Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Боевой маг Battlemage
Глава 10

Остальные уже вошли в госпитальный шатер, только Варгус задержался на пороге и окинул взглядом просторное, заставленное койками помещение. На каждой лежал человек, раненый в сегодняшней битве.

Враг налетел со всей мощью, и в этот раз был хорошо подготовлен, одет в тяжелую броню и вооружен до зубов. Севелдромцы, не ожидавшие, что неприятель окажется так свиреп, понесли большие потери. Казалось, армию запада вела ненасытная ярость.

Ложь императора дала всходы. Тэйкон превратил своих подданных в религиозных фанатиков. У морринов, обезумевших то ли от наркотика, то ли от религиозного пыла, изо рта шла пена. Они верили, что сражаются за правое дело, и считали себя героями, очищающими от скверны страну, которую затем предстояло ввести в новую мирную эпоху. Бессмысленно убеждать их в обратном; Варгус знал, как они отнесутся к таким попыткам. Эта война не закончится скоро, и слова ее не остановят.

Враны в черных колпаках обходили тяжелораненых, сиделки ухаживали за остальными. Сестры милосердия говорили с умирающими, пели им колыбельные, обнимали и целовали, пока у тех не стекленели глаза и не останавливалось сердце. В четырех углах и на равных расстояниях вдоль стен стояли курильницы, но шатер все равно пропах кровью и дерьмом.

Справа от Варгуса человек начал хватать ртом воздух и звать маму. Сквозь повязку на его груди проступило свежее пятно. Умирающего крепко держала сестра милосердия. Еще несколько вдохов, и все было кончено. Сестра уложила тело на койку, скрестила руки на сердце, закрыла невидящие глаза и лишь затем утерла свое заплеванное кровью лицо. Высокая, зеленоглазая, с волнистыми рыжими волосами, она кого-то смутно напомнила Варгусу – кого-то из далекого прошлого.

– Тебе сейчас не мешает выпить, – сказал он.

Женщина ответила усталой улыбкой и, повернувшись к нему спиной, начала со спокойной деловитостью закутывать покойника в простыню. Его забрали двое носильщиков, но койка пустовала недолго: скоро на нее уложили другого умирающего, перепачканного в крови и моче.

– Ты что там застрял? – спросил Харго из дальнего конца шатра.

Варгус вздохнул полной грудью и тут же об этом пожалел: глотку продрал запах крови и смерти. Поодаль компания воинов собралась вокруг койки, на которой лежал разведчик Бенлор. Его правая нога кончалась тугой повязкой под самым коленом. Лицо, хоть и бледное, выглядело спокойным и умиротворенным. Рядом не было ни сестры милосердия, ни священника. Вместо них у койки стоял на коленях близнец Бенлора, Реннор. В отличие от брата, его лицо было искажено, словно он вобрал в себя всю его боль.

Остальные глядели хмуро, но все же благодарили судьбу, что это не они лежат с обрубком ноги на койке. Кто-то уставился в землю, не зная, куда деть глаза, – а может, просто пересчитывал пальцы и радовался, что цифры сошлись.

– Если кто из вас расплачется, я встану с постели и придушу его, – предупредил Бенлор. – Я ведь не умру, правда, Варгус?

– Нет, не умрешь, – ответил тот, присев на корточки возле койки. Он протянул Бенлору бутыль южного виски. – Вот, подумал, захочешь хлебнуть. От этого сразу полегчает.

– А, мое любимое, – сказал Бенлор, прижимая бутыль к груди.

– Хорошее пойло, – пробормотал Черный Том. – Дорогое.

– Ты-то откуда знаешь, Том? – спросил Орран, но тот лишь пожал плечами.

Бенлор прикрыл бутылку руками.

– Не надейтесь, что вам перепадет, пьянчуги.

– Не жадничай, – облизнул губы Радд. Он, как всегда, был голоден и томился жаждой. – У нас тонкий вкус.

– Радд, ты не отличишь вино от пива, если тебе глаза завязать.

– А какая разница? – спросил он у остальных. – И с того, и с другого пьянеешь.

Лохмач пожал плечами, не зная, что на это ответить.

– Так и живем, – сказал Бенлор брату, и тот выдавил улыбку.

– Виски не поможет ему отрастить новую ногу, – всхлипнул Реннор.

Повисла неловкая тишина. Черный Том хотел было сплюнуть, но передумал и, скорчив гримасу, сглотнул. Молчание нарушил Варгус.

– Есть и хорошая сторона, – сказал он близнецам. – Теперь вас хоть различить можно.

Реннор ошарашенно посмотрел на него и чуть не полез в драку, зато его брат от души расхохотался. По бледным щекам побежали слезы.

– Вот засранец… – пробормотал Реннор, все же улыбнувшись.

– Бен, мы сделали, что могли. Прости, что этого оказалось мало, – сказал Варгус.

Разведчик крепко сжал его руку и покачал головой.

– Не надо. Раньше, до того, как я тебя встретил и мы положили начало… – Он запнулся, подбирая подходящее слово.

– Если назовешь это культом, я тебе вторую ногу отрежу, – предупредил Варгус.

– Я имел в виду «братство». Годится?

– Пожалуй.

– Так вот, раньше я был обычным солдатом короля. Мы с ребятами из отряда дружили, однако такого между нами не было. Хоть я и потерял ногу, а все же стал богаче. – Он обвел взглядом всех вокруг и хотел что-то добавить, но не нашел слов. Да они были и не нужны. Харго и остальные его поняли.

Сиделка подошла проверить самочувствие Бенлора и нахмурилась при виде толпы.

– Обязательно здесь собираться?

– Это моя семья, – ответил Бенлор.

Сиделка обвела взглядом солдат, ни один из которых даже отдаленно не был похож на ее подопечного, и вскинула брови. Варгус понял намек.

– Ладно, Бен, отдыхай. Счастливой дороги домой.

Друзья потянулись к выходу, оставив Бенлора наедине с братом.

У самого порога Варгус почувствовал покалывание в затылке, словно за ним наблюдали. Он повернулся, ожидая встретить пару глаз, но вместо этого увидел десятки. С обеих сторон шатра на него смотрели раненые. Каждый воин, еще способный пошевелиться, поднял руку в салюте. Братья прощались.

* * *

Когда Балфрусс проснулся в своей палатке, уже стемнело. Он, наверное, проспал часов восемь, но по-прежнему чувствовал себя разбитым и истощенным. Битва забрала много сил.

Балфрусс вылез наружу. Элоиза читала при свете костра, а Дариус бросал специи в котел, где булькало варево. От приятного запаха в животе заурчало.

– Ты как раз вовремя. – Дариус протянул ему плошку с рисом, щедро добавив рагу.

– Где остальные? – спросил Балфрусс, дуя на обжигающую еду.

– Спят или отдыхают. Ничего, скоро придут на запах.

– Он – не придет, – сказала Элоиза, со значением посмотрев на Балфрусса. Можно было не спрашивать, кого она имеет в виду.

– Дай человеку спокойно поесть, – укорил ее муж.

– Я поговорю с ним, – пообещал Балфрусс.

До конца трапезы об этом больше не вспоминали.

Скоро к костру подошел Эко, однако разговор с ним не клеился. Воспоминания Балфрусса и его друзей о приключениях на востоке мало значили для перволюда, хотя он и слушал с вежливым интересом. Эко не мог разделить их страсть к путешествиям: до недавнего времени он не покидал севера, где жило его племя. Балфрусс попробовал подойти с другой стороны.

– Расскажи мне что-нибудь о своем народе. Об их истории.

– Я мог бы вспомнить много легенд, – ответил Эко, собирая хлебной коркой остатки рагу. – О Плетельщике, Небесном Боге и Правой руке короля… Но все они – лишь отражения истины. Если хочешь больше узнать о моем народе, лучше сам к нам наведайся.

– Может, однажды и наведаюсь, – сказал Балфрусс с усмешкой. – Если выживем.

Эко наклонил голову набок и прищурил глаз.

– Думаю, так и будет. Скоро.

– Ты уверен?

– Я вижу больше, чем ты. – Эко улыбнулся до ушей, будто смешно пошутил. – Спасибо, – обратился он к Дариусу, – рагу было очень вкусное.

Еще раз улыбнувшись, перволюд отошел от костра и исчез во тьме.

Отговорок больше не осталось, и Балфрусс, расправив плечи, поднялся. После сна и еды он чувствовал себя намного лучше, но все равно не был уверен, что справится.

Найти Финна оказалось несложно. Балфрусс побрел на звон металла и наконец вышел к временной кузнице. Оружие и доспехи нуждались в ремонте, а в такой большой армии всегда не хватало рук. Новое оружие привозили из города на повозках, но дорога туда и обратно занимала целый день, а мешкать с починкой было нельзя.

Финн бил молотом по мечу. Лицо кузнеца блестело в отраженном свете печи, пот катился градом, рубаха липла к телу. Как ни странно, вид у него был совсем не усталый – даже наоборот. Ритмичные удары эхом разносились по округе, и на руках Финна играли мощные мышцы. Хотя он сосредоточил взгляд на металле, мысли его явно блуждали где-то далеко. Он словно не замечал, что творится вокруг. Ничего, кроме молота и наковальни, для него не существовало.

На первый взгляд, прочие кузнецы работали как обычно, и все же время от времени то один, то другой – когда им казалось, что их не видят, – украдкой бросали взгляды на Финна. Хоть он и знал свое дело в кузнице, другие в его присутствии вели себя беспокойно.

Наконец Финн отложил молот и повертел меч в руках, разглядывая его со всех сторон. Вскоре к нему подошел лысый человек с широченными, как нога обычного мужчины, руками. Он ничем не выделялся среди остальных кузнецов – только кожаные перчатки с гравировкой в виде пары скрещенных серебряных молоточков указывали на высокое положение. Человек принял протянутый меч и быстро окинул его опытным взглядом.

– Хорошая работа.

– Еще? – спросил Финн.

Мастер печально покачал головой.

– Не сегодня. Приходи завтра, если хочешь, – добавил он, хотя, судя по тону, надеялся, что Финн не придет. Главный кузнец, конечно, был благодарен за лишнюю помощь, но остальные боялись работать бок о бок с боевым магом.

– Ничего, если я поработаю для себя? – спросил Финн.

– Как угодно, – ответил мастер и заковылял прочь.

Финн достал из кармана кусок какого-то материала, взял его щипцами и сунул в горнило.

– Есть время передохнуть? – спросил Балфрусс.

Финн поднял голову на голос и поднес к глазам ладонь, силясь разглядеть Балфрусса за пылающими огнями.

– Я уже поел. Она тебя зря послала.

– Я пришел не за этим.

– А за чем? – спросил он, вороша огонь.

– Поговорить о твоей силе.

– Я занят, – отрезал Финн.

– Что-то не похоже.

– Занят.

– Это не займет много времени.

Финн уставился на него.

– Ты так просто не уйдешь, да? – спросил он. Балфрусс покачал головой.

Они немного отошли от кузницы, прихлебывая по дороге воду из меха. Балфрусс пожалел, что не взял с собой ничего покрепче. Это облегчило бы разговор для обоих. Он все еще думал, с чего начать, когда Финн нарушил молчание:

– Так чего ты хочешь?

– Ты всегда такой откровенный?

Верзила пожал плечами.

– Не умею по-другому. Пришел поговорить о моем проклятье?

– О чем?

– О силе. Это ведь проклятье.

Балфрусс хотел засмеяться, но, увидев лицо кузнеца, передумал.

– Расскажи.

– Началось все года три назад с головных болей. До этого мне жилось хорошо. Все, чего ни захочу, само шло в руки. Мне еще тогда нужно было задуматься. Создатель не любит, когда люди слишком счастливы, – горько сказал Финн. – Местный священник был неплохой человек, но в книге Создателя много говорится о людских страданиях, и он, похоже, думал, что так и надо.

– Что произошло?

– Мы с двоюродным братом открыли в деревне кузницу. Дела шли в гору. В основном занимались починкой, но иногда и новые вещи ковали: косы, топоры, подковы. Потом я встретил девушку…

Финн замолчал и уставился в темноту. Заговорил он нескоро, и голос его стал хриплым.

– В первый раз я сбил с ног пьяницу. Он сам напросился. Никто и не понял, что случилось, все решили – спьяну упал. Все, кроме меня. В другой раз, когда я разозлился, несколько человек свалились с крыши. Я изо всех сил старался держать это в себе, но от этого было только хуже. Наконец правда вышла наружу. Я перед старейшиной чуть на коленях не ползал, но он все-таки отправил письмо в Красную башню. Через два месяца явился старик, чтобы меня испытать, и мне пришлось туда уехать.

– И долго тебя не было дома?

– Полгода.

Балфрусс покачал головой и свысока произнес:

– Всего-то?

– Оказалось – слишком долго, – ответил Финн. – Когда я вернулся, все было по-другому. В моем доме жили чужие люди. Двоюродный брат нашел другого напарника. А она… – Финн опять запнулся. – Это проклятье.

– Не обязательно.

– Я не хотел… Можешь из меня это выжечь? – спросил Финн с отчаянием в голосе. Он начал злиться – голубые мотыльки затанцевали между пальцами, собираясь в ладонях живым огнем. Финн сердито тряхнул головой, и магическое пламя исчезло.

– Этим даром можно управлять.

– Он опасный. Я чуть не убил тех, кто мне дорог. Я хочу от него избавиться. Ты мне поможешь?

– Только не так.

– Тогда какой от тебя прок?

Финн допил воду и вернулся к наковальне. Балфрусс понаблюдал, как он вымещает злобу на бесформенном куске металла, а затем побрел к своей палатке.

Услышав шаги, Элоиза с надеждой подняла взгляд, однако маг покачал головой. Дариус храпел в шатре, а Туле сидел у костра и доедал рагу. Он посмотрел на Балфрусса с сочувственной улыбкой.

«Нужно время», – сказал Туле.

Балфрусс кивнул – а что ему оставалось? Сейчас до Финна не достучаться, но он не бросит попыток. Кузнец отчасти был прав: он опасен и, если не научится управлять своей силой, может по чистой случайности убить их всех и многих других.

Тяготы дня взяли свое. Балфрусс чувствовал себя опустошенным. Скоро он уже спал, и сны его были наполнены картинами детства. Магу снилась разрушенная деревня, которую он не видел уже двадцать лет.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть