Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Только правда (Некрасов) Nekrassov
КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

Кабинет Палотена.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Палотeн, Тавернье, Пeригор, Фифи.


Жюль. Который час?

Тавернье. Без двух десять.

Жюль. Сибило еще не пришел?

Тавернье. Нет.

Жюль. А ведь обычно он приходит раньше времени.

Телефон.

Фифи. Алло!.. Да, господин председатель! (Жюлю.) Правление собралось. Он спрашивает, какие новости.

Жюль. Новости? Пусть убирается ко всем чертям!

Фифи. Господин председатель, он в наборной.

Жюль. Погоди, скажи, что я готовлю ему приятный сюрприз.

Фифи. Он просил передать, что он вам готовит приятный сюрприз.

Жюль. Старый скряга! Я тебе покажу сюрприз! Вызови сейчас же Сибило!

Фифи (в трубку). Сибило к редактору! (Жюлю.) Он еще не пришел.

Жюль. Который час?

Фифи. Пять минут одиннадцатого.

Жюль. Ну, он у меня получит!

Телефон.

Это Сибило?

Фифи. Да, господин министр! (Жюлю.) Это министр внутренних дел. Он спрашивает, какие новости.

Жюль. Скажи, что меня нет, но я готовлю ему сюрприз.

Фифи. Редактор вышел. Но он просил передать вам, что он готовит вам приятный сюрприз... Хорошо, господин министр. (Жюлю.) Он позвонит вам через час.

Жюль. Где же Сибило? Позвони ему домой.

Фифи (набирает номер). Никто не отвечает.

Жюль. Я его выкину! Если он прячется — значит, он ничего не придумал. Кем его заменить?

Тавернье. Тьерри-Мольнье?

Жюль. Не годится.

Тавернье. Но ведь это очень эрудированный человек, и он смертельно боится коммунизма!

Жюль. Да, но он не умеет заразить своим страхом других. Недавно два человека, прочитав его статейки, немедленно вступили в коммунистическую партию. (Пауза.) А Некрасов? Что о нем сообщают?

Пeригор. Он как будто в Риме.

Жюль. В Риме? Тогда это пропащее дело. Христианские демократы сами из него все выжмут.

Тавернье. ТАСС дал опровержение: Некрасов отдыхает в Крыму.

Жюль. Почему бы и нет? Пока что о нем лучше не писать.

Телефон.

Фифи. Да. Пусть сейчас же придет! (Жюлю.) Сибило!

Жюль. Наконец-то! Можете идти.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Жюль, Сибило, Жорж, в новом костюме с ручным чемоданом.


Жюль. Ты знаешь, как я тебя жду!..

Сибило. Простите, но...

Жюль. Кто этот человек?

Сибило. Человек...

Жюль. Это я вижу.

Сибило. Я расскажу вам потом...

Жюль. Здравствуйте!

Жорж не отвечает.

Он глухой?

Сибило. Он не понимает по-французски.

Жюль (показывая на стул). Садитесь!

Жорж не двигается.

Он и жестов не понимает?

Жорж берет газету с огромным заголовком: «Некрасов исчез».

Но он умеет читать?

Сибило Нет, он просто рассматривает иллюстрации.

Жюль. Ну!

Сибило. Что?

Жюль. Где твоя идея?

Сибило. Ах, идея... (Пауза.) Я в отчаянии!

Жюль. Ты ничего не придумал?

Жорж жестом показывает Сибило, что он должен говорить.

Сибило. Как же, как же, конечно, придумал!

Жюль. Но вид у тебя далеко не победителя...

Сибило. Я и сам знаю...

Та же игра Жоржа.

То есть... Это от скромности.

Жюль. Идея-то по крайней мере хорошая?

Та же игра Жоржа.

Сибило. Очень хорошая.

Жюль. И ты недоволен? Ты оригинал. Чего же ты молчишь? А, понимаю, ты хочешь прибавки. Слушай, если идея хорошая, я тебе прибавлю. Ну, говори!

Сибило (под влиянием немых понуканий Жоржа выпаливает.) Вот она! (Показывает на Жоржа.)

Жюль. Кто она?

Сибило. Он.

Жюль (ничего не понимая). Он — это она?

Сибило. Он — это идея.

Жюль. Твоя идея — это он? Но кто он?

Сибило. Иностранец.

Жюль. Национальность?

Сибило. Советский.

Жюль (разочарованно). А-а...

Сибило. Советский служащий. Он прорвался сквозь железный занавес.

Жюль. Крупный?

Жорж кивает.

Сибило. Да. (В ужасе.) То есть нет! Средний. Очень средний. В общем — мелкий.

Жюль. Так на кой черт ты его привел?

Сибило. Сам не знаю.

Возмущенный жест Жоржа.

Я думал, что он расскажет нам что-нибудь интересное.

Жюль. Расскажет? Что? Какие у них тракторы? Или пылесосы? Я тебе сказал, что я начинаю колоссальную кампанию. А ты приходишь ко мне с такой ерундой! Читатели больше этого не хотят. Надоело! Демидов уверял, что он крупный хозяйственник, ж то больше четырех его статей мы не смогли дать. Даже Бидо уже не приглашает его к обеду. Ну, убежал! Ну, изволил пожаловать к нам! Дай ему тарелку супа и отправь в ночлежку!

Сибило. Правильно, господин редактор! Вы не можете себе представить, как я доволен.

Жюль. Это вся твоя идея?

Сибило. Да.

Жюль. Дурак! Получай расчет.

Сибило. Спасибо, господин редактор. До свидания, господин редактор. (Собирается уйти.)

Жорж (удерживает Сибило). Разрешите...

Жюль. Вы говорите по-французски?

Жорж. Моя мать была француженкой.

Жюль (Сибило). Ты ко всему еще врешь?

Жорж. Я скрыл от него. Это мера предосторожности.

Жюль. По-французски вы говорите хорошо. Но вы меня не интересуете. Я попрошу вас не затруднять меня больше вашим присутствием.

Жорж. С удовольствием. (Сибило.) Идем в редакцию «Франс-суар».

Жюль. «Франс-суар»? Зачем?

Жорж (идет к двери). Вы ведь мне сказали, что очень заняты.

Жюль (преграждая ему дорогу). Я знаю редактора «Франс-суар». Он ничего для вас не сделает.

Жорж. А я ни от кого и не жду помощи. Но, мне кажется, я могу многое сделать для его газеты и для вашей прелестной страны.

Жюль. Вы?

Жорж. Я.

Жюль. Что же вы можете сделать?

Жорж. Я не хочу отнимать у вас время.

Сибило. Он прав, господин редактор. Не стоит слушать его болтовню.

Жюль. Сибило, помолчи. (Жоржу.) У меня есть несколько свободных минут. И я не люблю отпускать человека, не выслушав его.

Жорж. Значит, вы сами просите меня, чтобы я остался?

Жюль. Да.

Жорж лезет под стол и шарит там.

Что вы делаете?

Жорж. Смотрю, нет ли здесь магнитофона. (Вылезает.) Вы не трус?

Жюль. Как будто нет. А что?

Жорж. Если я открою вам все, вы будете в смертельной опасности.

Жюль. В смертельной? Тогда не говорите! Нет, говорите! Говорите скорей!

Жорж. Поглядите на меня! Нет, внимательно! Ну!

Жюль. Что «ну»?

Жорж. Моя фотография была напечатана на первой странице вашей газеты.

Жюль. Разве я могу помнить все фотографии?

Жорж (вынимает из кармана черную повязку и надевает ее на правый глаз). А так?

Жюль. Некрасов!

Сибило в ужасе смотрит на Жоржа.

Жорж. Тише! Если вас услышат, вас могут убить! У вас в редакции семь вооруженных коммунистов!

Жюль. Кто? Кто?

Жорж. Это потом. Непосредственной опасности нет.

Жюль. Некрасов! (Сибило.) И ты мне этого не сказал!

Сибило. Клянусь, что я этого сам не знал! Клянусь!

Жюль. Некрасов!.. Сибило, ты гений! Я тебя обожаю! (Обнимает Сибило.)

Сибило. О боже мой! (Падает в обморок.)

Жорж (смотрит на него с презрением. Жюлю.) Теперь мы можем поговорить с глазу на глаз.

Жюль. Я надеюсь, что мой вопрос вас не обидит...

Жорж. Меня трудно обидеть. В особенности вам. Вы для меня разложившийся буржуазный труп. Можете спрашивать.

Жюль. Какие у вас доказательства, что вы на самом деле Некрасов?

Жорж. Никаких.

Жюль. Никаких?

Жорж. Абсолютно никаких. Можете меня обыскать.

Жюль. Но я...

Жорж. Немедленно обыщите меня!

Жюль. Хорошо, хорошо! (Обыскивает его.)

Жорж. Что вы нашли?

Жюль. Ничего.

Жорж. Вот вам лучшее доказательство. Как поступил бы самозванец? Он бы вам показал советский паспорт, служебное удостоверение, билет московского метро. Но скажите, Палотен. если бы вы были Некрасовым и тайно переходили границу, неужели вы оставили бы в карманах документы?

Жюль. Думаю, что нет...

Жорж. Что и требовалось доказать!

Жюль. Блистательно! (Помрачнев.) Но ведь так первый встречный может выдать себя...

Жорж. Разве я похож на первого встречного?

Жюль. Из Рима сообщают, что вы в Италии...

Жорж. Ничего удивительного! Завтра сообщат, что я в Греции, в Испании, в Западной Германии. Но приведите сюда этих самозванцев, и вы их сразу раскусите. Настоящий Некрасов прожил тридцать пять лет в красном аду. У него глаза человека с того света. Посмотрите мне в глаза! Настоящий Некрасов своими руками растерзал сто восемнадцать человек. Посмотрите на мои руки! Вам страшно?

Жюль. Мне.. (Отступает и чуть не задевает чемодан.)

Жорж. Осторожно! Не трогайте чемодан!

Жюль. Что там?

Жорж. Прежде всего отойдите!

Жюль отскакивает.

Ага, вам страшно! Вы у меня умрете от страха! Вы узнаете, кто такой Некрасов! Страшно, а?

Жюль. Страшно... Слушайте, а вы меня не обманываете? Ведь тогда моей газете крышка.

Телефон.

Жюль. Алло!.. Здравствуйте, господин министр!.. Да, конечно. Вы знаете, как я увлечен этой кампанией... Да, да. Я прошу вас: погодите несколько часов... Да. Новости, большие новости!.. Не могу рассказать по телефону. Черт! Бросил трубку...

Жорж (иронически). Вам, видно, очень нужно, чтобы я был настоящим Некрасовым.

Жюль. К сожалению, да...

Жорж. В таком случае я настоящий Некрасов.

Жюль. Как?

Жорж. Послушайте, Жюль! Вы слышали, что вам сказал министр? Если я не Некрасов, то вы больше не Палотен. Скажите, вы Палотен?

Жюль. Да.

Жорж. Тогда я Некрасов.

Сибило (придя в себя). Он врет, господин Палотен!

Жюль (накидывается на Сибило). Дурак! Бездарность! Идиот! Что ты вмешиваешься? Это Некрасов! Он дал мне доказательства.

Сибило. Дал доказательства?

Жюль. Неопровержимые! Убирайся! (Выталкивает Сибило.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Жорж, Жюль.


Жорж. За работу.

Жюль. Вы знаете все?

Жорж. Что все?

Жюль. Ну, о Советском Союзе!

Жорж. Все.

Жюль. Это очень страшно?

Жорж. Еще бы!

Жюль. Вы можете мне рассказать?..

Жорж. Я вам ничего не расскажу. Позовите членов правления. Я поставлю вам условия.

Жюль. Но мне-то вы можете рассказать...

Жорж. Ни слова! Позовите их!

Жюль (у телефона). Алло! Здравствуйте, господин председатель! Сюрприз готов. Он вас ждет... Да, да. Вы видите, я выполняю свои обещания. (Кладет трубку.) Он в бешенстве. Старый хрыч!

Жорж. Почему?

Жюль. Он хотел меня выжить из газеты.

Жорж. Как его фамилия?

Жюль. Баран.

Жорж. Хорошо... Запомню...

Жюль. Может быть, вы мне все-таки что-нибудь расскажете, пока они не пришли?

Жорж. Пожалуйста. Я могу изложить во всех деталях знаменитый план «икс»: оккупация Франции в начале третьей мировой войны.

Жюль. Есть такой план?

Жорж. Вы писали о нем в вашей газете еще год назад.

Жюль. Неужели? Ах, да! Но...

Жорж. Разве вы не писали тогда, что план «икс» включает в себя список будущих жертв? Всех, кого они расстреляют? Это абсолютно верно.

Жюль. Они хотят расстрелять французов?

Жорж. Сто тысяч.

Жюль. Сто тысяч?

Жорж. Писали вы это или не писали? Отвечайте!

Жюль. Знаете, часто пишешь не задумываясь. У вас есть этот список?

Жорж. Я запомнил наизусть двадцать тысяч первых имен.

Жюль. Назовите кого-нибудь! Кого они хотят расстрелять? Наверно, всех министров?

Жорж. Об этом я уже не говорю. И всех бывших министров. И вообще всех депутатов.

Жюль. Скажите, вам знакомо имя Пердриера?

Жорж. Пердриера?

Жюль. Он кандидат на предстоящих выборах. Мне хотелось бы, чтобы его имя фигурировало в списке.

Жорж. Пердриер? Конечно! Один из первых.

Жюль. Благодарю вас! А в газетном мире?

Жорж. Уйма.

Жюль. Но... например.

Жорж. Вы.

Жюль. Я? (Бросается к телефону.) Перигор, заголовок на все шесть колонок: «Некрасов в Париже, наш редактор в черном списке!» Забавно? (Бросил трубку.) Расстрелять меня... Ну, знаете, это — хамство!

Жорж. А им что!

Жюль. Послушайте, я редактор влиятельной газеты. Ведь будет же какое-нибудь правительство, когда они займут Париж? Без газеты оно не обойдется...

Жорж. А им что!

Жюль. Расстрелять меня! Хамство!.. Но в общем это не так уж плохо. Это придает мне вес. Я как-то сразу вырос. (У зеркала.) Вот этот человек будет расстрелян. Я смотрю на себя совсем другими глазами. Знаете, что это мне напоминает? День, когда я получил орден Почетного легиона. А члены правления? Они тоже в списке?

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Жюль, Жорж, Баран, Нeрсья, Лерминье, Шариве, Бержера.


Баран. Дорогой Палотен...

Жюль. Господа, вот мой сюрприз!

Все. Некрасов!

Жюль. Да, Некрасов! Некрасов, который дал мне неопровержимые доказательства, что он Некрасов. Он говорит по-французски, как француз. Он сделает потрясающие разоблачения. Он, например, знает на память имена двадцати тысяч французов, которых большевики поставят к стенке, когда займут Францию.

Голоса. Имена! Скорей имена! Мы в списке? Я в списке? А я? Я?

Жорж. Представьте мне членов правления, и я удовлетворю их любопытство.

Жюль. Конечно, конечно! (Представляет по очереди.) Господин Лерминье.

Лерминье. Очень рад познакомиться.

Жорж. К стенке.

Жюль. Господин Шариве.

Шариве. Очень рад познакомиться.

Жорж. К стенке.

Жюль. Господин Нерсья.

Нерсья. Очень рад познакомиться.

Жорж. К стенке.

Нерсья. Это делает мне честь.

Жюль. Господин Бержера.

Бeржeра. Очень рад познакомиться.

Жорж. К стенке.

Бержера. Теперь все увидят, что я настоящий француз.

Жюль. А вот наш председатель, господин Баран.

Жорж. Баран?

Жюль. Баран.

Жорж. А!

Баран (подходит к Жоржу). Очень рад познакомиться.

Жорж. Очень рад познакомиться.

Баран. Как?

Жорж. Я сказал: очень рад познакомиться.

Баран (смеясь). Вы оговорились!

Жорж. Нет.

Баран. Вы хотели сказать: к стенке.

Жорж. Я хотел сказать то, что я сказал.

Баран. Баран! Моя фамилия — Баран! Баран — как баран...

Жюль. Б — как Бернар, А — как Альфонс...

Жорж. Вы напрасно стараетесь. Господин Баран не фигурирует в списке.

Баран. Вы, вероятно, забыли.

Жорж. Я ничего не забываю.

Баран. Так почему же они не хотят меня расстрелять?

Жорж. Не знаю.

Баран. Это возмутительно! Я вас не знаю, вы меня оскорбляете и отказываетесь дать объяснения! Я требую!..

Жорж. Я получил черный список из министерства информации. Там не было никаких комментариев.

Нерсья. Дорогой господин Баран!

Баран. Господа, это неуместная шутка!

Жорж. Советский министр никогда не шутит.

Баран. Объясните господину Некрасову, что меня обязательно должны расстрелять. Я председатель четырех акционерных обществ. Всей своей жизнью я доказал... Почему вы молчите?

Общее смущение.

Палотен, вы собираетесь опубликовать этот список?

Жюль. Я поступлю так, как решит правление.

Бeржeра. Ясно, что нужно опубликовать.

Баран. Тогда вам придется включить мое имя. Читатели не поймут, почему меня обошли. Вас забросают протестами.

Жорж берет шляпу и идет к выходу.

Жюль. Куда вы?

Жорж. В редакцию «Франс-суар».

Нерсья. В редакцию «Франс-суар»? Но...

Жорж. Я никогда не лгу. В этом моя сила. Вы опубликуете мои разоблачения слово в слово, или я передам их другой газете.

Баран. Идите к черту! Мы обойдемся без вас.

Нерсья. Дорогой мой, вы сошли с ума!

Шариве. Это — безумие!..

Бeржeра (Жоржу). Вы нас простите, ради бога...

Лерминье. Наш председатель — очень нервный человек.

Нерсья. Но мы жаждем правды!

Бeржeра. Всей правды!

Лерминье. Только правды!

Жюль. И мы напечатаем все, что вы хотите.

Баран. Этот человек — самозванец!

Неодобрительные возгласы.

Жорж. На вашем месте я был бы осторожнее. Кто не включен в список: вы или я?

Баран. Вы позволяете оскорблять вашего председателя?

Шариве. Дорогой господин Баран...

Баран. Прочь! Вы хотите ошарашить старых баб вздорными сенсациями, повысить тираж, и вы приносите в жертву золотому тельцу двадцать лет дружбы! Я вам докажу, что этот субъект — жулик, самозванец! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же без Барана, потом Фифи.


Все. Ах! Ах! Ах!

Жорж. Господа, вы еще не то увидите.

Нерсья. Мы ждем.

Бeржeра. Рассказывайте! Скорей рассказывайте!

Жорж. Минуточку. Я хочу вам кое-что объяснить и поставить некоторые условия.

Лерминье. Мы вас слушаем.

Жорж. Прежде всего, во избежание недоразумений, я хочу сказать вам, что я вас презираю.

Нерсья. Естественно.

Бeржeра. Мы бы удивились, если бы это было иначе.

Жорж. В моих глазах вы презренные подонки капитализма.

Шариве. Браво!

Жорж. Хотя я и убежал из Советского Союза, я вас ненавижу. Вы для меня шакалы и гидры.

Лерминье. Это делает вам честь.

Нерсья. И мы вам очень признательны за вашу откровенность.

Жорж. Я убежден, что через сто лет социализм восторжествует.

Нерсья. Что касается меня, я всегда считал, что мы идем к социализму. Но нужно идти медленно, на тормозах.

Бeржeра. Главное — пока что уничтожить Советский Союз.

Жорж. Я вам помогу его уничтожить. Но в глубине души я остаюсь вашим заклятым врагом.

Все. Браво, браво!

Фифи приносит шампанское.

Нерсья (поднимая бокал). За здоровье нашего дорогого врага!

Жорж. За ваше здоровье!

Чокаются, пьют.

Теперь мои условия. Для себя я не хочу ничего.

Лерминье. Ничего?

Жорж. Ничего. Квартиру на Елисейских полях, двух телохранителей, приличный гардероб и карманные деньги.

Hepсья. Принято!

Жорж. Свои мемуары и разоблачения я буду диктовать опытному журналисту.

Жюль. Хотите Редерера или Картье?

Жорж. Я хочу Сибило.

Жюль. Пожалуйста!

Жорж. Кстати, ему надо прибавить. Сколько он получает?

Жюль. Семьдесят.

Жорж. Эксплуататоры! Вы утроите его оклад.

Жюль. Я вам обещаю.

Жорж . Теперь за работу!

Жюль. А семь вооруженных коммунистов?

Жорж. Каких коммунистов?

Жюль. Которые засели в нашей газете.

Жорж. А-а... Да...

Hepсья. В редакции есть коммунисты?

Жюль. Семь. Вы ведь назвали эту цифру?

Жорж. Да.

Hepсья. Невероятно! Как они пролезли?

Лерминье. У них есть оружие?

Жорж. Ничего особенного: ручные гранаты, взрывчатка, револьверы. Под половицами несколько автоматов.

Hepсья. Но это опасно!

Жорж . Нет, сейчас это не опасно. Вернемся к главному.

Бeржeра. Но это и есть главное!

Hepсья. Ваш долг — не допустить покушения на членов правления.

Жорж. Они не собираются вас убивать.

Hepсья. Тогда зачем им оружие?

Жорж. Это вы узнаете потом.

Жюль. Во всяком случае, надо произвести чистку. Господин Некрасов назовет нам их имена.

Лерминье. Еще бы!

Бeржeра. Негодяи!

Лерминье. Вы их немедленно выкинете.

Жюль. А если они начнут стрелять?

Бeржeра. Вызовите полицию! Броневик с полицейскими!

Шариве. Они живо присмиреют.

Лерминье. Во всяком случае, надо сообщить их адреса министру внутренних дел.

Нерсья. Палотен, позвоните во все редакции, чтобы их никто не брал на работу.

Шариве. Пусть сдохнут с голоду!

Нерсья. Вы не боитесь, что они бросят в нас бомбы, чтобы отомстить?

Шариве. Нужно вызвать войска!

Нерсья. Ну, мы вас слушаем, дорогой господин Некрасов. Имена!

Жорж. Боюсь, что я забыл их имена...

Жюль. Фифи! Дайте список сотрудников!

Фифи подает.

Это освежит вашу память. Помечайте! Ну!

Жорж (за столом над списком. У него вырывается). Я не доносчик...

Лерминье. Простите?

Жорж. Я хочу сказать...

Бeржeра (подозрительно). Вы отказываетесь назвать их имена?

Жорж. Я назову тысячи имен. Вы рассуждаете как дети. Вы хотите вспугнуть дичь. Коммунисты повсюду. Может быть, даже, среди вас.

Лерминье. Баран!

Жорж. Я этого не сказал, но возможно. Посмотрите лучше на этот чемодан. (Ставит чемодан на стол.) Что в нем особенного?

Жюль. Ничего.

Жорж. Простите, в нем есть одна достопримечательность: он похож на все другие чемоданы как две капли воды.

Нерсья. Да, я сказал бы, что он сделан во Франции.

Жорж. Простите, он сделан не во Франции. Но вы можете купить точно такой же чемодан в любом парижском универмаге. За три с половиной тысячи франков.

Лерминье. О!

Бeржeра. Это ужасно!

Жорж. Посмотрите. Безобидная вещь. Настолько безобидная, что она становится невольно подозрительной. (Пауза.) Знаете, что в нем? Семь кило радиоактивного порошка. В каждом из ваших больших городов имеется доверенное лицо с таким чемоданом. Иногда это налоговый инспектор, иногда учитель танцев, иногда трубочист, иногда старая дева с кошками и канарейками. Чемодан на чердаке, среди других чемоданов. Кому вздумается искать его там? Но в условленный день шифрованная телеграмма предупредит всех доверенных лиц, и сразу раскроются все чемоданы. Вы догадываетесь, что произойдет? Сто тысяч жертв каждые сутки!

Все (терроризованы). А!

Жорж. Посмотрите. (Хочет открыть чемодан.)

Бержера (кричит). Не открывайте!

Жорж. Не бойтесь. Этот пустой. Подойдите. Посмотрите. Вот замок, вот ремни, вот ручка.

Все подходят и боязливо щупают чемодан.

Бержера. Действительно...

Лерминье. Замок, ремни, ручка... Какой кошмар!

Нерсья. Мерзавцы! Негодяи!

Бержера. Как я их ненавижу!

Лерминье. Неужели мы все подохнем, как крысы! Что же делать?

Жорж. Нужно изготовить детекторы особого типа. У нас есть еще несколько месяцев. Теперь вы понимаете,— что с ними нелегко справиться? Если вы рассчитаете семь ваших сотрудников, они насторожатся.

Шариве. Все-таки назовите их имена.

Лерминье. Мы вам обещаем, что не тронем их.

Бержера. Мы должны знать, с кем имеем дело.

Жорж. Хорошо. Но вы будете действовать по моим указаниям. Я знаю, как их обезвредить.

Бержера. Как?

Жорж. Прибавьте им жалованье. Говорите повсюду, что вы ими очень довольны.

Бержера. Вы думаете, их можно подкупить?

Жорж. Нет. Доверенные лица неподкупны. Но вы их этим скомпрометируете. (Садится за стол и отмечает семь имен. Протягивает список Жюлю.)

Все склоняются над списком.

Жюль. Самивель? Невероятно!

Бeржeра. Госпожа Кастанье? Кто бы мог подумать!

Жорж (прерывает их властным жестом). Это все мелочь. Я вам раскрою глаза. Вы увидите мир таким, как он есть. Вы будете остерегаться ваших детей, ваших жен, ваших родителей. Увидев себя в зеркале, вы спросите себя: может быть, я тоже подсознательный коммунист? Тогда, только тогда истина приоткроется перед вами! (Садится и приглашает их сесть.) Теперь, господа, за работу! У нас мало времени, а мы должны спасти Францию.


Занавес

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий