Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Расколотое небо Breaking Sky
4. Бригадный генерал: Одна весомая звезда

В кабинете Кейла пахло кофе. В углу постоянно кипел кофейник, а вдоль всех стен стояли стеллажи, прогибающиеся под весом старых книг, корявых растений и военных цацек прошлых веков. Чейз постучала по дверному косяку и стала ждать, чтобы бригадный генерал, возглавлявший «Звезду», разрешил им войти.

Он этого не сделал.

Его голова склонялась над какой-то книгой, открытой на столе, седые волосы казались мягкими. А вот его плечи, наоборот, были жесткими и прямыми: на такие можно было взвалить страну. Хотя Чейз обожала летать, а академия была ей домом, выпадали такие дни, когда она не могла понять, как ей удастся оставаться в армии. А потом она видела Кейла в мундире – и наскребала в своем воображении картину, как она сама будет вот такой же закаленной годами и властной.

– Сэр?

Кейл махнул рукой, требуя молчания.

Она несколько мгновений ждала, пока он, лизнув палец, листал страницы.

– Сэр, я…

Кейл бросил такой взгляд, который заставил обоих кадетов встать по стойке «смирно» и четко отдать честь.

– Мне надо сказать пару слов Харкорт, – сказал он. – Доннет, свободен.

Пиппин отступил в коридор, шепнув по дороге:

– Осторожнее. Не говори слишком много.

Чейз адресовала своему напарнику ухмылку, однако Пиппин не шутил. У него на лице снова появилось это слишком серьезное выражение.

– Ты что? – беззвучно спросила Чейз.

– Харкорт! – приказал Кейл.

Чейз шагнула к нему в кабинет, внезапно растерявшись без поддержки Пиппина.

Она не могла без него летать, и это чувство часто просачивалось к ней и на земле.

Кейл захлопнул книгу.

– Позволь рассказать тебе про эту ночь, Харкорт. Я сидел здесь, мирно пытаясь поужинать, – и тут меня вызывает диспетчерская. Знаешь, что мне сказали?

– Нет, сэр.

– «Дракон» падает.

Кейл встал – а у Чейз внутри что-то село.

– Я побежал в диспетчерскую, чтобы услышать, что это был трюк. Ты преодолела звуковой барьер на нулевой вертикальной скорости в гражданском воздушном пространстве!

– Но, сэр, мы видели…

– Я что – закончил? – Кейл пылал негодованием, в котором проскальзывали нотки разочарования. Он так гневно ее не отчитывал уже… ну… несколько недель, но у нее все равно возникало ощущение, что она лишилась его расположения. Опять. – Ты придаешь новое значение выражению «яркие поступки». Для такого безрассудства у нас даже наказания не предусмотрено. Плюс к тому, у меня остыла яичница. – Он кивком указал на тарелку с успевшей окаменеть яичницей-болтуньей и тостами. – Яичницу холодной есть нельзя, Харкорт. У нее вкус ношеных носков.

Вот она. Дающая надежду искорка в уголке его глаза.

– Вы едите завтрак на ужин, сэр?

– Ты не единственная любительница делать все по-своему. – Он сел и махнул рукой, приглашая ее сделать то же самое. – Итак, вот моя настоящая проблема. Ты не придерживаешься правил. А Сильф не желает их нарушать. Не знаю, кто из вас хуже. Мы надеялись, что вы вдвоем сможете понять, на что именно способны «Стрикеры», но я чувствую, что ты не успокоишься, пока не отправишь «Дракона» налогоплательщикам в виде ящика с деталями.

«Вы вдвоем…» Неужели Кейл действительно не знает про третий «Стрикер»?

Она провела ладонью по растрескавшейся коже кресла. Из прорех седыми волосами торчала набивка.

– Сэр, у нас проблема… Я сегодня видела там еще один реактивный самолет. Вроде как гналась за ним.

Кейл перегнулся через свой стол. Лицо у него оставалось непроницаемым.

– Еще один?

– Еще один «Стрикер», сэр. Понимаю, что это звучит дико. Я спросила в диспетчерской. – Она внимательно ловила его реакцию – но ее не последовало. Даже бровь не выгнул. Даже глазами не блеснул. – Спутник ничего не передал, – добавила она. – И Пиппин не поймал его сигнала.

– Значит, это был фантом. Наверное, ты увидела в слое облаков собственное отражение. – Его тон был непререкаемым, однако заставил Чейз погрузиться в воспоминание о жемчужно-голубой вспышке. Она взяла с края стола ржавый штык и покатала его между ладонями.

– «Стрикеров» только два, Харкорт. «Дракон» и «Пегас».

«И «Феникс», – мысленно добавила она.

Значит, Кейл в курсе. Раз он искренне не любопытствует, раз притворяется, будто ей не верит, – он в курсе. И что тогда? Пиппин прав: военные не спешат делиться фактами, вот только Чейз всегда доверяла Кейлу, а он вроде бы доверял ей.

Она села прямее и с громким стуком вернула штык на стол.

– Это секретная машина? Запасная? Мне просто надо знать, американская ли она. Если Жи Сюнди украли чертежи…

– Ты ничего не видела, Харкорт.

Он так посмотрел на нее, что она снова встала по стойке «смирно». Снова стала кадетом академии, а не лучшим пилотом, оттягивающимся в кабинете любимого командира. Это было обидно.

– Это испытания, да? – добавил он чуть ворчливо – и слишком запоздало. – Они начали на тебе сказываться.

– Я не сорвусь!

Она застыла на месте. Сердце у нее сжалось, словно кулак.

– Конечно. – Он снова взмахом велел ей сесть. – Но до января осталось три месяца. Вполне естественно, что тебе не по себе.

Чейз уставилась на вытертый кафель. Подло было упоминать о демонстрационных полетах. Похоже, Кейлу очень надо было отвлечь ее от того таинственного «Стрикера».

У него это получилось.

– Не по себе! – проворчала она.

Это было все равно что назвать огнестрельную рану занозой в медной оболочке. В воздухе она ничего не боялась, но мысли о правительственной комиссии, которая решит, будут ли США финансировать эскадрилью «Стрикеров», заставляли ее ежиться. Вопрос будет решаться на основе ее полетов… и полетов Сильф. А если они их завалят? Если не смогут доказать, что «Стрикеры» способны летать лучше красных беспилотников? «Дракона» не станет. А у США не будет надежды.

Кейл прошел через комнату и сел на край стола прямо перед ней.

– Две тысячи сорок девятый год станет для США революционным годом. Я не волнуюсь.

– Это меня так успокаивает! – Для Чейз сарказм был заменителем визора у шлема. Она могла опускать его, когда не хотела, чтобы кто-то узнал, куда она смотрит. Вот только на этот раз ее слова оказались беспомощными, а напускная уверенность дала трещину. – Сильф даст правительственной комиссии то, что там хотят увидеть. Она может выполнить все стандартные маневры с закрытыми глазами.

– Но и вполовину не так быстро, как ты. – Глаза Кейла были похожи на коричневые полированные камушки. – И ты прекрасно знаешь, что речь идет не просто о самолетах, которые могут летать. Речь идет о самолетах, которые могут летать лучше тех беспилотников.

Чейз не смогла выдержать его взгляд. Она смотрела на край его плеча – на одну блестящую звезду – и пыталась понять, может ли ей действительно грозить срыв.

– Я все думаю про тех красных, которых мы видели над границей в прошлом месяце. – Воспоминание снова стало ярким. Чейз рискнула выполнить один маневр всего в нескольких милях от демаркационной линии и заметила алый рой: красные беспилотники, все с ракетами. Она поежилась, словно ей на нос села оса. – Кажется, на границе намечается нечто серьезное.

– В Новом восточном блоке нервничают, потому что мы сидим тихо. И правильно делают, да? Нет сомнений, что они мечтают поймать со своих спутников одно из скоростных пятнышек. Цель близка, Харкорт. Я уже предвкушаю, как США снова станут защищать мир. – Он держал голову очень прямо. – Мы восстановим равновесие. Положим конец нарушениям прав человека и поможем всем тем, кто задыхается в мертвой хватке Жи Сюнди. Мы возродим уровень американской жизни.

Он сделал паузу: ей показалось, что он чего-то ждет. У нее есть возможность сказать нечто столь же поэтичное и патриотическое.

– Мы это… сделаем, – выдавила она из себя. – Не проблема.

Господи!

Кейл расхохотался: его смех поднимал настроение. Его пепельно-седые волосы тряслись. Они всегда были чуть длиннее уставного и, казалось, доказывали, что он единственный человек, способный возглавить военную академию, полную подростков, которые настолько увлеченно сражаются друг с другом, что на мысли о вполне реальной войне, маячащей на горизонте, у них почти не остается времени.

– Сильф прекрасный хирургически точный пилот, но она не из тех, кто способен перехитрить беспилотники. Именно ты докажешь, что разум всегда побеждает механизм.

Чейз дотронулась до виска, словно ей нужно было убедиться в том, что там действительно есть мозги.

Глаза у Кейла снова блестели.

– Просто будь собой, Харкорт. Ну… не таким импульсивным вариантом себя.

Она кивнула.

– Иди, вылези из комбеза. Отдохни. – Он снова пересел в свое рабочее кресло. Его голос смягчился. – Ты меня серьезно напугала своей выходкой, но… если ты эти слова кому-нибудь передашь, я от них откажусь… маневр был отличный. – Он снова склонил голову над книгой, которую читал, когда она вошла. – Свободна, кадет.

Она попыталась не ухмыльнуться. Не получилось.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть