Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Рыцари пречистой девы
Глава 6

Не совсем понятно, что Креол имел в виду под «завтра с утра» – разделения на сутки, как таковые, на Девяти Небесах не было. Вероятно, его слова означали, что он отправится в путь после того, как выспится. Во всяком случае, Вон собиралась выспаться как следует: Землю они покинули поздно вечером, и у нее уже слипались глаза.

Ванессе выделили очень милую комнатку в одной из передних башен Хрустальных Чертогов. Креола почему-то поместили в совершенно противоположном конце этого колоссального дворца.

Кстати, Вон все больше удивлял тот факт, что богиня Инанна обитает здесь фактически в одиночестве. Да и вообще все это мало вязалось с тем, как Ванесса представляла себе богов и их жизнь. К примеру, за ужином Прекраснейшая порезала себе палец и даже ойкнула от боли. Конечно, богиня-целительница заживила царапину одним взглядом, но все равно выглядело это как-то… не по-божески. Даже тот факт, что кровь у нее оказалась серебристо-белой и светилась, а в том месте, куда та капнула, из пола вырос цветок, не особо впечатлил Вон.

Креол показывал и не такие чудеса.

Девушка вышла на балкон и сладко потянулась. Все-таки чувствовалось, что находишься в Светлом мире: воздух напоен потрясающими ароматами, температура просто идеальная – в меру тепло, в меру прохладно, а перед глазами потрясающий пейзаж. Балкон располагался достаточно высоко, и можно было видеть, что хрустальная равнина довольно быстро заканчивается, и начинаются бесконечные сады удивительной красоты.

Зато у ворот Хрустальных Чертогов ничего замечательного не наблюдалось. Пока Вон спала, Хуберт подогнал коцебу поближе и теперь руководил погрузкой каких-то ящиков и мешков. Маленький домовой с брюзгливо-высокомерным лицом указывал невидимым слугам богини, что и куда класть.

Эта картина тоже не вязалась с представлениями Ванессы о божественном – она ничем не отличалась от обычных сборов куда-нибудь в поход.

Да и вообще мрачный гонтовый особняк портил весь пейзаж.

По крайней мере, Инанна не пожадничала, собирая мага в дорогу. Ванесса заметила два сундука, несомых с особой бережностью: возле одного из них шел Креол и скрупулезно проверял содержимое – целую груду золотых монет. Второй сундук заполняло серебро. Еще там было несколько тюков с одеждой, оружие, различная утварь, какие-то картинки, статуэтки, всякая дребедень…

Чем еще одарила их Прекраснейшая, Ванесса интересоваться не стала. Ей было неясно, зачем вообще их нагружают таким количеством разного добра – или в Хрустальных Чертогах скопилось слишком много лишнего скарба, который использовать негде, а выкинуть жалко?

Сама Инанна тоже стояла там, внизу. А рядом с ней Креол: проверив золото, он остался чем-то недоволен и теперь тихо, но очень выразительно ругался. Богиня с отрешенным лицом терпеливо слушала его тираду.

– Доброе утро! – крикнула Ванесса, свесившись с балкона.

– Наконец-то проснулась! – вместо приветствия гаркнул маг. – Сколько можно дрыхнуть?! Вот мой учитель будил меня по утрам колоколом!

– Подумаешь, я тоже всегда вставала по будильнику! – обиделась Вон.

– Он не звонил в колокол! – хохотнул маг. – Он бил им меня по животу! Халай Джи Беш вообще был редкой скотиной… надо было его убить…

– Друг мой, но вы же так и сделали! – удивленно посмотрела на него Прекраснейшая. – Я хорошо помню, как вы вызвали его на дуэль буквально на следующий день после окончания ученичества…

– Так я о чем и говорю! – возмутился ее непонятливости Креол. – Его надо было убить, вот я и убил… Ученица, ты долго еще будешь там прохлаждаться?! Спускайся немедленно, мы вылетаем! Только сначала накинь что-нибудь, а то у моего раба сейчас глаз лопнет…

Ванесса в ужасе опустила глаза вниз – так и есть, она спросонья не сообразила, что на ней нет ничего, кроме двух веревочек, которые продавались под видом лифчика. То-то Хубаксис так пасть распахнул… Даже непробиваемый маг смотрел немного смущенно.

Хотя отвести взгляд даже не подумал!

Внизу Вон появилась уже при полном параде. Даже более того – Инанна снабдила их обоих костюмами, которые сейчас были в ходу на Каабаре.

Ванесса получила темно-зеленый охотничий костюм ильберской или зебор-тенской аристократки, состоящий из жакета с короткой баской, перехваченного узким пояском и застегнутого на перламутровые пуговицы. Спина и плечи покрыты гладким батистовым воротником, отделанным широким кружевом. Таким же кружевом отделано и неглубокое декольте. На ногах вместо юбки – панталоны и сапоги с широкими ботфортами. Нижнее белье из тончайшего батиста.

А в довершение картины – широкополая войлочная шляпа с перьями и изящная дамская шпага. Для настоящей рукопашной, разумеется, непригодна – слишком тонкая и легкая. Драгоценностей почти не было: сейчас у каабарской аристократии в моде была простота. Ванесса ограничилась тем, что повесила на шею кулон, подаренный Креолом: тот удивительно удачно дополнял общую картину.

Маг тоже получил костюм аристократа, но не ильберского, а анахрожского, и не зеленый, а черный с пурпуром. Длинный полотняный камзол, доходящий до колен, застегивающийся спереди. На бедрах большие карманы с клапанами, а слева пристяжная сумка, куда как раз отлично поместился весь магический инвентарь. Фальшивые обшлага, падающие прямыми складками до лодыжек рингравы и почти такие же сапоги с ботфортами, как и у Ванессы. Длинный плащ, накинутый на левое плечо и, опять же, широкополая шляпа с перьями. Такие шляпы на Каабаре носила почти вся аристократия.

Шпага отсутствовала: в Анахроге вместо шпаг было принято таскать на поясе что-то вроде небольших позолоченных дубинок или скипетров. Именно поэтому Инанна и выбрала для Креола костюм анахрожца: его жезл почти не отличался от этих самых скипетров.

К обоим костюмам прилагались особые перстни с дорогими камешками – знак благородного происхождения. Креолу Инанна выделила перстень с сапфиром, означающий виконта, а Вон достался изумруд и вместе с ним титул маркизы.

– Так гораздо лучше, – одобрительно цокнул языком Креол, поглядев на появившуюся Ванессу. – Раб, захлопни пасть, она уже оделась!

– А зря… – недовольно пробурчал Хубаксис, обиженно глядя на Вон.

– И хватит пялиться на мою ученицу! – зарычал маг, щелчком скидывая джинна с плеча. – Пялься на что-нибудь другое!

– Только не на меня! – поспешила заявить Инанна, когда Хубаксис с готовностью перевел глаз на нее. – Уберите своего джинна, друг мой, он успел мне надоесть еще в Шахшаноре!

– Я же ничего не делаю! – обиделся джинн. – Хозяин, подтверди!

– Подтверждаю! – охотно отвесил Хубаксису затрещину Креол. – Ученица, ты готова? Тогда залезай в коцебу и скажи призраку, чтобы поднимал нас в воздух. А мне еще надо координаты Каабара получить…

Ванесса послушно забралась внутрь, чуть не столкнувшись с одним из невидимых слуг. Тот, конечно, легко прошел бы прямо сквозь нее, но вот баул, который он тащил…

Внутри мало что изменилось. Хуберт попрятал полученное добро так хитро, что нужно было долго искать, чтобы его обнаружить. Кое-что, самое ненужное, сложили на заднем дворе под охраной хищного цветка.

Его, кстати, вчера забыли накормить, и он теперь недовольно шипел.

На одной из стен холла появились целых две карты Каабара – физическая и политическая. Сэр Джордж, покинув свой пост у руля, внимательно их изучал: именно ему предстояло вести коцебу над этим новым материком.

На физической карте самой яркой деталью были Арганы – длиннющая горная цепь, протянувшаяся с северо-востока на юго-запад материка. А на политической особенно выделялась империя Кахала – если масштаб был соблюден верно, крупнейшее государство Каабара площадью не уступало современному Китаю. На обеих картах были показаны все самые мелкие детали – вплоть до крошечных деревушек в несколько десятков жителей.

Креол захлопнул дверь ногой и, весело насвистывая, пошел настраивать Камень Врат. А Ванесса подумала, что отец, наверное, сейчас пытается до нее дозвониться.

Жаль, что между мирами нельзя наладить какую-нибудь связь…

– А я думала, что она полетит с нами… – задумчиво промолвила Вон, стоя рядом с Креолом на балкончике и глядя на возникшую впереди светящуюся арку.

– Кто? – рассеянно переспросил маг.

– Твоя богиня, кто же еще…

– Прекраснейшая? – хмыкнул Креол. – Ха, не смеши меня, ученица… Боги никогда ничего не делают сами: на это у них есть мы. А Прекраснейшая – самая бесполезная из всех богов ее уровня…

– А она вообще богиня чего? Ты вот говорил, что твой Энлиль отвечает за океаны, Шамаш – солнце… А она? Любовь?..

– У нее четыре специализации, – зевнул маг. – В первую руку она отвечает за Добро и Свет, как таковые… ну, вроде как твой Христос. Милосердие, всепрощение и прочая чепуха… Потом она богиня-целительница – покровительствует лекарям, цирюльникам и повивальным бабкам. Затем Плодородие – чтоб хлеб рос, да цветы цвели. И еще, разумеется, Любовь и Красота. Ей молились, когда красивее хотелось стать, когда любви чьей-нибудь просили или если «свеча» работать переставала… Борделям и постельным рабыням, опять-таки, покровительствует…

Ванесса недоуменно нахмурилась. Милосердие, Целительство, Плодородие и Любовь… Нет, все это просто замечательно, но на войне ни от чего такого особой пользы нет… Хотя доктора, конечно, в сражениях очень даже нужны, но для походного госпиталя совсем не обязательно держать целую богиню…

– Знаю, знаю… – поморщился Креол, словно прочитав ее мысли. – Конечно, от того же Анансэ пользы было бы куда больше – у него одних только гигантских пауков целая армия! Но за мной как-то не бегают боги, умоляя принять от них помощь… Приходится работать с тем, что есть.

Коцебу наконец-то прошел сквозь арку между мирами, и вокруг раскрылся совершенно новый мир.

Каабар!

Что ж, пейзаж выглядел достаточно стандартно. Покрытые изумрудной травкой холмы, а в тенистых местах – остатки снега. Значит, это северное полушарие – в южном сейчас осень. Но места не самые холодные, судя по тому, что в первых числах апреля уже вовсю растет трава и даже цветут первые цветы. Неподалеку рощица, переходящая еще дальше в настоящий густой лес. Хотя деревья каких-то незнакомых пород.

Поскольку коцебу находился на очень значительной высоте, с противоположной стороны можно было разглядеть полоску воды. Очень далеко, на самом горизонте, но все-таки. Либо большая река, либо озеро, либо море.

– Снижаемся! – приказал сэру Джорджу Креол, поднося к глазу сложенную трубкой ладонь и что-то бормоча. Этот фокус Ванесса уже знала – заклятие Дальнего Взора, превращает собственную руку в подобие подзорной трубы. Она так не умела, а потому заранее запаслась мощным цифровым биноклем. – Кажется, Прекраснейшая обещала нам проводника…

Когда коцебу снизился до стофутовой высоты, Ванесса приглушенно вскрикнула, указывая в сторону рощицы. В бинокль она заметила несомненного Серебряного Рыцаря.

Но он был не один!

Паладин сражался с двумя странными существами, похожими на монашеские балахоны, заполненные густым багрово-черным дымом. Даже не дымом, а какой-то жидкостью, наделенной неким подобием жизни.

В капюшонах тварей не было лиц, зато были глаза – ослепительно-белые глаза. Ног у созданий тоже не было: они висели прямо в воздухе, правда, всего в паре дюймов над землей. Зато вот руки у них были: из монашеских рукавов хлестали десятки газовых щупальцев, силясь проникнуть под несокрушимые доспехи паладина.

Теперь, когда Ванесса увидела живого Серебряного Рыцаря, в настоящем бою, она поняла, что в битве с Лэнгом эти ребята действительно будут нелишними. Паладин бился с тварями, словно родился с оружием в руках. Он подпрыгивал и вертелся, увертываясь от ужасных щупальцев, и с бешеной скоростью орудовал мечом, комбинируя режущие и рубящие удары. Он сек щупальца, превращая их в простой дым, рассеивающийся по ветру… правла, у тварей тут же вырастали новые.

Одно из существ постоянно пыталось завернуть паладину за спину, но тот решительно предупреждал каждое движение. Серебряный Рыцарь не выказывал ни малейших признаков волнения, он работал с методичностью боевой машины, все сильнее тесня неизвестных тварей. Хотя бой обещал продлиться еще долго: новые щупальца вырастали лишь чуть медленнее, чем паладин успевал их отсекать, а пока их было так много, добраться до «туловищ» монстров не получалось.

Вот если бы поединок был честным, один на один…

– Быстрее, надо же ему помочь! – воскликнула Ванесса, толкая Креола в бок. – Сэр Джордж, подлетите к тому рыцарю!

– Сейчас поможем… – проворчал маг, спрыгивая прямо с балкона на бронзовый диск, составляющий основание коцебу.

Летающий дом двигался совершенно бесшумно, а паладин стоял к нему спиной, да и трудновато ему было сейчас обернуться. Зато его противники заметили подлетающего мага и явно забеспокоились: их щупальца замелькали еще быстрее и слаженнее, складываясь вокруг паладина во что-то вроде кокона. Серебряный Рыцарь тоже удвоил усилия и что-то неразборчиво прокричал сквозь шлем.

– Ма-а-ардук! – прогремел над холмами боевой клич мага, мечущего с небес Молот Пустоты.

Одна из тварей даже не успела ничего сообразить: она просто перестала существовать. На нее как будто обрушился невидимый кулак исполинских размеров: только брызги полетели во все стороны, да опал пустой балахон.

Креол отлично знал, какое заклинание использовать против подобной нечисти – на людей, демонов и вообще всех, имеющих хоть какое-то подобие тела, Молот Пустоты не оказывает никакого действия. Разве что тряханет чуток. Зато таких вот призраков, чье «тело» состоит из ожившей первостихии – Тьмы, это заклятие просто распыляет.

Серебряный Рыцарь, одним махом избавившийся сразу от половины противников, не стал дожидаться, пока Креол жахнет еще чем-нибудь. Удар слева, удар справа, выпад, рубящий удар сверху, разворот, вращательное движение и мощный удар наискосок, одним махом рубя половину щупальцев и добираясь до самого сердца.

Точнее, до головы.

Тварь, чью «голову» только что распахали на две равные половинки, пару мгновений повисела в прежнем положении, словно бы раздумывая, а потом на землю полетел еще один балахон – его содержимое превратилось в бесформенный черный туман с багровыми сполохами.

Этот туман тоже повисел неподвижно пару секунд, а потом начал рассеиваться.

Паладин равнодушно отвернулся от поверженного противника – он явно уже имел дело с такими и знал, что тварь больше не оживет. Вернув меч в ножны за спиной и, нажав на какие-то хитрые петельки на шее, он откинул шлем.

Лод Гвэйдеон выглядел немного не так, как ожидала Ванесса. Нет, с телосложением все в порядке – ростом повыше Вон, но пониже Креола, мускулатура очень даже приличная, хотя под доспехами все равно плохо видно.

Но она ожидала, что он будет немного помоложе…

На вид паладину было лет шестьдесят. Коротко остриженные волосы, усы и бородка клинышком – все седое, но кое-где еще виднеются отдельные ручейки черного, показывая, что раньше лод Гвэйдеон был брюнетом. Внимательные голубые глаза, мягкая полуулыбка, римский нос, сломанный как минимум дважды, небольшой шрам на левой щеке… Лет тридцать назад у Генерала Ордена явно отбоя не было от поклонниц, он и сейчас производил весьма недурное впечатление.

Ванессе он напомнил сэра Шона Коннери.

Коцебу приземлился, но ввинчиваться в землю не стал: Креол собирался только подобрать проводника и лететь дальше. Маг спрыгнул с диска, Ванесса последовала за ним.

– Лод Гвэйдеон, полагаю? – приложил два пальца к краю шляпы Креол.

– Он самый, – приятным баритоном ответил паладин. – Благодарю за помощь, святой Креол.

– Всегда по… как ты меня назвал?! И откуда ты знаешь мое имя?

– Пречистая Дева приказала мне ждать здесь твоего появления, – совершенно спокойно ответил лод Гвэйдеон. – Она назвала твое имя, сказала, что ты явишься на летучем доме, и приказала отдать тебе мою часть Священного Ключа. Изволь, святой Креол, я готов передать ее.

– Это, конечно, правильно, – не стал спорить маг, на миг закрывая глаза – передача магического пароля сопровождалась легкой резью в оных. – Но я не святой. С чего ты взял, что я святой?

– Ты творишь чудеса. Ты Посланник Пречистой Девы. Ты святой, – сделал вполне логичный вывод лод Гвэйдеон.

– Да, все правильно, но я не святой! Не только святые владеют магией!

– Еще колдуны, – не стал спорить Серебряный Рыцарь. – Но ты Посланник Пречистой Девы, а колдун не может быть Ее Посланником.

– Я не колдун! – уцепился за ненавистное слово маг.

– Значит, святой, – убежденно кивнул лод Гвэйдеон. – Повелевай мной, святой Креол, ибо Пречистая Дева приказала мне выполнять все твои распоряжения.

– Так-таки все? – прищурился маг, смирившийся с ролью «святого». – А если я прикажу спрыгнуть со скалы?

– Укажи скалу, святой Креол, – ни на мгновение не задумался паладин.

– Ф-фух, ну вот что с таким делать… – вздохнул Креол.

Но по его лицу видно было, что он доволен: лод Гвэйдеон ему понравился. Да и Ванессе он тоже понравился.

– Ванесса Ли, – представилась она сама, так и не дождавшись, пока это сделает Креол. – Очень приятно, лод Гвэйдеон.

– Взаимно, леди Ванесса, – наклонил голову паладин, галантно целуя ей руку. – Счастлив служить вам…

– Ладно, хватит, – подозрительно прищурился маг, забирая у лода Гвэйдеона руку своей ученицы и ревниво ее осматривая. – Успеем наговориться в пути. Ты не боишься летать, паладин?

– Никогда не пробовал, – равнодушно пожал керефовыми плечами лод Гвэйдеон. – Хотя нет, однажды я поднимался в воздух верхом на шеренгебе: проклятое порождение Близнеца пыталось утянуть меня в поднебесье…

– Тогда залезай в коцебу, – оборвал его Креол. – Ты ведь летишь с нами?

– Разумеется, святой Креол. По повелению Пречистой Девы я принес тебе клятву верности – я не оставлю тебя, доколе ты сам не прикажешь мне этого. Но позволь мне вначале сходить за моим Гордым – я привязал его в той рощице, ожидая тебя. Я там бы и оставался, но заметил на этом холме Служителей Близнеца и счел своим долгом истребить их.

– Гордый – это конь? – уточнил маг. – Никогда не понимал, как можно ездить верхом, словно дикие скифы… Но если ты без этого не можешь – беги быстрее, мы подождем.

Серебряный Рыцарь приложил руку к груди в поклоне и припустил к рощице. Приказ бежать быстрее он явно понял буквально: паладин летел так, словно от этого зависела его жизнь. Ни преклонный возраст, ни обилие металла на теле не мешали ему развивать порядочную скорость.

– Хороший боец, – одобрительно крякнул «святой Креол», глядя ему вслед. – А главное – душой молод, прямо как я… Запомни, ученица, старость наступает не тогда, когда волосы начинают белеть, а когда душа устает от жизни… Я вот собираюсь жить до-олго…

Вдруг что-то приглушенно хлопнуло, и Креол развернулся, выхватывая из-за пояса жезл. Ванесса попыталась последовать его примеру, но рука наткнулась на совершенно непривычный эфес шпаги. Девушка чертыхнулась, выискивая в недрах баски свой любимый пистолет.

– Что-то я сомневаюсь, что ты, дядюшка, проживешь так уж долго, – прозвучал насмешливый голос того, кто издал хлопок.

Трой, конечно же. Он появился прямо из воздуха и, судя по звуку, перенесся не из другого мира, а телепортировался откуда-то из этого же.

Как известно, переходы между мирами проходят бесшумно, ибо ты, по сути, делаешь один-единственный шаг, только в необычном направлении. Во время телепортации, наоборот, преодолевается значительное расстояние, и звук, порождаемый магом, производится воздухом, резко расталкиваемым в стороны. Почти такой же звук раздается и на исходной точке – там воздух, наоборот, схлопывается.

– Мы немного не закончили там, на Земле, – нехорошо улыбнулся Трой, стряхивая с темно-фиолетового плаща какой-то мусор. Он тоже приоделся по местной моде. – Вот не думал, что мой любимый дядюшка окажется ничтожным трусом и сбежит с дуэли… ай-яй-яй…

– Ковенант магов запретил Душу Тьмы еще при императоре Ашимбаббаре! – прорычал Креол. – Она же отравляет землю и воздух на многие годы, если не века! Где ты вообще достал эту мерзость, позор нашего рода?!

– Где достал, там больше нет, – уклончиво отвернулся Трой. – Что, хочешь перекупить?

– А сколько возьмешь? – заинтересовался Креол, но тут же отбросил искушение. – Договариваться с тобой?! Кстати, а как ты узнал, в каком я мире? Да еще точное место!

– Человек-Скорпион подсказал, – гнусно улыбнулся Трой. – Я пока не разучился его вызывать…

– Мерзкий доносчик! – гневно стукнул кулаком по ладони Креол. – Давно надо было заключить его в клеть…

– Поздно, поздно… – сожалеюще цокнул языком Трой. – Боюсь, я слишком долго его не отпускал: за ним явилась самка. Думаю, она его сожрала. Точно не скажу – я оттуда на всякий случай телепортировался…

– Чрево Тиамат… – раздосадованно нахмурился маг. – Теперь придется ждать, пока родится новый… а вот ты у меня сейчас получишь!

Трой не ожидал такого резкого перехода от сравнительно мирной беседы к атаке и не успел защититься. Креол разом шарахнул по нему Молнией и Пылающей Стрелой. Трой пошатнулся, приняв на себя сразу два снаряда, но устоял, хотя с него слетели целых две Личных Защиты. Спустя миг он уже активировал Пламенный Доспех и выстрелил в Креола Туманом Нергала – мощнейшим заклинанием, превращающим цель в лужу слизи.

Креол ответил Ветром Силы, остановив Туман Нергала на полпути и погнав его обратно к хозяину. Трой лихорадочно уничтожил свое же заклятие и повел дланью, вызывая доппеля ифрита. Огненный великан вырос за спиной Креола и тут же дунул в его сторону бушующим пламенем. Маг отразил его Ледяным Щитом и одновременно метнул в Троя Ледяную Звезду.

– Ученица, не стой столбом, убери эту головешку! – рявкнул маг, едва успевая отражать новую огненную струю ифрита и Молнию Троя.

Ванесса вскинула пистолет и выпустила в доппеля целую очередь. Трой так и не смог выйти за пределы первого уровня – его доппель лопнул после первой же пули. Вон перевела дуло в сторону самого мага и начала палить в него.

Увы, против магов огнестрельное оружие не так эффективно – пули легко отражаются даже простейшим Доспехом Духа.

Пару минут Креол и Трой перебрасывались убойными заклятиями. Ванесса на всякий случай отошла как можно дальше: в нее Трой не целился, не собираясь отвлекаться на всякую мелочь, но какое-нибудь заклинание могло задеть и случайно. Удар Грома, например, всколыхнул землю так, что маги и сама Вон разлетелись в стороны, будто кегли.

Ее роль свелась к тому, чтобы вовремя отстреливать жалких доппелей, которых Трой все еще пытался иногда призывать. Вот Креол был поклонником классической дуэли – только собственными руками, никаких вспомогательных бойцов.

– Я хотел сэкономить! – с нешуточной обидой вскричал, наконец, Трой, выхватывая из-за пояса еще одну обугленную щепку. Душа Тьмы – магический аналог ядерной бомбы. – Шуруппак гидим хул те хевератор ннгр-йа! У меня их осталось всего ничего!

– Чрево Тиамат! – выдохнул Креол, с бессильным бешенством глядя на запрещенное оружие. На сей раз у него не было поблизости глубокой шахты, чтобы швырнуть туда Троя…


Лод Гвэйдеон неторопливо скакал обратно к летучему дому, вдохновенно шевеля губами, подыскивая рифму к слову «красный». Паладин очень любил сочинять стихи, хотя получалось у него, мягко скажем, неважно…

Гордый под ним недовольно пофыркивал: хозяин явился очень не вовремя. Он как раз успел перегрызть привязь и отыскать неподалеку целый куст слимены, которую на Каабаре еще называют «лошадиным дурманом».

Зря называют, ничего эти листочки не дурманят. Конечно, если съесть ее слишком много, то откуда-то нарождается всякое странное зверье – летающие тушканчики, рыбы с человечьими ногами, синие ящерки… Так кому они мешают? Зато вместе с этой мелкотой всегда появляются прекрасные кобылицы всех мастей – видно, тоже на запах слимены сбегаются.

И вот тут-то он бы их и… но хозяин вечно влезает не вовремя!

Серебряный Рыцарь еще издалека услышал рев пламени, раскаты грома, свист магических снарядов и грохот выстрелов. Он немедленно пришпорил еще сильнее возмутившегося Гордого и помчал галопом, на скаку вынимая из-за луки седла копье.

Там, возле летучего дома, насмерть схлестнулись двое – святой Креол и какой-то незнакомец, с виду неотличимый от человека. Из всех каабарских видов нечисти с человеком можно перепутать только стригу и мордента, но стриги боятся солнечного света, а морденты не владеют даже самой простой магией.

Значит, это человек, а раз владеет магией, то либо святой, либо колдун. Креол – святой, он Посланец Пречистой Девы, и уже доказал свою святость, убив Служителя Близнеца. Святые не сражаются друг с другом. Значит, этот человек колдун.

Колдун, пытающийся убить святого!

– Во имя Добра, я нападаю!!! – во всю мощь легких проревел лод Гвэйдеон, метя острием копья прямо в спину порождения Близнеца.

– Что?.. – рефлекторно повернулся в сторону крика Трой и тут же схлопотал от Креола удар Молотом Бури, лишь слегка его пошатнувший, но зато уничтоживший последнюю Личную Защиту.

А в следующее мгновение в грудь Троя вошло копье лода Гвэйдеона, проткнувшее мага насквозь, словно жука на булавке. Трой забулькал, из его рта показались кровавые пузыри, а из обессилевшей руки вывалилась Душа Тьмы.

Паладин с силой выдернул керефовый лэнс из проклятого колдуна, отбросил его в сторону и выхватил меч, чтобы добить противника. Трой с ужасом уставился на подлетающее к лицу лезвие и резко сжал вместе ладони. Заранее подготовленное заклятие Побега сработало безукоризненно: Трой с легким хлопком исчез в неизвестном направлении, а двуручник лода Гвэйдеона пронзил пустоту.

– Такого раньше не было… – удивленно почесал затылок Серебряный Рыцарь, спрыгивая с коня и глядя на пустое пространство, которое раньше было Троем. – Я отправил во Тьму немало порождений Близнеца, но обычно от них оставалось побольше…

– Сбежал-таки, поганец! – негодующе сплюнул Креол. – Ладно, Трой, еще встретимся…

– Кто это был, святой Креол? – спросил лод Гвэйдеон с легкой неуверенностью. – Я правильно сделал, что проткнул его?

– Еще как правильно! – успокоил его маг. – Увидишь его снова, делай так же!

– Я думаю, он все равно очень скоро умрет, – предположил лод Гвэйдеон. – Сквозь него сейчас можно смотреть, как в окно. С такими ранами не живут.

– Ошибаешься, паладин… – хмыкнул Креол. – Он все-таки колдун: если не умер сразу, значит выживет.

– Я так и подумал, что он колдун, – довольный собственной догадливостью, кивнул паладин.

– Ну ничего, сбежать-то он сбежал, но зато оставил мне пару подарочков… – растянул губы в улыбке маг, крайне осторожно поднимая выроненную Троем Душу Тьмы. – О-очень опасное заклятие… Опасное и омерзительное. Но может статься, что даже его удастся где-нибудь использовать…

Еще больше Креола порадовала кровь, оставшаяся после телепортировавшегося Троя. Сам Креол телепортацией так и не овладел, что всегда его огорчало. Очень уж полезный вид Искусства… но ничего не поделаешь, уметь все невозможно.

– Я сделаю вольт Троя, – со злобной радостью пообещал Креол, собирая красные капельки в крохотный пузыречек. – И пусть он после этого попробует ко мне сунуться: в порошок разотру!

– Эй, здесь еще что-то! – крикнула Ванесса, отошедшая к коцебу.

Маг пошел посмотреть, что там нашла его ученица, а паладин остался с конем, внимательно проверяя, не повредил ли тому поганый колдун.

Ванесса нашла на траве большую булькающую лужу чего-то, подозрительно похожего на ртуть. Точно такую же Креол однажды ночью уничтожил в Сан-Франциско, назвав ее Ртутным Проклятием.

Кстати, появилась она точно в том месте, куда Трой кинул соринку со своего плаща…

– Да, Ртутное Проклятие, – подтвердил Креол, слегка прищурившись на эту лужу. – Вот тебе наглядный урок, ученица. Ртутное Проклятие – заклятие замедленного действия. Насылают его обычно на дома или еще что-то неподвижное. В данный момент оно не опасно, потому что еще маленькое. Но если дать ему часок-другой, оно разрастется до целого озера, и от дома мало что останется… Поэтому уничтожать его надо вовремя – лучше всего для этого подходит простой огонь… Внимание!

Креол встряхнул ладони, избавляясь от остатков предыдущих заклинаний, и с его рук полились мощные струи пламени. Прямо на лужу ртути.

И стоило магическому огню этой лужи коснуться, как та… взорвалась.

Чернильно-черное облако, очень похожее на то, в Канаде, но во много раз меньше, выросло над Ртутным Проклятием подобно ядерному грибу. Но Креола рядом с ним уже не было: он проявил недюжинную реакцию.

Схватил не успевшую ничего понять Ванессу под мышки и взмыл в небеса.

– Что… что… – заикаясь, пробормотала девушка, едва удерживаясь от тошноты: уж очень резко ее рванули с места.

– Все в порядке, ученица? – очень внимательно посмотрел ей в глаза Креол и что-то тихонько пробормотал.

Ванесса почувствовала, как тошнота отступает, – такие житейские мелочи Креол умел исцелять без особых усилий. Она скосила глаза вниз: там все еще бушевал небольшой черный буран. Очень небольшой – всего футов десяти в диаметре.

Лод Гвэйдеон как стоял поодаль, так и продолжал стоять, недоуменно глядя на новую угрозу и явно пытаясь решить, рубить ее в капусту, или пусть так пока будет. Сэр Джордж и Хуберт равнодушно наблюдали за крохотной Душой Тьмы с балкона.

А Бат-Криллах и Хубаксис вовсе дрыхли сейчас без задних ног – эти двое, в отличие от них с Креолом, в Хрустальных Чертогах не отдыхали, а занимались глупостями. Хубаксис, например, подглядывал за купающейся Инанной и даже успел получить по морде.

Трижды.

– Спускаемся, – сообщил Креол слегка напряженным голосом: летать с грузом ему не очень-то нравилось. Левитация и так отнимала немало сил. – Держись за меня крепче, ученица…

– Ты тоже… не отпускай… – неуверенно сказала Вон. Вообще-то, Креол держал ее там, где приличные девушки не позволяют себя трогать, но она ужасно боялась, что если скажет об этом, то он смутится и уронит ее.

Падать с такой высоты совсем не хотелось.

Они приземлились всего в нескольких шагах от Души Тьмы. Лод Гвэйдеон подошел к ним, ведя под уздцы Гордого, и деловито спросил:

– Что это такое, святой Креол? Мне его рубить, или лучше из арбалета?

– Не надо его рубить – твой меч ему, что слону булавка… – пробурчал маг, снова превращая собственные руки в огнеметы. Даже Чистому Огню Душа Тьмы поддавалась неохотно: черное облако ритмично содрогалось, будто живое. – Трой, мелкий гаденыш… Придумал-таки что-то новенькое.

– Может, все-таки объяснишь? – подошла к нему Ванесса, все еще раздумывая, потребовать ли у Креола не совать свои руки, куда не просят, или теперь уже, мягко говоря, поздновато? – Ты же говорил, что твое Ртутное Проклятье не опасно?

– Оно не мое, это Трой ими балуется, – буркнул Креол. – Само по себе не опасно, но видишь, что этот выползок Лэнга сотворил… Это своего рода магическая мина: опасное заклятие маскируется сравнительно безобидным. Я уничтожил безобидное и тем самым активировал опасное. Конечно, без контакта с магом оно получилось очень маленьким, но все равно вполне могло убить и меня, и тебя… и оно повредило коцебу!!!

Действительно, после уничтожения Души Тьмы стало видно, что задетый им край бронзового диска выглядит так, будто его обгрызли крысы. Та часть, что попала под смертельный туман, попросту рассыпалась в порошок.

– И как же мы теперь полетим дальше? – растерянно спросила Ванесса, уже знавшая, что диск, составляющий основание летательного артефакта, должен быть абсолютно целым.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть