы не раскаетесь в своем выборе… О, но что же это я, в самом деле? Ко мне пришли гости, а я держу их на пороге. Как невежливо с моей стороны! Пройдемте внутрь, друзья мои, прошу вас…

– С-с-с-с, Прекраснейшая, надеюсь, меня это не касается? – уточнил Анансэ. – Мне очень приятно твое общестффо, но я хотел бы ффернуться к себе, я и так порядком загостился…

– О, конечно же, Владыка, вы вольны распоряжаться собой, – улыбнулась ужасному пауку Инанна, дружелюбно касаясь одного из его кошмарных хелицеров. – Но помните, что мой дом всегда открыт для моих друзей, я буду рада видеть вас в любое время.

Анансэ проскрипел что-то невнятное, прощаясь со всеми присутствующими, и взмахнул сразу всеми лапами одновременно. На краткий миг бога-паука окутало серебристо-голубое сияние, похожее на тысячи раскаленных проволочек, а в следующую секунду его уже не стало.

– Между прочим, в следующий раз можете ставить коцебу у самых ворот, – сообщила Инанна, ведя гостей в Хрустальные Чертоги. – Как вы могли заметить, прошло очень много времени, и мы немного… изменили правила…

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть