Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Убийство по-китайски: Лабиринт
Глава шестая

Четверо цеховых старейшин приняты в управе; госпожа Да наносит визит судье Ди и показывает ему старую картину

Вернувшись в управу, Ма Жун и Цзяо Дай передали все еще бесчувственного Цзянь Моу и двух постанывающих его советников старосте Фану, а затем отправились в кабинет судьи Ди. Десятник Хун помог судье переодеться в домашнее платье. Ма Жун откинул забрало своего стального шлема и утер ладонью пот со лба. С восхищением посмотрев на судью, он воскликнул:

— Это был самый великолепный розыгрыш, в каком мне доводилось участвовать.

Судья слегка улыбнулся.

— Мы бы не смогли победить в прямом столкновении с Цзянем, — объяснил он. — Даже если бы у нас в распоряжении действительно было две сотни солдат, не обошлось бы без кровавой битвы. Цзянь Моу, конечно, мерзавец, но никоим образом не трус, и его бойцы бились бы не на жизнь, а насмерть. С самого начала я собирался прибегнуть к хитрости, создав у Цзяня и его людей впечатление, что исход схватки заранее предрешен. Я собирался разыграть окружного начальника или пограничного инспектора, совершающего объезд. Но как только Дао Гань поведал мне, что в городе полно дезертиров и часть из них служит у Цзяня, я изменил свой план.

— Не рисковали ли мы, позволив старшине с пятью солдатами вернуться в усадьбу Цзяня после ночного нападения? — спросил Цзяо Дай. — Они могли начать наводить справки и узнать, что мы хитрим.

— В этом-то все и дело, — ответил судья Ди. — Никто в здравом рассудке не отпустил бы шесть хороших бойцов в лагерь врага, если бы не был уверен в своем численном превосходстве. Старшине Лину даже и не пришло в голову наводить справки. Цзянь очень хитер, но и он не усомнился в том, что в город вошло войско. Он собирался биться насмерть, но его приспешники рассудили по-иному, особенно когда мы намекнули им, что можем их и помиловать.

— А как же нам теперь избавиться от этого воображаемого полка? — спросил десятник Хун.

— Если я что-то понимаю в том, как возникают и распространяются слухи, — спокойно молвил судья Ди, — то полк сперва разрастется в воображении местных жителей до большой армии, а затем точно так нее бесследно испарится без всяких последствий для нас. Теперь перейдем к делам. Сначала нам нужно закончить с обустройством управы, затем сразу же приступим к расследованию преступлений Цзянь Моу. Дао Гань сейчас отправится в город и повелит стражам всех городских четвертей немедленно явиться ко мне. Пусть также позовет старейшин главных ремесленных цехов. Десятник Хун, отправишься в усадьбу Цзяня. Взять с собой старосту Фана и десятерых судебных приставов. Пусть женщины и слуги остаются в своих покоях вплоть до дальнейших распоряжений. Опишите в присутствии домоправителя все ценности, поместите их в кладовую и опечатайте дверь. Староста Фан пусть посмотрит, нет ли в усадьбе его сына и его старшей дочери, Белой Орхидеи. Ма Жун и Цзяо Дай пусть обойдут все городские врата и проверят, выставил ли старшина Лин заставы и заперты ли сорок приспешников Цзяня из гражданских лиц в надвратные башни согласно моему приказу. Если все выполнено — сообщите Лину, что он вновь принят на военную службу без понижения в чине. Так же подробно допросите всех бывших солдат: те из них, кто не сбежал с поля битвы или не скрывается после совершения преступления, могут быть вновь приняты на службу. Сегодня же я отправлю доклад в военное ведомство, чтобы их всех восстановили в чинах. В том же докладе я попрошу направить сюда сто воинов.

Закончив говорить, судья Ди повелел десятнику Хуну принести большой чайник чаю.

* * *

Дао Ганю не понадобилось много времени, чтобы собрать квартальных надзирателей. Они явились в кабинет судьи с довольно кислыми минами на лицах.

Надзиратели прежде всего должны были обеспечивать связь между управой и народом; именно им надлежало сообщать обо всех рождениях, смертях и браках — обязанность, которой они полностью пренебрегали при правлении Цзянь Моу. В качестве служащих управы надзиратели должны были первыми явиться в управу, чтобы приветствовать нового начальника. Теперь они ожидали серьезной головомойки.

Именно ее они и получили, да еще такую, что вылетали из кабинета судьи бледные и дрожащие и исчезали из виду со всей возможной поспешностью.

Затем судья Ди перешел в большую приемную, где встретился со старейшинами цехов ювелиров, плотников, а также торговцев рисом и шелком. Судья почтительно осведомился об именах гостей, а домоправитель подал на стол угощения.

Старейшины поздравили судью с быстрой победой над Цзянь Моу и выразили надежду, что теперь жизнь в уезде вновь войдет в обычное русло. Затем они высказали беспокойство тем, что в городе так много солдат.

Судья Ди удивленно поднял брови.

— Здесь нет никаких солдат, если не считать пары десятков дезертиров, которых я взял к себе нести сторожевую службу.

Старейшина ювелиров обменялся с коллегами понимающим взглядом и сказал с улыбкой:

— Мы, конечно же, понимаем, ваша честь, что ваши губы скрепляет печать молчания. Но стражи северных врат сообщили нам, что вы явились в город в сопровождении кавалерийского эскадрона. А один из моих ювелиров видел, как прошлой ночью по главной улице города маршировало двести солдат, причем башмаки у них были обмотаны соломой.

Старейшина торговцев шелком добавил:

— Мой двоюродный брат видел, как в город въехали десять повозок с провиантом. Однако, ваша честь, вы можете полностью доверять нам. Разве мы не понимаем, что инспекционный объезд границы должен держаться в секрете, чтобы о нем ничего не проведали орды заречных варваров. Новость эта не должна выйти за городские стены. Но, может быть, в таком случае будет лучше, если командующий не станет поднимать штандарт над управой? Если лазутчики варварских племен увидят его, они узнают, что сюда пришли войска.

— Этот штандарт, — ответил судья Ди, — поднят по моему приказу. Он означает, что я, как уездный начальник, временно ввел в уезде военное правление. По закону я имею на это право в случае необходимости.

Старейшины цехов улыбнулись и совершили низкий поклон.

— Мы глубоко уважаем скромность вашей чести, — торжественно промолвил старший из них.

Судья Ди ничего на это не ответил и тут же сменил предмет беседы. Он попросил старейшин прислать к нему после полудня трех уважаемых и зрелых мужей, которые смогли бы исполнять должности старшего писца, архивариуса и смотрителя тюрьмы, а также дюжину исполнительных молодых людей на места делопроизводителей. Также судья попросил ремесленников выдать управе взаймы две тысячи лянов серебра на ремонт зала заседаний и в уплату служащим; займ этот судья обещал вернуть, как только будет закончено дело Цзянь Моу, а его имущество — официально конфисковано.

Старейшины цехов охотно согласились.

В конце беседы судья Ди оповестил их о том, что рассмотрение дела Цзянь Моу начнется следующим утром, и попросил их довести это до сведения каждого жителя уезда.

Как только старейшины ушли, судья вновь вернулся в свой кабинет. Там он обнаружил старосту Фана, который поджидал его вместе с молодым человеком приятной наружности.

Оба простерлись ниц перед судьей, а молодой человек три раза ударил лбом в пол.

— Ваша честь, — заговорил Фан, — позвольте мне представить вам моего сына. Его похитили молодчики Цзяня и заставили прислуживать им в усадьбе.

— Пусть служит в твоем отряде, — сказал судья Ди. — А твоя старшая дочь, ее ты нашел?

— Увы! — вздохнул Фан. — Сын мой ее не встречал; тщательный обыск усадьбы тоже ничего не дал. Я с пристрастием допросил домоправителя Цзяня; он вспомнил, что некогда Цзянь Моу выражал желание приобрести Белую Орхидею для своего гарема, но когда я отказался продать ему свою дочь, он перестал говорить об этом. Теперь не знаю, что и думать.

Судья Ди сказал задумчиво:

— Ты предполагал, что твою дочь похитил Цзянь Моу, и, вполне возможно, ты не ошибся; ведь такие люди, как он, могут прятать добычу где-нибудь в любовном гнездышке, свитом вне дома. С другой стороны, не следует упускать из виду и то, что он может не иметь ничего общего с ее исчезновением. Следует допросить Цзяня на этот предмет и провести тщательное расследование. Не отчаивайся раньше времени!

Во время этой речи судьи в кабинет вошли Ма Жун и Цзяо Дай. Они доложили, что старшина Лин выполнил все распоряжения. Заставы из десяти солдат были выставлены у всех городских врат, а в каждой надвратной башне заточили по дюжине подручных Цзяня. К этому времени число заточенных возросло на шесть солдат. Они дезертировали из армии из-за совершенных преступлений. Старшина Лин также разжаловал в водоносы тех ротозеев, которые до этого стерегли городские врата.

Ма Жун добавил, что Лин обладает всеми качествами настоящего военного; из армии он дезертировал из-за ссоры с нечистым на руку тысяцким и теперь рад был вернуться в ее ряды.

Судья Ди кивнул головой и сказал:

— Следует произвести этого Лина в сотники. В настоящий момент мы вынуждены держать сорок человек в заставах возле городских врат. Если они будут хорошо нести службу, я расквартирую их в усадьбе Цзяня. Когда усадьба будет конфискована, я превращу ее в гарнизонную казарму. Ты, Цзяо Дай, остаешься командиром этих сорока и тех двадцати, что сейчас охраняют управу, пока не прибудут солдаты, которых я попросил прислать.

Сказав эти слова, судья отпустил своих помощников. Он взял кисть и составил срочную депешу далекому областному правителю, в которой описал события последних двух дней. Судья также приложил список людей, которых следовало восстановить на военной службе, и прошение о производстве старшины Лина в сотники. И наконец, он попросил также направить в Ланьфан сто солдат в качестве постоянного гарнизона.

Не успел судья запечатать донесение, как вошел староста Фан и доложил, что в управу явилась госпожа Да, которая ждет у ворот.

Судья Ди обрадовался.

— Введите ее! — повелел он.

Когда Фан ввел женщину в кабинет, судья Ди оглядел ее оценивающим взглядом. Госпоже Да было уже около сорока, но она все еще блистала красотой, хотя явилась к судье ненакрашенной и одетой очень просто.

Встав на колени перед скамьей, она робко молвила:

— Госпожа Да, урожденная Мэй, почтительно приветствует вашу честь.

— Мы не в суде, сударыня, — сказал мягко судья. — Нет никакой нужды в церемониях. Встаньте с колен и, прошу вас, садитесь.

Госпожа Да медленно встала и опустилась на одну из скамеечек. Она не решалась заговорить.

— Я всегда восхищался, — молвил тогда первым судья Ди, — вашим покойным мужем, наместником Да, и считал его одним из величайших сановников своего времени.

Госпожа Да отвесила поклон и сказала тихо:

— Это был великий и добрый человек, ваша честь. Я не отважилась бы покуситься на драгоценное время вашей чести, не будь моей священной обязанностью исполнить распоряжение моего покойного мужа.

Судья Ди наклонился вперед.

— Прошу вас, продолжайте, сударыня! — сказал он.

Госпожа Да извлекла из рукава продолговатый сверток. Она встала и положила его на стол.

— На смертном одре, — начала она, — наместник вручил мне эту картину на свитке, нарисованную им собственноручно. Он сказал, что это — единственное, что он оставляет в наследство мне и моему сыну. Все остальное имущество отдавалось моему пасынку Да Кею. Проговорив это, наместник закашлялся, и Да Кей вышел, чтобы принести еще одну чашу лекарственного настоя. Как только он вышел, муж внезапно обратился ко мне со словами: «Если у тебя наступят трудные времена, отнеси эту картину в управу и покажи ее начальнику. Если он не поймет ее значения, ты покажешь ее следующему начальнику и так далее, пока в долгожданное время мудрый судья не разгадает секрет картины». Тут снова вошел Да Кей. Наместник посмотрел на нас, положил свою исхудавшую руку на голову сынишки, улыбнулся и отошел к предкам, не произнеся более ни слова.

Произнеся это, госпожа Да разрыдалась.

Судья Ди подождал, пока она успокоится, а затем сказал:

— Каждая подробность последнего дня жизни наместника очень важна, сударыня. Поведайте мне все, что случилось дальше.

— Мой пасынок Да Кей, — продолжала госпожа Да, — забрал у меня свиток, сказав, что возьмет его на хранение. Тогда он еще был добр, но после похорон совершенно переменился. Он велел мне вместе с маленьким сыном немедленно оставить его дом. Он обвинил меня в том, что я обманывала его отца, и запретил мне и сыну даже приближаться к порогу. Затем он швырнул свиток на стол и со злобной усмешкой сказал, чтобы я забирала мое наследство.

Судья Ди потеребил бороду.

— Поскольку наместник был очень мудр, сударыня, в картине этой должна скрываться некая тайна. Я должен тщательно изучить ее. Однако я обязан вас предупредить, что я отнесусь к содержанию этого тайного послания без всякого предубеждения: оно может оказаться как в вашу пользу, так и против вас, если содержит в себе, скажем, доказательства вашего прелюбодеяния. В любом случае я поступлю в соответствии с законом и справедливостью. Предоставляю вам, сударыня, решить, оставите ли вы мне этот свиток или предпочтете забрать его и отказаться от расследования.

Госпожа Да встала и со спокойным достоинством произнесла:

— Прошу вашу честь оставить этот свиток у себя. Я молю Милосердное Небо, чтобы эту загадку наконец удалось разрешить.

Картина наместника Да

Затем она совершила церемонный поклон и удалилась.

Десятник Хун и Дао Гань ожидали у дверей в коридоре. Они вошли и поприветствовали судью. Дао Гань держал в руках целую связку документов.

Пристав доложил, что они описали имущество Цзянь Моу.

В усадьбе они нашли несколько сотен золотых слитков и много серебра. Все это богатство они заперли в кладовой вместе с большим количеством утвари из червонного золота. Женщин и слуг собрали в дальнем дворе. Шесть судебных приставов и шесть солдат под командой Цзяо Дая расположились во втором дворе, чтобы охранять усадьбу.

Дао Гань с довольной улыбкой вывалил документы на стол. Он сказал:

— Это, ваша честь, опись, а также все записи и заметки, которые мы обнаружили в кладовой Цзянь Моу.

Судья Ди откинулся в своем кресле и посмотрел на кучу документов с нескрываемым отвращением.

— Расследование темных делишек Цзянь Моу, — сказал он, — будет долгим и скучным. Я доверяю его тебе, пристав, и тебе, Дао Гань. Не думаю, что в этих свертках найдется нечто большее, чем доказательства мелкого вымогательства и незаконного присвоения домов и земель. Старейшины цеха обещали прислать мне к вечеру толковых людей, которые займутся канцелярией и архивами. Они помогут вам в разборе этого дела.

— Они уже ждут во дворе, ваша честь, — заметил Хун.

— Отлично! Тогда ты и Дао Гань возьмете их и объясните им их обязанности. Архивариус должен помочь вам до ночи рассортировать эти документы. Составьте подробный отчет, я изучу его и приму решение, как расследовать дело Цзянь Моу. Откладывайте, однако, в сторону любой документ, касающийся убийства моего покойного коллеги, уездного начальника Баня. Я же сосредоточусь на другой задаче. Подойдите.

И с этими словами судья развернул сверток, который оставила ему госпожа Да. Он извлек из него картину и разложил ее на столе. Десятник Хун и Дао Гань наклонились к столу и вместе с судьей стали изучать свиток.

Это была картина средних размеров, написанная на шелке, на ней был изображен в цвете воображаемый горный пейзаж. Белые облака плыли среди скал. То тут, то там посреди зеленых рощ виднелись домики. В правом углу стремился горный поток. Нигде не было видно ни одного человека.

Наверху картины наместник написал древними иероглифами следующие слова:

«ТЕРЕМА ПУСТЫХ МЕЧТАНИЙ»

Подписи наместника не было— только алый оттиск его печати. По краям картину окаймляла тесьма с золотой нитью. К верхней и нижней сторонам крепились деревянные валики, сверху была вшита петелька. Так обычно выглядят картины, предназначенные для вывешивания на стене.

Десятник Хун задумчиво теребил бороду.

— Из названия можно заключить, — молвил он, — что здесь изображен даосский рай или иная обитель бессмертных.

Судья Ди кивнул.

— Эту картину следует тщательно изучить. Повесьте ее напротив моего стола, чтобы я мог смотреть на нее, когда мне заблагорассудится.

Дао Гань повесил картину между дверью и окном. Судья встал и вышел во двор.

Он рассмотрел будущих служащих управы и пришел к выводу, что все достойные люди. Поприветствовав их, судья сказал:

— Два моих помощника сейчас наставят вас в вашей работе. Слушайте их внимательно, ибо завтра всем придется принять участие в первом судебном заседании.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть