Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Расколотое небо Breaking Sky
8. Посадка: Тормозные щитки выпущены

В небе взревел реактивный самолет.

«Феникс» вошел в каньон: правое крыло было чуть выше левого. Пилот приземлился так же, как это часто делала Чейз: жестко, резко – и совсем не как Сильф. В его маневрах не было никакой осторожности или отрепетированности, словно он импровизировал на ходу.

Ей ужасно хотелось узнать, что еще у них есть общего, – и она с трудом удержалась, чтобы не откинуть фонарь и не выпрыгнуть ему навстречу. Вместо этого она прикинулась мертвой, приказав Пиппину поступить так же.

«Феникс» подрулил ближе. Третий «Стрикер» действительно был идентичен двум остальным – только на нем не было никакой стандартной маркировки. Не было символики ВВС. Или даже ВМФ (хоть Чейз мысленно и молилась, чтобы ее не оказалось). Ничего нет хуже, чем иметь дело с этими высокомерными всезнайками. Но тогда откуда взялся этот «Стрикер»? Зачем вся эта таинственность и секретность?

Нос птички развернулся чуть правее «Дракона»: самолеты встали кабина к кабине.

А вот и он: мистер Красный Шлем.

Всего в нескольких шагах.

За маской и визором мог оказаться кто угодно. Роботизированный ящер, как предположил Пиппин, вот только Чейз что-то не заметила хвоста. Увидела она крупную руку в перчатке, прижатую к стеклу, сквозь которое он всматривался. Она увидела плечи, как у Кейла, и руки, рядом с которыми руки Бунтаря показались бы прутиками.

– Я проиграл тебе пять баксов, – сказал Пиппин. – Похож на парня. И ОРП тоже.

– Я хочу с ними познакомиться, – объявила Чейз.

– И как ты собираешься…

– Просто. Давай полетим за ними домой.

Чейз отстегнула маску и продемонстрировала команде «Феникса» широкую ухмылку.

«Попались!» – произнесла она одними губами.

Пилот в панике покрутил головой – и бросил «Феникс» в воздух. Чейз ринулась за ним, с трудом осуществив взлет на лопнувшем шасси.

– Плохая идея, Чейз. Намного хуже предыдущей.

Раз Пиппин отказался от ее позывного, значит, он действительно в ужасе, однако она совершенно не собиралась сдаваться. Она почуяла вызов – и не ошиблась. К тому моменту, когда «Дракон» взлетел, «Феникс» уже давно должен был скрыться, тем не менее она сразу же его обнаружила.

Он ее ждал.

«Дракон» поднырнул под «Феникса», и они оставили каньон позади. Летя низко, недопустимо низко, они пронеслись над пустынным районом, а потом второй пилот прибавил скорость так яростно, что она заорала, повторяя его маневр. В этой дикой гонке она оставила свой прежний рекорд скорости далеко позади. Тело Чейз превратилось в тугой комок жара, но ее разум ликовал.

«Феникс» не пытался сбежать. Она ощутила это как игру, как поддразнивание – и обнаружила, что ответно заигрывает с ним. Перед пестрым зеленым краем Мексиканского залива он вырвался вперед, и она выполнила обгон настолько близко, что Пиппин завопил от восторга или ужаса – а скорее, от того и другого одновременно.

Когда сработало оповещение о том, что топлива остается впритык, Чейз отключила автоматику и продолжила преследовать «Феникс». Самолет по-прежнему летел на северо-восток – в том же направлении, в котором скрылся во время их прошлого полета.

– Никс, топлива не хватит, – сказал Пиппин.

– Ага. Но ставлю два против нуля, что он знает, где тут поблизости есть заправка.

Она ощущала предельные показатели «Дракона». Их скорость сейчас заметно снизилась, но все равно оставалась слишком высокой и стремительно расходовала остатки топлива. И тем не менее она не могла прекратить преследование. Куда он летит? Какой он? И почему ей так отчаянно хочется его увидеть?

Правый двигатель отключился.

Крылья «Дракона» затряслись.

«Феникс» пересек Гудзонов залив и сел на крошечном островке.

– Погоди! – У Пиппина дрожал голос. – Так не годится, Никс! Поворачивай назад. Поворачивай, пока у нас еще остается высота!

– Не могу. – Ее тон был холодным, но голова пылала. – Я приземлюсь позади него. Он же дружественный, помнишь?

Пиппин не купился на ее напускное спокойствие.

– Так нельзя, нельзя, нельзя! Это же не территория США! Забыла про декларацию о неоказании помощи?

Она забыла. Черт!

Левый двигатель тоже смолк. Ей удалось сесть на стремительном планировании, проехав юзом на лопнувших шинах, визжа металлом по покрытию.

Посадка.

* * *

Сотрясаясь, «Дракон» наконец остановился – и Чейз впервые обратила внимание на покрытие ВПП: по-военному зеленое.

– Пиппин! – Нервы у нее натянулись. – Площадка замаскирована! Мы что – сели на секретную базу Жи Сюнди?

– Мы в Канаде.

– В Канаде? – Она делано рассмеялась. – О господи! А я уж было испугалась.

– Нам не следовало тут быть.

Ни сарказма, ни злости.

– Да, знаю, но мы быстренько улетим. Велик ли шанс, что Жи Сюнди именно в эту секунду следят за этим крошечным островком?

– Шансы постоянно не в пользу Америки, Никс. На этом вся эта холодная война построена.

Она открыла фонарь и отстегнула страховку. «Феникс» был совсем близко, а примерно в миле от них распахнулась дверь ангара и оттуда выбежали люди. Много людей.

– Пойдем познакомимся, пока эта толпа не отправила нас восвояси.

– Чейз! Послушай меня! – заорал Пиппин.

Чейз выпрыгнула из «Дракона»: от приземления с такой высоты стало больно коленям. Она так давно не делала посадки за пределами Северного полярного круга, что мягкий озерный ветер стал для нее сюрпризом.

– Слишком поздно! – крикнула она своему напарнику. – Мы уже влипли. – Она сняла шлем и размазала пот по волосам, создавая некое подобие прически. – Что изменится, если мы пойдем и поздороваемся?

– Не знаю, – откликнулся он.

– А тебе не хочется с ними познакомиться?

Она спрятала улыбку, когда Пиппин сбросил шлем, выругался и вылез из кабины.

– Ты псих, Никс.

– Ага, но это не нервный срыв. – Они вместе подбежали к «Фениксу». – Слезайте! – крикнула она двум фигурам в кабине.

Фонарь «Феникса» открылся, и пилот и ОРП спрыгнули на землю. Чейз отступила на шаг, наткнувшись на Пиппина. Команда «Феникса» была гораздо крупнее, чем ей казалось в воздухе. Оба были ростом под два метра, с плечами пловцов.

– Думаю, это ты проиграла мне пять баксов, – пробормотал Пиппин. – Это не парни. Это мужики.

ОРП снял шлем первым – и отшвырнул его. Он был из тех парней, которым можно дать и пятнадцать, и двадцать пять. Тем не менее он был симпатичный – если вас не отталкивает лоб, как у неандертальца.

Не успела Чейз начать здороваться, как ОРП набросился на них. Он налетел на Пиппина, как регбист, и сбил на асфальт. Чейз накинулась на парня сзади. Она захватила его шею согнутой рукой и собралась его душить, когда пилот снял ее с него, словно пушинку. Отпустив ее, он сковырнул своего напарника с Пиппина.

– Ты все испортил! – орал ОРП, которого пилот оттаскивал на безопасное расстояние.

Его слова были едва разборчивыми из-за сильного французского акцента.

– Это не он вел самолет! – заорала Чейз в ответ. – Это была я.

– Девчонок не бью. – ОРП ткнул пальцем в Пиппина. – Этого малыша – могу.

– Какое благородство! – Чейз помогла Пиппину подняться. Лицо у него было цвета клюквы, и он неровно дышал. – Ты как?

Он хлопнул себя по груди и показал ей большой палец.

Чейз посмотрела на пилота. Его лицо было едва видно под визором, но красный шлем украшал белый кленовый лист, под которым было написано «Стрела». Значит, третий «Стрикер» принадлежит Королевским воздушным силам Канады? Странно. Но еще более странным было то, что пилот ей улыбается.

– Ты. Стрела. – Ей хотелось, чтобы эта ситуация была лучше, но у нее заканчивалось время. Приближавшаяся от ангара толпа была уже совсем близко – и их спешка ее нервировала. – Боишься показать лицо?

Стрела вынырнул из своего шлема, ловко отправив его себе под мышку.

Что бы Чейз себе ни вообразила – он этому не соответствовал. Он оказался юным, с жарким румянцем, наползавшим на скулы и подчеркивавшим озорные синие глаза. Его черные волосы были длинными – пропитанная потом грива, выбивающаяся из хвоста, собранного на затылке.

А еще он над ней смеялся!

– Что тут смешного?

– Ты. Ты такая серьезная!

Стрела шагнул ближе, и его смех превратился в ухмылку. Он наглый, тут она не ошиблась. Вот только Пиппин зря назвал их мужиками – они просто были крупные. У Стрелы не оказалось той мужественной уверенности, которую она ожидала увидеть. Он казался веселым и добродушным, словно парень, стоящий перед особо крутым игровым автоматом. Как человек, который никогда не голодал, и не боялся, и не истекал кровью под переплетением колючей проволоки. Чейз ожидала увидеть ровню. А обнаружила очередного мальчишку.

Таких ей и раньше хватало.

Он протянул руку для рукопожатия, а она ответного движения не сделала.

Стрела обозначил свое разочарование наклоном головы, который напомнил ей крен его крыльев в полете.

– Почему… – Чейз спешила задать важный вопрос до того, как им помешает чуть ли не половина состава Королевских воздушных сил Канады, – почему «Стрикер» оказался у вас?

Взгляд Стрелы стал острее, смех стремительно уходил. Она задела больное место. Отлично.

– Нам не стоит с ними разговаривать, Стрела, – сказал ему в спину его напарник.

– Точно, – добавил Пиппин.

Не отрывая взгляда от Чейз, Стрела проговорил:

– По-моему, после того что мы делали в воздухе, уместно вежливое приветствие.

Он по-прежнему протягивал руку, по-прежнему брал ее на слабо, провоцируя на рукопожатие, а его слова намекали на те чувства, которые она испытала, летая с ним. Поддразнивание и заигрывание. Контакт и выносливость. Доза Маха.

Удерживая его взгляд, Чейз пожала ему руку.

Его обтянутые кожей пальцы сжались на ее перчатке, заставив ощутить напряжение до самого позвоночника и вынудив шагнуть к нему. Его глаза напомнили ей небо на большой высоте. Нет. Они больше походили на тот синий отблеск, который виден у основания пламени.

– Приятно познакомиться, Чейз Харкорт.

Он произнес ее имя уверенно, словно делал это уже много раз.

Потрясение ощутилось как сердечный перебой.

– Откуда ты знаешь, кто я?

– Смеешься? – Его улыбка снова вернулась. Нахальная и широкая. – Я уже много лет умираю от желания познакомиться с Никс.

ЧТО?

Их растащили в разные стороны, не дав ей ничего промямлить в ответ. Толпа канадских военных добралась до двух «Стрикеров», и Чейз чуть ли не силком потащили обратно к ее самолету.

Стало сумрачно: наземная команда развернула громадный камуфляжный чехол, накрывая им «Дракона». Ей стремительно поменяли шины и наполнили бак топливом. Чейз изумлялась скорости наземной команды. Когда она снова посмотрела на Стрелу, его уже вели к «Фениксу».

Он надел шлем и адресовал ей такую ухмылку, что ей захотелось ответить неприличным жестом.

Что она и сделала.

А он шутовски отдал ей честь.

Какой-то офицер с седыми усами наседал на нее, оттесняя к трапу, который подкатили к кабине «Дракона». Обдавая ее мощным запахом кофе, он сказал:

– Ты должна лететь к «Звезде». Немедленно.

– Вы не имеете права мне приказывать, – заявила Чейз, ошеломленная тем, как стремительно все менялось. Фонарь «Феникса» закрылся – и Стрела на большой скорости порулил к ангару.

Увидит ли она его еще когда-нибудь? Она сказала себе, что ей это не важно.

Офицер сунул Чейз в руку лист бумаги.

– Это не мой приказ. Это приказ бригадного генерала Кейла.

Она опустила взгляд на записку – и все ее тело напряглось.

«Немедленно домой. Тебе грозит исключение».

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть