Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Спайдервик. Хроники Spiderwick Chronicles
Книга 4. Железное дерево

Глава 1

В которой происходит поединок, скорее похожий на избиение

Двигатель автомобиля был уже заведен, Мэллори стояла, прислонившись к дверце у переднего сиденья. Ее повседневные кроссовки выглядели ужасно в контрасте с белоснежными гольфами фехтовального костюма. Волосы она смазала гелем и так туго стянула на затылке в высокий «конский хвост», что глаза оказались неестественно выпученными. Миссис Грейс, уперев руки в бока, стояла у другой дверцы – со стороны водительского места.

– Я его нашел! – прокричал Джаред, подбегая к ним. Он пытался отдышаться.

– Саймон! – воскликнула мама. – Где ты пропадал? Мы все обыскали!

– В каретном сарае, – виновато произнес Саймон. – Ухаживал за… за… птичкой, которую мы недавно подобрали.

Саймон чувствовал себя не в своей тарелке. Вообще-то он предпочитал избегать неприятностей. Это было скорее хобби Джареда.

Мэллори закатила глаза:

– Нашел время! Напрасно мама не пожелала уехать без тебя.

– Мэллори! – укоризненно произнесла мама и недовольно покачала головой. – Так. Все – в машину. Мы уже опаздываем, а мне еще нужно по дороге завезти кое-что на работу.

Мэллори засунула в багажник свою сумку, и Джаред вдруг заметил, что грудная клетка сестры выглядит странно. Какая-то она была… одеревенелая, что ли? И… огромная!

– Что это у тебя? – спросил он, тыча в грудь сестры пальцем.

– Отстань! – огрызнулась та. Джаред захихикал:

– Выглядит, как будто ты просто…

– Заткнись! – оборвала его сестра, усаживаясь на переднее сиденье, в то время как братья устраивались сзади. – Это для защиты, мне положено это надевать.

Они выехали за ворота. Продолжая улыбаться, Джаред стал смотреть на мелькавший в окне пейзаж. Где-то там, за холмами, – он не был вполне уверен, что мог бы сейчас вспомнить правильный путь туда, – пряталась околдованная эльфами роща. Улыбка на лице мальчика сменилась довольно хмурым выражением, когда он подумал, что недавно едва не остался там плененным навсегда.

Уже больше двух недель никто из волшебных существ не проявлял активности – даже домовой Портняжка вел себя тихо. Подчас Джареду приходилось напоминать себе, что все это было на самом деле. Для многих странностей, случившихся в Спайдервике, казалось, легко было найти разумное объяснение. Даже то, что вода из крана на кухне вдруг обрела вкус жгучего перца, можно было оправдать просто наличием в ней массы загрязнений. До тех пор пока старый водопровод не был подключен к центральной линии, они пользовались водой, купленной в супермаркете, и мама не видела в этом ничего необычного.

Однако существовала еще «птичка», за которой ухаживал Саймон, – огромный грифон. И этого никто не мог объяснить, кроме «Путеводителя по фантастическому миру вокруг вас» Артура Спайдервика.

– Прекрати жевать волосы! – сказала миссис Грейс дочери, которая задумчиво покусывала кончик своего «конского хвоста». – Что заставляет тебя так нервничать? Твоя новая фехтовальная команда? Тебе там действительно хорошо? – Да, все в порядке, – откликнулась Мэллори. Раньше, в Нью-Йорке, она фехтовала в тренировочных брюках и куртке, выбранных из кучи в раздевалке своей команды. И поединки судил парень, который поднимал руку с ее стороны, если она зарабатывала очко. А в новой школе все члены фехтовальной команды носили настоящую униформу, и их костюмы были соединены электрошнуром с табло, которое загоралось, когда кто-то пропускал укол.

Вероятно, у мамы имелось и другое объяснение нервозности Мэл:

– Это тот мальчик, да? Тот, с кем ты разговаривала в среду, когда я заехала за тобой в школу?

– Какой еще мальчик? – спросил с заднего сиденья Саймон, готовый начать смеяться.

– Сиди тихо, – сказала мама, но все же пояснила: – Крис. Капитан фехтовальной команды. Он ведь капитан, не так ли? – повернулась она к Мэллори.

Та пробормотала себе под нос что-то неопределенное.

– Крис и Мэллори сидят на дереве и ЦЕ-ЛУ-ЮТ-СЯ, – пропел Саймон.

Джаред засмеялся, и Мэллори обернулась к заднему сиденью, сверкая глазами:

– Хотите потерять все свои молочные зубы разом?

– Не обращай на них внимания, – сказала мама. – И перестань так волноваться. Ты умная и симпатичная девочка, к тому же прекрасно фехтуешь. Держу пари, ты ему нравишься.

– Мам! – простонала Мэллори и, сжавшись на своем сиденье, отвернулась к окну.

Миссис Грейс остановилась у библиотеки, где работала, занесла туда какие-то бумаги и вернулась к машине.

– Давай быстрее! Мне нельзя опаздывать, – ныла Мэллори, приглаживая свои волосы, которые в этом совсем не нуждались. – Это мои первые соревнования!

Мама успокоила ее:

– Да мы уже почти приехали.

Джаред отвернулся было от окна, но в этот момент увидел под дорогой что-то вроде огромного глубокого кратера. Школьный автобус обычно возил учеников другим путем, поэтому никогда раньше Джаред не проезжал мимо этого места.

– Саймон, смотри! Что это?

– Заброшенная каменоломня, – раздраженно пояснила Мэллори. – Когда-то здесь добывали строительный камень.

– Каменоломня… – как эхо повторил Джаред. Он припомнил, что, кажется, видел это название на карте, которую они нашли в кабинете Артура.

– Может, здесь даже находили какие-нибудь доисторические окаменелости? Как вы думаете? – Саймон навалился сзади на брата и вытянул шею, чтобы лучше рассмотреть карьер. – Не удивлюсь, если тут жили динозавры.

Мама уже выруливала на парковку перед школой. Она ничего не ответила.

Джаред, Саймон и мама поднялись на трибуну спортзала, а Мэллори осталась внизу со своей командой. На трибуне уже сидело довольно много болельщиков: члены семей других фехтовальщиков и ребята, которых Джаред знал по школе.

На полу был раскатан длинный прямоугольник с нанесенными на нем линиями. Мэллори назвала его дорожкой, но Джаред подумал, что он больше похож на вытянутый черный мат. За ним стоял складной столик с электронным табло для подсчета очков. Цветные кнопки на нем скорее напоминали игрушку, чем детали важного механизма. Главный судья соревнований колдовал с проводами, подсоединяя их к табло и проверяя мощность, необходимую, чтобы производить звук и вспышки света.

Мэллори заняла один из металлических стульев недалеко от края дорожки и принялась распаковывать свою сумку. Капитан команды Крис, присев возле Мэл на корточки, что-то говорил ей. Члены другой команды собрались у противоположного конца дорожки. На всех участниках соревнований были такие белоснежные фехтовальные костюмы, что у Джареда заболели глаза.

Наконец главный судья объявил о начале поединков. Он вызвал первую пару фехтовальщиков и прицепил сзади к костюму каждого из участников по электрошнуру.

Когда поединок начался, Джаред попытался вспомнить, что Мэллори говорила о значении световых вспышек, но не смог.

– Вообще-то это глупо, – произнес Джаред, ни к кому особо не обращаясь. – Мне больше нравится фехтование без всех этих штучек.

После двух поединков Джаред выяснил для себя: цветная вспышка означает, что удар проведен успешно, а белый свет – что укол не засчитан. Засчитывались только уколы в грудь. «Тоже глупость, – решил Джаред. – Получить укол в ногу тоже довольно болезненно. Еще как!» Уж об этом Джаред знал не понаслышке – дома Мэллори почти все время практиковалась на нем.

Наконец на дорожку вызвали Мэллори. Против нее выступал долговязый мальчишка – Даниель Какой-То-Там, – который ухмылялся, надевая маску. Он явно не догадывался, что его ожидает.

Джаред толкнул локтем Саймона, запихивающего в рот соленые крендельки:

– Он собирается ее победить.

– Мм-м, – промычал брат с полным ртом, качая головой. – Не-а, она его вырубит.

Мэллори непрерывно атаковала, и при каждом рывке вперед ее «конский хвостик» весело подпрыгивал. Клинок сестры наносил сопернику удары в грудь один за одним, прежде чем тот успевал их отразить. Судья поднимал руку, и на табло высвечивались очки, заработанные Мэллори. Джаред улыбался.

Миссис Грейс следила за поединком, наклонившись вперед всем телом, как будто хотела услышать что-нибудь еще, кроме звона клинков. Даниель размахивал рапирой беспорядочно, слишком огорченный, чтобы контролировать свои удары. Мэллори легко парировала его выпады, превращая защиту в нападение и выигрывая очко за очком.

Сестра победила своего соперника, который ее так ни разу и не уколол. Они друг друга формально поприветствовали, и парень снял защитный шлем. Его лицо под маской оказалось красным и мокрым, он тяжело дышал. Когда Мэллори сняла шлем, все увидели, что она улыбается и ее глаза светятся удовлетворением.

На пути обратно к металлическим стульям Мэллори подошла к капитану фехтовальной команды. Тот быстро и неловко обнял ее. Джаред не мог как следует все рассмотреть, но он бы поклялся, что лицо Мэллори омрачилось по сравнению с тем, с каким она сошла с дорожки.

Поединки продолжались. Команда Мэллори выступала довольно успешно. Когда подошла очередь фехтовать капитану, Мэллори громко поддерживала его. К сожалению, это не сильно помогло Крису. Его очень быстро победили. Возвращаясь обратно на свое место, он прошел мимо Мэллори, не проронив ни слова и отвергая все ее попытки с ним заговорить.

Когда Мэллори опять вызвали на дорожку, Крис даже не поднял головы.

Джаред с трибуны смотрел на все, что происходит внизу, и хмурился. Однако он нахмурился еще больше, когда заметил девочку со светлыми волосами в белом фехтовальном костюме, которая рылась в сумке его сестры.

– Кто это?

Саймон пожал плечами:

– Я не знаю, она еще не фехтовала.

Может, эта девочка – подруга их сестры? Возможно, ей потребовалось что-нибудь одолжить у Мэл? Девочка воровато оглядывалась и прекращала копаться в сумке, когда кто-либо из команды смотрел в ее сторону. Это убедило Джареда, что у нее дурные намерения. Да и что могло кому-нибудь понадобиться в сумке Мэллори – среди грязных носков и запасных щитков?

Джаред встал. Он должен был сделать что-нибудь. Неужели больше никто ничего не замечает?

– Куда ты собрался? – спросила мать.

– В туалет, – автоматически соврал Джаред, не задумываясь о том, что мама сможет увидеть его идущим через зал.

Он хотел бы сказать ей правду, но мама найдет какое-нибудь оправдание для девочки. Миссис Грейс верила в лучшее во всех, кроме него.

– Ты же пропустишь матч!

Джаред спустился с трибуны и вдоль стены направился к тому месту, где девочка все еще проводила тщательный досмотр сумки Мэл. Но как только Джаред приблизился к стульям, его остановил тренер команды Мэллори. Этот невысокий жилистый человек с проседью в волосах удержал Джареда за плечо:

– Извини, парень. Во время матча сюда нельзя.

– Та девочка пытается стырить вещи моей сестры!

Тренер обернулся:

– Какая девочка?

Джаред собрался было показать на нее, как вдруг обнаружил, что девочка исчезла. Растерявшись, он промямлил:

– Я не знаю, кто она. Она еще не фехтовала.

– Все уже фехтовали, парень. Я думаю, тебе лучше вернуться на свое место.

Джаред повернул к трибунам. Так стыдно ему еще никогда не было. Может быть, если сейчас пойти в туалет, мама задаст меньше вопросов, когда он вернется?

Перед тем как выйти через голубые двери зала в коридор, он остановился и оглянулся. Теперь Саймон рылся в вещах Мэллори. И при этом Саймон был одет в его, Джареда, вещи! Так что всякий мог бы подумать, что это он сам. Джаред даже зажмурился, не находя объяснения увиденному.

Ужасное подозрение закралось ему в голову. Посмотрев вверх на трибуну, он увидел брата, который сидел рядом с мамой и преспокойно жевал свои крендельки.

Значит, у сумки Мэллори был кто угодно, но только не Саймон!

Глава 2

В которой двойняшки Грейсы становятся тройняшками

Джаред так и застыл в дверном проеме. Звон клинков, выкрики и шумное одобрение трибун доносились до него, казалось, откуда-то издалека. Он с ужасом смотрел на тренера, который сцепился с его двойником. Взрослый человек уже покраснел от раздражения, некоторые из членов команды в шоке смотрели на Не-Джареда.

– Отлично! Просто отлично, – поморщился Джаред. Он никак не мог объяснить происходящее.

Тренер указал нарушителю порядка на большие двери спортивного зала, и Джаред увидел, как Не-Джаред направился к ним, а значит, и к нему. Приближаясь, неизвестное существо недобро ухмылялось. Это поразило Джареда до глубины души.

Не-Джаред прошел мимо Джареда, даже не взглянув. Джареду до смерти захотелось стереть эту ухмылку с его лица. Он последовал за странным существом и вышел в коридор, уставленный шкафчиками.

– Эй! Ты кто? – крикнул Джаред. – И что тебе здесь надо?

Не-Джаред обернулся, и что-то в его взгляде заставило Джареда покрыться мурашками.

– Разве ты меня не знаешь? Разве я не ты сам, собственной персоной?

Было очень странно наблюдать со стороны, как твой собственный рот кривится в презрительной усмешке.

С близкого расстояния стало видно, что их с братом двойник (или тройник?) уже меньше напоминает Саймона с его прилизанными волосами и вечными остатками зубной пасты на губах. Но и не выглядит в точности как сам Джаред – волосы у парня взъерошены больше, чем обычно, а глаза темнее и какие-то… другие.

Джаред отступил на шаг, мечтая о том, чтобы в его руке сейчас оказалось что-нибудь красное, или кусок янтаря, или любое другое из средств волшебной защиты. И тут он вспомнил про перочинный нож у себя в заднем кармане брюк.

Обитатели волшебного мира ненавидят железо, а сталь, как известно, выплавляют именно из железа. Он открыл одно из лезвий и направил его на своего противника.

– Почему бы вам всем не оставить нас в покое?!

Не-Джаред откинул голову назад и громко расхохотался:

– Тебе никогда не удастся уйти от себя самого!

– Заткнись! Ты не я.

– Спрячь свою игрушку, – угрожающе произнес Не-Джаред низким хриплым голосом.

– Я не знаю, кто ты и кто тебя послал, но я знаю, что ты ищешь, – сказал Джаред. – «Путеводитель» Артура. Что ж, к твоему великому огорчению, ты его никогда не получишь!

Существо оскалило зубы в такой широкой ухмылке, какая не бывает в реальности. Затем неожиданно отшатнулось, будто бы в испуге. Джаред в изумлении смотрел, как тело его противника стало уменьшаться, темные волосы посветлели до песочного цвета, а глаза – теперь уже голубые – расширились от ужаса.

Джаред не успел до конца сообразить, что он видит, как услышал позади себя женский голос:

– Что здесь происходит? Сейчас же убери нож!

Заместитель директора школы налетела на Джареда и схватила его за руки. Нож выпал на покрытый линолеумом пол… Джаред стоял и пялился на него, в то время как светловолосый мальчишка с плачем удирал по коридору. До ушей Джареда доносились его всхлипы, но звучали они скорее как насмешка.

– Мэллори выиграла свой последний бой в финале, – прошептал Саймон брату, когда они сидели рядом у двери в директорский кабинет.

Джаред уже несколько раз объяснял руководителям школы и даже представителю полиции, что он всего лишь показывал ребенку перочинный нож Однако при этом никто и нигде не мог найти того самого мальчугана, чтобы он подтвердил рассказ Джареда. Потом директор вызвал к себе миссис Грейс. Мама уже долгое время находилась в директорском кабинете, но братьям не было слышно, о чем там говорят. Соревнования уже закончились. Джаред надеялся, что кто-нибудь скажет Мэллори, где сейчас все ее семейство.

– Как думаешь, кто из фантастических существ это был? – допытывался Саймон.

Джаред пожал плечами:

– Не знаю. Будь у нас сейчас «Путеводитель», можно было бы посмотреть там.

– А ты не можешь вспомнить, читал ты о ком-нибудь, кто способен так менять облик?

– Не помню.

– Слушай! Я сказал маме, что ты не виноват. Ты просто должен ей все объяснить.

Джаред издал короткий смешок:

– Ага. Как будто ей можно рассказать, что произошло.

– Я подтвердил бы, что мальчишка копался в сумке Мэл. – Поскольку Джаред промолчал, Саймон продолжил: – Или притворился бы, что это сделал я. Мы могли бы поменяться рубашками и все такое…

Джаред только удрученно качал головой. Наконец их мама вышла из кабинета директора. Она выглядела совершенно разбитой.

– Мне очень жаль. Извини, – только и смог сказать ей Джаред.

Он был удивлен спокойным тоном, которым мама произнесла:

– Я не хочу говорить об этом, Джаред. Найдите сестру, и едем отсюда.

– Хорошо.

Братья направились к выходу. Джаред разок оглянулся на маму, севшую на стул, который он только что освободил. О чем она задумалась? Она ведет себя не как обычно. Почему-то не стала на него кричать… Джаред поймал себя на желании, что уж лучше бы она была в ярости, – в конце концов, это было бы понятно. А эта ее спокойная горечь, почти скорбь, была более пугающей. Как будто ничего другого она от него теперь и не ждет.

Саймон и Джаред обошли все помещения школы, останавливаясь, чтобы спросить встречающихся по пути членов фехтовальной команды, не видел ли кто из них Мэллори. Никто не видел. Братья остановили даже капитана Криса. Он выглядел недовольным, когда они спросили его о Мэл, и только отрицательно покачал головой. Спортивный зал был пуст, шаги Саймона и Джареда по блестящему полу отдавались гулким эхом в его тишине. После соревнований все было уже убрано, и черная фехтовальная дорожка свернута в большой рулон.

Наконец какая-то девочка с длинными каштановыми волосами сказала им, что видела Мэллори плачущей в туалетной комнате.

Саймон помотал головой:

– Мэллори? Плакала? Но ведь она победила! Девочка пожала плечами:

– Я спросила, не случилось ли чего, но она сказала, что у нее все прекрасно.

– Думаешь, это действительно была она? – спросил Саймон брата по дороге к туалетам.

– А ты думаешь, это был кто-то, превратившийся в нее? Вряд ли какой-то дух прикинулся нашей сестрой, чтобы потом плакать в женском туалете.

– Не знаю… – протянул Саймон. – Я бы точно всплакнул, если б мне пришлось превратиться в Мэл.

Джаред фыркнул. Потом предложил:

– Ну что, пойдем туда и посмотрим?

– Я не пойду в туалет для девочек, – заявил Саймон. – И тебе не советую. Ведь ты и так по уши в неприятностях. Кажется, больше уже некуда.

– Я всегда могу влезть в еще большую неприятность, – улыбнулся Джаред и толкнул дверь.

К его удивлению, в помещении все выглядело точно так же, как в уборной для мальчиков. Только писсуары отсутствовали.

– Мэллори! – позвал он.

Никто не ответил. Джаред заглянул под дверцы всех кабинок, но нигде не обнаружил чьих-либо ног. На всякий случай он осторожно приоткрыл дверцу одной из кабинок Даже зная, что там никого нет, мальчик почувствовал жуткое смущение, растерялся и занервничал. Весь красный, он вывалился в коридор.

– Ну что? – спросил Саймон.

– Нет там никого. – Джаред огляделся, надеясь, что никто их не видит.

– А что, если Мэл все же пошла к директорскому кабинету? – предположил Саймон. – Больше нигде в школе ее нет.

Дурное предчувствие, зародившись где-то внутри у Джареда, стало расти. После того как заместитель директора схватила его, он только и думал что о собственных неприятностях, в которые вляпался. А ведь неизвестное существо, возможно, все еще здесь, в школе. Джаред снова вспомнил, как оно, меняя облик, высматривало что-то в сумке Мэллори во время матча.

– А может, она вышла на улицу? – спросил Джаред, надеясь, что так оно и есть. – Решила, что мы ждем ее у машины…

– Надо бы посмотреть, – согласился Саймон. Они вышли во двор.

Небо уже потемнело, украсившись пурпурными и золотыми полосами. В сумрачном свете братья шли вдоль беговой дорожки к бейсбольной площадке.

– Я ее не вижу, – сказал Саймон.

Джаред кивнул. В животе у него все тряслось от нервозности. Где же сестра?

– Ой! – воскликнул Саймон. – Что это?

Он ступил на газон и нагнулся, чтобы поднять металлический кружочек, блестевший в траве.

– Медаль Мэллори, – выдохнул Джаред. – А это что, смотри?!

На траве вокруг медали были выложены крупные камни. Джаред опустился на колени перед самым большим из них. На поверхности камня виднелась четко вырезанная надпись: ОБМЕН.

– Камни… – задумчиво произнес Саймон. – Кажется, они из того карьера.

Джаред поднял глаза на брата:

– Помнишь карту, которую мы нашли? Там говорилось, что в заброшенной каменоломне живут гномы. Но я не думаю, что гномы способны менять облик.

– Сдается мне, Мэллори все-таки внутри, с мамой. Ждет нас у кабинета директора.

Джареду хотелось бы в это верить.

– Тогда почему здесь ее медаль?

– Наверное, она обронила ее тут.

– А может быть, это ловушка. – Саймон повернул назад к школе. – Пойдем, – сказал он, – посмотрим, нет ли ее с мамой.

Джаред молча кивнул.

Когда мальчики вошли внутрь, то обнаружили миссис Грейс по-прежнему в холле у директорского кабинета. Она стояла к ним спиной и разговаривала по мобильному телефону. Одна.

Хотя мама говорила тихо, ее голос без труда можно было расслышать там, где ребята притаились.

– Да, я тоже думала, что дела налаживаются. Но, ты знаешь, Джаред не признал своей вины ни в одном происшествии за все то время, как мы переехали сюда…

Джаред замер, одновременно ужасаясь тому, что она еще собирается сказать, и не чувствуя сил помешать ей сделать это.

– И еще… Это, наверное, прозвучит странно, но Мэллори и Саймон так защищают его! Нет, нет, они отрицают, что он делал что-либо плохое. И что-то скрывают от меня. Я догадываюсь об этом по тому, как они замолкают, когда я вхожу в комнату, или покрывают один другого, особенно Джареда. Слышал бы ты, какие Саймон сегодня придумывал оправдания, почему его брат угрожал ножом маленькому мальчику! – Здесь мама всхлипнула и вытерла нос платком. – Я просто не знаю, что делать… Я уже больше не справляюсь с ним. Он такой злой, Ричард. Может, ему стоит переехать и пожить у тебя какое-то время?

Отец. Она разговаривала с их отцом. Саймон подтолкнул Джареда к выходу:

– Пойдем, Мэллори здесь нет.

Джаред, с трудом преодолен оцепенение, повернулся и, как робот, последовал за братом к двери. Он не был способен описать, что чувствовал в этот момент. Наверное, ничего, кроме пустоты.

Глава 3

В которой Саймон решает головоломку

Что же нам теперь делать? – спросил Саймон, когда они вышли в коридор со шкафчиками.

– Они ее забрали, – тихо откликнулся Джаред. Он постарался выкинуть из головы мамины слова, которые только что слышал, и вообще все, что не касалось Мэллори. – И хотят обменять на «Путеводитель».

– Но у нас его нет!

– Тс-с. – Джаред приложил палец к губам. У него появилась идея, однако он не хотел говорить о ней вслух. – Пошли.

Джаред подошел к своему шкафчику и вынул из спортивной сумки полотенце. Затем, достав учебник математики, – по размеру точь-в-точь как «Путеводитель» – завернул его в ткань.

– Что ты делаешь?

– Вот что, – прошептал Джаред, показав Саймону сверток и засовывая его к себе в рюкзак. – Портняжка одурачил нас подобным трюком. Может, и мы обдурим похитителей Мэллори.

Саймон кивнул:

– О'кей! Я думаю, у мамы в машине найдется фонарь.

Братья перелезли через забор из проволочной сетки в дальнем конце школьного двора и перебежали через шоссе. С этой стороны сразу за дорогой начинались густые заросли. Было трудно пробираться в темноте, а фонарик, как оказалось, испускал лишь узкий луч тусклого света.

Ребята карабкались на большую кучу камней, одни из которых покрывал влажный мох, очень скользкий, а другие крошились под ногами. Все это время Джаред без конца прокручивал в голове подслушанный в школьном холле разговор. Он думал об ужасных вещах, в которые верит его мама, и даже более ужасных вещах, в которые она тем более поверит теперь, когда он снова исчез. Не важно, что он делает, – он все глубже и глубже увязает в неприятностях. Что, если его исключат из школы? А мама отошлет его жить к отцу, который этого совсем не хочет, потому что сын ему совершенно не нужен?

– Джаред, смотри! – Саймон схватил брата за плечо.

Они достигли самого края старой каменоломни.

Вниз ступенями уходила почти тридцатифутовая отвесная скала, заканчиваясь неровным, засыпанным камнями дном. Из прожилок глины вдоль стен карьера кое-где пробивались мелкие кустики и пучки травы. Неподалеку виднелся проложенный через верх карьера мост из массивных камней, по которому шло шоссе.

– Как это странно – добывать камни, правда? – спросил Саймон. – Я имею в виду, это ведь просто обычные камни. – Но поскольку Джаред ничего не ответил, продолжил: – Хотя… Выглядят как гранит. – И он плотнее запахнул свою куртку.

Свесившись над обрывом, Джаред осветил поверхность скалы фонариком и увидел выхваченные лучом полосы ржавчины и пятна охры. Он понятия не имел, что это за камень.

Саймон передернул плечами:

– Ну и как мы попадем вниз?

– Я не знаю. Может, ты скажешь? Ты ведь у нас самый умный.

– Мы могли бы, – начал Саймон и… умолк. Его затянувшееся молчание не сулило ничего хорошего.

– Давай попробуем просто слезть. – Джаред посветил фонариком в глубину. – Видишь, карьер уходит вниз большими ступенями. Мы можем спрыгнуть сначала на этот уступ, потом на следующий и так далее.

– Здесь ужас как глубоко! Найти бы веревку или что-нибудь вроде того…

– У нас нет времени, – оборвал брата Джаред. – Ну-ка, посвети мне.

Сунув фонарь в руку своему близнецу, Джаред сел на край обрыва. Без фонарика он видел под собой лишь бездонную бархатную темноту. Поглубже вдохнув, он соскользнул вниз, позволив себе свободно упасть на каменный уступ, которого не мог разглядеть.

Когда он попытался встать, в глаза ему ударил, на секунду ослепив, свет от фонарика. Джаред оступился и снова упал.

– Ты в порядке? – прокричал Саймон. Джаред прикрыл глаза ладонью и, пытаясь скрыть раздражение в голосе, крикнул вверх:

– Да. Давай! Твоя очередь.

Он услышал, как посыпались комочки земли с края обрыва. Видимо, Саймон занял исходную позицию. Джаред поскорее отскочил в сторону от того места, куда приземлился, чувствуя где-то впереди пропасть. Послышался сдавленный визг Саймона, и затем сам братец тяжело плюхнулся рядом.

Фонарик выпал из его рук, пролетел сквозь темноту, ударился о дно карьера и остался лежать там, высвечивая узкую дорожку среди пыли и битых камней.

– Ну как можно быть таким растяпой! – накинулся на брата Джаред. Возмущение просто распирало его. Только крик, казалось, мог сохранить Джареда от того, чтобы не лопнуть от злости. – Почему ты сначала не сбросил фонарик мне? Не понимаешь, что Мэллори в опасности? Может, она умрет, пока ты тут ведешь себя как идиот.

Саймон поднял голову, в его глазах блеснули слезы, но Джаред и сам уже понял, что перегнул палку. Он был потрясен собственной злобой.

– Ладно, я это не всерьез, Саймон, – сказал он поспешно.

Саймон кивнул, но тут же отвернул лицо.

– Надо слезть на еще один уступ. Видишь, вон тот? – Джаред показал вниз.

Саймон по-прежнему молчал.

– Я пойду первым, – сказал Джаред. Он опять набрал побольше воздуха в легкие и прыгнул в темноту. Должно быть, этот уступ находился на большей глубине, потому что Джаред довольно сильно ударился, приземлившись на четвереньки. Он с шумом выдохнул, ладони и колени горели как в огне. Медленно поднявшись, он оглядел себя. Джинсы разорваны на коленях, ладони кровоточат. Зато до дна карьера отсюда оставался всего один короткий прыжок.

– Джаред! – донесся слабый голос Саймона, сидевшего на краю верхнего уступа.

– Я здесь! – прокричал Джаред. – Не двигайся. Я сейчас достану фонарь.

Добравшись до фонарика, Джаред посветил в сторону уступов, чтобы брату было легче спуститься, – так он мог видеть, куда ступить и за что ухватиться. Пока Саймон медленно сползал вниз, Джаред терпеливо ждал. Издалека ему слышались отголоски каких-то монотонных звуков. Казалось, глухие удары доносятся ниоткуда и отовсюду одновременно.

Посветив вокруг фонариком, мальчик обратил внимание, что на многих камнях остались следы буровых канатов. Теперь он мог представить себе, как отсюда выбирались. О том, как будут выбираться они с Саймоном, он решил подумать позже. Сейчас его больше обеспокоило то, что фонарик осветил на стене верхнего уступа.

Какой-то пятнистый узор из мха мерцал во мраке тусклым голубоватым свечением.

– Биолюминесценция, – сказал Саймон.

– А? – Джаред на шаг приблизился к стене. Ему показалось, что один из камней здесь выглядит как дверь в подземелье.

– Когда что-нибудь в природе светится само собой, своим собственным светом…

В слабом свечении Джаред разглядел, что прямоугольный камень внизу уступа изрезан узором переплетающихся желобков. Вглядевшись в центр камня, он смог различить верхние части букв, вырезанных на нем. Джаред направил фонарик прямо на надпись:

СТРИЖ УЧИТ ДЕВКИ МОТОРЫ ТАЮТ

– Белиберда какая-то! – разозлился Джаред. Он присел на большой камень.

– Да, бессмыслица… – задумчиво протянул Саймон.

– И кто только это выдумал? Как мы решим эту головоломку?

У них не было времени задерживаться здесь теперь. Когда они почти у цели, почти нашли Мэллори.

– Ты уже решил когда-то одну. Там, дома, – сказал Саймон. Он сел рядом с братом, спина к спине. – Может, разгадаешь и эту?

Джаред глубоко вздохнул.

– Послушай, я правда сожалею о том, что наорал на тебя. Помоги мне, – попросил он. – Ведь всем известно, что ты гораздо сообразительней меня.

Саймон вздохнул:

– Признаться, я тоже ничего не понимаю. «Стриж учит» – возможно, своих птенцов. Летать, например. А вот как это – «моторы тают»? И при чем здесь «девки»? Это же просто грубое слово.

Джаред снова посмотрел на надпись. Он никак не мог сосредоточиться. Что за трюк с этими стрижами? Может, нужно было поймать и принести с собой стрижа, чтобы войти. Говорилось ли в «Путеводителе» хоть что-нибудь о стрижах? Мальчик в тысячный раз пожалел, что у него нет с собой этой книги…

– Постой-ка, – сказал Саймон, обернувшись. Он встал коленями на землю. – Дай-ка мне фонарик.

Отдав фонарик брату, Джаред смотрел, как тот чертит что-то пальцем на песке.

Оказалось, ту же самую надпись.

Потом Саймон принялся зачеркивать в ней отдельные буквы и выписывать их ниже в другом порядке:

СТУЧИ ТРИ РОЮТ ВАМ ЖДЫТЕ ОТКИ

– Что это ты делаешь? – Джаред опустился на колени рядом с братом.

– Мне кажется, чтобы получить осмысленное предложение, надо переставить буквы и слова. Мама всегда так делает, когда отгадывает ребусы в своих журналах. – И Саймон вывел на песке очередную фразу:

СТУЧИТЕ ТРИЖДЫ И ВАМ ОТКРОЮТ

– Вот это да! – Джаред был потрясен тем, как здорово Саймон справился с головоломкой. Сам бы он никогда не додумался!

Братья приблизились к двери. Саймон улыбнулся:

– Оказывается, все просто.

Он три раза ударил кулаком по шершавой поверхности камня.

В тот же миг земля под ними провалилась, и оба близнеца оказались летящими в непроглядную тьму пропасти, открывшейся у них под ногами.

Глава 4

В которой близнецы обнаруживают дерево, не похожее ни на какое другое

Падение завершилось тем, что мальчики плюхнулись на прочную металлическую сетку. Шатаясь и снова падая, Джаред несколько раз пытался встать, но никак не мог найти опору. Он решил прекратить борьбу и тут вдруг получил удар локтем в ухо от своего брата, который не оставлял попыток подняться на ноги.

– Погоди, Саймон! Смотри!

Клочья мерцающего мха на стенах осветили трех маленьких человечков с серыми, под цвет камня, лицами. Их одежда грязно-коричневого цвета была сшита из грубой ткани. Зато серебряные браслеты в форме змеек были настолько искусно выделаны, что, казалось, словно живые скользили вокруг их запястий.

Цепочки на шеях были сплетены из поразительно тонких, похожих на шелк золотых нитей. А драгоценные камни в перстнях так сверкали, что освещали каждый из грязных пальцев, на который были надеты.

– Так-так, что тут у нас? Пленники! – сказал один из человечков скрипучим голосом. – Не часто нам попадаются живые пленники!

– Гномы, – шепнул Джаред брату.

– Выглядят не слишком радушными, – прошептал в ответ Саймон.

Второй гном пощупал пальцами прядь волос Джареда и обернулся к говорившему:

– Ничего особо выдающегося. Цвет волос не жгуче-черный, а тусклый. И кожа – не сказать, что гладкая и белая, как мрамор. Я нахожу их дурно сработанными. Мы бы сделали гораздо лучше.

Джаред нахмурился, пытаясь сообразить, что гном имеет в виду. И снова с сожалением подумал о «Путеводителе». Он помнил только, что гномы – умелые ремесленники и не боятся железа, которое способно отпугнуть других волшебных существ. Так что его перочинный нож оказался бы тут бесполезен, даже если бы его не конфисковали.

– Здесь у вас наша сестра, – сказал Джаред. – Мы хотим поговорить об обмене.

Кто-то из гномов захихикал. Джаред не понял, кто из троих. А один, кряхтя, подкатил и поставил под сетью серебряную клетку на колесах.

– Кортинг говорил, что вы придете. Ему не терпится встретиться с вами.

– Он ваш король или вроде того? – спросил Саймон.

Но гномы ничего не ответили. Один из них дернул за вделанную в камень ручку, сеть раскрылась, и оба мальчика тяжело вывалились в клетку. Все раны на руках и ногах Джареда снова заныли. От злости он ударил кулаком по железному днищу клетки.

Пока клетку катили сквозь пещеры с промозглым воздухом и сырыми стенами, братья сидели молча. Они слышали стук молотков, ставший более громким и отчетливым здесь, в подземелье, и глухое рычание, похожее на шум большого пламени в печи. Сверху из-под мрачных сводов свисали ярко сверкающие сталактиты разной длины, напоминая растущий вниз фантастический лес из сосулек. Процессия проехала через пещеру, под потолком которой пронзительно кричали летучие мыши, а пол был загажен их пометом.

Джаред пытался унять дрожь. Чем глубже они забирались, тем холоднее становилось вокруг. Несколько раз Джаред видел загадочные тени, двигавшиеся в темноте, и слышал странное постукивание.

Когда они ехали по узкому коридору мимо сочившихся влагой колонн, Джаред с удовольствием вдохнул влажный воздух с запахом минеральной воды, принесший облегчение после мышиной вони. Следующее помещение оказалось заполненным пыльными грудами предметов из различных металлов и камней. Золотая крыса с глазками из сапфиров выскочила из-за малахитового кубка, осмотрелась вокруг и унеслась в темень. Серебряный кролик, лежа на боку, вертел у себя на шее цепочку с ключом и поглядывал на цветок лилии из платины, который открывался, закрывался и открывался вновь. Саймон жадным взглядом проследил за необычной крысой.

Затем клетка въехала в большую пещеру, где Джаред и Саймон увидели гномов, которые высекали из камня скульптурные портреты своих собратьев. От резкого, неожиданно яркого света фонарей у Джареда заболели глаза. Однако, даже после того, как они миновали это место, он все еще продолжал думать, что видел, как рука одной из скульптур шевельнулась.

Отсюда они двинулись в пещеру еще больших размеров, в центре которой росло огромное дерево.

Толстый ствол тянулся вверх, скрываясь во мраке, ветви образовывали гигантский купол. Воздух вокруг оглашался пением невиданных птиц.

– Здесь не может расти дерево! – изумился Саймон. – Здесь нет солнца. А солнце необходимо для фотосинтеза.

Джаред пристально разглядывал ствол.

– Это же железо, – сказал он. И тут сообразил, что все листья на ветках выкованы из серебра. Сидевшие высоко на дереве медные птички хлопали своими механическими крылышками и посматривали вниз холодными черными глазками из гагата.

– Первое железное дерево, – гордо объявил один из гномов. – Заметьте, смертные, это – красота, которая никогда не увянет!

Саймон взирал на дерево с благоговейным трепетом, восхищаясь мастерством его создателей. Каждый листочек был уникальным, со своим рисунком прожилок и резными краями, как у настоящих листьев.

– Почему вы назвали нас смертными? – спросил Джаред.

– Вы что, собственного языка не знаете? – Гном насмешливо фыркнул. – Этим словом обозначают тех, кому суждено рано или поздно умереть. Как же еще нам вас называть? Жизнь вашего рода проходит в мгновение ока. – Он приблизился к прутьям клетки и подмигнул.

Из этой пещеры было несколько выходов в коридоры, слишком темных, чтобы Джаред смог различить, куда они ведут. Клетку выкатили в один из них – широкий проход с колоннами, который вел в небольшой зал. Посреди зала на троне, вытесанном из огромного сталагмита, сидел гном с таким же серым, как у остальных, лицом, но с широкой черной бородой. Его глаза сверкали как изумруды. Перед троном на коврике из оленьей шкуры растянулся металлический пес. Собачьи бока равномерно вздымались и опускались в такт со слабым механическим дыханием, как если бы пес действительно спал. Из спины у него торчал заводной ключ.

Вокруг трона короля в молчании стояла свита.

– Милорд Кортинг! – обратился к королю один из тех гномов, которые привезли клетку. – Все как вы говорили. Они явились сюда, чтобы найти свою сестру.

Кортинг встал:

– Мульгарат предупреждал, что вы придете. Какая удача, что вы здесь! Вы будете видеть начало конца человеческого правления.

– Меня заботит не это, – сказал Джаред. – Где Мэллори?

Кортинг сердито сдвинул брови.

– Доставьте ее сюда! – приказал он, и несколько гномов бесшумно удалились. – А тебе, – Кортинг обернулся к Джареду, – следовало бы быть осторожным в высказываниях. Мульгарат скоро станет повелителем всего мира, и мы, его верные слуги, будем на его стороне. Он опустошит земли, а мы создадим повсюду великолепные леса из железных деревьев. Мы переделаем мир с помощью железа, меди и серебра.

Саймон придвинулся к краю клетки:

– Но это же бессмысленно! Что вы будете есть? И как собираетесь дышать без растений, дающих кислород?

Джаред улыбался, глядя на Саймона. Иногда не так плохо иметь все знающего брата-близнеца. Предводитель гномов насупился еще сильнее.

– Вы сомневаетесь, что мы, гномы, величайшие умельцы? Даже после того, как сами все видели? Чтобы убедиться в нашем превосходстве, достаточно взглянуть на моего пса. Его серебряное тело красивей любой шкуры, он быстрее бегает, не нуждается в пище и не слюнявит, когда облизывает. – Кортинг пнул пса ногой. Тот перевернулся на другой бок, потянулся и продолжил свое механическое сопение.

– Я думаю, Саймон пытался сказать о другом… – начал Джаред, но был прерван появлением в зале шести гномов, несущих на плечах длинный стеклянный ящик.

– Мэллори! – Сердце Джареда рухнуло вниз. Ящик выглядел в точности как гроб.

– Что вы сделали с нашей сестрой?! – потребовал ответа Саймон. Он ужасно побледнел. – Она ведь не умерла, нет?

– Совсем наоборот. – Король гномов улыбался. – Она никогда не умрет. Посмотрите поближе.

Гномы установили стеклянный ящик на украшенный резьбой каменный постамент рядом с клеткой.

Братья увидели, что волосы Мэллори завиты и кудрявыми локонами обрамляют ее восковой бледности лицо, губы накрашены и щеки нарумянены, как у куклы. Одета сестра в длинное платье старинного фасона из тончайшей ткани. Венок из серебряных листьев украшает голову. Руки сжимают эфес серебряного меча. Глаза закрыты, но Джаред боялся, что если Мэллори их сейчас откроет, окажется, что они из стекла.

– Что вы с ней сделали? – повторил вопрос Саймон. – Она совершенно непохожа на себя.

– Ее юность и красота никогда не исчезнут, – сказал Кортинг. – А вне этого ящика она обречена старости, смерти и гниению – участи всех смертных.

– Думаю, Мэллори скорее бы предпочла быть обреченной, – заметил Джаред.

Король гномов пренебрежительно фыркнул.

– Итак, – потер он руки, – давайте договариваться. Что вы мне дадите за нее?

Джаред решительно стащил со спины рюкзак и достал из него обернутую в полотенце книгу.

– «Путеводитель» Артура. – Он почувствовал приступ стыда за свою ложь, но безжалостно подавил его.

– Великолепно, – сказал Кортинг, снова потирая руки. – Именно этого я и ожидал. Давайте сюда книгу.

– А вы отдадите нам сестру?

– Она ваша.

Джаред протянул сквозь прутья клетки поддельный «Путеводитель» одному из гномов. Король Кортинг даже не взглянул на книгу.

– Отвезите клетку в хранилище ценностей. Стеклянный ящик поставьте рядом.

– Что?! – возмутился Джаред. – Как же так? Вы же обещали обмен.

– Вот мы и обменялись, – проговорил Кортинг сквозь хриплый смех. – Вы выторговали себе сестру, но не свободу.

– Нет! Вы не можете так поступить! – кричал Джаред. Он колотил кулаками по прутьям клетки и тряс их, что, впрочем, совершенно не помешало гномам вывезти братьев в их передвижной тюрьме в темный коридор.

Джаред не смел взглянуть на Саймона. После того как он накричал на брата, обвинив того в тупости, ему было очень стыдно самому так опростоволоситься. Джаред чувствовал себя обессиленным, маленьким и жалким. Он был просто ребенком.

Насколько же он был самонадеян, когда, стоя там, у скалы, решил, что легко придумает, как выбраться отсюда!

Глава 5

В которой Джаред и Саймон будят Спящую Красавицу

Джаред плохо разглядел путь, которым они попали в хранилище ценностей. Он прикрывал глаза, стараясь сдержать закипавшие в них слезы.

– Ну вот и прибыли, – сказал гном, который привез их сюда. У него была белая борода, а на поясе болталась связка ключей. Он обернулся к группе гномов, доставивших в хранилище стеклянный ящик с Мэллори: – Ставьте прямо здесь, рядом.

Помещение освещалось единственным фонарем, но сверкавшие повсюду груды золота отражали свет, так что здесь совсем не было темно. Серебряный павлин с усыпанным разноцветными каменьями хвостом пытался клевать медную мышь, сидевшую верхом на вазе с кучей золотых орехов, причем делал это скорее от скуки, чем от злости или из-за вражды.

Гном с белой бородой все еще стоял и смотрел на братьев, в то время как другие гномы покинули хранилище. Он добродушно улыбался.

– Сейчас поглядим, мальчики, может быть, тут найдется что-нибудь, с чем вы могли бы поиграть. Вот, разве что камешки? Они сами собой кидаются и поднимаются.

– Я голоден! – заявил Саймон. – Мы ведь не механические. Если вы собираетесь держать нас здесь, то обязаны кормить.

Гном прищурился:

– Похоже, вы правы. Пойду принесу вам миску тушеной репы с подливой из пауков, чтобы вы подкрепились.

– Но как вы ее нам передадите, у клетки ведь нет дверцы? – тут же откликнулся Джаред, пока Саймон пытался представить, смогут ли они проглотить хоть кусочек подобной гадости.

– Хм, дверца есть, – усмехнулся гном. – Эту клетку я сам делал. Прочная, правда?

– Да, – кивнул Джаред, – очень. – Он закатил глаза. Неужели недостаточно того, что их обманули и засадили в эту клетку! Так еще гном будет над ними издеваться…

– Смотрите, замок здесь. – Гном легонько постучал пальцем по одному из прутьев решетки. – Это крошечное, по-настоящему уникальное устройство я изготовил, работая молотком размером с булавку. Если внимательнее приглядеться, можно увидеть шов на металле.

– А вы можете его открыть? – спросил Саймон.

Джаред с удивлением посмотрел на брата. Может быть, Саймон строил какие-то планы, пока сам он был занят тем, что лишь сетовал на судьбу?

– Хотите посмотреть замок в действии? – улыбнулся гном.

– Конечно! – выпалил Джаред, почти не веря в удачу.

– О'кей, ребята. Отойдите-ка назад на минуточку. Вот так. А потом я попрошу принести вашу еду. Что за удовольствие получить на ужин такую вкуснятину!

Джаред подбадривающе улыбался. Гном выбрал из связки у себя на поясе маленький ключ, размером и формой напоминавший свисток с замысловатой бороздкой на одном конце. С того места, где находились Джаред с Саймоном, им не было видно, в какое отверстие гном вставил ключ. Однако с каждым поворотом запястья гнома раздавались то щелчки, то скрип, то жужжание, и наконец из серебряного прута вырвался шумный свист.

– Готово. – Гном, добродушно улыбаясь, потянул за прутья, и передняя стенка клетки распахнулась, качаясь на невидимых петлях. Но как только ребята двинулись вперед, белобородый моментально ее захлопнул. – Я бы удивился, если вы хотя бы не попытались сбежать, – проворчал он, цепляя ключ обратно на связку и собираясь прикрепить ее к поясу.

В этот момент Джаред стремительным движением руки выхватил связку из рук гнома. Ключи со звоном рассыпались по дну клетки.

Саймон сгреб их быстрее, чем гном успел ему помешать.

– Эй! Так нечестно! – воскликнул гном. – А ну-ка отдайте!

Саймон отрицательно замотал головой.

– Вы ведь пленники. Вам не положено иметь ключи.

– И все же мы не вернем их, – заявил Джаред. Кажется, гнома охватила паника. Он подбежал к выходу из хранилища и крикнул в темный проход:

– Эй, стража! Быстрее! Пленники убегают! Когда никто не пришел на его зов, он устремил на братьев сердитый взгляд.

– Очень советую вам оставаться на месте, так будет лучше, – пригрозил он и кинулся в коридор, призывая на помощь охрану.

Саймон подобрал нужный ключ и открыл клетку.

– Скорее, бежим! Они сейчас придут! – крикнул он Джареду.

– Надо забрать Мэллори.

– Времени нет, мы потом за ней вернемся.

– Подожди, – сказал Джаред. – Давай спрячемся здесь. А они подумают, что мы убежали.

Саймон огляделся: – Где?

– На клетке, сверху! – Джаред показал пальцем на крышу их тюрьмы, отлитую из серебра. Он вскарабкался на ближайшую кучу каких-то золотых трофеев, чтобы с нее забраться на клетку. – Давай!

Он протянул руку Саймону, который полез на кучу вслед за ним, и втянул брата наверх. Едва они успели спрятаться, как в помещение ворвались гномы.

– Их нет. Ни того, ни другого, – сказал один из гномов. – Нигде – ни в проходах, ни в соседних помещениях.

Джаред ухмыльнулся, уткнувшись носом в холодный металл.

– Давайте приведем собаку. Она их найдет.

– Собаку?! – с тревогой переспросил Саймон у Джареда, когда гномы ушли.

– Что ты всполошился? – улыбнулся Джаред, довольный, что его план удался. – Ты же любишь собак.

Саймон спрыгнул на пол, с грохотом опрокинув по пути какой-то подсвечник и рассыпав несколько кусков руды – красного железняка. Один кусок он поднял и, сам не зная зачем, сунул в карман.

– Шш-ш, потише, – сказал Джаред, осторожно спускаясь, и тут же сам чуть не уронил вазу с большим букетом роз из меди, задев ее ногой.

Братья опустились на колени перед стеклянным ящиком, и Джаред открыл крышку. Какой-то невидимый газ при этом со свистом вырвался из ящика наружу. Мэллори внутри лежала без движения.

– Мэл! – позвал Джаред. – Вставай!

Он взял сестру за руку и потянул на себя, но рука оказалась вялой и, как только Джаред отпустил ее, безвольно упала обратно на грудь Мэллори.

– Как думаешь, может, нужно, чтобы кто-нибудь поцеловал ее? – спросил Саймон. – Как Белоснежку?

– Кто – «кто-нибудь»? – Джаред никак не мог вспомнить из «Путеводителя» не только что-нибудь о поцелуях, но и вообще о стеклянных гробах.

Он склонился над сестрой и легонько клюнул ее в щеку, что, по его мнению, означало поцелуй. Никакого результата.

– Надо что-то делать. И быстрее, – сказал Саймон. – У нас мало времени.

Джаред ухватил завитой локон Мэллори и с силой дернул.

Сестра слабо вздрогнула, полуоткрыла глаза и, еле слышно пробурчав в одно слово: «Отстаньотменя», попыталась повернуться на бок.

– Помоги мне ее вынуть отсюда, – обратился Джаред к брату, взял из рук Мэллори меч и положил на пол.

Вдвоем с Саймоном им удалось лишь немного приподнять ее.

– Ну давай же, Мэл! Проснись! – прокричал Джаред прямо в ухо сестре.

Саймон похлопал ее по щекам. Мэллори снова вздрогнула, открыла глаза и уставилась на братьев взглядом пьяницы.

– Что вы де… – только и смогла она вымолвить.

– Обопрись на меч, как на посох, – предложил Джаред.

С помощью братьев Мэллори удалось встать на ноги и, шатаясь, выйти в коридор. Он был пуст.

– На этот раз, – сказал Саймон, – нам, кажется, везет.

И сразу вслед за этим они услышали вдали гулкий металлический лай.

Глава 6

В которой камни говорят

Джаред и Саймон бежали, волоча за собой Мэллори, сквозь череду сумрачных коридоров и темных залов. Лай, поначалу далекий, слышался все ближе и становился все яростнее. Ребята продолжали бег, минуя пещеру за пещерой. Когда им чудилось, что гномы рядом, они прятались за сталагмитами, а затем припускали еще быстрее.

Джаред остановился в пещере с небольшими водоемами, где сновали слепые, лишенные окраски из-за отсутствия света рыбы. Звук капающей воды эхом отдавался под сводами. Вода капала откуда-то сверху почти одновременно со странным ритмичным постукиванием.

– Где это мы?

– Не знаю, – сказал Саймон. – Если бы мы проезжали мимо этих рыб, я бы запомнил. Не думаю, что мы идем тем же путем, каким нас привезли сюда.

– Где это мы? – в свою очередь спросила Мэллори, зевая. Ее немного пошатывало.

– Назад возвращаться нельзя, – с опаской сказал Джаред. – Нужно идти дальше. Неожиданно из тени выпрыгнуло неизвестное маленькое создание. Его огромные глаза ярко светились в темноте. Несколько котомок, сшитых из лоскутков, болтались у него за спиной.

– К… к… кто это? – заикаясь, прошептал Саймон. Создание постучало по стене своим удивительно длинным, со множеством суставов пальцем и прижалось к камням огромным ухом. Джаред заметил, что ногти у создания потрескавшиеся или сломанные вовсе.

– Этокамни. Камниговорят. Онипередаютпослание.

Незнакомец произносил фразы тихим голосом, почти шепотом, и Джареду пришлось напрячься, чтобы выделить в его речи отдельные слова.

Существо вновь принялось барабанить по стене, выбивая какую-то безумную азбуку Морзе.

– Э-э, извините, – обратился к созданию Джаред. – Вы случайно не знаете, где отсюда выход?

– Тс-с-с…

Создание прикрыло глаза и покивало в такт каким-то странным звукам, донесшимся издалека. Затем оно запрыгнуло Джареду на руки, обвив его своими лапами за шею. Джаред чуть не упал.

– Да! Да! Камнисоветуютпропалзтитам.

И создание ткнуло пальцем в темноту за водоемом с рыбами.

– Угу, великолепно. Спасибо. – Джаред попытался стащить с себя удивительного незнакомца.

Наконец существо отцепилось от Джареда, подскочило к стене и принялось вновь стучать по ней.

– Кто это такой? – спросил Саймон шепотом. – Одичавший гном?

– Ноддер или бэнджер, я думаю, – ответил Джаред. – Они живут среди минералов и руд. Их появление сулит добытчикам неприятности – обвалы, разрушения и всякое такое. Саймон скривился:

– И они все такие ненормальные? Этот даже чуднее, чем Фука.

– Этотебе, ДжаредГрейс.

Существо сунуло в ладонь Джареду гладкий, холодный камень.

– Этоткаменъхочетидтисвами.

– О, благодарю. А теперь нам пора уходить. Ребята двинулись в направлении темного угла, который этот ноддер-бэнджер-или-еще-что указал им минуту назад. Приближаясь, Джаред надеялся разглядеть там разлом в скале. Саймон держался рядом.

– Подождите. А откуда этот Ударялка знает имя Джареда? – спросила Мэллори, которая медленно шла сзади.

Джаред резко обернулся. «Действительно, как он узнал мое имя?» – задался он вопросом, смущенный тем, что сам не обратил на это внимание первым.

Ударялка, как назвала его Мэллори, выдал очередную серию ударов по стене.

– Камнисказалимне. Камнизнаютвсе.

– Та-а-ак, – протянул Джаред. – Есть! – Ударялка на самом деле указал им путь к небольшому отверстию в стене пещеры.

Дыра располагалась низко, у самой земли, и была очень темной. Джаред встал на четвереньки и быстро пополз по влажной и скользкой земле. Иногда ему чудилось шуршание и хлюпанье – казалось, кто-то ползет по грязи прямо перед ним, хотя его сестра и брат двигались сзади. Джаред слышал за спиной их затрудненное дыхание, но не останавливался и не снижал темпа. Механический лай все еще доносился из глубины пещер.

Вскоре ребята оказались в зале, где росло железное дерево.

– Кажется, нам туда, – указал Джаред на один из проходов.

Саймон пожал плечами.

Они долго бежали по темному коридору. И вдруг остановились. Тропа привела их на самый край длинной и глубокой расщелины. Джаред прикинул, что шириной она приблизительно в его собственный рост. Он посмотрел вниз. Там была такая густая темень, как будто трещине не было конца.

– Придется прыгать, – сказал Саймон. – Давайте.

– Что-о?! – выдохнула Мэл.

Сзади из коридора послышался собачий лай. Во мраке прохода Джаред даже разглядел светящиеся рубиновым светом глаза.

Саймон немного отступил назад, затем разбежался и перепрыгнул расщелину, тяжело приземлившись на другой стороне.

– Надо! – сказал Джаред и крепко ухватил сестру за руку.

Вместе они прыгнули.

У противоположного края Мэллори зацепилась носком башмака за скалу, и они с братом рухнули на землю. Хорошо, что не в пропасть…

Вскочив, все трое рванули прочь. Оставалось надеяться, что собаке из металла не под силу перепрыгнуть ров такой ширины.

Однако, пробежав по кругу, ребята снова очутились в центральном зале. То же самое повторилось и с другими проходами. Опять над ними мрачно нависали массивные ветви и щебетали с металлическим скрежетом сидящие на них медные птички.

– Ну куда же нам идти? – жалобно спросила Мэллори, опираясь на меч.

– Не знаю! – закричал Джаред. – Не знаю! Я не знаю! – Ему не хватало воздуха.

– А может быть, нам сюда? – предположил Саймон.

– Мы уже пробовали этот путь и вернулись обратно.

Собачий лай был уже совсем близко, пес в любой момент мог ворваться в пещеру. Джаред просто не представлял себе, что делать.

– Как это вы не знаете, куда идти? – ныла Мэллори. – Вспомните, как вы сюда попали…

– Я пытаюсь. Было темно, и нас везли в клетке. Что ты хочешь от меня? – Джаред в сердцах стукнул по стволу железного дерева камнем, который ему дал Ударялка.

Листья задрожали, зазвенев как тысяча колокольчиков. Звук получился оглушительный. Одна из медных птичек свалилась на землю, ее крылышки еще трепыхались, а клюв беззвучно открывался и закрывался.

– Вот гадство! – выругалась Мэллори.

Из коридора в пещеру влетел механический пес. А за ним… еще два. И еще. Их полированные туловища на шарнирах блестели, красные глаза из гранатов бешено сверкали. Еще несколько секунд, и они без усилий преодолеют оставшееся до ребят расстояние.

– Лезьте! – закричал Джаред. Он за руку потянул Мэллори к нижней ветви железного дерева. Саймон быстро, как белка, вскарабкался по железной коре. Мэллори же тормозила.

– Ну, давай, Мэллори! Давай! – подгонял ее брат.

Девочка повисла на ветке прямо в тот момент, когда один пес бросился на нее. Собачьи зубы ухватили подол ее белого платья и оторвали большой лоскут. Другие псы уже крутились рядом и тоже терзали ткань.

Джаред запустил в них камень, который все это время сжимал в кулаке. Тот просвистел над собачьими головами, никого не задев, упал и покатился к дальней стене пещеры.

Одна из собак вприпрыжку бросилась за камнем.

Сначала Джаред подумал, что, может быть, камень волшебный. Потом он заметил, что собака несет камень в зубах обратно к нему, помахивая своим металлическим хвостом.

– Саймон, – прошептал Джаред, – кажется, этот пес не прочь поиграть.

Саймон на секунду задержал взгляд на собаке и начал быстро сползать с дерева.

– Что ты делаешь? – попыталась остановить брата Мэллори. – Механический пес-робот – это тебе не домашний щенок!

– Не волнуйся, – ответил Саймон.

Он спрыгнул на землю, и собаки, внезапно прекратив лаять, окружили его и принялись обнюхивать, как бы решая, укусить его или нет. Саймон стоял совершенно спокойно. Наблюдая за ним, Джаред не смел дышать.

– Хорошие ребятки, молодцы, – примирительным тоном обратился к своре Саймон. Его голос дрожал совсем чуть-чуть. – Хотите поиграть? Будете приносить мне камешек?

Он осторожно протянул руку и вынул камень у пса прямо из пасти. Все собаки разом принялись подпрыгивать и скакать вокруг Саймона, радостно лая и повизгивая. Саймон оглянулся на брата с сестрой и улыбнулся.

– Он еще и улыбается! – проворчала Мэллори. Саймон бросил камень, и все пять собак кинулись за ним. Один пес, догнав камень первым, схватил его, зажал своими металлическими зубами и гордой походкой пустился в обратный путь. Остальные трусили за победителем, не отрывая от камня жадных взглядов. Саймон еще несколько раз бросал камень и получал его обратно. Он трепал собак по их металлическим загривкам, а псы вились вокруг него, высунув свои серебряные языки. Пока наконец Джаред не прокричал брату сверху:

– Пора уходить! Если мы тут еще задержимся, гномы поймают нас.

Саймон выглядел разочарованным.

– Ладно, – грустно согласился он. Затем взял камень и изо всех сил запустил его в глубь самого дальнего прохода. Собаки кинулись за камнем. – Слезайте!

Джаред и Мэллори спрыгнули вниз. Втроем они побежали к маленькой трещине в стене. Джаред, который пролез последним, заткнул трещину рюкзаком, загородив путь погоне. Он слышал, как собаки, повизгивая и скуля, царапают ткань рюкзака.

Братья с сестрой на ощупь пробирались в темноте. В тоннеле, должно быть, существовала развилка, которую они в прошлый раз не заметили, потому что сейчас в конце коридора показался долгожданный свет.

Ребята вышли наружу и вдруг поняли, что стоят в густой траве на краю карьера. Рассвет уже окрасил край неба на востоке.

Глава 7

В которой совершается подлое предательство

Мэллори с отвращением оглядела себя:

– Я никогда в жизни не надевала платьев. Что случилось? Почему я проснулась в стеклянном ящике?

Джаред покачал головой:

– Мы не совсем уверены, но, кажется, гномы каким-то образом тебя похитили. Ты что-нибудь помнишь?

– Помню, я укладывала сумку после соревнований, – пожала плечами сестра, – и какой-то мальчик сообщил, что у вас неприятности…

– Шш-ш-ш, – перебил ее Саймон и показал в карьер. – Пригнитесь.

Все трое легли в траву и заглянули за край обрыва.

Они увидели гоблинов, друг за другом появлявшихся из пещеры. Зеленые чудовища кувырком вылетали наружу, скрежеща зубами и лая. Затем, обнюхав воздух, выстраивались чередой. За ними показался огромный монстр с сухими сучьями вместо волос на голове. Кожа у великана была землистого цвета. В лохмотьях, надетых на нем, угадывались остатки одежды давно прошедших времен. Два кривых рога росли на его лбу над бровями.

Из пещеры вышел Кортинг с придворными. За ними – еще гоблины. Эти тянули телегу, доверху заваленную сверкающим оружием. Впереди последней группы гоблинов, спотыкаясь, брел пленник Ростом со взрослого человека, с мешком на голове и со связанными грязной веревкой запястьями и лодыжками. Что-то в облике этого человека показалось ребятам знакомым.

– Кто это? – прошептала Мэллори, прищурившись.

– Отсюда не видно, – отозвался Джаред. – Зачем им пленник?

Кортинг нервно откашлялся, прочищая горло, и выкрикнул, как только над толпой повисла тишина:

– Великий лорд Мульгарат! Мы благодарим тебя за честь, которую ты оказал нам, позволив служить тебе.

Мульгарат остановился. Гоблины отогнали пленника, тыкая в него острыми палками, подальше от того места, где встал их повелитель. Монстр, как гора возвышавшийся над остальными чудовищными существами, повернул рогатую голову в сторону гномов и презрительно ухмыльнулся.

Джаред судорожно сглотнул. Мульгарат. Это имя, ничего не значившее для него прежде, теперь внушало страх. Даже зная, что монстр не может его видеть, мальчик чувствовал, как темные глаза чудовища следят за всеми вокруг, и ему захотелось пригнуться еще ниже.

– Здесь все оружие, которое я просил? – Громовой голос Мульгарата эхом огласил каменоломню. Он указал на телегу.

– Да-да, конечно, – поспешил заверить его предводитель гномов. – Это демонстрация нашей верности тебе и полного подчинения новому порядку. Более отточенных клинков, выкованных с таким мастерством, тебе нигде не найти. Клянусь своей жизнью!

– Неужели? А это что? – Мульгарат вытащил из своего огромного кармана книгу. Ребята узнали в ней поддельный «Путеводитель», который Джаред подсунул гномам. – Может, поклянешься жизнью, что и это – та самая книга, которую я велел тебе добыть?

Король гномов задрожал:

– Я… я… я все сделал, как ты просил… Размахивая потрепанной книгой в воздухе, монстр громко рассмеялся. Джаред вдруг осознал, что уже слышал этот смех. Точно так же смеялся Не-Джаред в коридоре школы!

Джаред громко ахнул и тут же получил от Мэллори тычок локтем в бок.

– Тебя обманули, предводитель гномов. Не важно. Я уже получил «Путеводитель» Артура Спайдервика. Это последняя вещь, которой мне недоставало, чтобы начать царствовать здесь.

Кортинг низко склонился перед монстром:

– Ты действительно величайший из всех! Ты истинный хозяин нашего мира.

– Я-то настоящий хозяин, да вот не уверен, настоящие ли вы слуги. – Мульгарат поднял руку, и гоблины с готовностью уставились на него: – Убейте их!

Все дальнейшее происходило так быстро, что Джаред не успевал следить за событиями. Гоблины, зеленой волной хлынув вперед, набросились на гномов. Некоторые подхватили выкованное подземными умельцами оружие, большинство же просто атаковало с помощью собственных когтей и зубов. Гномы растерялись, закричали, и нескольких секунд паники и смятения оказалось достаточно, чтобы гоблины в момент одолели их.

Джаред видел, как один гоблин впился зубами в горло гнома, пока другой подземный житель отбивался сразу от трех зеленых чудовищ, навалившихся на него и рвавших беднягу когтями. Кровь заливала камни на дне карьера.

Джареда охватили слабость и оцепенение. Он никогда не видел прежде, как кого-нибудь убивают. Глядя вниз, он почувствовал, что его сейчас вырвет.

– Нужно остановить их!

– Нам одним не справиться, – возразила Мэллори. – Посмотри, сколько их!

Джаред покосился на меч, который его сесгра все еще сжимала в руке. На его остром лезвии сверкнул первый луч восходящего солнца. Вряд ли одним клинком победишь такую ораву гоблинов…

– Мы должны обо всем рассказать маме, – сказал Саймон.

– Она нам не поверит! – откликнулся Джаред. Рукавом куртки он вытирал катившиеся по лицу слезы и старался не смотреть вниз, где повсюду в пыли и крови валялись растерзанные тела. – Разве она поверит во все это?

– Все же надо попытаться, – решительно произнесла Мэллори.

И так, под крики и стоны, еще долго доносившиеся до них из старой каменоломни, сестра и братья Грейсы направились в сторону своего дома.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть