Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Убийство по-китайски: Лабиринт
Глава вторая

Судья Ди открывает первое заседание суда; он обнаруживает в архиве незаконченное дело

Цзяо Дай в изумлении смотрел на прекрасные врата, над которыми возвышалась дозорная башня. Затем он вспомнил, что Ланьфан расположен недалеко от границы и, следовательно, нередко подвергается набегам западных варваров.

Он постучал рукояткой меча по окованным железом створкам. Долго пришлось ждать, прежде чем приоткрылось оконце и грубый голос рявкнул:

— Врата заперты на ночь. Приходите завтра утром.

Цзяо Дай на сей раз ударил в ворота изо всех своих сил. Он закричал:

— Отворяй, начальник приехал!

— Какой начальник? — спросил голос.

— Его превосходительство Ди, новый судья Ланьфана. Отворяй скорее, тупица!

Оконце со стуком захлопнулось. Ма Жун подъехал к Цзяо Даю и спросил:

— Почему заминка?

— Ленивые псы заснули! — презрительно выкрикнул Цзяо Дай, не прекращая стучать мечом о железо.

Тут загремели цепи, и тяжелые створки наконец приоткрылись на несколько чи.

Цзяо Дай ворвался в образовавшуюся щель на коне, чуть не затоптав копытами двух неряшливо одетых солдат, на голове у которых позвякивали заржавелые шлемы.

— Шире открывайте, псы ленивые! — рявкнул Цзяо Дай.

Солдаты дерзко смотрели на всадников. Один разинул рот, чтобы что-то сказать, но, увидев гнев на лице Цзяо Дая, тут же передумал и вместе со своим напарником кинулся распахивать ворота.

Кортеж въехал в город и двинулся на юг по темным улицам.

Унылое зрелище открылось их глазам. Хотя еще не били даже первую стражу, окна всех лавок уже заслонили на ночь плотными деревянными ставнями. Там и здесь кучки людей толпились вокруг масляных светильников уличных торговцев. Когда кортеж проезжал мимо них, они безразлично взирали на лошадей и повозки и снова возвращались к своим мискам с лапшой.

Никто не вышел встречать нового начальника — похоже было, что его вообще не ждали.

Вскоре кортеж проехал под высокой аркой, изукрашенной изящными узорами, и достиг того места, где главная улица разветвлялась, уткнувшись в высокую стену. Ма Жун и Цзяо Дай заключили, что они стоят перед задней стеной уездной управы.

Повернув на восток, они поехали вдоль стены, пока не достигли больших ворот, над которыми висела потемневшая от непогоды деревянная доска с вырезанной надписью: «Уездная управа Ланьфана».

Цзяо Дай спрыгнул с коня и принялся изо всех сил колотить в дверь.

Ему открыл приземистый человечек, облаченный в залатанный халат. Засаленная борода коротышки была всклокочена, кроме того, он страдал сильным косоглазием. Высоко подняв над головой бумажный фонарь, коротышка обозрел Цзяо Дая и воскликнул:

— Неужели, воин, ты не видишь, что управа закрыта?

Далее терпеть Цзяо Дай был не в силах: он схватил коротышку за бороду и принялся трясти так, что голова сторожа с глухим стуком несколько раз ударилась о дверной косяк. Только когда жертва взмолилась о пощаде, разошедшийся Цзяо Дай успокоился и изрек повелительным тоном:

— К вам прибыл его превосходительство уездный начальник Ди, открывайте ворота и созовите всех служащих управы!

Человечек поспешно отворил ворота. Путники прошли внутрь и остановились посреди главного двора перед большой приемной.

Судья Ди сошел с повозки и осмотрелся по сторонам. Высокие шестистворчатые двери приемной были закрыты на запоры, ставни на окнах зала судебных заседаний — затворены. Везде царили темнота и запустение.

Спрятав руки в рукава, судья Ди повелел Цзяо Даю привести к нему сторожа.

Цзяо Дай приволок беднягу, ухватив того за ворот. Коротышка поспешно бухнулся ниц перед судьей, который резко спросил его:

— Кто ты такой и где прежний начальник, его превосходительство Гуан?

— Я, ничтожный, — заикаясь, пробормотал коротышка, — смотритель здешней тюрьмы. А его превосходительство Гуан отбыл рано утром через южные врата.

— Где печати канцелярии?

— Где-то в зале судебных заседаний, — дрожащим голосом ответил смотритель.

Терпение судьи Ди лопнуло. Топнув ногой, он вскричал:

— А где же стража, где надзиратели? Где писцы, письмоводители, служки, где все, кто служит в этой чертовой управе?

— Глава надзирателей уехал в прошлом месяце. Старший писец уже три недели как отсутствует по болезни, а…

— Короче говоря, здесь нет никого, кроме тебя, — перебил его судья.

Повернувшись к Цзяо Даю, он продолжил:

— Заприте этого смотрителя в его собственной тюрьме. Я должен сам разобраться во всем, что здесь происходит!

Смотритель пытался протестовать, но Цзяо Дай хлопнул его по ушам и скрутил ему руки за спиной. Затем он повернул смотрителя и, дав ему пинка, прикрикнул:

— Веди нас в твою тюрьму!

В левом крыле управы, за пустой казармою для стражи они обнаружили довольно поместительную тюрьму. Видно было, что в камерах уже долгое время никто не сидел, но двери по-прежнему затворялись надежно, а окна были забраны железными решетками.

Цзяо Дай затолкал смотрителя в маленькую камеру и запер дверь.

Судья Ди молвил:

— А теперь поглядим, что творится в зале заседаний и в канцелярии.

Цзяо Дай снова взял в руку бумажный фонарь; без труда отыскали двойные двери зала заседаний. Цзяо Дай толкнул их, и они открылись, скрипя ржавыми петлями.

Перед ними предстало обширное и пустое помещение. Толстый слой пыли и грязи покрывал каменные колонны, на которых держался потолок, паутина заткала стены. Вспугнув откормленную крысу, судья Ди взошел на помост и с печалью посмотрел на выцветшее и рваное красное полотно, которым была накрыта скамья.

Судья подозвал Цзяо Дая, затем обошел скамью и отодвинул складную ширму, прикрывавшую дверь в личный кабинет уездного начальника. Поднялось облако пыли.

Кабинет был пуст, если не считать колченогого стола, кресла со сломанной спинкой и трех деревянных скамеечек.

Цзяо Дай открыл дверь напротив, и оттуда в комнату хлынул затхлый воздух. Вдоль стен архива возвышались стеллажи, на которых стояли зеленые от покрывавшей их плесени кожаные коробки с документами.

Судья Ди покачал головой и пробормотал:

— Архив содержался в прекрасном состоянии.

Он распахнул дверь в коридор и молча вернулся обратно во двор. Цзяо Дай освещал ему путь бумажным фонариком.

Ма Жун и Цзяо Дай заперли всех пленников в тюрьме, в казарме уложили трех мертвецов. Тем временем слуги судьи Ди под присмотром домоправителя разгружали багаж. Домоправитель сообщил судье, что жилые покои в глубине управы пребывают в порядке и чистоте. Бывший начальник оставил их в лучшем виде: полы подметены, мебель починена и вычищена. Повар принялся разводить огонь в очаге.

Судья Ди облегченно вздохнул: по крайней мере семья не останется без пищи и крова.

Тогда он приказал десятнику Хуну и Ма Жуну отправляться отдыхать; оба сыщика раскатали свои циновки в соседней с судейскими покоями комнате. Затем Ди сделал знак Цзяо Даю и Дао Ганю следовать за ним в его неприбранный кабинет.

Дао Гань поставил на стол две зажженные свечи.

Судья Ди осторожно уселся в шаткое кресло. Два его помощника сдули пыль со скамеечек и тоже сели. Судья оперся руками о стол, и на какое-то время воцарилось молчание.

В неверном свете свечей вместе они являли собой удивительное зрелище: все трое в коричневом дорожном платье, рваном и грязном после схватки с разбойниками, а лица казались особенно измученными и осунувшимися.

Затем судья молвил:

— Друзья мои, время позднее, и все мы проголодались и устали. Однако не могу не поговорить с вами о странных вещах, с коими мы здесь столкнулись.

Дао Гань и Цзяо Дай кивнули головами в знак полного согласия.

— В удивительное место попали мы, — продолжил судья Ди. — Предшественник мой прожил здесь три года и оставил нам свои покои в отличном состоянии, однако зал заседаний выглядит так, словно им никогда не пользовались, а всех служителей управы он распустил по домам. И хотя к нему послали гонца с вестью, что я прибуду к вечеру, его превосходительство Гуан покинул управу, не передав мне даже записки, а уездные печати доверил этому прохвосту смотрителю. Другие же чиновники уезда просто не обратили внимания на наш приезд. Как можно объяснить все это?

— Не кажется ли вам, ваша честь, — молвил Цзяо Дай, — что здесь готовят бунт против императорской власти?

Судья Ди покачал головой.

— Нельзя не признать, — сказал он, — что улицы пустынны и лавки заперты в необычно ранний час. Но не видно никаких признаков беспокойства или военных приготовлений. Эти люди на улицах не проявляли враждебности, им просто ни до чего не было дела.

Дао Гань в задумчивости потеребил три длинных волоска, что росли из бородавки на его левой щеке.

— На какое-то время мне показалось, — заметил он, — что эту местность опустошила чума или иная моровая зараза, однако, присмотревшись, я не заметил никаких следов паники, и люди спокойно покупали еду у уличных разносчиков.

Судья Ди вычесал пальцами несколько сухих листьев из своих длинных бакенбард, помолчал немного и сказал:

— Предпочитаю не расспрашивать об этих загадочных обстоятельствах здешнего смотрителя. Судя по его лицу, это законченный мошенник.

В кабинет вошел домоправитель в сопровождении двух слуг, из которых один нес на подносе пиалы с рисом и супом, а другой — большой чайник.

Судья повелел отнести рис и пленникам в тюрьму.

Пищу поглощали в молчании.

Доев наскоро приготовленный рис и испив пиалу чая, Цзяо Дай в глубокой задумчивости теребил усики. Неожиданно он изрек:

— Не могу, господин, не согласиться с Ма Жуном, что напавшие на нас грабители не были настоящими разбойниками. Почему бы нам не спросить у наших пленников, что здесь происходит?

— Великолепная мысль! — воскликнул судья. — Узнайте, кто их предводитель, и доставьте его сюда.

Вскоре Цзяо Дай вернулся, ведя на цепи не кого иного, как того самого бандита, который пытался поразить судью Ди копьем. Судья внимательно оглядел разбойника: это был крепко сложенный человек с простым, открытым лицом. Он скорее походил на мелкого лавочника или ремесленника, чем на разбойника с большой дороги.

Когда тот встал перед столом на колени, судья Ди отрывисто приказал:

— Назови свое имя и занятие!

— Фан мое ничтожное имя, — почтительно ответил вожак. — До недавнего времени был кузнецом в городе Ланьфане, где мой род проживает уже несколько поколений.

— Почему же тогда, — спросил судья Ди, — ты предпочел презренную жизнь грабителя своему древнему и почтенному ремеслу?

Фан опустил голову и молвил печально:

— Виновен в грабеже и в покушении на убийство. Сознаю, что достоин смертного приговора. Сознаюсь в своей неоспоримой и не требующей доказательств вине. Стоит ли вашей чести утруждать себя дальнейшими расспросами?

Глубокое отчаяние звучало в словах Фана. Судья Ди спокойно сказал:

— Я не вынесу приговора, пока не выслушаю всю историю от начала до конца. Говори и отвечай на мои вопросы.

— Я, ничтожный, — начал Фан, — был кузнецом более тридцати лет, унаследовав ремесло от своего отца. Я, и моя жена, и наши дети — сын и две дочери — жили счастливо и спокойно, и чаша с рисом всегда стояла на нашем столе, и свинина гостила на нем не только по праздникам. Счастье улыбалось мне, как я полагал, но в несчастный день люди Цзяня приметили, что мой сын — крепкий юноша, и заставили его поступить к ним на службу.

— Кто такой этот Цзянь? — перебил Фана судья Ди.

— Проще сказать, чем этот Цзянь не является! — горько ответствовал кузнец. — Более восьми лет он самовластный хозяин в нашем уезде. Половина земель принадлежит ему и добрая четверть всех лавок и домов в нашем городе. Он здесь начальник, судья и воевода в одном лице. Не было недели, чтобы он не посылал подношений чиновникам областной управы, что в пяти днях езды от нас. Он сумел убедить их, что, если бы не он, орды варваров давно бы пересекли границу и опустошили наш край.

— И как мои предшественники смирились с таким положением дел? — спросил судья.

Фан пожал плечами и ответил:

— Уездные начальники, которых назначали в Ланьфан, вскоре приходили к выводу, что для них будет и проще и безопаснее оставаться в тени, позволив заправлять всем Цзяню. Покуда начальники соглашались быть марионетками в руках Цзяня, тот посылал им богатые подарки каждую луну. И они жили в мире и довольствии, в то время как народ страдал.

— Твой рассказ, — холодно заключил судья Ди, — звучит лживо. К несчастью, порой случается так, что в отдаленных уездах местный тиран присваивает себе власть и, к вящему несчастью, порой начальство примиряется с подобным беззаконием. Но ты не заставишь меня поверить, человек, что на протяжении восьми лет все уездные начальники один за другим соглашались быть игрушками этого Цзяня.

С грустной усмешкой Фан отвечал:

— Значит, Ланьфану повезло меньше прочих! Лишь один из всех начальников, тот, что был здесь четыре года назад, восстал против Цзяня. Через две недели тело его нашли на речном берегу, и горло его было перерезано от уха до уха.

Судья Ди внезапно наклонился вперед. Он спросил:

— А имя этого начальника часом было не Бань?

Фан утвердительно кивнул.

— Как сообщили в столицу, — продолжил Ди, — судья Бань погиб в стычке с кочевыми уйгурами. В то время я был в столице. Я помню, что тело его доставили со всеми военными почестями и что посмертно Баня произвели в ранг наместника.

— Всю эту историю Цзянь придумал, чтобы скрыть убийство, — безразлично сказал Фан. — Я знаю правду, я сам видел тело.

— Продолжай свой рассказ, — повелел судья.

— Итак, — продолжал Фан, — моего единственного сына вынудили стать одним из тех мерзавцев, что служат в личной страже Цзяня. Больше я его не видел. Затем дряхлая карга, которая состоит при Цзяне в качестве сводни, навестила меня. Она сказала, что Цзянь предлагает десять лянов серебра за мою старшую дочь, Белую Орхидею. Я отказал. Через три дня моя дочь отправилась на рынок и не вернулась домой. Не раз я приходил к усадьбе Цзяня и просил его позволить мне повидаться с дочерью, но каждый раз меня избивали и прогоняли прочь. Потеряв единственного сына и старшую дочь, моя жена занедужила. Через две недели она умерла. Я взял отцовский меч и отправился к усадьбе Цзяня. Стража остановила меня, избила до полусмерти дубинками и бросила на улице. Неделю назад шайка мерзавцев подожгла мою лавку. Тогда я покинул город с Черной Орхидеей, моей младшей дочерью, — ее вы поймали вместе со мной — и присоединился к другим отчаявшимся, которые решились вести жизнь горных разбойников. Сегодня вечером мы в первый раз напали на путников.

В комнате царило глубокое молчание. Судья хотел было откинуться в кресле, но вовремя вспомнил, что спинка сломана. Затем он молвил:

— Не в первый раз я слышу подобный рассказ. Обычно грабители, пойманные с поличным, всегда пытаются разжалобить суд повестью о лишениях и несправедливостях. Если ты солгал, голова слетит с твоих плеч; если же сказал правду, то я не буду спешить с приговором.

— Я уже не питаю надежды, — удрученно молвил кузнец. — Если ваша честь не снимет мою голову с плеч, то это сделает Цзянь. То же самое ожидает и моих товарищей, которые тоже пострадали от притеснений Цзяня.

Судья Ди сделал знак Цзяо Даю. Тот поднялся и отвел Фана обратно в тюрьму.

Затем судья встал с кресла и принялся расхаживать по кабинету. Когда Цзяо Дай вернулся, судья Ди остановился и задумчиво произнес:

— Фан, очевидно, сказал правду. Уезд попал под власть местного тирана, а уездные начальники превратились в простых исполнителей его воли. Это объясняет странное поведение здешних простолюдинов.

Цзяо Дай стукнул своим кулачищем по колену.

— Неужто и мы, — воскликнул он в гневе, — отступим перед этим негодником Цзянем?

Судья улыбнулся своей загадочной улыбкой.

— Сегодня уже поздно, — сказал он. — Вам двоим лучше удалиться и хорошенько поспать. Завтра у нас будет много дел. А я побуду здесь еще часок и пороюсь в архиве.

Дао Гань и Цзяо Дай предложили судье помочь в его трудах, но Ди твердо отклонил это предложение. Как только чиновники ушли, судья Ди взял свечу и вошел в соседнюю комнату. Рукавом грязного дорожного халата он стер плесень с ярлыков на коробках с документами и выяснил, что последняя из них — восьмилетней давности.

Взяв эту коробку, судья отнес ее в кабинет и там высыпал документы на стол.

Не много времени потребовалось его опытному взгляду, чтобы убедиться, что по большей части в бумагах речь шла о повседневных заботах уездной управы. И только на самом дне коробки он нашел маленький свиток, озаглавленный «Дело Да против Да». Судья Ди присел, развернул свиток и стал просматривать его.

Иск касался наследства Да Шоу-цзяня, наместника провинции, который скончался девять лет тому назад, проживая на покое в Ланьфане.

Судья Ди прикрыл глаза и перенесся мыслями на пятнадцать лет назад, когда он служил в столице младшим секретарем. В то время имя Да Шоу-цзяня славилось во всей Поднебесной. Это был удивительно способный и до щепетильности честный правитель, которого знали и как доброжелательного служащего, и как мудрого государственного мужа, преданного трону и народу. Когда император назначил Да Шоу-цзяня канцлером, тот внезапно попросился в отставку, сославшись на плохое здоровье, испорченное службой в каком-то отдаленном пограничном уезде. Сам император умолял Да взять прошение назад, но тот оставался непреклонен. Судья Ди вспомнил, что в то время эта неожиданная отставка была самой скандальной новостью из обсуждавшихся в столице.

Так, значит, именно в Ланьфане Да Шоу-цзянь провел последний год своей жизни!

Не торопясь, судья Ди еще раз взялся за свиток и внимательно прочитал его от первой и до последней строчки.

Из документа он узнал, что, когда Да Шоу-цзянь поселился в Ланьфане, он был вдовцом шестидесяти лет. Единственного его сына звали Да Кей, и было ему тридцать лет. Вскоре после переезда в Ланьфан старый наместник женился во второй раз на молоденькой крестьянке, которой едва исполнилось восемнадцать. Девушку звали Мэй; от этого брака родился сын, которого назвали Да Шань.

Когда старый наместник, заболев, почувствовал, что близится его конец, он позвал к своему смертному одру старшего сына Да Кея вместе с его молодой женой и их маленьким сыном. Он сказал им, что завещает своей второй жене и ее сыну Да Шаню картину на свитке, собственноручно написанную им; все же остальное имущество переходит к Да Кею. При этом он особо настаивал, что Да Кей должен сам проследить, чтоб картину вручили его мачехе и сводному брату. Высказав свою волю, старый наместник испустил последний вздох.

Судья Ди еще раз взглянул на дату в документе и заключил, что Да Кею сейчас должно быть около сорока, вдове наместника — около тридцати, а ее маленькому сыну — двенадцать лет.

В документе также говорилось, что, похоронив отца, Да Кей сразу же изгнал мачеху и Да Шаня из своего дома. При этом он утверждал, что из последних слов его отца открылось, что Да Шань — незаконнорожденный ребенок, а посему он не обязан делать ничего для него и его распутной матери.

Тем временем вдова подала иск, в котором она оспаривала сделанное устно распоряжение, и требовала, как заведено обычаем, половину имущества для себя и своего сына.

Как раз в то время Цзянь захватил всю власть в Ланьфане. Из документа следовало, что суд так и не успел принять никакого решения по этому делу.

Судья Ди свернул свиток. Он отметил про себя, что на первый взгляд иск жены Да не имел шансов на успех. Последняя воля наместника с учетом разницы возрастов ясно указывала на то, что госпожа Мэй была неверна своему мужу.

С другой стороны, представлялось странным, что человек таких строгих правил, как Да Шоу-цзянь, выбрал такой странный способ заявить о том, что Да Шань не его сын. Если бы он и впрямь открыл, что молодая жена неверна ему, он бы спокойно с ней развелся, а ее вместе с ребенком отослал куда-нибудь в захолустье, чтобы спасти тем самым свою честь и честь своего почтенного рода. И к чему тут это странное распоряжение насчет картины?

Не менее странно и то, что Да Шоу-цзянь не оставил письменного завещания. Человек, столько лет прослуживший на чиновничьих должностях, не мог не знать, что устные распоряжения приводят к раздорам в семье.

В этом деле было много неясного, и его следовало тщательно изучить. Возможно, при этом удастся пролить свет и на загадку внезапной отставки Да Шоу-цзяня.

Судья Ди снова перерыл все документы, но так и не нашел ничего, что могло бы помочь разобраться в деле «Да против Да». Не отыскал он и ничего, что пригодилось бы ему для борьбы с Цзянем.

Снова сложив документы в коробку, судья какое-то время просидел в глубокой задумчивости. Он взвешивал способы и приемы, которыми можно было устранить тирана Цзяня, но мысли все время возвращались к старому наместнику и его нелепому завещанию.

Одна из свечей замерцала и потухла. Вздохнув, судья Ди погасил и вторую и направился в жилые покои.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть