Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мальтийский сокол The Maltese Falcon
Глава 12. Карусель

От Гутмана Спейд спускался на лифте. Губы его пересохли, хотя побледневшее лицо и покрылось испариной. Вынимая носовой платок, он заметил, что рука его дрожит. Он ухмыльнулся и сказал «Ого!» так громко, что служащий, стоявший у кнопок лифта, повернулся и спросил:

– Чем могу помочь, сэр?

По Джиари-стрит Спейд дошел до отеля «Палас», где позавтракал. За стол он сел совершенно спокойным человеком – ни бледности на лице, ни сухости во рту, ни дрожи в руках. Он ел жадно, но без спешки; поев, отправился в контору Сида Уайза.

Когда Спейд вошел к Уайзу, тот грыз ноготь и смотрел в окно. Заметив Спейда, он убрал руку ото рта, повернулся к нему и сказал:

– Привет. Бери стул и садись.

Спейд поставил стул к заваленному бумагами столу и сел.

– К тебе приходила миссис Арчер? – спросил он.

– Да. – В глазах Уайза промелькнули едва заметные искорки. – Женишься на даме, Сэмми?

Спейд раздраженно фыркнул носом.

– Боже, теперь еще ты! – проворчал он.

Сид устало улыбнулся одними уголками губ:

– Если ты не женишься, забот не оберешься.

Спейд оторвал взгляд от сигареты и с горечью спросил:

– Точнее, ты их не оберешься. Впрочем, для этого ты и существуешь. Что она сказала тебе?

– О чем?

– О чем угодно, что я должен знать.

Уайз провел рукой по волосам, стряхнув перхоть себе на плечи.

– Она сказала, что хотела развестись с Майлзом, чтобы…

– Это я знаю, – прервал ее Спейд. – Переходи к тому, чего я не знаю.

– Откуда мне знать, разрешила ли бы она?

– Перестань вилять, Сид. – Спейд поднес пламя зажигалки к сигарете. – Говори мне только то, что она просила от меня утаить.

Уайз бросил на Спейда укоризненный взгляд.

– Ну что ты, Сэмми, – начал он. – Разве так можно…

Спейд воздел глаза к небу и зарокотал:

– Господи! Вот мой адвокат, который зарабатывает на мне немалые деньги, но, чтобы получить необходимые сведения, я должен становиться перед ним на колени. – Он посмотрел на Уайза. – Как ты думаешь, зачем я послал ее к тебе?

Уайз скорчил усталую гримасу.

– Еще один такой клиент, как ты, – сказал он жалобным тоном, – и я попаду в больницу или в тюрьму.

– Не одних же клиентов туда отправлять! Она сказала тебе, где была той ночью, когда его убили?

– Да.

– Где?

– Следила за ним.

Спейд выпрямился на стуле и моргнул. Потом удивленно воскликнул:

– Черт их поймет, этих женщин! – Он засмеялся, снова развалился на стуле и спросил: – Что же она увидела?

Уайз покачал головой.

– Немного. Майлз зашел в тот вечер домой поужинать и, чтобы подразнить ее, сказал, что уходит в отель «Сент-Марк» на свидание к девушке и что у Ивы есть шанс получить вожделенный развод. Сначала она решила, что он просто хочет позлить ее. Он знал…

– Я знаю историю их отношений, – сказал Спейд. – Переходи к тому, что делала она.

– Хорошо, но ты не даешь мне и слова сказать. Когда Майлз ушел, ей вдруг пришло в голову, что, может быть, он и в самом деле отправился на свидание. Ты знаешь Майлза. От него можно было ожидать…

– На описание характера Майлза тоже можешь не тратить время.

– Зачем я вообще тебе что-нибудь рассказываю? – воскликнул адвокат – Она вывела машину из гаража, подъехала к «Сент-Марку» и, остановившись напротив, стала ждать. Наконец увидела его и поняла, что он следит за мужчиной и девушкой, которые вышли из отеля незадолго перед ним, – она говорит, что это была та самая девушка, которую она видела с тобой прошлой ночью. Так она убедилась, что Майлз работает, а за ужином лишь разыгрывал ее. Мне кажется, это открытие и огорчило, и разозлило ее – во всяком случае, мне она рассказывала об этом с нескрываемой досадой. За Майлзом она ехала достаточно долго и, окончательно убедившись, что он занят делом, отправилась к тебе. Тебя дома не оказалось.

– В котором часу это было? – спросил Спейд.

– Когда она была у тебя? В первый раз между половиной десятого и десятью вечера.

– В первый раз?

– Да. Она поездила по городу с полчаса и снова вернулась к твоему дому. Это уже было где-то в половине одиннадцатого. Тебя все еще не было, она снова уехала в центр города и, чтобы убить время до полуночи, когда она надеялась застать тебя, пошла в кино.

Спейд нахмурился.

– В половине одиннадцатого?

– Так она говорит – на Пауэл-стрит есть кинотеатр, который работает до часу ночи. Судя по ее словам, она не хотела возвращаться домой до прихода Майлза. Если он возвращался домой около полуночи или позже и не заставал ее дома, то приходил в бешенство. Она проторчала в кинотеатре до закрытия, – Уайз говорил теперь медленнее и с еле заметной иронией. – Она говорит, что решила больше не ездить к тебе домой – не была уверена, что тебе понравится столь поздний визит. И поэтому поехала в закусочную Тейта на Эллис-стрит, поела там и отправилась домой. – Уайз откинулся на спинку кресла и ждал, что скажет Спейд.

Лицо Спейда ничего не выражало. Он спросил:

– Ты веришь ей?

– А ты нет? – ответил Уайз.

– Откуда мне знать? Откуда мне знать, что вы вдвоем не выдумали все это, чтобы запудрить мне мозги? Уайз улыбнулся.

– Откуда тебе знать, Сэмми, что ты не выбрасываешь деньги на ветер?

– Денег на ветер я не выбрасываю. Ладно, что было дальше? Майлза дома не оказалось. Было уже по крайней мере два часа ночи, никак не меньше, и его уже не было в живых.

– Майлза дома не оказалось, – подтвердил Уайз. – Это, кажется, снова взбесило ее – она, видишь ли, не смогла прийти домой позже него, чтобы бесился он. Поэтому она снова вывела машину из гаража и снова поехала к тебе.

– А меня дома не было. Я в это время осматривал труп Майлза. Боже, что за карусель устроила она той ночью. А дальше?

– Она приехала домой, а мужа все не было, и, когда она стала раздеваться, в дверь постучала твоя посыльная с известием о смерти Майлза.

Спейд не проронил ни слова, пока не свернул новую сигарету и не прикурил ее. Потом сказал:

– Правдоподобная история. Она не противоречит большинству фактов.

Уайз снова провел рукой по волосам, высыпав на плени новую порцию перхоти. Он с любопытством посмотрел в глаза Спейду и спросил:

– Но ты все-таки не веришь?

Спейд вынул сигарету изо рта.

– Дело не в том, Сид, верю я или не верю. Я ничего не знаю наверняка.

Губы адвоката скривились в ухмылке. Он устало повел плечами и сказал:

– Все правильно – я тебя продал. Почему бы тебе не поискать честного адвоката, которому бы ты доверял?

– Таких уже нет. – Спейд встал. И презрительно хмыкнул. – Обидчивый стал, да? У меня мало забот, я еще теперь должен думать, как бы не задеть тебя ненароком. Чем я провинился? Забыл преклонить колени перед входом?

Сид Уайз улыбнулся примирительно.

– Сукин сын! – сказал он.

Когда Спейд пришел в контору, Эффи Перин стояла посреди приемной. Она озабоченно посмотрела на него и спросила:

– Что случилось?

Лицо Спейда посуровело.

– О чем ты?

– Почему она не приехала?

Спейд в два прыжка очутился рядом с Эффи Перин и схватил ее за плечи.

– Она к тебе не приехала? – проорал он в ее испуганное лицо.

Она энергично затрясла головой.

– Я ждала ее, ждала, а ее все не было, дозвониться до тебя по телефону я не смогла, вот и примчалась сюда.

Спейд оставил ее плечи в покое, засунул руки глубоко в карманы брюк, остервенело прорычал: «Еще одна карусель» – и ушел в свой кабинет. Но вскоре вышел в приемную.

– Позвони своей матери, – приказал он. – Может, она уже приехала.

Пока девушка звонила, он ходил взад и вперед по комнате.

– Ее нет, – сказала она, повесив трубку. – Ты… ты посадил ее в такси?

Он проворчал что-то, по-видимому означавшее «да».

– Ты уверен, что… Ее наверняка выследили! Спейд перестал ходить по комнате. Он уперся руками в бока и гневно уставился на девушку. Сказал громко и грубо:

– Никакого хвоста за ней не было. Ты что, считаешь меня мальчишкой? Я убедился, что слежки нет, еще до того, как посадил ее в такси, я проехал с ней дюжину кварталов, чтобы лишний раз удостовериться в этом, а когда вышел из такси, для полной гарантии ехал за ней еще с полдюжины кварталов.

– Да, но…

– Но она к тебе не приехала. Ты мне уже говорила об этом. Я верю тебе. Может, ты думаешь, я подозреваю, что она на самом деле у тебя?

Эффи Перин фыркнула.

– А вот теперь ты и вправду ведешь себя как мальчишка-несмышленыш.

Спейд громко ожашлялся и пошел к выходу.

– Я найду ее, даже если для этого придется перерыть все мусорные свалки, – сказал он. – Жди меня здесь, пока я не приду или не позвоню. Черт возьми, нам давно пора сделать что-нибудь толковое.

Он дошел уже до середины коридора, но потом вернулся в контору. Эффи Перин сидела за своим столом. Он сказал:

– Ты же знаешь, на меня не стоит обращать внимания, когда я говорю таким образом.

– Если ты думаешь, что я хоть когда-нибудь обращаю на тебя внимание, то ты рехнулся, – ответила она. – Только, – она дотронулась до своих плеч, и губы ее неуверенно дернулись, – я не смогу носить вечерние платья по крайней мере две недели, медведь проклятый.

Простодушно ухмыльнувшись, он сказал:

– Я неисправим, дорогая. – Потом театрально поклонился и вышел из конторы.

На угловой стоянке было два желтых такси. Их водители беседовали, стоя неподалеку от своих машин. Спейд спросил:

– Не знаете, где блондин с красным лицом, который был здесь в полдень?

– Повез пассажира, – ответил один из них.

– Он вернется сюда?

– Наверное.

Другой водитель, кивнув, сказал:

– А вон и он сам едет.

Пока краснолицый блондин припарковывался и выходил из машины, Спейд стоял поодаль на тротуаре. Потом подошел к водителю.

– В полдень я сел в ваше такси с дамой. Мы поехали по Стоктон-стрит, потом по Сакраменто и Джоунз-стрит, где я и вышел.

– Точно, – сказал краснолицый, – я помню.

– Я попросил вас отвезти ее на Девятую авеню. Но вы ее туда не привезли. Куда вы ее дели?

Водитель потер щеку грязной рукой и с недоверием покосился на Спейда.

– Ничего не помню.

– Все в порядке, – заверил его Спейд, протягивая свою визитную карточку – Если сомневаетесь, можем подъехать в контору и получить «добро» вашего начальства.

– Да нет. Я отвез ее на Морской вокзал.

– Одну?

– Да. С кем же еще?

– По дороге никуда не заезжали?

– Нет. Дело было так: когда я высадил вас, мы снова выехали на Сакраменто, а на углу Полк-стрит она постучала в стекло и сказала, что хочет купить газету, поэтому я притормозил и свистнул мальчишке-газетчику, у которого она и купила свою газету.

– Какую?

– “Колл”. Я поехал дальше по Сакраменто, но как только мы пересекли Ван Несс-стрит, она снова постучала в стекло и попросила отвезти ее к Морскому вокзалу.

– Она не показалась вам взволнованной или вообще необычной?

– Нет, ничего такого не заметил.

– А что было, когда вы подъехали к Морскому вокзалу?

– Она расплатилась, и все.

– Ее там никто не ждал?

– Даже если кто и ждал, я никого не видел.

– В какую сторону она пошла?

– На Морском вокзале? Не знаю. Может, поднялась наверх, может, куда еще пошла.

– А газету с собой взяла?

– Да, она сунула ее под мышку, когда расплачивалась.

– На какой странице была развернута газета: на розовой или на белой?

– Ну, вы много хотите, кэп, этого я не помню.

Спейд поблагодарил водителя и со словами «На сигареты» сунул ему в руку серебряный доллар.

Спейд купил «Колл» и, чтобы спрятаться от ветра, зашел в вестибюль какого-то учрежденческого здания.

Он быстро пробежал заголовки первой, второй и третьей полос. На четвертой полосе взгляд его на мгновение задержался на заголовке «Арестован по подозрению в подделке документов», а на пятой – «Юноша из Саут-Бей пытался покончить с собой». На шестой и седьмой полосах ничто не привлекало его внимания. На восьмой его внимание ненадолго привлек заголовок «После перестрелки в Сан-Франциско по подозрению в грабежах арестованы трое подростков», а потом он листал газету не останавливаясь до тридцать пятой страницы, на которой печатались прогнозы погоды, расписание прибытия судов, экономические новости, сведения о разводах, бракосочетаниях и некрологи. Он прочитал список скончавшихся, пробежал глазами тридцать шестую и тридцать седьмую полосы с финансовыми новостями – а затем настала очередь тридцать восьмой, и последней. Не найдя ничего интересного, Спейд вздохнул, сложил газету, запихнул ее в карман пиджака и скрутил сигарету.

Минут пять он хмуро курил в вестибюле, уставясь в пустоту. Потом вышел на Стоктон-стрит, остановил такси и поехал в пансион «Коронет».

В квартиру Бриджид О'Шонесси он попал, воспользовавшись полученным от нее ключом. Голубое платье, которое она носила накануне, лежало на кровати. Голубые чулки и туфли валялись на полу. Красивая шкатулочка, бывшая в ящике туалетного столика, теперь стояла пустой на столике – украшения из нее забрали. Спейд нахмурился, облизал губы, обошел комнаты, все тщательно осматривая, но ни к чему не притрагиваясь, спустился вниз и снова поехал в центр.

В дверях здания, где помещалась его контора, Спейд столкнулся с мальчишкой, которого совсем недавно видел у Гутмана. Загородив ему дорогу, мальчишка сказал:

– Пошли. Он прислал за тобой.

Мальчишка держал руки в карманах плаща, карманы заметно топорщились.

Спейд ухмыльнулся и с издевкой произнес:

– Я не надеялся увидеть вас ранее пяти часов двадцати пяти минут. Надеюсь, я не заставил вас долго ждать.

Мальчишка поднял глаза до губ Спейда и сказал сдавленным, словно от боли, голосом:

– Поговорим еще – скоро ты у меня начнешь выковыривать свинец из пупка.

Спейд издал довольный смешок.

– Чем мельче жулик, тем смачнее треп, – сказал он весело. – Пошли.

По Саттон-стрит они шли рядом. Мальчишка не вынимал рук из карманов плаща. Квартал они прошли молча. Затем Спейд вежливо поинтересовался:

– Давно перестал белье с веревок воровать, сынок?

Мальчишка сделал вид, что не слышал вопроса.

– Тебе не приходилось?.. – начал Спейд и осекся. В его желтоватых глазах заплясали игривые чертенята. Больше он с мальчишкой не заговаривал.

Они добрались до «Александрии», поднялись на двенадцатый этаж и по длинному пустому коридору пошли к апартаментам Гутмана.

Когда до двери Гутмана оставалось несколько шагов, Спейд чуть приотстал. Потом вдруг резко шагнул в сторону и схватил мальчишку сзади за руки чуть пониже локтей. Он силой отвел его руки вперед – полы плаща задрались. Мальчишка извивался, пытаясь вырваться, но в ручищах взрослого мужчины он был беспомощен – удар ногой попал в пустоту.

Спейд приподнял мальчишку и рывком снова опустил его на пол. Толстый ковер приглушил звук удара. В момент удара руки Спейда скользнули к запястьям мальчишки. Стиснув зубы, тот продолжал сопротивляться, но ни высвободиться, ни помешать Спейду опускать руки все глубже в карманы своего плаща он не мог. Слышался только скрип зубов мальчишки да тяжелое дыхание Спейда.

На какое-то время они оба застыли в напряжении, а потом вдруг руки мальчишки обмякли. Спейд отпустил их и отступил в сторону. В каждой руке он теперь держал по большому автоматическому пистолету.

Мальчишка повернулся к Спейду. Лицо его стало белее мела. По-прежнему держа руки в карманах плаща, он молча смотрел в грудь Спейда.

Опустив пистолеты себе в карманы, Спейд презрительно ухмыльнулся:

– Пошли, шеф обязательно погладит тебя по головке.

Они подошли к двери Гутмана, и Спейд постучал.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть