Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мальтийский сокол The Maltese Falcon
Глава 10. Отель «Бельведер»

Спейд проснулся, когда рассвет еще едва брезжил. Рядом с ним глубоко и ровно дышала во сне Бриджид О'Шонесси. Спейд тихо встал с кровати, осторожно вышел из спальни и закрыл за собой дверь. Одевался он в ванной. Потом внимательно осмотрел одежду спящей девушки, взял из кармана ее пальто плоский медный ключ и вышел на улицу.

Добравшись до «Коронета», от отпер дверь ее квартиры. Шел он уверенно и не таясь, так что ничего странного в нем заметить было нельзя. Необычным было только то, что ходил он почти бесшумно.

Включив все лампы, он обыскал номер девушки самым тщательным образом. Его глаза и пальцы двигались вроде бы неспешно, но зато ни на чем долго не останавливались, не колебались и не возвращались к уже осмотренному – они методично и с профессиональной уверенностью исследовали, проверяли, ощупывали. Он открыл все ящики и шкафы, дверцы, коробки, сумки, чемоданы – как запертые, так и не запертые – и осмотрел их содержимое. Он проверил каждую складку одежды, нащупывая утолщения и прислушиваясь, не зашуршит ли бумага. Он снял с кровати постельное белье. Заглянул под ковры и под мебель. Опустил жалюзи, чтобы убедиться, что ничего в них не спрятано. Высунулся из каждого окна, чтобы удостовериться, что ничего не висит снаружи. Потыкал вилкой во все баночки с пудрой и кремом на туалетном столике. Подержал против света каждую бутылочку и пульверизатор. Обнюхал и ощупал все тарелки, сковороды, продукты. Вывалил на газету содержимое мусорного ведра. Снял крышку сливного бачка в туалете, спустил воду и заглянул внутрь. Осмотрел и проверил металлические заглушки на ванне, раковине, на водопроводных кранах и вводах.

Он не нашел черной птицы. Он не нашел ничего, что бы имело к ней хоть малейшее отношение. Единственным документом, который ему удалось обнаружить, была копия счета за квартиру недельной давности на имя Бриджид О'Шонесси. Единственное, что привлекло его внимание и на время приостановило обыск, была пригоршня довольно-таки изысканных украшений в раскрашенной шкатулке, которую хозяйка держала в запертом ящике туалетного столика.

Закончив обыск, он сварил и выпил чашку кофе. Потом открыл кухонное окно, поцарапал шпингалет перочинным ножом, открыл в комнате ближайшее к пожарной лестнице окно, взял свои шляпу и плащ с кушетки в гостиной и ушел из квартиры тем же путем, которым и пожаловал в нее.

По дороге домой он зашел в магазин – его как раз открывал толстенький дрожащий от холода бакалейщик с опухшими глазами – и купил апельсинов, яиц, булочек, масла и сливок.

В свою квартиру Спейд вошел тихо, но едва он закрыл за собой входную дверь, как услышал крик Бриджид О'Шонесси:

– Кто там?

– Добрый дядюшка Спейд принес завтрак.

– Как ты испугал меня!

Дверь в спальню, которую он закрыл перед уходом, была открыта. Девушка сидела на краю кровати, ее била дрожь, правую руку она засунула под подушку.

Спейд положил свертки на кухонный стол и вошел в спальню. Он сел на кровать рядом с девушкой, поцеловал ее гладкое плечо и сказал:

– Я решил проверить, на месте ли мальчишка, и купить чего-нибудь на завтрак.

– Ты видел его?

– Нет.

Она вздохнула и прижалась к нему.

– Я проснулась – тебя нет рядом, и вдруг я слышу, что кто-то входит в квартиру. Я испугалась до смерти.

Спейд откинул ее рыжие волосы со лба и сказал:

– Прости, ангел. Я надеялся, что ты не проснешься до моего прихода. Ты что, всю ночь держала пистолет под подушкой?

– Нет. Ты же знаешь, что нет. Я вскочила с постели и схватила его, только когда поняла, что ты ушел.

Пока она мылась в ванной и одевалась, он приготовил завтрак и опустил плоский медный ключ в карман ее пальто.

Она вышла из ванной, насвистывая мелодию «En Cuba»1«На Кубе» (исп.).

– Убрать постель? – спросила она.

– Сделай милость. Яйца будут готовы через пару минут.

Когда она пришла на кухню, завтрак уже был на столе. Они сели так же, как и накануне вечером, и с аппетитом принялись за еду.

– Ну что, поговорим о птице? – предложил он, пока они ели.

Она положила вилку на стол и посмотрела на него, нахмурив брови и сложив губы трубочкой.

– И у тебя хватает наглости просить меня об этом в такое утро! – возмутилась она. – Не хочу и не буду.

– Стерва ты упрямая, – сказал он грустно, отправляя в рот кусок булки.

Когда Спейд и Бриджид О'Шонесси вышли из парадного и сели в ожидавшее их такси, мальчишки-филера поблизости не было. За такси тоже никто не следил. Ни недомерка, ни других праздношатающихся личностей они не заметили и около «Коронета».

Бриджид О'Шонесси не захотела, чтобы Спейд поднимался с ней наверх.

– Возвращаться в вечернем платье в этот час подозрительно даже и без спутника. Надеюсь, мне никто не встретится.

– Поужинаем вместе?

– Хорошо.

Они поцеловались. Она вошла в подъезд. Он сказал водителю:

– Отель «Бельведер».

В «Бельведере» он тут же заметил мальчишку-филера, который сидел в холле на низком диванчике, откуда хорошо просматривались все лифты. Мальчишка читал газету.

У портье Спейд выяснил, что Кэйро в отеле нет. Он нахмурился и ущипнул себя за нижнюю губу. В глазах его заплясали желтые искорки.

– Спасибо, – тихо сказал он дежурному и отвернулся. Вразвалочку он пересек холл, подошел к диванчику, откуда хорошо просматривались лифты, и сел рядом с молодым человеком, который читал газету.

Молодой человек от газеты не оторвался. Вблизи он выглядел явно моложе двадцати лет. Черты его лица были мелкими, но пропорциональными. Кожа поражала белизной. Одежда его не отличалась новизной или особым качеством, но носил он ее со строгой мужской опрятностью.

Высыпая табак на согнутую коричневую бумажку, Спейд, как бы между прочим, спросил:

– Где он?

Мальчишка опустил газету и огляделся намеренно медленно, словно бы сдерживая природную быстроту. Он смотрел в грудь Спейда своими маленькими светло-карими глазами из-под длинных загибающихся ресниц. Абсолютно спокойным и ровным голосом он спросил:

– Что?

– Где он? – Спейд продолжал возиться с сигаретой.

– Кто?

– Педераст.

Взгляд ореховых глаз пополз вверх по груди Спейда и застыл на узле его бордового галстука.

– Дурака валяешь? – спросил мальчишка.

– Что ты?! Когда мне придет такое в голову, я тебя заранее предупрежу. – Спейд облизал край курительной бумаги и дружески улыбнулся мальчишке. – Из Нью-Йорка пожаловал?

Мальчишка неотрывно смотрел на галстук Спейда и молчал. Спейд кивнул, будто услышал утвердительный ответ, и спросил:

– Неприятностей ищешь?

Мальчишка еще какое-то время смотрел на галстук Спейда, потом поднял газету повыше и снова углубился в чтение.

– Пошел вон, – сказал он сквозь зубы.

Спейд прикурил сигарету, уселся поудобнее и добродушно заговорил:

– Вам придется поговорить со мной, сынок, кому-то из вас обязательно придется, так и передай Г. Это я вам точно говорю.

Мальчишка отложил газету и повернулся к Спейду, холодно глядя на его галстук. Его маленькие руки спокойно лежали на животе.

– Ты допрыгаешься, – сказал он низким ровным угрожающим голосом. – Повторяю еще раз – пошел вон.

Подождав, пока пройдут мимо толстый человек в очках и тонконогая блондинка, Спейд засмеялся и сказал:

– Этим ты еще можешь напугать кого-нибудь на Седьмой авеню. Но мы не в твоем Нью-Йорке, а в моем Сан-Франциско. – Он затянулся и выдохнул большой клуб сигаретного дыма. – Так где он?

Мальчишка произнес два слова, первое из которых было коротким энергичным глаголом, а второе – «отсюда»

– Так и зубов лишиться недолго. – Голос Спейда был по-прежнему дружелюбен, хотя лицо и каменело. – Пока цел, учись вежливости.

Мальчишка повторил свои два слова.

Спейд бросил сигарету в высокую каменную вазу и поднял руку, привлекая внимание человека, который уже несколько минут стоял рядом с табачным киоском. Человек кивнул и заспешил к ним. Он был средних лет и среднего роста, хорошо сложен и одет в опрятный темный костюм.

– Привет, Сэм, – сказал он, подойдя к ним.

– Привет, Люк.

Они пожали друг другу руки, и Люк сказал:

– Бедняга Майлз.

– Угу, не повезло ему. – Спейд кивнул в сторону мальчишки, сидящего рядом. – Почему ты позволяешь всякой сволочи, набившей карманы пистолетами, торчать у тебя в отеле?

– Ах, вот оно что? – Люк оглядел мальчишку карими цепкими глазами, лицо его сразу посуровело. – Чего тебе здесь надо? – спросил он.

Мальчишка встал. Спейд тоже встал. Мальчишка переводил взгляд с одного мужчины на другого, точнее, с одного галстука на другой. Люк носил черный галстук. Рядом с детективами мальчишка выглядел школьником.

Люк сказал:

– Значит, так: если тебе ничего не надо, то проваливай и чтоб я тебя здесь больше не видел.

Мальчишка сказал: «Я вам это еще припомню» – и вышел из отеля.

Они смотрели на него, пока он не скрылся из виду. Сняв шляпу, Спейд вытер влажный лоб носовым платком.

Гостиничный детектив спросил:

– Кто это?

– Не знаю, – ответил Спейд. – Впервые вижу. Можешь мне что-нибудь сказать о Джоэле Кэйро из номера 635?

– Ах, этот? – Люк ухмыльнулся.

– Сколько он здесь уже живет?

– Четыре дня. Сегодня пятый.

– Так что ты можешь сказать про него?

– Да ничего, если не считать его мерзкой внешности.

– Выясни, пожалуйста, ночевал он сегодня или нет

– Постараюсь, – сказал детектив и ушел.

Спейд сел на диванчик.

– Нет, – доложил Люк, – в номере он не ночевал. А что случилось?

– Ничего.

– Выкладывай. Ты же знаешь, я умею держать пасть на замке, но если что не так, мы должны успеть получить с него по счету.

– Все так, – заверил Спейд. – Видишь ли, я для него делаю небольшую работенку. Если что, я тебе обязательно скажу.

– Да уж конечно. Может, хочешь, чтобы я посмотрел за ним?

– Спасибо, Люк. Это никогда не помешает. В наши дни чем больше знаешь о тех, на кого работаешь, тем лучше.

Джоэл Кэйро появился в отеле, когда часы в вестибюле над лифтом показывали одиннадцать часов двадцать одну минуту. Лоб его был забинтован. У одежды был тот несколько неопрятный вид, который она приобретает, если ее носят не снимая много часов подряд. Опущенные уголки губ и век придавали лицу кислое выражение.

Спейд встретил его у конторки портье.

– Доброе утро, – произнес он самым обычным тоном.

Кэйро выпрямил свое усталое тело, мышцы его печального лица напряглись.

– Доброе утро, – вяло ответил он.

Наступила пауза.

Спейд сказал:

– Пойдемте куда-нибудь, надо поговорить.

Кэйро вздернул подбородок.

– Прошу извинить меня, – сказал он. – Наши неофициальные беседы имели такой характер, что у меня нет никакого желания продолжать их. Простите за прямоту, но это так.

– Вы имеете в виду прошлый вечер? А что, черт возьми, мне оставалось делать? Я думал, вы поймете. Раз уже вы решили подраться с ней или позволили ей подраться с вами, то я вынужден брать ее сторону. Я не знаю, где эта проклятая птица. И вы тоже. А она знает. Как, черт возьми, мы получим ее, если я не буду ей подыгрывать?

Кэйро задумался, потом сказал с сомнением:

– Должен признаться, вы всегда умело выкручиваетесь.

Спейд ухмыльнулся.

– Что же мне делать? Учиться говорить невразумительно и с заиканием? Ладно, можно поговорить и в холле. – Он пошел к диванчику, на котором раньше сидел мальчишка-филер. Когда они сели, он спросил:

– Данди забрал вас в полицейское управление?

– Да.

– И долго они трудились над вами?

– Долго, и вопреки моему желанию. Только что освободили. – Боль и возмущение слышались в голосе Кэйро. – Я непременно обращусь в Генеральное консульство Греции и к своему адвокату

– Обратитесь, может, что и получится. Удалось им вытрясти что-нибудь из вас?

Кэйро улыбнулся с неподдельным удовольствием.

– Абсолютно ничего. Я придерживался того курса, который вы сами избрали ранее. – Улыбка слетела с его лица. – Хотя я бы предпочел, чтобы ваша выдумка была более правдоподобной. Мне было очень неловко повторять ее.

Спейд издевательски усмехнулся.

– Конечно, – сказал он, – но ценность моей выдумки именно в том, что она идиотски неправдоподобна. Вы уверены, что ничего им не выдали?

– Можете положиться на меня, мистер Спейд, я ничего не выдал.

– Данди не оставит вас в покое. Продолжайте валять дурака, и все будет в порядке. Не тревожьтесь, что ваша версия ублюдочна. Правдоподобная версия давно довела бы нас всех до тюрьмы. – Он встал. – После целой ночи полицейских любезностей вы наверняка валитесь с ног. Мы еще увидимся.

Когда Спейд входил в приемную своей конторы, Эффи Перин говорила в телефонную трубку: «Нет, еще нет». Она оглянулась на него, и ее губы беззвучно произнесли: «Ива». Он покачал головой.

– Да, я попрошу его позвонить вам, как только он придет, – сказала она уже громко и положила трубку: – Третий раз за утро звонит.

Спейд раздраженно проворчал что-то неразборчивое.

Девушка повела карими глазами в сторону его кабинета.

– Там твоя мисс О'Шонесси. Ждет тебя с девяти часов.

Спейд кивнул, будто ожидал этого сообщения, и спросил:

– Что еще?

– Звонил сержант Полхаус. Ничего не передавал.

– Соедини меня с ним.

– А еще звонил Г.

Глаза Спейда заблестели. Он спросил:

– Кто?

– Г. Так он себя назвал. – Личную незаинтересованность в делах Спейда она изображала безупречно. – Когда я сказала, что тебя нет в агентстве, он попросил передать: «Скажите ему, что звонил Г., получивший его сообщение, и что он еще позвонит».

Спейд сложил губы, словно пробовал на вкус что-то очень приятное.

– Спасибо, дорогая, – сказал он. – Постарайся дозвониться до Тома Полхауса. – Он вошел в кабинет и плотно закрыл дверь за собой.

Бриджид О'Шонесси, одетая точно так же, как в свой первый визит в эту контору, поднялась с кресла у стола и быстро подошла к нему.

– Кто-то был в моей квартире, – воскликнула она. – Все разбросано и перевернуто вверх дном.

– Что-нибудь пропало? – Спейд убедительно изобразил удивление.

– Не думаю. Не знаю. Я боялась там оставаться. Быстро переоделась и прибежала сюда. Это ты привел ко мне мальчишку на хвосте!

Спейд покачал головой.

– Нет, ангел мой. – Он вынул из кармана утренний выпуск одной из местных газет, развернул его и показал ей статейку в четверть колонки, озаглавленную «Крик спугнул грабителя».

Молодая женщина по имени Каролин Бил, живущая одна на Саттер-стрит, проснулась в четыре утра от шума, который производил неизвестный, проникший в ее спальню. Она закричала. Неизвестный убежал. Еще две женщины, живущие одиноко в том же доме, обнаружили утром явные признаки того, что в их квартирах кто-то побывал. Никаких пропаж не обнаружено.

– Там я и улизнул от него, – объяснил Спейд. – Я вошел в парадное этого здания и выбрался через черный ход. Вот почему взломщика интересовали только одинокие женщины. Он забирался только в те квартиры, которые в списке жильцов подъезда шли под женскими именами. Он надеялся найти тебя, предполагая, что ты живешь под чужим именем.

– Но ведь когда мы были у тебя, ты же сам видел, что он околачивался около твоего дома, – возразила она.

Спейд пожал плечами.

– А почему ты думаешь, что он работает один? Кроме того, он мог отправиться на Саттер-стрит, убедившись, что мы остались ночевать у меня. Возможностей здесь тьма, только на «Коронет» я его не выводил.

Это ее не успокоило.

– Но он – или кто-нибудь другой – нашел мою квартиру.

– Конечно. – Он хмуро смотрел на ее ноги. – Может, это Кэйро? В отеле он не ночевал и пришел туда всего несколько минут назад. Мне он сказал, что его всю ночь допрашивали в полицейском участке. Что-то сомнительно.

Спейд повернулся и, открыв дверь, спросил Эффи Перин:

– Не удалось связаться с Томом?

– Его нет на месте. Попытаюсь еще раз через несколько минут.

– Спасибо.

Закрыв дверь, Спейд вновь повернулся к Бриджид О'Шонесси.

Она смотрела на него, нахмурившись.

– Ты ходил сегодня утром к Джо? – спросила она.

– Да.

Какое-то время она колебалась.

– Зачем?

– Зачем? – он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. – Затем, любовь моя, что если я хочу разобраться в этом запутанном клубке, то должен обращать внимание на все детали и поддерживать отношения со всеми участниками этой истории. Он обнял ее одной рукой за плечи и повел к своему вращающемуся креслу. Чмокнув в нос, усадил в кресло. Сев на стол напротив нее, сказал:

– Теперь нам надо найти для тебя новое жилье, верно? Она энергично закивала.

– Я туда не вернусь.

Он постучал рукой по столешнице и сделал задумчивый вид.

– Кажется, я нашел, – сказал он вскоре. – Подожди минутку. – Он вышел в приемную, закрыв за собой дверь. Эффи Перин потянулась к телефонной трубке.

– Сейчас еще раз позвоню.

– Позже. Твоя женская интуиция по-прежнему говорит тебе, что моя гостья непорочная мадонна?

Она бросила на него строгий взгляд.

– Что бы с ней ни приключилось, я по-прежнему ей верю, если, конечно, я поняла тебя правильно.

– Ты поняла меня правильно, – сказал он. – У тебя хватит силенок помочь ей сейчас?

– Как?

– Ей надо пожить где-нибудь несколько дней.

– Ты имеешь в виду, у меня дома?

– Да. Ее квартиру снова кто-то обыскивал. Это уже второй случай за неделю. Сейчас ей лучше не оставаться одной. Было бы здорово, если бы ты смогла взять ее к себе.

Наклонившись вперед, Эффи Перин с тревогой спросила:

– Ей действительно угрожает опасность, Сэм?

– Думаю, что да.

– Мама, конечно, позеленеет от страха. Но я скажу ей, что она твой самый ценный свидетель, которого ты прячешь до последнего момента.

– Ты прелесть, – сказал Спейд. – Тогда сразу же и отправляйтесь. Я возьму у нее ключ и заберу из ее квартиры самое необходимое. Давай подумаем. Вас не должны видеть вместе. Поезжай сейчас домой. Возьми такси и убедись, что за тобой нет хвоста. Его и не должно быть, но все-таки. Ее я посажу в другое такси и позабочусь, чтобы за ней никто не увязался.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть