Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Килкенни
Глава 4

Килкенни вошел в отель, где его уже поджидал Мэйси. Шериф был как-то неестественно спокоен.

— Ну и нервы у вас, — проговорил он. — А если бы Тетлоу принял вызов? Лэнс покачал головой.

— Не принял бы. Сам он не станет убивать. За него это делают другие. Но язык у него подвешен. Я видел, как он обломал Лотта. А вообще… черт его знает. В тот момент я не думал об этом. Просто такие люди действуют мне на нервы.

— Мне тоже. Но, тем не менее, вам лучше уехать из города на пару дней. Они попытаются достать вас.

— А как дознание?

— Проведем, как положено. После того, что вы устроили на улице, присяжные, возможно, уже не побоятся возбудить дело против Хэвеленда и Тетлоу.

— Арестовать его без стрельбы не получится, — заметил Лэнс.

— Что ж, значит, арестуем со стрельбой, — мрачно ответил Мэйси. — У меня в городе есть двое надежных людей. Роберт Эрли и док Блэйн.

— Блэйн? — удивился Килкенни.

— Как ни странно, он здорово стреляет.

— Можете рассчитывать и на Долана.

— На Долана?! — Мэйси нахмурился. — Вы что же, думаете, я обращусь к нему за помощью?

— А почему нет? По-моему, у вас нет выбора. Вы же знаете, что он ветеран и, несмотря на то, что вы с ним не ладите, его опыт обязательно нужно использовать. Тем более, что он возьмет своих ребят.

Мэйси обдумывал его слова. Не в его правилах было просить или даже принимать помощь от таких людей, как Долан, но Мэйси сам был солдатом и знал, как годы службы влияют на человека. Те, кто воевал, никогда не забудут службу в армии. А Долан к тому же был кадровый, профессиональный солдат, привыкший к приказам и дисциплине. Даже в гражданской одежде в нем сразу можно было признать аккуратность и четкую выправку солдата. Что ж, может, Трэнт и прав.

— Если хотите, я останусь, — предложил Лэнс. Он восхищался этим человеком, который без тени колебания готов был пойти на смерть, чтобы исполнить свой долг. Только такие люди и нужны для того, чтобы в стране воцарился покой и порядок.

— Нет, вы будете для них лишним раздражителем. Лучше поезжайте домой. Только поосторожнее, не расслабляйтесь.

— Вот этого я давно уже не могу себе позволить, — вздохнул Лэнс.

Когда он ушел, Лил Мэйси проводил его взглядом и нахмурился. Он не знал, что и думать об этом человеке. Говорит грамотно, умен, приятный собеседник, но сегодня на улице он был другим. Ему хотелось драки, хотелось убить. Мэйси покачал головой, вздохнул и пошел к себе в офис.

А Килкенни тем временем, оседлав коня, поехал к Долану. Тот встретил его на пороге с сигарой в зубах, сунул руки в карманы. Вид у него был такой сонный и разомлевший, что Лэнсу захотелось гаркнуть: «Смирно!», но он сдержался. Сейчас не время для шуток.

— Я уезжаю на время из города, — сообщил он Долану. — И сказал шерифу, что, если понадобится помощь, то он может рассчитывать на тебя.

Долан чуть не выронил изо рта сигару.

— Какого черта? С чего это вы взяли, что…

— Я знаю ветеранов, Долан, — Лэнс повернул коня и ускакал.

Долан выругался, зашел в дом и опустился в кресло. Сидевший у стены человек с квадратными плечами вопросительно посмотрел на него.

— Пит, — после некоторого раздумья обратился к нему Долан. — Найди Клайда, Шорти, ну и еще двух-трех человек. Мы пойдем на дознание и, если что, поддержим шерифа.

— Шерифа?! — глаза у Пита чуть не вылезли на лоб.

— Именно шерифа, — отрезал Долан. Раньше он никогда не объяснял своим людям что к чему, но сейчас счел это нужным. — Если Мэйси уберут, то нам одним придется иметь дело с Фор Ти, так что в наших интересах, чтобы он был жив.

— Пожалуй, ты прав. Эти ребята уж слишком круто взялись за дело.

В лагере Фор Ти было необычно тихо. Люди молча поели и ложились спать, избегая смотреть в глаза Джеку Тетлоу. Он сидел у костра, глядя на пламя. Нужно было что-то срочно делать, иначе люди, которые пошли за ним, могут оставить его.

Теперь уже все знали, что человек, бросивший вызов их боссу, убил Бада и, без сомнения, был ганфайтер. Никому, разумеется, не пришло в голову упрекнуть Джека Тетлоу в трусости. Все знали, что он никогда не был человеком револьвера и, тем не менее, Тетлоу понимал необходимость немедленных действий, тем более, что дознание прошло не совсем гладко. Он планировал приехать туда со своими людьми и тем самым показать Мэйси, чтобы тот не очень зарывался, а лучше вообще не совал нос не в свое дело. Но там вдруг оказался Долан, а с ним еще несколько человек, очень крутых с виду. Они не вмешивались, просто молча сидели на лошадях и слушали, но явно были на стороне шерифа. Кроме того, пришли Боб Эрли и док Блэйн. Чью сторону они держали — сомнений не вызывало, а мнение уважаемых людей города значило не меньше, чем головорезы Долана.

Эрли лично проводил дознание. Его вопросы были коротки и точны. Свидетелей случившегося, кроме тех, кто был с Хэвелендом, не было, но Эрли вызвал несколько человек, хорошо знавших Карсона, и они заявили, что последний никогда не носил револьвер. Никто, правда, не мог доказать, что в тот день Карсон был безоружен, поэтому оснований для ареста Хэвеленда не было. Но отношение жителей города к этому убийству было очевидным и Тетлоу уехал не в лучшем настроении.

Он ни в коей мере не сожалел о Карсоне, а наоборот, злился на себя, что не покончил со всеми делами в один день. Нужно было сразу брать за горло Карпентера, Мэрбла и остальных. А когда дело сделано — никто уже ничего не изменит.

Теперь же первоочередной задачей было найти и убрать Трэнта, и два отряда по пять человек были отправлены на поиски с приказом убить его.

К Тетлоу подсел Бен. Он перевернул пару поленьев в костре и повернулся к отцу.

— Дальше к западу есть хорошие земли. Почему бы нам не уйти туда, отец?

Тетлоу не отвечал, и Бен продолжал дальше.

— Здесь нам не хватит земли. Придется отбирать ее, а если мы начнем стрелять в женщин и детей, то жители этих мест объединятся против нас.

— Если у тебя кишка тонка вести себя как мужчина, — процедил Тетлоу, — то можешь убираться.

— Нет, — Бен чуть побледнел. — Ты мой отец, и я останусь, даже если ты не прав, а я думаю, что так оно и есть. Твоя беда, отец, в том, что ты ведешь за собой много людей, не спрашивая их мнения. Они привыкли слепо доверять тебе и, если ты упадешь, то увлечешь за собой многих.

— Оставь его в покое, — раздался голос Фина из темноты. — Он же сказал, если тебе что-то не нравится — можешь уезжать.

Бен опустил голову. Это безнадежно. Ему всегда было не по себе, когда они сгоняли с насиженных мест мелких скотоводов. Отец объяснял, что это закон выживания. Крупная рыба всегда пожирает мелкую и до настоящего времени Бен кое-как мирился с этим, но теперь, когда Лил Мэйси дал понять, что не позволит беззакония, Бен был согласен с ним. А тут еще Долан. Отец был неприятно удивлен, что он поддерживает шерифа. Они слышали, что Долан стоит за всеми незаконными делами, творившимися в этих краях, а его дом является притоном для конокрадов и бандитов и, когда он встал на сторону шерифа, это было более чем неприятным сюрпризом. О Трэнте Бен не знал, что и думать. Этот человек убил его брата и он должен был бы ненавидеть его, но не мог, тем более, что слышал всю историю от старого ковбоя, который был там. Бад сам затеял ссору без всякого повода, а Трэнт избегал поединка до последнего. И вообще, этот высокий человек с дружеской улыбкой нравился Бену. А сегодня, когда он бросил вызов отцу, невзирая на то, что был один против всех ковбоев Фор Ти, Бен заметил то, чего не увидели остальные. Тот факт, что Трэнт один избил троих и говорил с Джеком Тетлоу так, как еще никто не осмеливался говорить, был не главным. Трэнт был не просто сильнее. В его действиях чувствовалась стратегия и большой опыт. Он не сделал ни одного лишнего движения, не сказал ни одного лишнего слова. В том, что он один бросил вызов всему Фор Ти, не было горячки и хвастовства. Это было сделано совершенно спокойно и намеренно. Вот тут Бен понял, что они имеют дело не просто с заурядным ганфайтером, а с настоящим профессионалом, хладнокровным и смертельно опасным.

— Фин! — позвал вдруг Тетлоу.

— Что? — отозвался сонный голос из темноты. ~ На земле Карпентера хватит места и корма для шестисот голов скота. У нас стадо в шесть тысяч. Завтра четыре тысячи из них загоните на пастбище Карпентера, понял? Мы им покажем, как могут драться Тетлоу.

На рассвете Карпентер с женой беспомощно смотрели, как тысячи коров Тетлоу ринулись на их землю. Через несколько часов они сожрут всю траву на пастбищах и вытопчут все остальное. Это означало полное разорение.

Тетлоу на большом коричневом жеребце мрачно наблюдал за происходящим.

— Эй, ты! — позвал он Бена. — Скачи назад и прикажи ребятам пошевеливаться. Пусть подгонят стадо. Мы им покажем, кто будет хозяином на этой земле.

— Когда они покончат с этим пастбищем, — добавил Хэвеленд, ехавший рядом с Тетлоу, — а это будет дня через два, — нужно гнать их на земли Кей Ар, и через неделю здесь не останется никого, кроме нас.

Бен молча повернул коня и ускакал. Теперь никто не спасет местных землевладельцев. Нет закона, запрещающего прогонять стадо мимо чужих земель, а если несколько коров случайно забредут на чужое пастбище, то это дело хозяина — выгнать их — власти не вмешиваются. То, что несколько коров могут означать сотни и тысячи, уже никого не касается. Если даже застрелят десяток-другой коров, то его отец мог позволить себе такой убыток, зато хозяева будут безнадежно разорены.

Карпентер, бессильно опустив руки, молча смотрел, как Джек Тетлоу без споров и стрельбы забирает себе его землю.

— Нам лучше уйти отсюда, — голос его жены был удивительно спокоен. — Пойдем на Кей Ар, к Мэрблу, Рутам. Вместе мы еще можем что-то придумать.

— Чтобы я ушел с собственной земли?! — вспыхнул Карпентер. — Да ни за что на свете!

Новости о том, как Тетлоу загнал свое стадо на земли Карпентера и о происшествии в городе, докатились и до Кей Ар.

Рита Риордан и Хайме Бриго услышали их от дока Блэйна, который заехал к ним пообедать.

— В городе только и говорят об этом человеке, — рассказывал док. — Один избил троих парней с Фор Ти, а потом сказал пару теплых слов старому Джеку Тетлоу и вызвал его на поединок, хотя с Тетлоу было человек сорок.

Бриго молча слушал, не отрывая глаз от лица Блэйна. Рита попросила Марию принести им кофе.

— Слышала, что Тетлоу привел свое стадо на землю Карпентера сегодня утром.

— Да, это так. Карпентер понес большие убытки, — ответил Блэйн. — Вы не думаете, что Тетлоу теперь примется за вас?

— Безусловно, ведь ему не прокормить столько скота без моих земель.

Док Блэйн внимательно посмотрел на нее. Она была так молода, но ее уверенный голос и манера держаться удивляли его. Он почти ничего не знал о Рите кроме того, что она купила эту землю, заплатив наличными крупную сумму, построила здесь большой дом, сама вела хозяйство, целыми днями не слезая с седла, и теперь ее ранчо было самым крупным и богатым в округе.

— Пусть попробует, — продолжала Рита. — И у него будут большие неприятности.

— У него много людей.

— А у меня есть Хайме, Кэйн Брокмэн и еще несколько человек.

— Брокмэн действительно такой крутой, каким выглядит?

— Только один человек мог с ним справиться. Может быть, еще Хайме. Кэйн — очень опасный человек.

— Тот парень, который бросил вызов Тетлоу, — размышлял Блэйн. — Сначала я думал, что он просто ковбой, заехавший на время к нам в город, но потом понял, что он ганфайтер. Говорят, что он убил Бада Тетлоу, Может быть, вам стоит нанять его? Мне он показался хорошим парнем.

— Нам вряд ли понадобится еще кто-то, — улыбнулась Рита. — Но все равно, спасибо за совет.

— Вы все-таки подумайте, — настаивал Блэйн. — Его зовут Трэнт.

— Как? Как вы сказали? — Рита побледнела и резко встала.

Док изумленно посмотрел на нее. Он не ожидал такой реакции.

— Трэнт. По крайней мере, он так себя называет, Впрочем, это может быть не настоящее имя. Рита с упреком посмотрела на Бриго.

— Это… это он?

Огромный мексиканец виновато опустил глаза. Сердце Риты бешено заколотилось, и она отошла к окну, чтобы скрыть волнение.

— И давно ты узнал об этом?

— Позавчера ночью. Он приезжал сюда.

— Ты… ты говорил с ним?

— Нет, он не видел меня.

Блэйн с интересом наблюдал за ними. Прекрасно зная женщин, он всегда поражался самоуверенности и самообладанию Риты. Это даже немного раздражало его, потому что для женщин неестественно быть такой. Теперь же, увидев, как она взволнована, док про себя усмехнулся. Все стало на свои места. Женщина есть женщина.

— Вы знаете Трэнта? — спросил он.

— Может быть, — ответила Рита. — Мы знаем человека, который часто пользовался этим именем.

— А как его настоящее имя? Она повернулась к нему.

— Если он захочет, то скажет вам об этом сам, док. Она вспомнила рассказ дока, что этот человек бросил вызов Тетлоу и всему Фор Ти. Да, это в характере Лэнса. Он ненавидел, когда сильные забирали все у слабых. Лэнс! Она помнила его лицо до последней черточки, помнила, как он улыбается, чуть сощурив глаза, помнила его быструю уверенную походку, зеленые глаза…

Когда они впервые встретились, то все было так, как пишут в книгах. В салуне было полно людей, но они словно остались одни. Больше никого не существовало. Она смотрела в его глаза и знала, что этот человек хочет ее и только ее, и знала, что она тоже хочет только его. Они нашли друг друга, и остальное не имело значения…

А теперь он снова здесь, рядом. Знает ли он, что она здесь? О чем он думал тогда, в темноте, глядя на эти окна? И что она делала в это время? Читала или уже легла?

— Хайме! — она повернулась к мексиканцу. — Я хочу его видеть.

Бриго посмотрел на нее и кивнул.

— Хорошо, сеньора, но как его найти? Он, как ветер, не оставляет следов.

— Подумай, Хайме! Где он может быть? Помнишь, что он говорил: «Нельзя выследить человека, если только не поставить себя на его место и попытаться думать, как думает он». Ты хорошо знаешь его, Хайме, так подумай, где он.

Мексиканец пожал плечами, но мысль ему понравилась. Можно попробовать поставить себя на место Килкенни. Это как охотиться на оленя: стоит узнать, где он пьет воду, сразу можно найти и где он спит, и где ест. Так говорил Килкенни, а уж он мог найти след там, где даже апачи были бессильны. Правда, выследить его самого было куда сложнее. Он всегда считал, что люди, которые охотятся за ним, не глупее его, поэтому нужно постоянно придумывать что-то новое, чтобы сбить их со следа. Об этом он тоже говорил Бриго.

Впрочем, одна зацепка была. Лэнс, несомненно, выберет отдаленное и затерянное место, которое тяжело найти и легко защищать.

— Я, конечно, попробую, — сказал он. — Но сейчас мне нельзя уезжать отсюда.

— Найди его, Бриго, — настаивала Рита. — Я должна его видеть.

— Можно подождать, пока он приедет в город, — предложил Блэйн. — А он приедет наверняка. Лил Мэйси говорил мне, что Трэнт предложил ему свою помощь. Долан тоже его знает, — док задумчиво нахмурился. — Пожалуй, если кто и знает, где он, так это Долан.

— Хайме, поезжай в город вместе с доктором и поговори с Доланом.

Несмотря на то, что хотела его видеть, Рита одновременно и боялась этого. Она прекрасно понимала, почему он ушел от нее и уважала его за это. Ее страшила мысль, что она найдет его и снова потеряет. После того, как он ушел от нее, она долго не могла прийти в себя от отчаяния и не была уверена, что сможет пережить такое еще раз. Ее воспитали так, что она могла любить только одного мужчину, других для нее не существовало.

— Давайте я сам поговорю с Доланом, — сказал Блэйн. — Я хорошо знаю его, а Бриго пусть остается здесь.

Мексиканец кивнул. Это его устраивало. Он ведь знал Риту с детства, и сама мысль оставить ее в такое время, хотя бы ненадолго, была ему неприятна.

Килкенни был единственным мужчиной, который, по мнению Бриго, подходил для Риты. Других Бриго не подпустил бы. В свои пятьдесят лет он был силен, как горилла и хитер, как лиса.

— Хорошо, — согласилась Рита. — Передайте, что я хочу его видеть.

Док Блэйн поднялся из-за стола. Его очень заинтересовал Трэнт. Рита знала его настоящее имя, но не сказала. Интересно, почему? Кто же такой Трэнт на самом деле?

Направляясь к городу, док бросил взгляд на ранчо Карпентера, потемневшее от тысяч коров, пасшихся там. Как Рита собирается защищаться от этой лавины прожорливых животных, просто непонятно. Тетлоу, надо отдать ему должное, нашел прекрасный способ отобрать эту землю. Тысячи коров воюют за него не хуже настоящей армии.

С придорожной скалы навстречу ему спустился человек с подзорной трубой и ружьем. Это был Кэйн Брокмэн.

— Похоже, скоро будет большая драка, — заметил он, поздоровавшись.

— Похоже, — согласился Блэйн и, решив, что Брокмэн сможет что-то прояснить, добавил: — Но у вас есть шанс получить помощь. Мисс Риордан попросила меня связаться с человеком по имени Трэнт.

На лице Брокмэна отразилось радостное изумление.

— Вы имеете в виду… — он осекся. — Трэнт, говорите? Он очень помог бы нам сейчас!

Расставшись с Брокмэном, Блэйн не проехал и двух миль по дороге, как увидел окровавленную женщину в разорванной одежде, бредущую по дороге. Блэйн соскочил с лошади и подхватил женщину, когда она уже бессильно опускалась на землю. Это была миссис Карпентер, раненая и выбившаяся из сил

— О Господи, миссис Карпентер! Что случилось? Где Фред?

— Мертв.

— Они застрелили его?

— Нет, они просто прогнали стадо через двор, а Фред как раз пошел за водой. Он бросился к дому, но не успел. и его растоптали

— А вы?

— Я пыталась помочь ему и мне тоже досталось. Теперь иду к шерифу.

Док быстро и умело перевязал ей раны и дал глотнуть воды из фляги.

— Фред… О Господи, Фред, — невнятно повторяла она, словно в бреду. — Он все, что у меня было… Без него… я. о Господи…

Блэйн посадил ее в седло, а сам повел лошадь. Добравшись до города, они сразу направились к дому Боба Эрли. Там они застали Лауру Уэбстер, поливавшую цветы. Увидев, что миссис Карпентер совсем плохо, она бросилась к ним, и доктор в двух словах объяснил ей, что случилось.

— Боб дома?

— Нет. Он пошел в казино, чтобы встретиться с Мэйси. Ну, теперь они зададут жару Тетлоу, решил было доктор, но тут же вспомнил, сколько в городе людей, думающих только о выгоде от появления здесь Фор Ти. Им плевать, что Карсон и Карпентер погибли. Чем богаче будут новые хозяева, тем больше прибыль для городских бизнесменов. Правда, были и такие, как Мэйси и Боб Эрли, был Долан со своими людьми, но их мало. Большинство же горожан не будут вмешиваться, надеясь на лучшее.

За столом в казино, кроме Мэйси и Эрли, было еще человек десять. Блэйн коротко рассказал о случившемся. Шериф оглядел собравшихся.

— Ну, что я вам говорил? Сначала Карсон, теперь Карпентер. Никто не может чувствовать себя в безопасности.

— Но мы не знаем, как это произошло, — возразил Вулрич, владелец магазина «Эмпориум». — Мы не знаем наверняка, что Карпентер погиб не случайно. То, что говорит его жена, которая сейчас в шоке, еще ничего не значит.

— Согласен, — добавил Хэппи Джек Хэрроу, хозяин салуна «Пайнат». — Тетлоу несут процветание нашему городу. Мои доходы увеличились вдвое с их появлением. А что касается Карсона и Карпентера, то вы сами знаете: здесь, на Западе, выживают сильные, а слабым делать тут нечего.

— Да и с чего мы будем вмешиваться в войну фермеров? — спросил владелец «Сэйвори-салун». — А если и попробуем, то Тетлоу просто сотрут город в порошок.

— Значит, будете спокойно смотреть, как убивают и грабят людей? Как выгоняют их с семьями из домов? — Мэйси не скрывал своего презрения. — Что ж, теперь мы, по крайней мере, знаем, что вы собой представляете.

— Полегче, шериф, — побагровел от гнева Хэппи Хэрроу. — Если ты представляешь здесь закон, это еще не значит, что можешь давать волю языку.

— Ладно, не будем ссориться, — вмешался Эрли. — Значит, как я понимаю, вы не собираетесь ничего предпринимать.

— Именно так, — ответил Хэрроу, и человек шесть-семь кивнули в знак согласия. Эрли повернулся к шерифу.

— Ну что ж, Лил, нас остается совсем немного, но кое-какие шансы есть. Я хочу, чтобы ты официально принял меня на работу, как помощника шерифа.

— И меня, — добавил док Блэйн.

Крупный мужчина, с копной черных курчавых волос, подошел поближе к столу. Лицо его с тяжелой челюстью было угрюмым и хмурым.

— Я тоже с вами.

Пьера Ирлевена редко видели в городе. Все время он проводил на кухне отеля, занимаясь любимым делом. Ничто не могло доставить ему больше наслаждения, чем приготовление изысканных блюд, о которых большинство горожан и не слышали. Он никогда не интересовался делами города. Если человек ему чем-то не нравился, он просто отказывался обслуживать его, а при случае мог и собственноручно выбросить из ресторана.

— Спасибо, Пьер, — отозвался Мэйси. — Буду очень рад, если ты присоединишься к нам.

Ирлевен с презрением оглядел остальных.

— А вы больше не появляйтесь у меня в ресторане. Тебя это особенно касается, Хэрроу.

Владелец «Пайнат-салуна» резко встал.

— Рвите друг другу глотки, если охота, но нас в это не вмешивайте. Наше дело сторона.

— Вижу, — горько вздохнул Эрли. — Вам на все наплевать, кроме бизнеса, но мы с Мэйси думаем о том, что называется справедливостью и правосудием. Мы мечтаем о свободной стране, где ни один человек не будет навязывать свою волю остальным. Эту страну создали маленькие люди, такие как Карсон и Карпентер, и такие люди, как они — опора этой страны. Почитайте Джефферсона,[8]Джефферсон — один из президентов Соединенных Штатов в XIX веке. Хэрроу, вам это будет полезно, — он повернулся к Мэйси. — Что касается меня, Лил, то мне нужно еще привести в порядок свой винчестер. Когда я понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти. До встречи, джентльмены.

Хэрроу и остальные, не попрощавшись, вышли вслед за ним. Вулрич тоже неохотно поплелся домой, представляя какой скандал закатит ему жена. Она считала, что все, что делает Эрли, не подлежит сомнению.

— Вот так, доктор, — криво усмехнулся Мэйси. — Если вы искали для себя безнадежное дело, то вы его нашли.

Блэйн покачал головой.

— Это трудное дело, но не безнадежное.

— Как вы думаете, Долану можно доверять?

— Долан — ирландец, а ирландцы терпеть не могут, когда на них давят. Думаю, что в данном случае, мы можем полностью на него положиться… — Блэйн сделал паузу и в свою очередь обратился к Мэйси. — Лил, кто такой, на самом деле, этот Трэнт?

Мэйси некоторое время молчал.

— Кажется, я знаю это, док. Трэнт, вероятно, самый опасный ганфайтер на Западе. Я думаю, что Трэнт — это Килкенни.

— Килкенни?!

— Я уверен в этом.

— Килкенни… — Блэйн не мог прийти в себя от изумления. — Килкенни… здесь!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть