Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Спайдервик. Хроники Spiderwick Chronicles
Книга 1. Таинственная находка

Глава 1

В которой дети Грейсов знакомятся со своим новым домом

Если бы кто-нибудь спросил Джареда Грейса, какую работу выберут его сестра и брат, когда вырастут, он ответил бы без труда. Он сказал бы, что брат Саймон будет скорее всего ветеринаром или укротителем львов. А сестра Мэллори либо станет олимпийской чемпионкой по фехтованию, либо попадет в тюрьму за нанесение кому-нибудь повреждений своей шпагой. Но профессию, которую выберет сам Джаред, он назвать бы не смог. Впрочем, надо заметить, его и не спрашивали. Его мнением вообще никто никогда не интересовался.

Вот, например, по поводу их нового дома… Джаред Грейс посмотрел на него и прищурился. Вдруг сквозь ресницы дом будет смотреться лучше?

– Это просто лачуга, – сказала Мэллори, вылезая из фургона.

Да нет, не просто лачуга. Скорее, дом выглядел, как дюжина лачуг; поставленных одна на другую. Постройку украшали несколько каминных труб, а венчала всю конструкцию крыша с железной оградой. Эта крыша сидела на верхушке дома как какая-то причудливая шляпа.

– Не так уж он и плох, – сказала о доме мама с улыбкой, которую можно было назвать слегка натянутой. – Это стиль Викторианской эпохи.

Саймон, брат-близнец Джареда, отнюдь не выглядел расстроенным. Наверное, он уже думал о том, сколько всякой живности тут можно разместить. На самом деле достаточно было вспомнить всех его питомцев, живших в их маленькой спальне в Нью-Йорке. А уж в этом доме поместится сколько угодно кроликов, ежиков и прочих тварей, которых так любил Саймон.

– Джаред, иди сюда, – позвал Саймон, и тут Джаред понял, что все его семейство уже поднялось по ступеням крыльца, а он все еще стоит во дворе и смотрит на дом.

Изношенные от времени двери были бледно-серого цвета. Следов краски почти не осталось – только в глубоких трещинах и вокруг петель. Посередине створки на массивном гвозде висел дверной молоток в виде ржавой бараньей головы.

Мама вставила в замок ключ с крупными зубчиками и бороздками, повернула его и с силой толкнула дверь плечом. За дверью оказался темный вестибюль. Единственное окно было прорублено над лестницей, и тусклый свет, лившийся сквозь его грязные стекла на стены, придавал им мрачный красноватый оггенок.

– Тут все почти как в моем детстве, – улыбаясь, заметила мама.

– Только все очень запущено, – откликнулась Мэллори.

Мама вздохнула, но ничего не сказала.

Из коридора они попали в столовую. Длинный стол с высохшими пятнами от воды был здесь единственным предметом мебели. Оштукатуренный потолок, с которого свисала старинная люстра, потрескался.

– Ну что, может быть, принесете вещи из машины? – предложила мама.

– Куда их нести – сюда? – спросил Джаред.

– Да. – Мама положила чемодан на стол. На взметнувшееся со столешницы облако пыли она даже не обратила внимания. – Если бы тетушка Люсинда не разрешила нам пожить здесь, я не знаю, куда бы мы делись. Мы должны быть благодарны.

В ответ все промолчали. Как ни старался Джаред, он не мог заставить себя испытывать благодарность. После того как отец оставил семью, все пошло наперекосяк.

В школе у Джареда отношения разладились совершенно, о чем напоминал увядающий синяк возле его левого глаза. А уж это новое место жительства произвело на мальчика просто ужасное впечатление.

– Джаред! – окликнула его мама, когда он повернулся и пошел во двор вслед за Саймоном.

– Что?

Мама дождалась, пока Саймон и Мэллори выйдут в коридор, и только потом заговорила:

– Это шанс начать все сначала… для каждого из нас. Согласен?

Джаред хмуро кивнул. Маме не нужно было продолжать – он и сам знал, что его не выкинули из школы только потому, что они все равно переезжали. И за это он тоже, кажется, должен быть кому-то благодарен. Только никакой благодарности не чувствовал.

Во дворе Мэллори стаскивала два чемодана с крыши фургона.

– Я слышала, что она морит себя голодом.

– Тетушка Люсинда? Нет, она просто очень старая, – сказал Саймон. – Старая и чокнутая.

Речь шла об их двоюродной или даже троюродной бабушке Люсинде, которую все в семье называли тетей Люси. Мэллори покачала головой:

– Я слышала, как мама говорила по телефону. Она рассказывала дяде Теренсу, что тетя Люси не ест больничную пищу и убеждает всех, будто еду ей приносят маленькие человечки.

– А ты чего ожидала? Не зря же она в настоящем дурдоме, – сказал Джаред.

Мэллори продолжала говорить, словно не слышала его:

– Еще тетя Люси сказала врачам, будто еда, которую получает она, гораздо лучше, чем все, что они когда-либо пробовали.

– Да ты все придумала, – откликнулся Саймон, залезая на заднее сиденье и открывая один из чемоданов.

Мэллори пожала плечами:

– Если она умрет, этот дом достанется кому-нибудь в наследство, и нам придется опять переехать.

– Может быть, мы сможем вернуться в город, – сказал Джаред.

– Вряд ли, – ответил Саймон. Он достал из чемодана гольфы и воскликнул: – О нет! Джеффри и Лимонка прогрызли гольфы и выбрались наружу!

– Мама ведь говорила тебе, чтобы ты не брал мышей, – принялась отчитывать брата Мэллори. – Она сказала, что теперь у тебя будут нормальные животные.

– Если бы я отпустил их, они попали бы в мышеловку или еще куда-нибудь, – сказал Саймон, выворачивая гольф и просовывая палец в дырку. – И потом, ты-то весь свой фехтовальный хлам притащила!

– Это не хлам! – возмущенно воскликнула его сестра. – А кроме того, он не живой!

– Не кричи! – Джаред подступил к ней на шаг.

– Знаешь, у тебя уже есть синяк, но это не значит, что я не могу украсить тебя еще одним, – повернулась к нему Мэллори, тряхнув волосами, собранными в конский хвост. – Вот, возьми и отнеси это в дом, раз такой храбрый.

Джаред, конечно, прекрасно знал, что рано или поздно он станет сильнее ее – когда ей не будет тринадцать, а ему не будет девять – но представить себе такое все же было очень сложно.

Он справился с тяжеленным чемоданом и успел втащить его внутрь прежде, чем уронил. Теперь уже можно было волочить чемодан по полу, не отрывая, – очень мудрое решение. Но он совершенно забыл, как попасть из прихожей в столовую. Отсюда в самую глубь дома вели два длинных коридора.

– Мам?!

Джаред хотел крикнуть как можно громче, но даже ему самому собственный голос показался очень слабым.

Тишина. Джаред осторожно шагнул вперед, потом еще раз и еще – пока под его ногой не скрипнула половица.

И стоило ему замереть на месте, как что-то зашуршало внутри стены. Он стоял и слушал, как что-то карабкается вверх, пока звук не исчез под потолком. Сердце мальчика отчаянно билось в груди.

«Может быть, это просто белка», – сказал он себе. В конце концов, дом выглядел так, будто вот-вот развалится. Внутри его стен мог обитать кто угодно; им еще сильно повезет, если в подвале не обнаружится медведь, а в батареях отопления – птицы. Если, конечно, здесь вообще есть отопление.

– Мама! – снова позвал он еще более тихим голосом.

Вдруг дверь позади него отворилась, и вошел Саймон, неся в руках две банки с мышами. Мэллори шла за ним и ворчала.

– Я что-то слышал, – сказал Джаред. – В стене.

– Что? – спросил Саймон.

– Не знаю… – Мальчику не хотелось признаваться, что на мгновение ему показалось, будто в стене прячется привидение. – Наверное, это была белка.

Саймон с интересом посмотрел на стену, с которой свисали наполовину отвалившиеся золотистые обои в разводах, кое-где порванные.

– Думаешь? В доме? Мне всегда хотелось иметь белку.

Похоже, никто и не думал беспокоиться о том, что внутри стен может кто-то жить, и Джаред решил не говорить больше на эту тему. Но, волоча чемодан в столовую, он с тоской вспоминал их маленькую квартиру в Нью-Йорке и то, какой была его семья перед разводом родителей. Ему вдруг захотелось, чтобы все, происходящее сейчас, оказалось просто каникулами, а не настоящей жизнью.

Глава 2

В которой две стены исследуются совершенно разными методами

Из-за протечек в крыше во всех трех спальнях на верхнем этаже стояла сырость и пахло плесенью. Комнаты распределили так: в одной спала мама, в другой – Мэллори, в третьей – Джаред и Саймон.

Мальчики начали распаковывать вещи, и вскоре шкаф и тумбочка Саймона были заполнены стеклянными банками с мышами и ящерицами, аквариумами с рыбками и клетками с другими животными.

Мама говорила Саймону, что он может привезти с собой все, кроме мышей.

Она считала их отвратительными, потому что Саймон извлек их из мышеловки в квартире их соседки миссис Ливетт. Но сейчас она сделала вид, что ничего не заметила.

Джаред ворочался на влажном матрасе, без конца переворачивал подушку и все равно не мог уснуть. Против Саймона, как соседа по спальне, он ничего не имел, но все эти звери в клетках, которые что-то грызли, чем-то шуршали и что-то царапали, очень сильно мешали ему, заставляя думать о той штуке за стенами. Он и в Нью-Йорке делил комнату с Саймоном, но тогда звуки, издаваемые животными, смешивались с шумом улицы – машин и городской толпы. Здесь же все было непривычным.

Скрипнули петли, и Джаред рывком сел в кровати. В дверях стояла фигура – в бесформенном белом балахоне и с темными волосами. Джаред выскользнул из постели так быстро, что и сам не заметил.

– Это я, – прошептала фигура, оказавшаяся Мэллори в ночной рубашке. – Мне показалось, что я слышала твою белку.

Джаред застыл на месте, не в состоянии решить, повел ли он себя как трус, или же у него просто хорошие рефлексы. Саймон тихонько посапывал на соседней кровати.

Мэллори уперла руки в бока:

– Пойдем, пока она там. Эта тварь не будет нас дожидаться.

Джаред потряс брата за плечо:

– Саймон, вставай! Новое домашнее животное. Слышишь?

Саймон повернулся на другой бок, что-то пробормотал и попытался укрыться одеялом с головой. Мэллори рассмеялась.

– Саймон! – Джаред наклонился ближе и заговорил в полный голос: – Белка! Слышишь – белка!

Саймон открыл глаза и уставился на брата с сестрой:

– Я вообще-то спал.

– Мама пошла в магазин за молоком и хлопьями, – сказала Мэллори, стаскивая с него одеяло. – Она сказала, что я должна присматривать за вами. У нас не так много времени до ее возвращения.

Втроем они крались по темным коридорам их нового жилища. Мэллори шла впереди и постоянно останавливалась, чтобы прислушаться. Периодически все они слышали какое-то царапанье и шажки внутри стен. По мере приближения к кухне звуки становились все отчетливее.

Оглядев кухню, Джаред покосился на стоявшую в раковине кастрюлю с прилипшими остатками макарон с сыром, которые они ели на ужин.

Непонятные звуки неожиданно послышались с противоположной стороны.

– Вот оно. Слушайте, – прошептала Мэллори, указав на одну из стен.

Но шорох вдруг прекратился совершенно. Мэллори взяла метлу, ухватив ее за рукоятку, как бейсбольную биту.

– Думаю, надо пробить дыру в стене, – сказала она.

– Мама заметит, когда вернется, – откликнулся Джаред.

– В этом доме? Да она тут никогда ничего не заметит.

– А если ты попадешь по белке? – спросил Саймон. – Ей может быть больно…

– Тсс-с-с, тихо, – сердито прошептала Мэллори.

Она прошлепала по полу босыми ногами и ударила рукояткой метлы по стене. Из-под обоев в том месте, куда пришелся удар, вылетело облачко пыли, которая осела на волосах Мэллори, сделав сестру окончательно похожей на привидение. Девочка протянула руку к пробоине и выломала кусок штукатурки.

Джаред подошел поближе, чувствуя, как волосы у него на руках встают дыбом.

Из дыры торчали какие-то обрывки пакли.

Мэллори все увеличивала отверстие, открывая взгляду множество других интересных вещей. Остатки занавесок. Лоскутки истрепанного шелка и кружев. Булавки, воткнутые в деревянные балки и выстроенные в вертикальную линию. Голова куклы в углу. Гирлянды из дохлых тараканов. Маленькие оловянные солдатики с расплавленными руками и ногами, валявшиеся на дне простенка, подобно разгромленной армии.

Тускло блестевшие осколки зеркала, как будто склеенные пылью.

Мэллори протянула руку и вытащила серебряную медаль за достижения в фехтовании – на широкой голубой ленточке.

– Это моя! – заявила она удивленно и одновременно возмущенно.

– Наверное, белка ее украла, – предположил Саймон.

– Нет, это было бы слишком странно, – сказал Джаред.

– У Дианы Бекли жили хорьки, которые постоянно воровали ее кукол Барби, – возразил Саймон. – К тому же многие животные любят блестящее.

– Да сам посмотри! – Джаред показал на тараканов. – Какая белка способна сделать такое украшение?

– Давайте все отсюда вытащим, – предложила Мэллори. – Если она останется без гнезда, будет проще выгнать ее из дома.

Джаред вдруг заколебался. Ему совершенно не хотелось ничего разрушать. Что, если это какое-то другое животное и оно все еще здесь? Вдруг оно укусит его? Джаред был не слишком осведомлен о повадках белок, но ему казалось, что они не должны быть такими странными.

– По-моему, не стоит этого делать, – в конце концов сказал он.

Но Мэллори его не слушала. Она придвинула к стене с дырой мусорное ведро, а Саймон принялся вытаскивать из отверстия грязные тряпки.

– Удивительно – никаких экскрементов, – пробормотал он, вынимая очередную порцию хлама. Солдатики привлекли его внимание. – Правда, они классные, Джаред?

Джареду пришлось кивнуть.

– С руками они были бы еще лучше, – сказал он. Саймон сунул несколько солдатиков в карманы пижамы.

– Саймон, – обратился к нему Джаред. – Ты когда-нибудь слышал о таком животном? Мне кажется, все это чересчур… как будто эта белка тоже с ума сошла, как тетя Люси.

– Да уж! И вправду чудно, – хихикнул Саймон. Мэллори что-то пробормотала и вдруг затихла.

– Что такое? – спросил Джаред.

– Опять эти звуки. Тс-с-с. Вот тут. – Мэллори снова подняла метлу и указала на другую стену.

– Тише, – прошептал Саймон.

– Да мы тихо, – прошипела в ответ Мэллори.

– Шш-ш, – шикнул на обоих Джаред.

Все трое подкрались к тому месту, откуда доносился шум. Теперь шумело как-то по-другому Вместо царапанья маленьких коготков по дереву здесь был отчетливо слышен скрежет по металлу.

– Смотрите! – Саймон нагнулся и дотронулся до маленькой раздвижной дверки, вставленной в стену.

– Это кухонный лифт, – сказала Мэллори. – С его помощью слуги подавали подносы с едой наверх. В одной из спален тоже должна быть такая дверца.

– Похоже, эта тварь как раз в шахте находится, – заметил Джаред.

Мэллори попробовала протиснуться в дверцу.

– Нет, я не пролезу, – сказала она. – Кто-то из вас должен туда проникнуть.

Саймон скептически посмотрел на нее:

– Не знаю даже. А что, если веревка оборвется?

– Да там недалеко падать, – ответила Мэллори, и оба мальчика посмотрели на нее с изумлением.

– Ну ладно, давай я полезу, – вызвался Джаред, которому было приятно сделать что-то, на что не способна Мэллори. Она, кстати, выглядела весьма задетой, а Саймон с беспокойством смотрел на обоих.

Внутри было грязно и пахло старым деревом. Джаред присел и просунул голову в отверстие. Он едва пролезал туда.

– Ну что, эта белка все еще там? – раздался приглушенный голос Саймона.

– Не знаю, – тихо ответил Джаред, и его слова эхом отдались в шахте. – Пока ничего не слышно.

Мэллори потянула веревку. Лифт, дрожа, начал поднимать Джареда вверх по стене.

– Ты что-нибудь видишь?

– Нет! – крикнул Джаред. Ему вроде бы послышался прежний скребущий звук, но очень тихий и где-то в отдалении. – Тут совсем темно.

Мэллори опустила лифт.

– Здесь должен быть фонарик или еще что-нибудь. – Она порылась в кухонных ящиках и нашла огарок белой свечи. Разожгла плиту, накапала расплавленным воском на дно стеклянной банки и укрепила там свечку.

– Вот, Джаред. Держи.

– Мэллори, там ее даже не слышно, – сказал Джаред.

– Может, она спряталась, – ответила Мэллори и потянула веревку.

Джаред попытался устроиться в лифте поудобнее, но тот был ужасно тесный. Мальчик хотел сказать брату и сестре, что они занимаются глупостями и что ему страшно, но промолчал. Вместо этого он позволил снова поднять себя наверх, держа в руках самодельный фонарь.

Металлический ящик продвинулся вверх на несколько футов. Свет от свечи искажал окружающие объекты. Белка – или что там еще – могла быть совсем рядом с ним, а он бы даже и не заметил.

– Я ничего не вижу! – крикнул он вниз, не уверенный, что его кто-то слышит.

Лифт медленно поднимался. Джаред вдруг осознал, что теряет возможность дышать. Коленки давили на грудь, а сами ноги болели оттого, что он уже довольно долго находился в неестественной позе. Он спрашивал себя, не сожжет ли пламя свечи весь кислород.

Вдруг лифт остановился. По его металлической поверхности что-то заскрежетало.

– Он не хочет двигаться дальше, – раздался голос Мэллори. – Ты что-нибудь видишь?

– Нет, – ответил Джаред. – По-моему, лифт застрял.

Скрежет повторился. Как будто кто-то хотел процарапать крышу лифта насквозь.

Джареда передернуло. Он ударил кулаком вверх, по крыше, надеясь спугнуть это существо. Внезапно лифт поднялся вверх еще на несколько футов и снова остановился. На сей раз перед комнатой, освещенной тусклым лунным светом, сочившимся через Iмаленькое окошко. Джаред вылез из лифта. – Получилось! Я поднялся наверх.

В комнате был низкий потолок, а вдоль стен висели полки с книгами. Оглядевшись, Джаред обнаружил, что в комнате не было двери. Он понял, что не знает, где находится.

Глава 3

В которой загадывается много загадок

Джаред оглядел комнату. Это была маленькая библиотека. У одной из стен, посередине, стоял большой письменный стол. На нем лежала раскрытая книга и рядом с ней – старомодные очки с круглыми линзами, в которых отражались язычки пламени свечи. Джаред подошел поближе к полкам и принялся изучать корешки книг. В слабом свете свечного огарка одно за другим перед его глазами всплывали очень странные названия: «История шотландских гномов», «Отчеты о посещениях домовых со всего мира», «Анатомия насекомых и других летающих созданий»…

На столе выстроилась коллекция стеклянных банок с засушенными растениями, насекомыми и серыми речными камнями. Рядом лежала акварель, изображающая мужчину и маленькую девочку, играющих на газоне. Взгляд Джареда упал на записку, оставленную поверх покрытых тонким слоем пыли страниц книги. Бумага пожелтела от времени, на ней было написано небольшое стихотворение:

В торсе человека

Мой секрет хранится —

Всему людскому роду

Он может пригодиться.

Где правда, а где – ложь?

И где у них граница? —

Узнает скоро тот,

Кто будет вверх стремиться.

Вверх, вверх и снова вверх!

Пугаться недосуг.

И я тебе желаю

Удачи, юный друг!

Джаред взял записку и внимательно ее прочитал. Ему показалось, что послание оставили специально для него. Но кто это мог сделать? И что могло означать это стихотворение?

Вдруг снизу донеслись крики:

– Мэллори! Саймон! Чем это вы занимаетесь?

Джаред застонал. Оказывается, мама вернулась из магазина. Именно сейчас.

– Внутри стены была белка, – послышался голос Мэллори.

– Где Джаред? – спросила мама. Ответом ей было молчание.

– Ну-ка спустите этот лифт. Если ваш брат там…

Джаред подбежал к стене как раз в тот момент, когда лифт начал опускаться вниз. Пламя свечи заколебалось от внезапного движения и почти погасло, но потом разгорелось вновь.

– Видишь? – слабым голосом спросил Саймон.

Наверное, пустой лифт дошел до кухни.

– Ну и где он, в таком случае?

– Не знаю, – ответила Мэллори. – Вероятно, спит.

Мама вздохнула.

– Так, оба, идите отсюда и тоже ложитесь. Немедленно!

Джаред прислушался к их затихающим шагам. Он не сомневался, что через некоторое время брат и сестра вернутся, чтобы вытащить его. Интересно, поняли ли они, что лифт довез его не до самого верха? Удивится ли Саймон, не обнаружив его в спальне? Откуда им знать, что он оказался в ловушке – в комнате без дверей?

Сзади послышался какой-то шорох. Джаред резко обернулся и понял, что звук идет от стола.

Держа на вытянутых руках самодельную лампу, он приблизился к столу и разглядел, что на его пыльной поверхности что-то нацарапано. Что-то, чего раньше не было.

Клик-клак, оглянись.

Джаред отпрыгнул назад, пламя свечи задрожало и погасло – растопленный воск залил фитилек. Мальчик оказался в полной темноте, напуганный до такой степени, что едва мог пошевелиться.

В этой комнате находилось нечто, и оно умело писать!

Мальчик попятился к пустой шахте, закусив губу, чтобы не закричать. Снизу слышался шелест – мама распаковывала пакеты с едой.

– Кто здесь? – прошептал Джаред в темноту. – Кто ты?

Ни звука в ответ.

– Я знаю, что ты здесь, – попытался он еще раз. Но ответа не было, и шорох утих.

Джаред услышал шаги матери по лестнице, стук двери – и затем повисла тишина. Такая тяжелая и плотная тишина, что мальчику показалось, будто он задыхается. Он понимал, что даже громкое дыхание способно выдать его. В любое мгновение это самое нечто могло на него напасть.

Внутри стены раздался треск. Пораженный, Джаред выронил свой светильник, но потом сообразил, что скрипит лифт. На ощупь он подошел к отверстию.

– Влезай, – донесся снизу шепот сестры.

Джаред влез в металлический ящик. Он чувствовал такое облегчение, что даже не заметил, как добрался до кухни.

Как только он вылез из лифта, дар речи вернулся к нему.

– Там библиотека! Тайная библиотека со странными книжками! А еще там было нечто, и оно писало на пыли.

– Тише, Джаред, – попросил Саймон. – Нас мама услышит.

Джаред протянул им листок бумаги со стихами:

– Вот посмотрите. Здесь как будто указания какие-то.

– А ты что-нибудь видел? – спросила Мэллори.

– Я видел послание, написанное на слое пыли. Там было сказано, чтобы я оглянулся, – выпалил Джаред.

Мэллори покачала головой:

– Это могли написать сто лет назад.

– Да нет же! – нетерпеливо возразил ее брат. – Я ведь разглядывал стол до того – там ничего написано не было.

– Успокойся.

– Мэллори, я сам видел! Мэллори схватила его за рубашку:

– Да тихо же!

– Мэллори! Сейчас же отпусти брата! Мама стояла на узкой лестнице, ведущей на кухню, и лицо у нее было очень даже суровое.

– Я думала, что вы все поняли. Если я увижу еще хоть кого-нибудь из вас за пределами спален, я вас просто запру.

Мэллори выразительно посмотрела на брата и отпустила его.

– А если нам понадобится в туалет? – спросил Джаред.

– А ну-ка спать!

Когда они поднялись наверх, Джаред и Саймон отправились в свою комнату. Джаред закутался в одеяло и закрыл глаза.

– Я верю тебе… ну, про эту записку и все остальное, – прошептал Саймон, но Джаред не ответил. Он просто радовался тому, что наконец добрался до кровати, и подумал, что с удовольствием остался бы в ней на всю неделю.

Глава 4

В которой появляются ответы, но не всегда на нужные вопросы

Джаред проснулся от крика Мэллори. Он выпрыгнул из постели и помчался в ее спальню, чтобы обнаружить страшную картину: пряди волос сестры были привязаны к спинке кровати. Лицо девочки покраснело, но страшнее всего было смотреть на шрамы у нее на руках. Мама сидела на матрасе, пытаясь развязать узлы на волосах.

– Что случилось? – спросил Джаред.

– Отрежь их! – громко всхлипывала Мэллори. – Просто отрежь! Скорее! Я хочу встать с постели. Я хочу уехать из этого дома. Я ненавижу это место!

– Кто это сделал? – Мама сурово посмотрела на Джареда.

– Я не знаю! – Он оглянулся на Саймона, стоявшего в проходе с озадаченным видом. – Наверное, это дело рук той штуки в стене.

Глаза матери расширились и стали страшными.

– Джаред Грейс, я видела, как вчера вечером ты ссорился со своей сестрой!

– Мама, это не я. Честное слово. Ему даже страшно было представить, что мама решит, будто это сделал он. Они с Мэллори всегда ссорились, это было обычным делом, но…

– Мама, возьми ножницы! – кричала Мэллори.

– Так, оба, вон отсюда. Джаред, я с тобой потом поговорю.

Миссис Грейс снова повернулась к дочери, а Джаред вышел из комнаты с бьющимся сердцем. От воспоминания о завязанных волосах и шрамах Мэллори его передергивало.

– Ты считаешь, что это сделала та тварь, да? – спросил Саймон, когда они вошли в спальню.

– А ты? – Джаред с тревогой посмотрел на брата. Саймон кивнул.

– Я все время думаю о том стишке, что нашел в тайной комнате, – пробормотал Джаред. – Это единственный ключ, который у нас есть.

– И как нам поможет этот дурацкий стишок?

– Не знаю, – вздохнул Джаред. – Ты же у нас умный, ты и должен разгадать загадку.

– А почему ни с нами, ни с мамой ничего не произошло?

Джаред признался себе, что даже и не задумался об этом.

– Не знаю, – снова сказал он.

Саймон посмотрел на него долгим взглядом.

– Ну? А что ты думаешь? – спросил Джаред. Его брат направился к двери:

– Не знаю я, что я думаю. Пойду наловлю сверчков.

Джаред проследил за ним взглядом, спрашивая себя, что же теперь делать. Разве же он сможет сам что-то решить?

Одеваясь, он снова вспомнил стихотворение.

Вверх, вверх и снова вверх!

Это была самая простая строчка, но что она означала? Вверх – в доме? На крышу? Или на верхушку дерева?

А может быть, этот стишок был всего лишь пустяком, который древний обитатель дома хранил просто так, без всякой особой цели?..

Но поскольку Саймон кормил своих животных, а Мэллори по объективным причинам не могла встать с кровати, Джареду не оставалось ничего другого, как самому отправиться «вверх, вверх и снова вверх».

Вот так Может быть, это и не самая легкая подсказка. Но Джаред решил, что не произойдет ничего страшного, если он заберется наверх в доме – мимо второго этажа и на чердак.

Со ступенек давно облезла краска, и несколько раз доски, на которые Джаред наступал, так драматически трещали, что, казалось, вот-вот провалятся под его весом.

Чердак представлял собой обширное помещение с наклонным потолком. У дальней стены в полу зияла огромная дыра, через которую можно было увидеть одну из пустующих комнат этажом ниже. Старые полотняные одежные чехлы свисали с проволоки, протянутой через весь чердак Под крышей были видны птичьи гнезда, в ближнем к двери углу одиноко стоял манекен со шляпой на облезлой голове. В центре помещения в потолок уходила винтовая лестница.

Поднимаясь «… и снова вверх», Джаред перескакивал через две ступеньки за раз.

Комната, в которую он вошел, оказалась маленькой и ярко освещенной солнцем. По всем сторонам ее были окна, и когда Джаред выглянул в одно из них, то увидел старую крышу с выпавшей черепицей. Перед домом виднелся прицеп их автомобиля, в котором они приехали. А вот и старый каретный сарай, и большая лужайка, с дальней стороны окаймленная лесом. Наверное, это и есть та часть дома, над которой красуется странное металлическое ограждение на крыше.

Классное место! Даже Мэллори понравится… Джаред вздохнул. Если, конечно, ему удастся вытащить ее сюда. Может быть, она перестанет так расстраиваться из-за волос.

В комнате было совсем немного утвари. Старый сундук, маленький стул, граммофон и рулоны линялой ткани.

Джаред сел, вытащил из кармана сложенную бумажку и снова перечитал текст.

В торсе человека

Мой секрет хранится -

Всему людскому роду

Он может пригодиться…

Эти слова сильно тревожили Джареда. Ему вовсе не хотелось найти труп, даже если внутри его поджидало что-то интересное.

Яркий солнечный свет, заливавший комнату, немного успокаивал. В фильмах ужасные вещи крайне редко происходили при свете дня. Однако Джареду по-прежнему не очень хотелось открывать сундук.

Может быть, спуститься, найти Саймона и притащить его сюда? Но что, если в сундуке пусто? И стишок не имеет никакого отношения к ранам Мэллори и ее завязанным волосам?

Так и не решив, что ему делать, мальчик опустился на колени перед сундуком. Старый кофр поверх полусгнившей кожи был окован давно проржавевшими металлическими полосами. Джаред смахнул паутину и пыль с крышки. Что ж, по крайней мере, посмотреть-то можно? Вдруг разгадка станет более понятной, если он узнает, что внутри.

Затаив дыхание, Джаред открыл крышку. Сундук был забит старой одеждой, изъеденной молью.

В самом низу лежали карманные часы на длинной цепочке, изорванная шапка и кожаный пенал со старыми карандашами диковинного вида и обломками угля.

Ни один из предметов в сундуке не выглядел так, будто содержит в себе некую тайну для всего рода людского. И ничего похожего на труп тоже не было.

В торсе человека

Мой секрет хранится…

Джаред посмотрел на старый кофр еще раз, и его осенило. Сундук выглядел как разверстая грудная клетка. Торс человека – это ведь и есть грудь, правда же? (В английском языке слово chest означает одновременно – «сундук» и «грудная клетка». – Примеч. пер.)

Джаред разочарованно вздохнул. Сдается, что он прав, но при этом подтвердить свою правоту ему нечем! Ничего особенного в сундуке не нашлось. А остальные строчки стихотворения вообще кажутся бессмыслицей.

Где правда, а где – ложь? И где у них граница?

Как это можно хоть сколько-нибудь внятно истолковать? Звучит как словесная игра.

Что значит – ложь? Это имеет отношение к данной ситуации? Или к содержимому сундука? Или к самому сундуку? Он стал думать о сундуках и сразу же представил себе пиратов, которые закапывают сундуки с сокровищами на необитаемых островах.

Вот-вот – закапывают! Прячут.

А вдруг это сундук с двойным дном? Джаред внимательно осмотрел кофр и убедился, что его дно чуть выше от пола, чем должно быть. Неужели он разгадал загадку?

Мальчик вновь принялся разгребать барахло, которым был набит сундук, пытаясь нащупать нечто вроде ручки, чтобы открыть двойное дно. Ничего не обнаружив, он стал ощупывать внешние стенки сундука. В конце концов, после того как он надавил ладонью на край левой стенки, из нее выскочил потайной ящичек.

Боясь поверить в удачу, Джаред засунул руку внутрь и нащупал сверток, завернутый в грязную тряпку. Сняв ее, мальчик увидел старую книгу, пахнувшую горелой бумагой. Название, вытисненное на коричневой коже переплета, гласило: «Путеводитель Артура Спайдервика по фантастическому миру вокруг вас».

Обложка по краям истрепалась. Джаред открыл книгу и увидел множество акварельных рисунков. Надписи были сделаны чернилами и уже расплылись от времени и сырости. Мальчик быстро перелистал книжку, проглядывая заметки, вставленные в нее и написанные тем же почерком, что и таинственная записка.

Самым же удивительным было содержание книги. Она таила в себе массу сведений обо всем загадочном и волшебном.

Глава 5

В которой Джаред читает книгу и ставит ловушку

Мэллори и Саймон фехтовали на лужайке, когда Джаред нашел их. Волосы Мэллори, собранные в хвост, выбивались из-под ее фехтовального шлема, и Джаред заметил, что они стали короче, чем раньше. Она явно хотела компенсировать отчаянным фехтованием свою утреннюю слабость. Саймону с трудом удавалось парировать ее удары. Сестра почти прижала брата к полуразрушенному каретному сараю, и он тщетно пытался контратаковать.

– Я кое-что нашел! – крикнул им Джаред.

Саймон повернул голову в шлеме. Мэллори воспользовалась этой возможностью, чтобы нанести ему удар в грудь.

– Три – ноль, – констатировала Мэллори. – Я тебя разгромила.

– Ты меня обманула!

– Ты позволил себя отвлечь, – пожала плечами сестра.

Саймон снял с головы шлем, бросил его на землю и с досадой посмотрел на Джареда:

– Спасибо тебе.

– Извини, – машинально произнес Джаред.

– Ведь обычно с ней ты фехтуешь.

Я-то просто хотел тут жаб набрать, – ворчал Саймон.

– Я был занят. Даже если у меня и нет такой кучи идиотских животных, это не значит, что я не Moгy быть занят, – огрызнулся в ответ Джаред.

– Заткнитесь оба, – велела Мэллори, тоже снимая шлем. Лицо ее раскраснелось. – Что ты нашел?

Джаред попытался вернуть хотя бы часть своего прежнего восторга:

– Книгу на чердаке! Она про волшебство, настоящее волшебство. Смотри, сколько здесь уродов!

Мэллори взяла у него книгу и просмотрела ее.

– Это для детей младшего возраста. Сказочки.

– Нет! – возмущенно сказал Джаред. – Это путеводитель. Ну, как справочник, понимаешь? Бывают такие, по птицам к примеру, – чтобы знать, как их различать.

– Ты что же, думаешь, мои волосы к кровати привязал кто-нибудь из этих гномов? – фыркнула Мэллори. – Мама подозревает, что это ты. Она считает, что с тех пор, как папа ушел, ты ведешь себя очень странно. Ну там дерешься в школе и все такое…

Саймон молча стоял рядом.

– Но ты ведь так не думаешь? – Джаред посмотрел на сестру с надеждой, что она согласится. – И ты тоже всегда дерешься…

Мэллори тяжело вздохнула.

– Я не думаю, что ты настолько глуп, чтобы сделать такую гадость, – сказала она, сжав кулаки, как бы показывая, что именно будет с тем, кто это сделал. – Но я и не думаю, что это гномы.

За ужином, накладывая им в тарелки курицу и картофельное пюре, мама была как-то необычно тиха. Мэллори тоже не слишком много разговаривала, зато Саймон снова и снова рассказывал о том, сколько он нашел головастиков и как они скоро превратятся в лягушек, потому что у них уже есть маленькие лапки.

Джаред их уже видел. До лягушек им было расти и расти. То, что Саймон называл лапками, на самом деле выглядело как рыбьи плавники.

– Мам, – в какой-то момент спросил Джаред, – у нас был родственник по имени Артур?

Мама с подозрением посмотрела на него:

– Нет. Не думаю. Почему ты спрашиваешь?

– Просто интересно, – пробормотал Джаред. – А что значит Спайдервик?

– Это фамилия тетушки Люсинды, – ответила мама. – И это была девичья фамилия моей матери. Возможно, Артур был одним из родственников тети Люси. А теперь скажи мне, почему тебя все это интересует?

– Просто я нашел кое-что из его вещей на чердаке, вот и все, – сказал Джаред.

– На чердаке! – Мама чуть не расплескала свой холодный чай. – Джаред Грейс! Чтобы ты знал – половина второго этажа настолько прогнила, что если ты оступишься, то окажешься в гостиной.

– Я стоял на безопасной стороне, – запротестовал Джаред.

– Мы не знаем, есть ли на чердаке безопасная сторона. Я не хочу, чтобы вы там играли, особенно ты, – сказала мама, глядя прямо на Джареда.

Мальчик закусил губу. «Особенно ты». До конца ужина Джаред молчал.

– Ты что, всю ночь собираешься читать? – спросил Саймон. Он сидел на своей кровати. Джеффри и Лимонка бегали по клетке, а головастики плавали в одном из аквариумов.

– А что, нельзя? – парировал Джаред, не отрываясь от книги. На каждой потрепанной стра-нице он находил все новые и новые потрясающие факты. Неужели в их доме и правда могли быть домовые? А эльфы во дворе? Русалки в ручье? В «Путеводителе» они были описаны так реально! Сейчас Джареду ни с кем не хотелось разговаривать, даже с Саймоном. Ему хотелось только читать и читать.

– Не знаю, – сказал Саймон. – Я думал, что тебе быстро надоест. Ты же не любишь читать.

Джаред поднял глаза и заморгал. Это было действительно так. Настоящим читателем в их семье был Саймон. А Джаред… Он славился тем, что чаще других попадал во всякие истории.

Он перевернул страницу:

– Хочу и читаю… Саймон зевнул:

– Ты что, боишься уснуть? Ну то есть боишься того, что сегодня еще может произойти?

– Ты только посмотри! – Джаред показал на одну из первых страниц. – Вот это существо называется «домовой»…

– Как девчонки-скауты? (По-английски девочек-скаутов младшего возраста называют «brownie» – дух дома, домовой).

– Не знаю. Он вот такой, смотри. – Джаред подвинул книгу Саймону.

На пожелтевшей бумаге чернилами был нарисован маленький человечек с метелкой для пыли, сделанной из перышка от воланчика для бадминтона и булавки.

Рядом, на противоположной странице, было изображено еще одно существо, тоже маленькое, но сгорбленное и с осколком стекла в руках.

– Что это с ним? – спросил Саймон, указывая на вторую фигурку. Сам того не желая, он все больше увлекался.

– Артур утверждает, что это обозленный домовой. Вообще-то домовые – полезные ребята, но если их разозлить, они просто с ума сходят. Начинают пакостить, и с ними невозможно сладить. Тогда они могут стать вредными. Скорее всего такая гадость у нас и завелась туг.

– Ты думаешь, мы его разозлили тем, что разорили его жилье?

– Да, может быть. А может, он и раньше уже с катушек слетел. Вот посмотри на него, – Джаред показал на домового, – не похоже, чтобы он жил в убогом гнезде, украшенном дохлыми тараканами.

Саймон кивнул, глядя на картинку.

– Поскольку ты нашел книгу в этом доме, – сказал он, – ты считаешь, что это портрет нашего домового?

– Я еще об этом не думал, – тихо ответил Джаред. – Хотя в этом есть определенный смысл.

– А в книге сказано, что мы должны делать? Джаред покачал головой:

– Здесь говорится о разных способах поймать их. Не по-настоящему, но хотя бы увидеть… или получить доказательства.

– Джаред, – с сомнением сказал Саймон. – Мама велела закрыть дверь и оставаться в спальне. Нам ведь меньше всего надо, чтобы мама решила, будто это ты напал на Мэллори?

– Но она все равно считает, что это был я. Если сегодня ночью что-нибудь произойдет, она опять подумает на меня.

– Не подумает. Если я скажу ей, что ты всю ночь спал в своей постели.

И кроме того, таким образом мы сможем убедиться, что с нами ничего не произойдет.

– А Мэллори? – спросил Джаред. Саймон пожал плечами:

– Я видел, как она ложилась в постель с одной из своих шпаг. Я бы с ней не стал связываться.

– Да уж. – Джаред залез в постель и снова открыл книгу. – Я просто хочу еще немножко почитать.

Саймон кивнул и встал, чтобы посадить мышей в их клетки. Потом он лег и укрылся одеялом, пробормотав «спокойной ночи».

Джаред продолжал читать, и каждая страница все глубже и глубже погружала его в мир лесов и ручьев, полных созданий, которые казались ему настолько близкими, что их почти можно было потрогать руками. Он даже чувствовал горячее дыхание тролля и стук гномьих топоров.

Когда он перевернул очередную страницу, стояла уже глубокая ночь. Саймон закутался в одеяла так, что Джаред мог видеть только его макушку. Джаред прислушался, но слышны были только порывы ветра и шум воды в трубах. Никаких шорохов и скрипов. Даже звери Саймона и те спали.

Джаред еще раз посмотрел на страницу, которую читал. «Домовые получают удовольствие от того, что мучают тех, кого они когда-то защищали. Они заставляют молоко сворачиваться, двери за– хлопываться, собак выть и вообще творят безобразия».

Саймон верил ему, ну или почти верил, а вот Мэл-лори и мама – нет. Кроме того, они с братом близнецы, и то, что Саймон ему верит, – как бы не считается. Джа-ред снова заглянул в книгу. «Рассыпьте сахарную пудру или муку на полу – это способ получить следы ног».

Если он покажет им отпечатки ног, они ему поверят.

Джаред открыл дверь и прокрался вниз. В темной кухне была абсолютная тишина. Он прошел по холодной плитке к одной из полок – там стояла старинная аптекарская стеклянная банка, в которой мама хранила муку. Зачерпнул несколько горстей и рассыпал муку по полу. Слой мучной пыли показался ему недостаточным. Джаред не был уверен, что следы хорошо отпечатаются.

Вполне вероятно, что домовой даже и не пойдет по полу. Вроде бы он по стенкам ходит. Джаред стал вспоминать, что он еще узнал про домовых из книги. Злобные. Полные ненависти. И еще – от них трудно избавиться.

В нормальной своей ипостаси они были полезными и симпатичными. Помогали в домашних делах всего лишь за порцию молока. Что, если… Джаред достал из холодильника молоко и налил в блюдце.

Может, ради молока домовой вылезет из-за стены и оставит свои следы на муке?

Глядя на блюдечко с молоком на полу, Джаред не мог отделаться от ощущения, что ему одновременно плохо и странно. Странно, что он вообще здесь, внизу, на кухне, ставит ловушку для существа, которого не знает и в существование которого еще две недели назад совершенно не верил.

А плохо ему было потому, что… Он прекрасно знал, что означает – испытывать злобу. И знал, как легко поссориться с человеком, даже в тех случаях, когда ты злишься на кого-то совершенно другого. Может быть, именно это сейчас и чувствовал домовой. И тут Джаред заметил еще кое-что. Он оставил свои собственные следы на полу, протопав по муке от миски с молоком до двери в коридор.

– Вот дурак, – пробормотал он, оглядываясь в поисках метлы. В этот момент зажегся свет.

– Джаред Грейс! – прогремел откуда-то сверху голос его матери.

Джаред быстро повернулся, остро осознавая, насколько виноватым он выглядел.

– Иди спать, – сказала мама.

– Я пытался поймать… – начал было он, но мама не дала ему закончить:

– Нет уж, дорогой мой. Иди.

Подумав секунду, Джаред даже обрадовался, что она прервала его занятие. Идея поймать домового таким способом, возможно, была не самой лучшей.

Бросив последний взгляд через плечо на муку, рассыпанную по полу, Джаред начал подниматься по лестнице.

Глава 6

В которой в кубиках льда обнаруживаются неожиданные вещи

Джаред проснулся от голоса матери. Она явно очень злилась:

– Джаред, вставай! Вставай немедленно!

– Что случилось? – сонно спросил он, вылезая из-под одеяла. На мгновение он подумал, что проспал и опоздал на уроки. Однако тут же вспомнил: они ведь только что переехали и его еще не успели определить в новую школу.

– Вставай, вставай! – повторила мама. – Притворяешься, что не понимаешь, о чем это я? Прекрасно! Пойдем вниз, и ты сам все увидишь.

На кухне царил чудовищный беспорядок. Мэллори метлой выметала осколки фарфоровой миски. Стены были разрисованы шоколадным сиропом и апельсиновым соком. На подоконниках валялась скорлупа разбитых яиц, их содержимое стекало на пол.

Саймон сидел на кухонном столе. На руках у него виднелись такие же шрамы, что и у Мэллори накануне, глаза были красными, как будто он плакал.

– Ну? – с вызовом спросила мама.

– Я… я этого не делал, – сказал Джаред, глядя на своих домочадцев. Не могут же они и вправду верить, что он способен на что-то подобное?

И вдруг на полу кухни, рядом с рассыпанными кукурузными хлопьями и кусочками апельсиновой корки, Джаред заметил маленькие следы на муке. Они были размером с его мизинец, и он ясно видел отпечатки крошечной пятки и пальцев ноги.

– Смотрите! – воскликнул Джаред, указывая на пол. – Видите? Маленькие следы.

Мэллори пристально поглядела на него, сузив от гнева глаза:

– Заткнись, Джаред. Мама говорит, что ночью застала тебя на кухне. Это ты оставил следы!

– Нет! – закричал Джаред.

– Тогда посмотри в холодильнике.

– Что? О чем ты говоришь? Саймон издал всхлипывающий звук.

Мама взяла у Мэллори метлу и принялась сердито сметать муку и хлопья.

– Мама, подожди, следы…. – начал Джаред, но мама не обратила на него никакого внимания. Два взмаха метлой – и все доказательства, которые у него, казалось бы, только что появились, исчезли в мусорном ведре.

Мэллори открыла дверцу холодильника. Все головастики Саймона были заморожены – каждый в отдельном кубике льда. Рядом лежала записка, написанная чернилами на куске картона от коробки с хлопьями:

«Не слишком-то хорошо замораживать мышей».

– И Джеффри с Лимонкой исчезли! – жалобно произнес Саймон.

– Так, теперь расскажи нам, что ты сделал с мышами своего брата, – потребовала мама.

– Мама, я ничего не делал. Правда. Мэллори схватила Джареда за плечо:

– Не знаю, какие у тебя были намерения, но можешь уже начинать жалеть о них.

– Мэллори, – предупреждающим тоном остановила ее мама.

Сестра отпустила Джареда, однако ее взгляд обещал, что он еще свое получит.

– Я не думаю, что это сделал Джаред, – всхлипывая, проговорил Саймон. – Наверное, это был домовой.

Мама ничего на это не ответила. Хотя на лице у нее было написано: по ее мнению, манипулирование братом – самое худшее из того, что мог придумать Джаред.

– Вынеси мусор, – распорядилась она, обращаясь к нему – Если ты думаешь, что это было смешно, посмотрим, как ты посмеешься, когда будешь все убирать. Джаред опустил голову. Как он мог заставить ее поверить себе? Он молча оделся, потом взял три черных пластиковых мешка и побрел вытаскивать мусор во двор.

Погода на улице стояла теплая и небо было голубым. Воздух пах сосной и свежескошенной травой. Но погожий день совсем не радовал мальчика.

Один из мешков выпал у него из рук, пластик порвался. Охнув от досады, Джаред опустил мешки на землю и принялся исследовать повреждение. Разрыв был довольно большим, и часть мусора вывалилась наружу. Собирая мусор, Джаред вдруг понял, что держит в руках. Содержимое дома таинственного обитателя!

Рваные лоскутки ткани, кукольная голова, булавки с перламутровыми головками. При дневном свете Джаред обнаружил, что здесь были и другие странные вещи, которые он не заметил раньше. Например, яйцо дятла, разбитое. А еще вырезки из какой-то газеты, вплоть до совсем крошечных – по одному слову. «Светящийся» было написано на одном кусочке, «Монолог» – на другом.

Собрав все предметы из гнезда, Джаред аккуратно сложил их в стороне от остального мусора. Может быть, стоит сделать новый дом для домового? Интересно, ему это понравится? Остановит ли его проказы? Он подумал о плачущем Саймоне и о бедных глупых головастиках, замороженных в кубиках льда. Джареду совершенно не хотелось делать что-то, чтобы задобрить домового. Наоборот – не терпелось его поймать, побить и заставить пожалеть о том, что он вообще вылез из стены.

Подтащив оставшиеся мешки к мусорному баку, Джаред оглянулся на кучку вещей домового. Он не знал, как с ними поступить, может быть, сжечь, может быть, вернуть назад? Наконец Джаред решил внести их в дом.

Мама стояла у входа, поджидая его.

– Что это у тебя? – спросила она.

– Ничего, – ответил Джаред.

Больше вопросов мама не задавала. По крайней мере, не стала расспрашивать о том, зачем ему нужен этот мусор.

– Джаред, я знаю, что ты расстроен уходом отца. Мы все этим расстроены, – сказала она и замолчала.

Джаред потупился и уставился на свои ботинки. Даже если он и переживал из-за ухода отца, это совсем не значило, что он должен был кинуться портить их новый дом, издеваться над братом или привязывать волосы сестры к кровати.

– Ну и что? – выдавил он, думая, что раз мама молчит, то, значит, ждет хоть какого-то ответа.

– И что?! – переспросила она. – А то, что ты должен справиться со своим гневом, Джаред Грейс. Твоя сестра всерьез увлекается фехтованием, у твоего брата есть его животные, а ты…

– Я этого не делал, – сказал Джаред. – Почему ты мне не веришь? Из-за той драки в школе?

– Должна признаться, я была шокирована, когда узнала, что ты разбил нос тому мальчику, – ответила мама. – Это именно то, о чем я говорю. Саймон никогда не участвует в драках. И ты не лез драться, пока отец не ушел.

Джаред еще внимательнее стал рассматривать свои ботинки.

– Могу я войти в дом? – спросил он, так и не подняв головы.

Мама кивнула, но стоило ему сделать шаг, как она остановила его, положив руку ему на плечо:

– Если здесь произойдет еще что-либо подобное, мне придется тебя кое к кому отвести. Ты понял меня?

Джаред кивнул. И вдруг почувствовал себя обреченным. Он вспомнил недавний разговор с братом и сестрой по поводу тети Люси и сумасшедшего дома. Теперь Джареду неожиданно стало очень и очень жаль старушку.

Глава 7

В которой выясняется судьба мышей,

Мне правда нужна ваша помощь, – сказал Джаред. Его брат и сестра лежали на ковре перед телевизором.

У каждого был пульт, и он видел, как на их лицах мерцали разноцветные блики, когда переключались каналы.

Мэллори фыркнула и не произнесла ни слова. Джаред решил, что это положительный ответ. Такая уж сейчас сложилась обстановка – когда все, что не было дракой, означало положительный ответ.

– Я знаю, вы думаете, будто это сделал я, – продолжил Джаред, открывая книгу на странице, посвященной домовым. – Но это не я, честно. Вы же слышали, как эта штука шевелилась в стенах. Еще эта за-писка на столе и следы на муке. А помните гнездо? Помните, как вы сами все вытащили из него?

Мэллори встала и вырвала «Путеводитель» у него из рук.

– Отдай! – взмолился Джаред, пытаясь отобрать у нее книгу.

Сестра подняла ее высоко над головой.

– Из-за этой книги начались все наши проблемы.

– Нет! – воскликнул Джаред. – Это не так Я нашел «Путеводитель» после того, как тебе привязали волосы. Отдай, Мэллори. Пожалуйста, отдай.

Теперь девочка держала книгу обеими руками, в раскрытом виде, явно собираясь порвать ее.

– Мэллори, нет! Не надо! – Джаред от ужаса едва не потерял дар речи. Если он сейчас же что-нибудь не придумает, «Путеводитель» будет разорван на кусочки.

– Подожди, Мэл, – вступил в разговор Саймон, вставая с пола.

Мэллори застыла на месте, ожидая, что он скажет дальше.

– Какая помощь тебе нужна, Джаред? Джаред сделал глубокий вдох:

– Я подумал, раз домовой расстроился из-за того, что мы разрушили его гнездо, то можно сделать новое. Ну, чтобы задобрить его. Я… я нашел скворечник и сложил туда его вещи. Мне показалось… ну, что этот домовой – вроде нас. Может быть, он тут тоже не по своей воле оказался. Может быть, он совсем не хочет тут жить и бесится из-за этого.

– Ладно, прежде чем я скажу, что верю тебе, – начала Мэллори, по-прежнему держа книгу в руках, – поведай нам, что именно мы должны делать.

– Мне нужно, чтобы вы опять запустили лифт и я попал в ту библиотеку. Хочу устроить его гнездо там. Мне кажется, что так он будет чувствовать себя в безопасности.

– Покажи нам этот домик, – потребовала Мэллори.

Все вместе они проследовали за Джаредом в холл, где он показал им новое жилище домового. Домик был сделан из деревянного скворечника, достаточно большого, чтобы там поместилась ворона. Джаред нашел его на чердаке. Мальчик показал брату и сестре, как он аккуратно сложил внутри все вещи домового, кроме тараканов. На стенки он наклеил вырезки из газет и журналов.

– Ты что же, мамины журналы брал? – спросил Саймон.

– Ну да, – ответил Джаред, пожимая плечами.

– Да уж, поработал ты на славу, – оценила его труд Мэллори.

– Ну что, вы мне поможете? – спросил Джаред. Он двинулся было, чтобы забрать у сестры «Путеводитель», но остановился в нерешительности, по-скольку не хотел, чтобы она снова на него разозлилась.

Мэллори переглянулась с Саймоном, кивнула и отдала книгу.

– Я хочу сам туда пойти, – сказал Саймон.

Джаред поколебался, но согласился.

Пройдя мимо террасы, где мама разговаривала с кем-то по телефону, ребята отправились на кухню. Саймон остановился перед лифтом в каком-то сомнении:

– Как ты считаешь, мои мыши живы?

Джаред не знал, что ответить. Он вспомнил головастиков, заморо– И женных в кубиках льда. Ему хотелось успокоить Саймона, но совершенно не хотелось врать. Саймон опустился на колени и залез в лифт. Через несколько мгновений Мэллори уже поднимала его наверх. Когда лифт только начал двигаться, Сай– мон ахнул, но потом от него не было слышно ни звука, даже когда лифт остановился.

– Ты говорил, что там есть стол и бумаги, – сказала Мэллори.

– Да, говорил…

Джаред не понимал, к чему она клонит. Если она не верила ему, можно было спросить Саймона по возвращении.

– Я к тому, что стол надо было туда как-то внести, не так ли? – продолжала сестра. – А он не маленький. То есть там бывали взрослые люди – а как они туда попадали?

Джаред на секунду задумался, но потом понял:

– Потайная дверь?

– Вероятнее всего, – согласно кивнула Мэллори. Лифт снова опустился, и теперь в него залез Джаред со скворечником в руках. Мэллори потянула веревку и лифт двинулся вверх по темному тоннелю внутри стены. Путешествие было быстрым, но Джаред все равно вздохнул с облегчением, лишь когда оказался в библиотеке.

Саймон стоял посреди комнаты в полном изумлении. Джаред улыбнулся:

– Ну, теперь ты видишь?

– Здесь так клево! – сказал Саймон. – Ты посмотри, сколько тут книг про животных!

Думая о потайной двери, Джаред пытался вычислить, где именно она находится, и вспоминал расположение других комнат на этаже. Направление, которое вело к холлу, он определил легко.

– Мэллори считает, что тут есть потайная дверь, – сказал он.

Саймон подошел поближе и тоже взглянул на стену, которую осматривал Джаред.

Стену занимали большая картина в массивной раме, этажерка с книгами и высокий платяной шкаф.

– Картина, – сказал Саймон, и они вместе, поднапрягшись, сняли ее.

На портрете был изображен худой мужчина в очках, очень прямо сидевший на зеленом стуле перед мольбертом. Джаред спросил себя, уж не Артур ли это Спайдервик?

За картиной была ровная стена.

– Может быть, вытащить книги? – спросил Джаред, берясь за одну под названием «Загадочные грибы».

Саймон открыл двери гардероба:

– Ой, ты только посмотри!

Вот и дверь в коридор, на лестницу. Через несколько минут к ним присоединилась Мэллори.

– Какое странное место, – сказала она. Саймон усмехнулся:

– Да, и о нем никто, кроме нас, не знает.

– Еще домовой знает, – сказал Джаред.

Он подвешивал скворечник на кронштейн настенного светильника. Мэллори и Саймон помогли ему.

Джаред положил внутрь свою варежку, подумав, что домовой сможет использовать ее как спальный мешок.

Саймон добавил маленькое блюдечко, из которого поил своих ящериц.

Похоже, и Мэллори наконец поверила Джареду, потому что она вернула в домик свою серебряную медаль за фехтование на голубой ленточке.

Закончив, они осмотрели место действия и пришли к выводу, что домик получился очень красивым.

– Давайте оставим ему записку, – предложил Саймон.

– Записку? – переспросил Джаред.

– Да. – Саймон порылся в столе и нашел бумагу, перо и чернильницу.

– Надо же, – сказал Джаред и показал на акварель, изображавшую мужчину и девочку. – В прошлый раз я этого не заметил.

Под картинкой карандашом было написано: «Моя дорогая дочь Люсинда, 4 года».

– Значит, Артур был ее папой? – спросила Мэллори.

– Наверное, – откликнулся Саймон, приготовившись писать.

– Давайте я напишу, – сказала Мэллори. – Вы будете тут колупаться целую вечность. Только скажите мне, что писать.

Она открыла чернильницу и опустила туда перо. Оно оставляло на бумаге неровный, но хорошо видимый след.

– Дорогой домовой, – начал Саймон.

– Ты считаешь, так будет достаточно вежливо? – перебил его Джаред.

– Я уже все равно написала, – прервала их Мэллори.

– Дорогой домовой, – снова заговорил Саймон. – Хотим сообщить вам: мы сожалеем, что разрушили ваш первый домик. Надеемся, вам понравится тот новый, что мы сделали, и даже если не понравится, мы надеемся, что вы перестанете нас наказывать… а если Джеффри и Лимонка у вас, обращайтесь с ними хорошо, потому что они хорошие мыши.

– Ну вот, – сказала Мэллори, заканчивая писать.

– Отлично, – подытожил Джаред.

Они положили записку на пол рядом с домиком и ушли из библиотеки.

На следующей неделе ни у кого из них не было времени нанести визит в библиотеку, даже через шкаф. Днем в доме все время толклись строители, де-лавшие ремонт. Мама же следила за каждым шагом своих детей круглые сутки.

Наконец начались и занятия в школе, и Джаред понял, что он напрасно боялся. Школа была маленькая, но там, к радости Мэллори, существовала своя фехтовальная команда. Дети отнеслись к новичкам нормально. Да и Джаред вел себя хорошо.

Ночные нападения, кстати, тоже прекратились, как и шорохи в стенах. Только короткие волосы Мэллори напоминали о том, что недавно произошло.

Саймон и Мэллори горели желанием посетить библиотеку так же, как и Джаред. Но такая возможность появилась у ребят только в воскресенье, когда мама отправилась в магазин, оставив Мэллори за старшую. Как только мамина машина скрылась за поворотом, все трое кинулись в библиотеку.

Внутри ничего не изменилось. Картина стояла, прислоненная к стене, скворечник висел на своем месте – как было, когда они оставили комнату в прошлый раз.

– Записка исчезла! – объявил Саймон.

– Это ты ее взял? – спросила Мэллори у Джареда.

– Нет!

Послышалось негромкое покашливание, и все трое обернулись. На столе стоял маленький, размером с карандаш, человечек в поношенной одежде и широ– кополой шляпе. Его черные живые глазки напоминали жучков, нос был большим и красным, и сам он очень походил на свое изображение в «Путеводителе». В руках у человечка были два поводка, которыми он удерживал парочку мышей, обнюхивавших край стола.

– Джеффри! Лимонка! – воскликнул Саймон.

– Портняжке очень нравится его новый дом, – промолвил человечек. – Но он пришел сказать не об этом.

Джаред растерянно кивнул, не зная, что ответить. Мэллори выглядела так, будто кто-то ударил ее по лицу, но она не понимала кто.

– Книга Артура Спайдервика не для вас, – продолжал домовой. – Там слишком много сведений о волшебстве. Все, кто читал эту книгу, так или иначе пострадали – от жестокого насилия или злых чар. Выбросите книгу, а лучше – сожгите! Если вы не поостережетесь, то навлечете на себя их гнев.

– Их? Чей? – спросил Джаред, но маленький человечек коснулся своей немыслимой шляпы и спрыгнул со стола. Он приземлился в пятне солнечного света под окном и исчез.

Мэллори вышла из транса.

– Можно посмотреть книгу? – спросила она. Джаред кивнул. Он теперь повсюду носил «Путеводитель» с собой.

Мэллори нагнулась и стала перелистывать страницы, быстрее, чем Джаред мог читать.

– Слушай, ты что делаешь? – спросил Джаред.

– Я просто смотрю, – странным голосом сказала Мэллори. – Слушай… какая это большая книга.

– Да уж, не маленькая, – согласился Джаред.

– И все эти главы… неужели это все правда? Джаред, похоже, что правда.

Внезапно Джаред понял, что она имеет в виду.

Это действительно была большая книга, очень большая книга, слишком большая, чтобы понять ее. И хуже всего было то, что они прочитали пока только самое начало.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть