Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Рыцари пречистой девы
Глава 5

То, что Прекраснейшая назвала своим кабинетом, оказалось просторной комнатой с окном во всю стену. В центре ее безо всякой подставки висел глобус – футов так пяти в диаметре.

На редкость натуралистичный глобус. Океаны были по-настоящему мокрыми, полюса покрывал настоящий лед, леса выглядели тоненьким слоем мха, о верхушки гор можно было уколоться, а кое-где Ванессе даже удалось разглядеть несколько городов размером с песчинку. Похоже, только самые крупные мегаполисы – город небольшого размера при таком уменьшении превращается почти в ничто.

А самое интересное, что этот чудо-глобус изображал не Землю. На этой планете было всего три материка, причем два из них – полярные. Что-то вроде близнецов-Антарктид. Третий же материк, почти вдвое больше Евразии, протянулся через всю планету с севера на юг. С северным материком он соединялся тоненьким перешейком, от южного отделялся тремя узкими проливами.

Рядом с материком имелось огромное количество островов – два крупных и десятки мелких к западу и колоссальный архипелаг к востоку. Зато противоположное полушарие выглядело совершенно пустым – на тысячи миль (если предположить, что эта планета размером с Землю) один только пустынный океан.

– Считается, что многие тысячи лет назад здесь произошла какая-то ужасная катастрофа, после которой не осталось ни единого клочка суши, – пояснила Инанна, подходя к глобусу. Ванесса нахмурилась: то ли у нее все написано на лице, то ли богиня прочитала ее мысли. – Перед вами Каабар, друзья мои. Я называю так весь этот мир, но для тех, кто в нем живет, Каабар – это только главный материк. Как вы можете догадаться, два других практически не населены, и называют их просто Северным и Южным.

Креол обошел вокруг глобуса, задумчиво почесал подбородок, а потом спросил:

– Это вольт или просто объемный чертеж?

– К сожалению, всего лишь чертеж, – развела руками Инанна. – В нашем с вами родном мире такие чертежи сейчас называют глобусами. Сожалею, но даже мне не под силу сотворить вольт целого мира…

– Я просто так спросил, – пожал плечами маг. – И какое же этот Каабар имеет отношение к нам?

– Самое прямое. Во всяком случае, ко мне он имеет очень даже большое отношение. Этот мир соседствует с Девятью Небесами, и, как видите, это довольно неплохой мир. Он немного меньше Земли в диаметре, но сила тяжести почти такая же. Наклон оси другой, поэтому климат распределен равномернее – на экваторе не так жарко, а на полюсах не так холодно. Есть горы, леса, степи… вот разве что с пустынями местным жителям повезло: на Каабаре нет ни одной. Население – люди. Человек светлый и человек темный.

– Можно уточнить для необразованной землянки? – иронично изогнула бровь Ванесса. – Как это – светлый и темный?

– Европеоиды и негроиды, – пояснила Инанна. – Как в латинской системе классификации. Вид – человек, подвид – светлый. Или темный. В данном случае это касается только оттенка кожи.

– Интересно… А я кем буду по этой классификации?

– Наполовину светлой, наполовину степной. Монголоидов называют степными человеками. Опять-таки чисто условно. Еще существует человек белый, черный, серый, морской, огненный и другие, более редкие. Различаются цветами кожи и волос и отдельными деталями в чертах лица и телосложении. На Каабаре светлые преобладают на севере, темные – на юге. Посередине обитает в основном смешанный тип. Всего в этом мире две империи, шестьдесят девять королевств и несчетное множество так называемых Благородных Домов – государств, не имеющих статуса королевства. Свободные герцогства, графства, баронства… Конечно, у них в ходу свои названия, но система титулов похожа на земную европейскую, так что я сочла возможным перевести ее в более привычную вам. Общий уровень развития, если сравнивать с Землей – начало семнадцатого века. У них существует книгопечатание, издаются первые газеты, развито судостроение, изобретены микроскоп, термометр… Вот разве что в оружейном деле они сильно отстают от нормы – у них до сих пор в ходу мечи и арбалеты. Дело в том, что в континентальной коре Каабара практически отсутствует сера, поэтому порох там до сих пор не открыт. И вполне может статься, что его так никогда и не откроют…

– Прекраснейшая, это все потрясающе интересно, но я и без того знал, что существует множество других миров! – грубо перебил ее Креол. – Как этот Каабар касается нас?

– Напрямую. Видите ли, друг мой, это мой мир. Как вы знаете, на Земле почти не осталось людей, поклоняющихся богине Иштар… собственно, вы один уже представляете значительный процент от их общего числа. Но, как видите, я жива и здорова, и по-прежнему сохраняю за собой Хрустальные Чертоги и Третье Небо. И все это только потому, – богиня любовно коснулась глобуса Каабара, – что у меня есть этот мир. Триста восемьдесят миллионов человек, и все молятся исключительно мне…

– О-о-о! – уважительно кивнул Креол. – Триста восемьдесят миллионов… Это же просто гора ба-хионь! Если, конечно, все они веруют истинно…

– Ну, не все, разумеется, – не стала спорить Прекраснейшая, – но в целом уровень религиозности там куда выше той же Америки. Каабарцы действительно веруют в свою богиню, а не просто ходят в церковь по воскресеньям.

Ванесса покраснела: ей показалось, что богиня смотрит на нее с укором. Да, она, по сути, только числилась христианкой, что ж тут поделаешь… Это Креол то и дело воздавал хвалы своим богам, приносил им жертвы, умело молился и они ему даже отвечали.

Да что там – он разговаривал с ними на равных!

– Началось все это в незапамятные времена, – принялась рассказывать богиня. – Примерно за семьдесят лет до вашей смерти, друг мой. Скажите, вам знакомо имя Алкеалола?

– Алкеалол? – задумчиво потер подбородок маг. – Где-то слышал, только вот… тьфу, Прекраснейшая, совсем запутала! Конечно, знакомо, разве может быть не знакомо имя собственного деда?! Он был архимагом, как и я, и он бесследно пропал, когда мне было лет двадцать. Считали, что его утащили демоны…

– О да, он был великим магом, – согласилась Инанна. – В вашем роду вообще было много великих магов – как будто в ваших венах действительно течет чистая мана… Но вашего деда вовсе не утащили демоны: великий Алкеалол всего-навсего переместился в другой мир и не смог вернуться обратно. Что поделаешь, переходы между мирами никогда не были его сильной стороной… Оставшиеся годы своей жизни он провел на Каабаре, и потратил их в основном на то, чтобы принести в этот мир свою родную веру. Правда, в несколько… урезанном виде. Собственно говоря, эту новую религию можно назвать иштарианством – из всех богов Алкеалол отдавал предпочтение исключительно мне.

– Я даже знаю, почему, – мрачно буркнул Креол. – Ходили слухи, что…

– Не ревнуйте, друг мой, – захлопала длиннющими ресницами богиня красоты. – С вашим дедом у меня не было ничего серьезного – всего лишь мимолетное увлечение… В молодости он был так хорош собой…

– Я и не думал ревновать, Прекраснейшая! – буквально почернел от злобы маг. – Это ты лет шестьдесят назад все время ко мне подкатывалась!.. то есть, теперь уже пять тысяч шестьдесят, конечно…

– Я помню, – недовольно ответила богиня.

– Конечно, помнишь! – язвительно осклабился маг. – Я ведь так и остался твоей единственной неудачей, а? Ха! Богиня любви, ради одного лишь лица которой фараоны и императоры отправляли на смерть десятки тысяч! Богиня любви, руки которой добивались все боги Шумера! И так и не смогла покорить какого-то жалкого мага! Я ведь в то время даже не был архимагом – едва-едва вышел из ученичества!

Почему-то Ванессе было очень приятно видеть обиженное лицо Инанны. Похоже, она действительно переживала ту давнишнюю неудачу.

Итак, Креол не врал, когда утверждал, что его добивались первые красавицы Шумера. А она-то решила, что он просто хвастается, как большинство парней…

Хотя выглядел его отказ от этой Мисс Шумер довольно странно. Очень странно. Креол не был ни монахом, ни извращенцем – Хубаксис как-то упоминал, что у него было несколько наложниц.

Может, он просто не любит блондинок?

– Продолжим ваш инструктаж, – сухо оборвала тираду мага Инанна. – Итак, Алкеалол основал на Каабаре новую религию. Ее адепты взяли мое скифское наименование – Пречистая Дева, хотя имена Инанна и Иштар в их священных текстах тоже упоминаются. Не скрою, мне было приятно, что меня узнали в другом мире, но в те времена мне было вполне достаточно ба-хионь, получаемой с Земли. И так продолжалось почти три тысячи лет – иштарианство на Каабаре оставалось обычной маленькой сектой, одной из сотен маленьких сект. Удивительно, что она вообще просуществовала так долго: было время, когда число моих почитателей в этом мире можно было пересчитать по пальцам. Однако со временем я обратила на Каабар более пристальное внимание – земная ба-хионь начала иссякать. Шумер погиб, скифы и армяне приняли других богов, персы перестали уделять мне должное внимание. Ассирийцы, финикийцы, хетты, мидяне, эллины – всех и не упомнишь… Народы сменяли друг друга, и вера в меня угасала все быстрее. А когда на свет явилось христианство, мне стало окончательно ясно, что на Земле мои дни сочтены. И вот тогда-то и пришло время Каабара…

Прекраснейшая обошла вокруг глобуса и ткнула пальцем в одно из крупных озер.

– Именно здесь началась новая эра в жизни Каабара. Здесь родилась и жила простая крестьянская девушка – Метхере Пштеш. До нее род Пштеш был всего лишь одним из многих. Сейчас эту фамилию на Каабаре знают все без исключения. Метхере Пштеш стала моей аватарой в этом мире, и именно благодаря ей я сейчас стою перед вами. Это она разработала основные законы иштарианства и написала Астаро – Священную Книгу. После того, как Метхере с моей помощью исцелила от смертельной болезни императора Зушхе Шестого, он сам и вся его империя приняли новую религию. Правда, сейчас империи Нере уже не существует, а на ее месте располагаются Личлиорр, Озерное Королевство и добрая сотня Благородных Домов. Один из этих Домов стал чем-то вроде каабарского Ватикана. В течение тысячи двухсот лет иштарианство медленно, но верно расползалось по материку, завоевав всю его северную половину и почти все западные острова. А в 1264 году от Божественного Чуда – каабарцы ведут свое летосчисление от того самого волшебного исцеления – в Зебор-Тене родился человек, чье имя встало рядом с именами Алкеалола и Метхере Пштеш. Лод Каббас, Генерал Ордена Серебряных Рыцарей. Между прочим, лод – это титул, а не имя. Каббас был великим полководцем и духовным лидером. Ему удалось сплотить весь тогдашний иштарианский мир и начать великий поход на юг. Попросту говоря, он прошел весь Каабар с огнем и мечом, и где убедил, а где и принудил народы принять иштарианство. Дольше всех сопротивлялась Империя Ста Тысяч, но в 1343 году сдалась и она. Лод Каббас начал свой крестовый поход молодым человеком, а закончил дряхлым старцем. И вот тогда…

Креол выглядел глубоко несчастным. Ему явно приходилось прилагать значительные усилия, чтобы не прервать этот исторический экскурс диким криком. Надо сказать, Ванесса его понимала, а Хубаксис так и вовсе давным-давно уснул, пригревшись в хозяйском кармане. Это Бат-Криллах слушал внимательно: он вообще ужасно робел в присутствии богини.

– До меня на Каабаре были и другие боги, – продолжала медленно подбираться к сути Инанна. – Не все восприняли адекватно то, что я захватила их территорию, но в конце концов нам удалось разобраться мирно. Конечно, не обошлось без скандалов: произошла одна довольно-таки неприятная стычка, после которой Хрустальные Чертоги пришлось творить заново… Спасибо Почтенному Шамашу, Ледяному Старцу и Владыке Анансэ – они пришли мне на помощь в трудную минуту…

Ванессе все это напомнило разборки мафиозных кланов из-за зон влияния: в ее родном Сан-Франциско тоже время от времени случались инциденты с итальянской, японской, китайской, негритянской, русской и прочими группировками…

– Однако один из старых богов Каабара отказался уступить. Темный. Очень сильный. Его настоящее имя давным-давно забылось: каабарские жрицы и монахи вписали его в религию в качестве моего антагониста, и теперь он известен под именем Близнеца. Согласно новой редакции Астаро, Близнец олицетворяет Тьму и Зло, пожирает души умерших грешников и просто насколько может вредит честным людям. У нас с ним действительно довольно долго шла своеобразная холодная война – когда у него еще были свои адепты, они то и дело портили настроение моим. Но в 1345 году все это закончилось. Лод Каббас и девять его товарищей совершили нечто невозможное. Я сама до сих пор теряюсь в догадках, как им это удалось, но как-то все же…

– Дай угадаю, – зевнул Креол. – Они слушали тебя целый час, и так не уснули?

– Нет, друг мой, отнюдь, – мягко улыбнулась богиня. – Они пленили Близнеца. Пленили на редкость могущественного Темного бога. Им удалось заточить его в глыбе магического льда, похоронить эту глыбу в недрах горы в самом сердце Северного материка, а затем запечатать проход в эту пещеру… хотя в последнем их заслуги немного. Так Близнеца больше не стало…

– Судя по твоему тону, ты не очень-то этому обрадована, – саркастично заметил Креол.

– Поймите меня правильно, друг мой, я очень благодарна лоду Каббасу, – вздохнула Инанна. – Бога уровня Близнеца очень трудно уничтожить окончательно, а теперь, когда он стал частью моей религии, это не так уж и необходимо. Он даже приносит некоторую пользу… пока спокойно лежит внутри своей льдины. Но в том-то и беда, что он уже не лежит спокойно! Сейчас на Каабаре 1809 год – прошло четыре с половиной столетия с тех пор, как закончился Последний Поход лода Каббаса. И все это время темные эманации Близнеца непрестанно просачивались сквозь лед, причиняя почти такой же вред, как и Близнец во плоти. Мертвые встают из могил и охотятся на живых, животные превращаются в ужасных чудовищ, даже деревья начинают нападать на людей! Эпидемии, засухи, лесные пожары, нашествия насекомых и грызунов…

– А что делать… – пожал плечами Креол. – Бывает и хуже…

– Бывает, – согласилась богиня. – И будет. Каабар сейчас кишмя кишит нежитью и чудовищами. Они бы давно истребили весь человеческий род, но есть четыре причины, по которой они этого сделать не могут. Первая – это отнюдь не единая армия. Они рассеяны по всему Каабару. Вторая – у них нет руководства. Нет никого, кто мог бы ими управлять. Третья – большая часть этих тварей совсем или почти совсем лишены разума. Это просто безмозглые чудища. О четвертой причине чуть позже…

– Я не смогу очистить целый мир! – быстро заявил Креол. – Прекраснейшая, у нас не так много времени, как мы думали! Ты знаешь, что Ктулху просыпается? Я понятия не имею, сколько у нас еще осталось…

– Зато я это знаю, – успокоила его богиня. – Почти шесть лет – срок не такой уж большой, но вполне достаточный, чтобы успеть подготовиться к грядущей битве как следует. И очень хорошо, что вы заговорили о Ктулху, потому что именно к этому я и веду. Близнец тоже просыпается. Лод Каббас упрятал его не так хорошо, как хотелось бы. Он лежал в глыбе льда четыреста шестьдесят четыре года, и четыреста шестьдесят пятого уже не отметит. Согласно моим расчетам, ему осталось спокойно почивать еще четыре месяца, а потом…

– Прекраснейшая… – простонал маг. – Я просил помочь в войне с Лэнгом, а не натравливать на меня новых врагов! Что, по-твоему, я должен сделать?!

– Не дать проснуться Близнецу, – твердо заявила богиня. – Он ведь не спит по-настоящему: его разум по-прежнему бодр. И он очень зол на меня и на все человечество, как и любой бы на его месте. Если он освободится, Каабар просто утонет в крови – мне его не сдержать, я не воительница. К счастью, существует средство оставить его там, где он сейчас. Когда Близнеца усыпляли, было создано специальное заклинание-пароль, чтобы его освободить. Точнее, не было создано, а родилось само собой – своего рода побочный эффект. Оно хранится в человеческом разуме, так же, как вы храните свои заклинания. Но поскольку один разум просто не может выдержать столь мощное заклинание, не разрушившись, оно разделилось на десять равных частей, укрывшись в разумах лода Каббаса и его спутников. Кстати, это же является надежной гарантией того, что никто не сможет освободить Близнеца: поодиночке части пароля не имеют силы, заклинание должно быть цельным.

– Один разум разрушится, говоришь… – задумчиво потер подбородок Креол. – А если это будет разум архимага?

– Вы читаете мои мысли, друг мой, – улыбнулась Инанна. – Да, верно. На Каабаре уже много веков не существует настоящей, сильной магии. Архимаг, подобный вам, способен устоять перед силой Священного Ключа – так в Астаро окрестили это заклинание.

– Кхм, кхм, – вежливо кашлянула в кулак Ванесса. – А можно задать глупый вопрос?

– Конечно, дитя мое, – благосклонно кивнула богиня.

– А чего ради вы собираетесь освобождать этого Близнеца?

– Освобождать? – нахмурилась Инанна. – А кто сказал, что я хочу его освободить?

– Ну как же… этот ваш пароль… вы сами сказали…

– Полагаю, Прекраснейшая хочет, чтобы я прочел заклинание задом наперед, – растянул губы в улыбке Креол. – Верно?

– Ну разумеется, – недоуменно пожала плечами богиня, явно удивленная, что кто-то мог не догадаться сразу.

– Урок номер… сбился со счета, – глубокомысленно посмотрел в потолок маг. – Запоминай, ученица: заклинание, прочтенное задом наперед, вызывает прямо противоположный эффект. Если прочесть с конца заклятие Исцеления, ты только усилишь болезнь пациента. Если перевернуть заклинание Огня, ты этот огонь потушишь. Ну а в нашем случае клеть Близнеца в результате только окрепнет, и он пробудет в заточении еще многие века.

– Итак, если мы все выяснили… – удовлетворенно уселась в мягкое кресло Инанна, вытаскивая прямо из воздуха маленькое зеркальце. – Послушайте, друг мой, вам не кажется, что у меня появилась морщинка? Вот здесь, над губой?

– Мне все равно, – буркнул Креол. Он и сам порой любовался своим отражением, но терпеть не мог, когда этим занимались другие. – И мы выяснили еще не все, Прекраснейшая. К примеру, я хотел бы узнать, почему ты так поздно спохватилась? Почему ждала моего пробуждения? Почему не поискала другого мага? Или просто не взялась за дело сама?

– Сама?! – возмущенно воззрилась на него богиня с таким видом, как будто ей предложили отведать гнилого персика. – Друг мой, я всего лишь хрупкая женщина! Мне и без того на всю жизнь хватит… вот этого!

Инанна гневно указала в сторону одной из стен, на которой висели странная тускло-серая хламида и уродливая маска, похожая на сплюснутый противогаз.

– А другие маги… Скажите на милость, где бы я нашла еще одного архимага, на которого можно по-настоящему положиться?

Креолу это явно польстило. Ему нравилось быть незаменимым. Но он все равно продолжал тихо ворчать:

– Все вы такие, боги… Вечно нас, смертных, запрягаете вместо ослов… И всегда в самый последний момент – начинаете тушить пожар, только когда одежда загорается… Ладно, допустим, я это сделаю. Что я с этого получу?

Прекраснейшая ничуть не удивилась такой меркантильности. Если бы Креол согласился работать бескорыстно, вот это бы ее удивило, да еще как!

– Для начала, вы заранее избавитесь от опасного врага, – улыбнулась она ему. – В могуществе Близнец немногим уступает Ктулху и С’ньяку – и как вы думаете, чью сторону он примет в будущем? Или вы считаете, что он останется в стороне? Учтите, что меня он ненавидит, а значит, возненавидит и вас – Близнец не из тех, кто ограничивается малым. Но если этого вам недостаточно… Что ж, у меня есть для вас один маленький, но, надеюсь, приятный сюрприз…

Креол явно заинтересовался. Он уселся напротив Инанны и приготовился слушать.

Поскольку в маленьком кабинете было всего два кресла, Ванессе пришлось остаться на ногах, и она обиделась. Креол смущенно поерзал и подвинулся, жестом предлагая ученице не стесняться и присаживаться. Кресло попалось довольно широкое, и они кое-как уместились вдвоем, но все равно было очень тесно.

Хотя мага это ничуть не смутило – он даже полуобнял Ванессу за плечи, чтобы было удобнее. Та сначала хотела гневно стряхнуть руку наглого шумера, но потом передумала. А уж когда она заметила явную ревность в глазах Прекраснейшей, ей и вовсе стало на редкость уютно.

– Вообще-то, я могу сотворить еще одно кресло… – предложила богиня.

– Не надо! – одновременно отозвались Креол с Ванессой и очень удивленно уставились друг на друга.

– Как знаете… – поджала губы Инанна. – Тогда, если позволите, еще одна краткая лекция. Теперь – о системе духовенства на Каабаре…

Креол сделал стоическое лицо, его глаза остекленели и он, сам того не замечая, начал поглаживать плечо Вон. Та сделала вид, что тоже ничего не замечает.

– Иштарианское духовенство разделено на три ветви, – сделала над собой усилие и вернулась к прежней очаровательной улыбке богиня. – Согласно Астаро, каждая из них символизирует одну из трех составляющих человека – Тело, Разум и Дух. Также каждому из этих составляющих соответствует свой Посланник. Дух – это Алкеалол и монашество. Монахами на Каабаре могут быть как мужчины, так и женщины, и оно делится на десятки разновидностей. Существует множество монастырей, монахи-отшельники, странствующие монахи – дервиши… У каждого из монастырей свои правила, едины для всех лишь законы о целомудрии – это, надеюсь, понятно – и скромности – монах не может быть дворянином. Также монахам запрещается владеть недвижимым имуществом. Единого центра и управления у монахов нет. С этим, пожалуй, все. Разум символизируют Метхере Пштеш и жречество. Жрицами на Каабаре могут быть исключительно женщины. На Каабаре считается, что умственная работа слишком тяжела для мужского разума, равно как физический труд – для женского тела…

Креол возмущенно фыркнул. Ванесса, напротив, победно посмотрела на него, ехидно прищурившись.

– …поэтому кроме богослужений жрицы занимаются обучением, целительством, разными искусствами… Еще и научными изысканиями, но это единственная область умственного труда, в которой жрицы уступают своим коллегам-мужчинам. Среди тех, кто становится жрицами, не слишком часто встречается научный склад ума. Жрицам запрещено выходить замуж и иметь детей… хотя многие из них этим запретом откровенно пренебрегают. В отличие от монашества, у жриц очень четкая табель рангов, во главе стоит Верховная Жрица и существует единый центр управления – Священное Царство Мерейерея. На самом деле, конечно, это всего лишь крохотный Благородный Дом, но статус у него куда выше, чем у обычных Домов. И напоследок – Тело, которое символизирует лод Каббас и две разных духовных ветви, официально считающиеся дружественными, на деле же постоянно враждующие. Одна из них, отколовшаяся от основной в 1577 году – экзорцисты. Больше всего они напоминают земных инквизиторов… вам знакомо это понятие, друг мой?

Креол, успевший с момента своего воскрешения основательно изучить земную историю, понимающе кивнул.

– Тогда вам понятно, что экзорцисты занимаются в основном охотой на колдунов и еретиков. Но, как и у испанской инквизиции, попасть в еретики очень легко, а признание в ереси они выбивают пытками. С колдунами и того чище – согласно каабарским верованиям, магия происходит либо от Пречистой Девы, то есть меня, либо от Близнеца. Любой, умеющий творить чудеса – либо святой, либо колдун. Середины быть не может. А самое отвратительное то, как они проверяют, кем из этих двоих ты являешься. Они попросту возводят подозреваемого на костер. Считается, что святые в огне не горят, а вот колдуны – за милую душу. Надо ли говорить, что «святые» экзорцистам пока что не попадались ни разу? Экзорцисты гораздо многочисленнее своих коллег, хотя во влиянии намного им уступают. У них четкая система управления, но постоянного центра нет: он то и дело перемещается из страны в страну, из города в город. Официально – для того, чтобы главных экзорцистов не могли отыскать злые колдуны. Экзорцисты, как и их коллеги, не принимают в свои ряды женщин: ветвь Тела считается исключительно мужской прерогативой. Поскольку служба экзорцистов была создана как бы «вне системы», для них не было придумано никаких особых запретов – им разрешено все то же, что и мирянам.

– Пока что я не услышал ничего интересного, – вяло заметил Креол.

– Сейчас заинтересуетесь, – усмехнулась Прекраснейшая. – Последняя служба, о которой я хочу поговорить подробнее – это Серебряные Рыцари. Их Орден основал сам лод Каббас, и они – та самая четвертая причина, благодаря которой твари, вызванные к жизни Близнецом, до сих пор не одолели человечество на Каабаре. Серебряные Рыцари, они же Паладины Девы – коллеги экзорцистов, но занимаются совершенно иными вещами. Они охотятся и уничтожают настоящее Зло – нежить, чудовищ, служащих Близнецу демонов… Их центр – Каббасиана, Герцогство Ордена. Во главе стоят двое: Великий Магистр, выполняющий обязанности ректора орденской академии и губернатора герцогства, и Генерал – боевой и духовный лидер, возглавляющий Серебряных Рыцарей во время больших походов. Чаще всего именно Генерал занимает место Великого Магистра, когда последний умирает, после чего паладины избирают из своих рядов нового Генерала. А теперь внимание!

Инанна повела дланью и рядом с глобусом возникла высокая фигура, закованная в сверкающие серебром доспехи. Разумеется, всего лишь иллюзия, ибо рыцарь неподвижно висел в воздухе, но очень натуралистичная.

Доспехи закрывали владельца с головы до ног. Сапоги, перчатки, поножи, наплечья – все металлическое, без видимых швов и сочленений. Оставалось загадкой, как внутрь этого средневекового скафандра мог залезть человек. Выглядели доспехи очень необычно: они казались легкими и очень гибкими, напоминая спортивное трико, сделанное из металла. Сам металл тоже выглядел незнакомо.

Но самым нестандартным был шлем – сделанный из длинных изогнутых щитков, с узкими прорезями для глаз, забранными стекловидным веществом. Забрало у шлема отсутствовало, и он явно не мог быть снят, ибо намертво крепился к панцирю. Однако, судя по строению, его можно было сложить и откинуть назад на манер капюшона.

Металл отсутствовал только на внутренней стороне перчаток. Она была сделана из мягкой кожи: несомненно для того, чтобы оружие не скользило у рыцаря в ладони.

– Серебряные Рыцари – единственная часть духовенства, до сих пор ничем не запятнавшая репутацию. Паладинов на Каабаре любят и уважают практически все: их статус в обществе чрезвычайно высок. Каждый из них, пройдя посвящение, автоматически становится дворянином и получает титул лода, правда, не передаваемый по наследству. Даже король не побрезгует поздороваться с паладином за руку. Им нельзя жениться, но связи с женщинами разрешаются и даже поощряются – большинство каабарок, даже замужних, считают за честь понести ребенка от паладина. И мужья тоже обычно не возражают.

Ванесса недоуменно нахмурила брови: ей такое отношение показалось странным.

– Зато у ребенка будет хорошая наследственность, – заметила ее взгляд Инанна. – Паладины – единственная часть каабарского духовенства, которой покровительствую я лично. Я сама отбираю подходящих претендентов и лично являюсь им в видении. А потом еще раз: когда новичка, прошедшего обучение, посвящают в Серебряные Рыцари. И в третий раз: когда паладин умирает… Но порой я говорю со своими рыцарями и кроме этих обязательных трех раз – особенно часто с Генералом. Для Серебряных Рыцарей благородство и честь – не пустой звук. Ни один паладин никогда не пойдет против своей совести. Никогда не оставит в беде слабого. Никогда не покинет в бою товарища. Никогда не предаст свою веру и свой Кодекс.

– Жаль, что у нас на Земле маловато таких ребят… – завистливо вздохнула Ванесса.

– Их не так уж много и на Каабаре. Мои требования очень высоки. В паладины попадают почти все, кто этого по-настоящему достоин, но их все равно очень мало…

– А на что они способны? – начал проявлять интерес Креол.

– На многое, – интригующе улыбнулась Прекраснейшая. – Во-первых, все Серебряные Рыцари проходят самое суровое обучение – каждый из них идеально владеет любыми боевыми искусствами. Легкая атлетика, плавание, верховая езда, все виды оружия, рукопашный бой… Все это и многое другое. Паладины практически никогда не расстаются со своими доспехами: каждый из них получает один-единственный комплект раз и навсегда. После смерти Серебряного Рыцаря его оружие и доспехи переплавляют и куют из этого металла новый комплект, точно такой же. Паладины без труда бегают и прыгают в доспехах: каждый из них отличается незаурядной мускулатурой, а снаряжение, напротив – малым весом. Полный комплект доспехов весит всего-навсего треть амфоры – пустяк для тренированного паладина. Они могут сражаться как конными, так и пешими. Когда Серебряный Рыцарь верхом, он использует копье-лэнс, пешим – двуручный меч. Щитами паладины не пользуются: они гордятся тем, что каждый из них легко может отбивать стрелы мечом.

– Ого! – присвистнула Ванесса. – Ну это прямо джедаи какие-то!

– Еще в комплект вооружения паладина входят два кинжала – гольбейн и мизерикордия, небольшой походный топор и двойной арбалет. Но арбалетами Серебряные Рыцари пользуются только против летающих противников: их Кодекс считает постыдным бить издалека врага, с которым можно сразиться и в ближнем бою.

– А что это за металл? – задал вопрос Креол, слушающий уже чрезвычайно внимательно.

– Это кереф. И это не металл, а сплав. В его состав входит серебро, железо, олово, алюминий и крох – металл, на Земле неизвестный. Секрет керефа – одно из самых главных сокровищ Ордена. Только каббасианские кузнецы умеют производить этот сплав и ковать из него доспехи и оружие. Кереф намного прочнее и легче титана, и ничем не уступает легендарному мифрилу. У него почти нулевая теплопроводность – такие доспехи защищают и от холода, и от жары. Конечно, ему далеко до адаманта, но сами понимаете…

– Полный боевой комплект из адаманта стоит целого королевства, – понимающе усмехнулся Креол. – Ни у кого и никогда еще не было такого… Из адаманта вообще не делают доспехов: его и на оружие-то никогда не хватает. Только у Мардука Двуглавого Топора был цирон из адаманта, и то он потом перековал его на секиру… после чего и получил свое имя.

– Но кереф тоже очень хорош, – усмехнулась Прекраснейшая, делая жест ладонью.

К иллюзии рыцаря добавилась вторая, точно такая же, и обе одновременно ожили. Латники плавно повернулись друг к другу, стремительно вытянули из-за спин длинные мечи и устремились друг на друга. Если бы иллюзорный бой не проходил в полной тишине, можно было бы поклясться, что все это происходит наяву.

Ванесса следила за дуэлью с широко распахнутыми глазами. Она сама занималась карате и хорошо видела, каких высот мастерства достигли эти призраки. Доспехи сидели на них, словно вторая кожа, мечи были продолжением рук. Они не дрались, они танцевали. Прыжок, переворот, удар слева, удар справа, блок…

– Кереф называют «резиновым железом» – за его удивительную гибкость и пластичность. На самом деле эти доспехи очень тонки, но по прочности превосходят самые толстые кирасы. А еще кереф называют «рыцарским серебром» – потому что внешне он очень похож на серебро. За это, кстати, паладинов и называют Серебряными Рыцарями. К тому же этот сплав сохраняет все магические свойства серебра – одного удара такого меча достаточно, чтобы лишить жизни любого ожившего мертвеца. Да и против оборотней он помогает хорошо – как известно, раны, нанесенные серебром, не поддаются регенерации…

– Прекрасно… – одобрительно хмыкнул Креол, глядя на поединок двух рыцарей. – Еще что-нибудь?

– Да, есть еще кое-что, – улыбнулась богиня. – Магия. Серебряные Рыцари – единственные каабарцы, пользующиеся магией полностью легально. Конечно, их умения невелики, но тем не менее…

– Что именно они могут?

– Они владеют простыми целительными заклинаниями: могут заживлять раны. Немного апостольства – в самых тяжелых битвах паладины взывают ко мне и получают прилив сил. И еще капелька телепатии – они способны отправлять друг другу своеобразные «мысленные письма». Либо кому-то конкретному, либо всем паладинам в пределах «слышимости». Последнее используется обычно для того, чтобы позвать товарищей на подмогу, когда Серебряный Рыцарь находит большое стадо нечисти. Ну а в последний миг жизни паладина всему Ордену отправляется своего рода «прощальное письмо». О смерти товарища Серебряные Рыцари узнают в ту же минуту, равно как и о том, что стало причиной этой смерти. Потому-то никто в здравом уме не рискнет покуситься на жизнь одного из Ордена: если ему даже удастся убить этого паладина, все остальные немедленно начнут на него охоту. Уж на что экзорцисты ненавидят своих «коллег», но даже они не рискуют строить им козни. Ну как, друг мой, что скажете о моей личной гвардии?

– Великолепно, – одобрительно кивнул Креол, провожая взглядом растворяющихся в воздухе рыцарей. – Профессиональные охотники на демонов с таким снаряжением и способностями… Сам Мардук охотно взял бы…

– Значит, они достаточно хороши и для вас, друг мой, – перебила его Инанна. – Если вы утихомирите Близнеца, я передам Орден в ваше полное распоряжение.

На лице Креола начала растягиваться хищная улыбка.

– А ско… – маг поперхнулся и начал заново: – А сколько их всего?

– В настоящий момент… – Инанна повернула голову так, словно к чему-то прислушивалась. – Если не считать учеников, еще не прошедших обучение, и ветеранов, уже сложивших оружие, их… тысяча шестьсот двадцать шесть.

– Ого-го! – воодушевленно потер руки Креол. – Полторы тысячи охотников на демонов! Замечательно! Конечно, штурмовать Лэнг с ними одними будет самонадеянно, но для первого полка – просто превосходно!

– Вначале вы должны выполнить мою просьбу, – строго нахмурилась Прекраснейшая. – Пока Близнец угрожает моим верующим, я не позволю ни одному Серебряному Рыцарю покинуть Каабар!

– Да ради такого полка я себе руку отгрызу! – весело хохотнул Креол. – Надо было с этого начинать, Прекраснейшая! Давай поподробнее: где мне взять твое заклинание?

– Оно, как и раньше, разделено на десять частей и хранится в людских разумах. Его можно передавать от человека к человеку, что и делается уже четыре с половиной века. На Каабаре никто даже не знает истинного предназначения Священного Ключа, но он считается священным, и его хранители очень дорожат этой честью.

– Целых десять частей… – недовольно поджал губы Креол. – Да уж, придется побегать, пока соберу все вместе… Кстати, а что происходит, если хранитель пароля умирает, так его никому и не передав?

– Если он исповедует иштарианство – а на Каабаре его исповедует практически все – часть пароля переходит ко мне. Между прочим, вам не придется разыскивать все десять частей: подобное за эти столетия происходило дважды, так что две части у меня уже есть, и я вам их сейчас передам.

– Тогда все очень просто, – нехорошо улыбнулся маг. – Всего лишь перебить всех, кто таскает у себя нужные слова…

– Не смей! – возмущенно воскликнула Ванесса.

Она не знала никого из этих восьми людей, но ее буквально выводила из себя та легкость, с какой Креол говорит об убийствах… и убивает! Вон давно уже уяснила, что маг вполне способен убить человека, совершенно не задумываясь, только чтобы проверить новое заклинание.

– Ваша ученица права, – поддержала ее богиня. – Во-первых, это жестоко. Во-вторых, эти люди мои адепты, и я не собираюсь растрачивать их попусту. В-третьих, часть пароля переходит ко мне не сразу, а только спустя полтора-два месяца – тот срок, который необходим душе, чтобы покинуть родной мир. А если кто-то из них останется там в виде призрака? Или вдруг окажется вовсе не моим адептом? Парочка крохотных сект на Каабаре все-таки сохранилась… А у нас не так уж много времени…

– Ты не облегчаешь мне работу, Прекраснейшая, – огрызнулся Креол. – Значит, придется уговаривать их расстаться с заклинанием добровольно… А почему бы тебе не отправить на Каабар несколько посланцев? Или просто приказать всем носителям пароля собраться в одном месте?

Богиня еле заметно покачала головой.

– Знаю, знаю, боги не ищут легких путей, – раздраженно отмахнулся маг. – Но хотя бы точное местоположение этих восьми ты указать можешь?

– Да, конечно, – тут же ожила Инанна. – И одному из этих носителей я все-таки могу приказать явиться к вам самому. Собственно, я уже связалась с ним: он будет ожидать вас неподалеку от места перехода. И, если не возражаете, поможет в вашем задании – этот человек прекрасно знает весь Каабар, очень много путешествовал, замечательно сражается и пользуется огромным авторитетом в большинстве королевских домов.

– Вот как? И кого же ты даешь нам в проводники?

– Его имя лод Гвэйдеон – он Генерал Ордена. Именно его я предполагаю поставить во главе паладинов, когда они вместе с вами пойдут на Лэнг. Конечно, вы можете выдвинуть свою кандидатуру, но вряд ли вам удастся отыскать кого-то лучше лода Гвэйдеона…

– Посмотрим на этого полководца… – неопределенно пообещал Креол, но было видно, что он доволен. Без проводника шляться по незнакомому миру по меньшей мере самонадеянно. А если в наличии будет такой знаменитый воитель, к тому же без стука входящий к императорам…

– Вторую часть пароля вы сможете получить у Верховной Жрицы в Мерейерее. Все эти века она передается от одной Верховной Жрицы к другой, это стало давнишней традицией. То же самое касается третьей и четвертой: уже несколько веков их хранят правители двух каабарских империй – Кахалы и Империи Ста Тысяч. Пятую вы найдете у настоятеля самого древнего из иштарианских монастырей – его построил еще ваш дед. Он находится у подножия крупнейшего на Каабаре вулкана – Гекетора. Намного сложнее будет с шестой и седьмой частями…

– Что с ними? – тут же насторожился Креол.

– Я все-таки не всеведуща, друг мой… – печально вздохнула Инанна. – Я не могу следить за хранителями пароля ежечасно – да и никогда этим не занималась, честно говоря… Я знаю о тех хранителях, что давно превратили передачу пароля в традицию – у них заклинание в целости и сохранности. Но иногда случается так, что хранитель пароля все же успевает кому-то передать его перед смертью, а мне не удается заметить, кому именно. Такое случалось трижды, но одна из этих частей в итоге вернулась ко мне: кем бы ни был ее носитель, но он умер, так и не расставшись с тем, что хранил. Зато другие две… Одна из них принадлежала правительнице третьей империи, ныне не существующей. Когда закончился Последний Поход, три части пароля были отданы трем тогдашним императорам, одну получил Генерал Ордена, и одну – Верховная Жрица. Четыре остальных постепенно разбрелись по миру. Но в 1542 году империя Двуречья, и без того давно шатавшаяся, распалась на части. Разделилась на четыре королевства – Йоуж, Виндзердзее, Кнегздек и Никклан. В столице вспыхнул бунт и молодая императрица была убита. Ее часть пароля бесследно исчезла: она кому-то передала ее перед смертью, но кому?

– А известно, где она похоронена? – перебил богиню Креол.

– Конечно, она ведь все-таки была императрицей. К счастью, Астаро предписывает закапывать умерших, а не сжигать. Она лежит в столице бывшего Двуречья, Дримосе. Сейчас Дримос стал столицей крупнейшего из королевств, выросших на развалинах империи, – Кнегздека.

– Тогда никаких проблем – я просто призову ее дух и спрошу.

– В таком случае другая потеря и вовсе вас не затруднит, – улыбнулась ему Прекраснейшая. – Это произошло сравнительно недавно – в 1769, всего сорок лет назад. Та часть пароля прошла очень долгий и извилистый путь, но в конце концов оказалась у одного антиквара, в островном королевстве Слоккерс. Одной печальной ночью он умер от сердечного приступа, но все-таки умудрился передать кому-то перед смертью свою часть пароля.

– Вызовем и его… – равнодушно отмахнулся Креол. – Между прочим, Прекраснейшая, а почему бы тебе просто не заглянуть в Саг-Аш-Саг-Ана, и не спросить их самой?

– Не было бы ничего легче, – развела руками богиня, – но императрица Вевонна уже прошла перерождение, а антиквар Недр отправился на девятый круг. В Саг-Аш-Саг-Ана их больше нет.

– А раньше ты не могла об этом подумать?! – ядовито прошипел маг. – Нет, ну ты… ну ты… ну ты умеешь создавать мне дополнительные трудности!

Ванесса молча с ним согласилась. Богине красоты и любви явно нравилось набирать кучу важных и срочных дел, а потом безропотно взваливать их на чужие плечи.

– Ладно, Кингу с ним, – устало махнул рукой Креол. – А где же восьмая часть?

– Вот тут, если честно, я сама теряюсь в догадках… – медленно развела руками Инанна. – Видите ли, последняя часть принадлежала самому лоду Каббасу, а он так и не вернулся из Последнего Похода. Никто до сих пор не знает, что с ним стало… Когда разъяренного Близнеца затягивало в ледяную глыбу, в последний момент он вызвал ужасное землетрясение. Гора содрогнулась, и своды пещеры обрушились. Лод Каббас уходил последним, и он единственный так и не успел покинуть пещеру: вход завалило целой скалой, отколовшейся от главного пика… Раскопать этот завал было совершенно невозможным делом, но спутники великого паладина все равно пытались, пока не стало окончательно ясно, что поделать уже ничего нельзя… Лод Каббас навеки остался похороненным вместе с Близнецом…

Ванесса хлюпнула носом: в голосе богини слышалась такая печаль… Похоже, любвеобильная Инанна испытывала нежные чувства и к этому своему поклоннику.

– Ты не говорила, что вход к Близнецу завален, – сухо сообщил Креол. Вот уж кто ничуточки не расстроился, услышав о гибели благородного воина…

– Подождите-ка! – вскинулась Ванесса, до которой дошла неправильность положения. – Почему же тогда эта часть не у вас? Ведь этот Каббас умер!

– Отвечаю на вопросы по очереди, – примирительно подняла руки Прекраснейшая. – Что такого страшного в том, что вход засыпан, друг мой? Я отлично помню, как в Шумере вы обрушили огромную гору только потому, что императору не понравился пейзаж. А насчет смерти лода Каббаса… честно признаюсь, не знаю, что и думать. Судя по всему, он еще жив…

– Как это жив?! – не поняла Ванесса. – Ему же должно быть пятьсот лет!

– Точнее, пятьсот сорок пять, – пожала плечами богиня. – Я не знаю. Остается предполагать, что эманации Близнеца как-то повлияли на лода Каббаса, и он до сих пор живет в той пещере… в каком-то смысле. К сожалению, я не могу убедиться точно: мне заказан путь к могиле моего врага, там все пропитано его черной душой…

– Думаю, это тоже не будет проблемой… – хрустнул пальцами Креол, вставая с кресла. – Вскроем и посмотрим – в первый раз, что ли? Поскольку времени у нас в обрез, отправляемся завтра с утра – погрузим припасы и вперед. Но пока мы еще здесь, у меня будет пара вопросов…

– Слушаю вас, друг мой.

– Для начала – язык. Сколько там языков, и какие? Я ведь познаю только один – в том месте, куда перемещусь…

– Думаю, проблем с этим не возникнет, – успокоила его богиня. – На Каабаре ходит около полутора десятков основных языков, но вы переместитесь в места, где говорят на кахальском. Это самый распространенный каабарский язык, что-то вроде английского на Земле. К тому же один из их языков вы знаете уже сейчас.

– Это какой же?

– Ваш родной – шумерский. Не забывайте, что основатель иштарианства, Алкеалол, был вашим дедом и говорил с вами на одном языке. Шумерский стал на Каабаре священным языком – как латынь для христианства.

– За пять тысяч лет язык должен был очень измениться…

– Только не священный язык, – отвергла это предположение Инанна. – Его холили и лелеяли: он остался практически неизменным. На Каабаре шумерский используется духовенством, но его понимают и многие миряне. Ну а если вдруг все же возникнут затруднения, рядом с вами будет лод Гвэйдеон – он говорит почти на всех каабарских языках…

– Допустим. А что на Каабаре с сезонами? Какое там сейчас время года?

– Если по современному земному календарю, то в северном полушарии начало апреля, а в южном, соответственно, октября. Если по шумерскому, то в северном конец месяца Бараг-заг-гар-ра, а в южном конец месяца Дул-Куг. Еще вопросы будут?

– Будут, но не к тебе, – буркнул Креол. – Ученица, что ты скажешь?

– А? – опомнилась Вон. – О чем?

– Мне отправить тебя обратно на Землю, или ты останешься здесь, на Девяти Небесах?

Ванесса пару раз недоуменно моргнула, а потом возмущенно завопила:

– Я нигде не останусь! Я лечу с тобой! И только попробуй возразить!

А Креол и не думал возражать. Наоборот, он явно именно этого и добивался – просто пригласить Вон составить ему компанию магу мешало самолюбие.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть