Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Спайдервик. Хроники Spiderwick Chronicles
Книга 5. Гнев Мульгарата

Глава 1

В которой все перевернуто вверх дном

Бледный свет зари нового дня мерцал в каплях росы на траве вдоль дороги, по которой этим ранним утром устало брели Джаред, Мэллори и Саймон. Они совершенно вымотались, но им нужно было добраться до дома. Мэллори, продрогшая в своем тонком белом платье, сжимала в руке меч так, что у нее побелели костяшки пальцев. Сбоку от нее тащился Саймон, шаркая подошвами и раскидывая в стороны камешки и кусочки асфальта, случайно попадавшие ему под ноги. Джаред – с другого бока – то же самое. Каждый раз, когда глаза Джареда закрывались хотя бы на миг, он видел гоблинов – сотни гоблинов с Мульгаратом во главе.

Джаред пытался отвлечься, планируя, что он скажет маме, когда они наконец попадут домой. Она, должно быть, зла на них за то, что они пропадали где-то всю ночь, и особенно на Джареда – из-за вчерашнего случая с ножиком. Надо ей все объяснить. Он представил, как расскажет маме об ужасном огре, способном менять облик, о спасении Мэллори, захваченной гномами, об обманном трюке с эльфами. Мама собственными глазами увидит меч, и ей придется поверить своим детям. И тогда… она простит Джареда за все.

Резкий звук, как от свистка вскипевшего чайника, вернул его к действительности. Они стояли у ворот поместья Спайдервик. И Джаред с ужасом увидел, что вся лужайка перед домом завалена мусором, бумагой, перьями и обломками мебели.

– Что это?! – еле выдохнула Мэллори.

Чей-то пронзительный визг заставил взгляд Джареда переместиться вверх, где питомец Саймона – грифон Байрон гонялся по крыше за каким-то маленьким существом, долбя клювом черепицу. Отколовшиеся кусочки скатывались вниз, выпавшие перья словно снегом запорошили кровлю.

– Байрон! – крикнул Саймон, но грифон или не услышал, или решил проигнорировать его. Саймон повернулся к Джареду в крайнем беспокойстве: – Ему нельзя там находиться! У него крыло еще не зажило.

– А за кем это он гоняется? – пыталась разглядеть Мэллори, щуря глаза.

– За гоблином, я думаю, – медленно проговорил Джаред. Воспоминание о зубах и когтях, красных от крови, вновь нарисовало ужасную картину того, что случилось этой ночью.

– Мама! – позвала Мэллори и побежала к дому.

Джаред и Саймон бросились следом. Приблизившись к крыльцу, они увидели, что окна старого здания выбиты, а передняя дверь висит на одной петле. Сестра и братья пронеслись внутрь через прихожую, стараясь не споткнуться о разбросанные по полу ключи и сорванные с вешалки куртки и пальто.

В кухне вода, льющаяся из крана, давно уже переполнила раковину, забитую осколками тарелок и чашек, и стекала на пол, заливая продукты, выпавшие из перевернутого холодильника, который размораживался, валяясь на боку в луже. Из стенных шкафчиков, местами пробитых насквозь, на плиту высыпалась мука, сахар, крупы. Все кругом запорошило пылью и кусочками штукатурки.

Стол в обеденной комнате был почти цел, но все стулья валялись расколотыми в щепки, с изодранной обивкой. Одна из картин дядюшки Артура рваными клочьями свисала из сломанной рамы, которая пока еще чудом держалась на единственном гвозде.

В гостиной было не лучше. Сквозь разбитый вдребезги экран телевизора виднелся кронштейн, на котором тот крепился к стене. Диваны вспороты и выпотрошены, их набивка усыпала ковры на полу, образовав целые сугробы. И посреди этого разгрома, на обломках пуфа сидел Портняжка.

Подбежав к маленькому домовому, Джаред увидел, что плечо Портняжки пересекает длинная, глубокая царапина. Потерявший где-то шляпу домовой, глядя на Джареда, растерянно хлопал своими черными глазками, в которых стояли слезы.

– Это все моя вина, это все моя вина… – повторял он. – Я пробовал сражаться, но мое волшебство слишком слабое. – Одинокая слеза скатилась по худой щеке Портняжки, и он зло ее утер. – Одних гоблинов я бы еще мог разметать. А огр лишь взглянул на меня и только посмеялся.

– А где мама? – требовательно спросил Джаред. Он чувствовал, что его колотит.

– Прямо перед рассветом они сцапали ее и увезли, – грустно сообщил Портняжка.

– Этого не может быть! – Голос Саймона был близок к визгу. – Мам! – Он рванулся к лестнице и крикнул вверх, на следующий уровень: – Ма-а-ам!

– Нужно что-то делать, – сказала Мэл.

– Мы видели ее, – произнес Джаред еле слышно, присаживаясь на обломки дивана. Он чувствовал головокружение, жар и холод одновременно. – В каменоломне. Именно она была тем взрослым пленником гоблинов. Мульгарат захватил ее так, что мы даже не заметили. А нам следовало бы – мне следовало бы – заметить. А еще мне следовало бы никогда не открывать этот дурацкий «Путеводитель» дядюшки Артура.

Домовой энергично затряс головой:

– Защитить дом и тех, кто в нем, – мой долг. Есть тут «Путеводитель» или нет!

– Но если бы я не потерял его, ничего бы этого не случилось! – Джаред стукнул кулаком себя по колену.

Портняжка вытер глаза тыльной стороной руки:

– Никто не знает, так это или не так. Я спрятал его – и смотрите, что получилось.

– Хватит вам. Прекращайте эту «вечеринку жалости» – слезами горю не поможешь. – Мэл села на корточки рядом с пуфом, передавая домовому его шляпу. – Куда они могли утащить маму?

Портняжка горестно покачал головой:

– Гоблины – грязные твари, а их главарь хуже всех своих наемников. Наверняка эти мерзавцы живут в такой же вонючей дыре, как они сами, но где это – я не могу сказать, не знаю.

Сверху донеслись вой, свист и грохот.

– Один гоблин еще на крыше, – сказал Саймон, глядя вверх – Он должен знать.

Джаред вскочил:

– Надо остановить Байрона до того, как он его сожрет!

– Верно. – Саймон направился к лестнице.

Втроем сестра и братья кинулись по ступенькам вверх, на чердак.

На втором этаже двери всех спален были распахнуты.

Рваные простыни, перья из подушек, вспоротые матрасы валялись в коридоре. Из спальни Джареда и Саймона были выброшены пустые, разбитые банки и клетки. Саймон застыл с таким выражением на лице, будто его ранили прямо в сердце.

– Лимонка, Джеффри, Китти! – позвал он своих питомцев.

– Пошли, – потянул брата Джаред и кинул взгляд на заветный шкаф в коридоре, дверцы которого оказались открыты.

Полки внутри шкафа были залиты шампунями и лосьонами, которые промочили все хранившиеся там простыни и полотенца. На нижней, испещренной глубокими царапинами стенной панели болталась сорванная с петель секретная дверь в библиотеку Артура.

– Как они нашли ее? – удивилась Мэл. Саймон покачал головой:

– Думаю, они обшарили в поисках ее все вокруг. Джаред нагнулся и пролез в библиотеку.

В ярком солнечном свете, проникавшем сквозь окно, перед ним предстали очевидные следы разгрома.

Слезы закипали на глазах Джареда, когда он ступал по ковру из мятых и запачканных страниц. Книги Артура были вырваны из переплетов и разбросаны. Разорванные эскизы, обрушенные книжные полки, выдернутые ящики стола – все валялось на полу Джаред беспомощно оглядел комнату.

– Ну? – спросила Мэл из коридора.

– Все разрушено, – ответил Джаред. – Все.

– Пошли, – крикнул Саймон, – надо успеть схватить оставшегося гоблина!

Джаред лишь кивнул, не заботясь о том, что ни его брат, ни сестра не могли видеть его кивок, и словно на деревянных ногах поплелся к двери.

В том, что эта комната, столько лет хранившая тайну, перестала быть секретной, было нечто такое, что заставило Джареда почувствовать: ничего и никогда уже не будет по-прежнему.

Все вместе – Саймон, Джаред и Мэллори – поднялись по лестнице на чердак и пересекли помещение, ступая по сверкающим осколкам разбитых елочных украшений и по разорванным одежным чехлам. Время от времени они слышали скрежет у себя над головой, и тогда в сумрачном свете мелькала осыпавшаяся пылью побелка, обрушиваемая от ударов когтей грифона.

– Еще один уровень, и мы на крыше, – сказал Джаред, указывая на последний лестничный пролет. Тот вел в единственную, находящуюся на самом верху дома башенку с окнами, выходящими на все четыре стороны света.

– Кажется, я слышу лай, – доложил Саймон, карабкаясь наверх впереди всех. – Похоже, гоблин пока что жив.

Когда они достигли башни, Мэллори просунула свой меч между оконными рамами одного из окон, раскрывая их. Джаред пытался открыть другие.

– Я пойду первым, – сказал Саймон.

Он запрыгнул на подоконник и, стараясь не задеть торчащие из рамы осколки, выбрался на крышу.

– Подожди! – крикнул Джаред. – Почему ты решил, что справишься с разозлившимся грифоном?

Но Саймон, кажется, не обратил на слова брата никакого внимания.

Мэл подвязала меч к поясу платья так, что он повис у нее на боку.

– Давай!

Джаред занес ногу через подоконник и ступил на черепицу. Неожиданно яркий солнечный свет почти ослепил его, но уже в следующий момент расплывающийся взгляд мальчика различил лес за их лужайкой, а потом и Саймона, приближавшегося к грифону, который загнал в угол гоблина. Несчастный уперся спиной в одну из печных труб. И это был… Пискун.

Глава 2

В которой вновь возвращается старый знакомый

Хватит пялиться, черепахоногие! – завопил Пискун. – Быстрее, помогите мне, ленивые улитки!

Он прижимался к кирпичной стенке трубы, одной рукой придерживая полы незастегнутого пальто, явно что-то пряча там, и угрожающе размахивая зажатой в другой руке рогаткой.

– Пискун?! – Джаред остановился и усмехнулся, оглядев гоблина, который, как всегда, раздавал всем и каждому свои особые определения. Но тут же нахмурился: – А что ты-то здесь делаешь?

Саймон оттеснял грифона назад, встав между ним и Пискуном и громко покрикивая на питомца. Байрон отвернул голову с огромным клювом в сторону и моргнул, затем сильно ударил по крыше лапой с когтями, больше похожей на львиную, чем на птичью. Джаред сильно подозревал, что Байрон думает, будто все тут решили поиграть в какую-то новую игру.

Пискун затравленно смотрел на Джареда:

– Я не знал, что это ваш дом, пока не появился грифон.

– Ты… ты помогал захватить нашу маму?! – Джаред почувствовал, как его лицо охватил жар, разгораясь все больше и больше. – Громил наш дом? Убивал питомцев Саймона?

Он на пару шагов приблизился к Пискуну, сжимая кулаки. «Я доверял этому хобгоблину. Пискун даже нравился мне. А он оказался предателем!» Джаред едва мог соображать – так у него шумело в ушах.

– Я никого не убивал. – Пискун приоткрыл пальто и показал спрятанный под ним комочек меха апельсинового цвета.

– Китти! – растерянно воскликнул Саймон, увидев котенка.

В этот момент Байрон, рванув мимо Саймона, вцепился своим клювом в руку хобгоблина.

– А-а-а-а-а-а-а-ай! – завизжал Пискун. Котенок вывалился из-под пальто на крышу.

– Нет, Байрон! Нет! – закричал Саймон. – Отпусти его!

Грифон мотал головой, таская Пискуна из стороны в сторону. Визг хобгоблина уже превратился в вой.

– Сделай же что-нибудь! – в панике прокричал Джаред.

Саймон подскочил к грифону и треснул его кулаком по клюву.

– НЕТ! Слышишь, что тебе говорят?

– Ты что! Не надо так, не зли его… – Мэллори на всякий случай взялась за меч, висевший на поясе.

Однако Байрон, вместо того чтобы атаковать, прекратил трепать Пискуна и уставился на Саймона с какой-то тревогой во взгляде.

– Отпусти его, – повторил Саймон, указывая вниз, на черепицы крыши.

Пискун отчаянно отбивался, безрезультатно тыкая пальцами Байрону в ноздри и пытаясь укусить его мощную, покрытую перьями шею своими мелкими зубками, похожими на детские молочные. Грифон игнорировал все эти действия хобгоблина и не собирался его отпускать.

– Будь осторожен, – сказал Джаред брату. – Пусть уж лучше он сожрет Пискуна, чем нас.

– Не-е-ет! – завопил Пискун, извиваясь. – Прошу прощения, затыкатели глоток. Клянусь, я не хотел ничего плохого! Освободите меня. Помоги-и-и-те!

– Джаред, – обратился Саймон к брату, – подержи Пискуна, ладно?

Джаред кивнул и подошел ближе. Так близко, что почувствовал запах грифона – дикий запах, как от кошачьей шерсти.

Саймон взялся одной рукой за верхнюю часть клюва Байрона, другой – за нижнюю и начал раскрывать их, приговаривая:

– Будь хорошим мальчиком… Так, так… Отпусти гоблина…

– Хобгоблина! – взвизгнул Пискун.

– Ты с ума сошел?! – закричала Мэллори на брата.

Грифон резко повернул голову в ее сторону, едва не свалив с размаху Саймона.

– О, прости! – сказала Мэллори гораздо тише. Джаред обхватил Пискуна за ноги:

– Держу!

– Эй, пустобрехи! Вы ведь не собираетесь поиграть с моим телом в перетягивание каната, да? Да?!

Джаред насмешливо улыбнулся. Саймон снова попытался разжать клюв Байрона.

– Мэл, – позвал он, – иди сюда, помоги мне. Берись за низ, а я буду тянуть за верх.

Сестра направилась к ним, осторожно ступая по скату крыши. Грифон с беспокойством следил за ней.

– Как только я скажу «Тяни!»… – предупредил Саймон и тут же скомандовал: – Тяни!

Вместе они снова попытались раскрыть половинки клюва. Мэллори просунула пальцы в рот Байрону и потянула клюв вниз, просто повиснув на нем.

Байрон отбивался, но неожиданно уступил: раскрыл пасть. Пискун рухнул на Джареда. Потеряв равновесие, Джаред покатился по крыше. Выпустив Пискуна, он пытался за что-нибудь ухватиться, чтобы удержаться. Хобгоблин скользил рядом, выбивая черепицы, за которые хватался Джаред. В последний момент – за секунду до того, как свалиться наземь – Джареду удалось зацепиться за водосточный желоб на самом краю кровли.

Саймон и Мэл во все глаза следили за братом. Тот судорожно сглотнул, переводя дыхание. Они двинулись к нему, чтобы попытаться втащить обратно, и тут Джаред увидел, как Пискун кинулся к одному из раскрытых окон.

– Он убегает! – крикнул Джаред, самостоятельно пытаясь подтянуться. Его локти месили грязь и опавшие листья, которыми был забит желоб.

– Да забудь ты об этом гоблине, – Мэл протянула руку, – держись за меня!

Вдвоем брат с сестрой втащили Джареда на крышу. Стоило ему почувствовать опору под ногами, как он тотчас бросился догонять Пискуна вместе с Саймоном и Мэллори.

Все трое кубарем скатились по лестницам вниз. Но возле дверей своих спален затормозили. Здесь на полу сидел хобгоблин, а нить желтой пряжи обматывалась вокруг него. Джаред, вытаращив глаза, наблюдал, как пряжа сама собой после нескольких витков завязалась бантиком.

Портняжка взобрался на макушку хобгоблина и продекламировал:

– Тем, что я его поймал, Я частично долг отдал.

Джаред смотрел то на пряжу, то на Портняжку:

– Не могу понять, как тебе это удалось?

Но тут он вспомнил, как однажды шнурки его ботинок оказались связанными между собой, и объяснения не потребовалось.

Маленький домовой растянул рот в ухмылке:

– Остаться незамеченным – не значит не оставлять следов.

– Эй! – крикнул Пискун. – Уберите от меня эту чокнутую мелюзгу. Я не собирался убегать от вас. Я удирал от того жуткого монстра на вашей крыше.

– Помолчи, – приказала ему Мэллори.

– Хоть этот гоблин и говорит, что его не так поняли, – сказал Портняжка, – на самом деле он – порядочная дрянь.

Джаред наклонился над Пискуном:

– Или ты расскажешь нам обо всем, что знаешь, или мы сдобрим тебя кетчупом и отправим обратно на крышу.

Он произнес это с такой злостью, что сразу стало ясно: сказанное – не пустые слова.

Портняжка спрыгнул с макушки хобгоблина на перевернутый кофейный столик.

– Это будет для него слишком мягким наказанием. Нет, пока он связан, надо подсадить к нему крыс, чтобы они обгрызли пальцы у него на ногах. Потом выковырять его глазки и засунуть ему в нос. А кроме того, отрезать тупыми ножницами уши и пальцы на руках и подождать, когда дух с него выйдет вон.

Саймон побледнел, но ничего не сказал.

Пискун извивался в своей связке:

– Я уже все сказал вам, угрюмые тапки. Не надо угроз!

– Где наша мама? – потребовал ответа Джаред. – Куда они ее утащили?

– Логово Мульгарата на свалке за городом. Он построил из мусора дворец, можно сказать, замок, который защищает армия гоблинов и кое-кто еще. Не будьте тыквоголовыми – туда никак не пробраться.

– Кто это – кое-кто еще? – продолжал допрос Джаред.

– Драконы, – ответил Пискун. – Мелочь в основном.

– Драконы?! – в ужасе повторил Джаред.

В «Путеводителе по фантастическому миру вокруг вас» Артура Спайдервика упоминалось о драконах, правда, сам Артур никогда их не видел. Но приведенные им сведения были устрашающими – драконы описывались как смертельно ядовитые, с зубами, острыми, словно кинжалы, и телом, быстрым, словно удар хлыста.

– Ты тоже входил в армию Мульгарата? – спросила Мэллори, сузив глаза.

– Да, входил! – объявил Пискун. – Так ведь к нему все присоединились. А куда бы я делся, корзинка с болтовней?.

– А как ты ему объяснил случившееся у лагеря гоблинов в прошлый раз. – куда делись другие гоблины?

– Другие гоблины? – переспросил Пискун. – В данное время, лилейные подштанники, я – хобгоблин! И отличаюсь от гоблина как ворона от ворона.

Джаред улыбнулся:

– Так что же ты все-таки рассказал? Пискун закатил глаза кверху – А ты как думаешь, тараканьи кишки? Я сказал, что их съел тролль. Как, собственно, и было.

– Если мы развяжем тебя, ты проведешь нас на свалку? – перешла к делу Мэллори.

– Может быть, как-нибудь в другой раз, – проворчал Пискун.

– Что-что? – нахмурился Джаред.

– Да! – тут же взвизгнул Пискун. – Да-а! Отведу. Довольны, сопливые носопырки? Хотя бы для того, чтобы не видеть больше этого грифона.

– Слушай, Джаред, – сказал Саймон, и легкая улыбка тронула его губы, – наверное, быстрее будет туда долететь?

– Так! Стоп! На это я не согласен! – закричал Пискун.

– Нужно разработать план, – сказала Мэллори, отходя от хобгоблина и понижая голос. – Как нам справиться с армией гоблинов, драконом и меняющим облик здоровенным огром?

– Должен быть какой-нибудь способ… – Джаред последовал за ней. – У каждого имеется какое-нибудь слабое место. – Мысленно он попытался перелистать страницы «Путеводителя», но обнаружил, что в его памяти теперь все больше белых пятен. Как ни старался он сосредоточиться, ему так и не удалось вспомнить ничего важного.

– Плохо, что у нас нет с собой «Путеводителя». – Саймон уставился на разбитый аквариум на полу, как будто ответ лежал среди осколков.

– Зато мы знаем, где Артур, – сказал Джаред осторожно. В его голове сложился собственный план. – Нужно спросить его.

– Ну и как ты предлагаешь это сделать? – поинтересовалась Мэл, уперев одну руку в бок.

– Я хочу попросить эльфов разрешить мне поговорить с ним. – Джаред сказал это так, будто речь шла о чем-то абсолютно реальном и даже обыденном.

Глаза Мэллори полезли на лоб от изумления:

– В последний раз, когда я видела эльфов, они совершенно не показались мне дружелюбными!

– Вот именно, – поддержал ее Саймон. – Они собирались навечно упрятать меня под землю.

– Вы должны довериться мне, – медленно проговорил Джаред. – Я сделаю это. Они обещали, что не удержат меня против моей воли, если я снова появлюсь.

– Тебе-то я доверяю, – сказала Мэллори. – А вот эльфам не верю и тебе не советую. Поэтому собираюсь пойти с тобой.

Джаред отрицательно замотал головой:

– У нас мало времени. Заставьте пока Пискуна рассказать все, что он знает про Мульгарата. Я быстро вернусь – сразу же, как только смогу. – Он посмотрел на маленького домового. – Я возьму с собой Портняжку – если, конечно, он пойдет.

– Кажется, ты должен быть один, – сказал Саймон.

– Я и буду один. Один из людей, – ответил Джаред, не спуская глаз с Портняжки.

– Вот уже несколько лет я не покидал дом. – С этими словами Портняжка подошел к краю стула и позволил Джареду посадить себя в капюшон своего свитера. – Но теперь я должен отложить на время свои страхи!

И они ушли – раньше, чем Саймон и Мэллори смогли что-то возразить.

Перейдя улицу, Джаред начал взбираться на холмы в направлении рощи эльфов. Цвет безоблачного неба в этот час позднего утра становился все насыщеннее, ярче. Джаред спешил, помня о том, что у них не слишком много времени.

Глава 3

В которой Джаред узнает не совсем то, что хотел узнать

Роща была точно такой же, какой Джаред запомнил ее, – деревья окружали лужайку, посреди которой грибы образовали круг. Но на этот раз, когда Джаред ступил в центр круга, ничего не произошло. Ветви деревьев не переплелись, чтобы захватить его, никакие корни не обвились вокруг его лодыжек, и никто из эльфов не появился, чтобы поругаться с ним.

– Э-э-эй! – прокричал Джаред. Он подождал, но единственным ответом было пение птичек в отдалении.

Разочарованный, Джаред вышел из круга и снова ступил туда.

– Есть тут кто-нибудь? Мне вообще-то некогда. Опять ничего. Минуты проходили.

Оглядев грибное кольцо, Джаред испытал непреодолимое желание разрушить это место обитания эльфов. Если бы только они не захватили Артура!

Он уже занес ногу, чтобы пнуть один из грибов, как услышал мягкий голос, раздавшийся из-за деревьев:

– Беспечное дитя, что тут делаешь? Это была зеленоглазая женщина-эльф. Ее волосы еще больше, чем прежде, окрасились в красные и коричневые тона, платье переливалось золотыми и янтарными красками, словно летнее небо на закате, а в голосе прозвучало скорее огорчение, чем злость.

– Пожалуйста, – взмолился Джаред, – позвольте мне поговорить с Артуром! Мульгарат захватил нашу маму. Я должен спасти ее!

– Но почему меня должна заботить судьба смертной женщины? – Зеленоглазая повернулась к деревьям, собираясь уйти. – Ты знаешь, сколько моего собственного народа пропало? Скольких гномов – старых, как камни у нас под ногами, – больше нет с нами?

– Я видел их гибель, – тихо сказал Джаред, – мы были там. – И снова попросил: – Пожалуйста! Я готов отдать за это что угодно. Или сам останусь здесь, если вы захотите.

Женщина-эльф покачала головой:

– Единственная вещь, которая была у тебя и которая представляла ценность для нас, потеряна.

Оттого, что она остановилась, Джаред испытал облегчение. И одновременно тревогу: ему нужно увидеть Артура, но совершенно нечего предложить взамен.

– У нас нет «Путеводителя», – сказал он, – и сейчас мы не можем отдать его вам. Но возможно, нам удастся вернуть его назад.

Зеленоглазая нахмурилась:

– Мне вовсе не интересно снова слушать твои сказки.

– Я… я могу доказать, что никогда ничего не выдумывал.

Джаред потянулся рукой к капюшону, вытащил Портняжку и опустил его рядом с собой на траву:

– Я говорил вам, что книга была у нашего домового. Вот он. Это Портняжка.

Маленький домовой сорвал с головы шляпу и низко поклонился, слегка дрожа.

– Милостивая леди, я знаю, как чудовищно выглядит мой поступок, но это действительно я украл книгу.

– Ваше поведение говорит само за себя. – Она сверкнула глазами, оглядев их обоих. И на какое-то время повисла тишина.

Джаред нетерпеливо подергивался, пока Портняжка карабкался по его телу, чтобы спрятаться обратно в капюшон. Молчание женщины-эльфа нервировало Джареда, но он заставил себя оставаться спокойным. Чтобы не упустить последний шанс уговорить ее.

Наконец она продолжила:

– Наше время командовать и наказывать прошло. Настал момент нам самим ожидать беды. Мульгарат собрал огромную армию, и использование «Путеводителя» делает ее еще более грозной.

Джаред кивнул, хотя был озадачен. Он не понимал, как Мульгарат может с помощью «Путеводителя» сделать армию еще более опасной. Это же просто книга.

– Обещай мне, смертное дитя, – сказала женщина-эльф, – если «Путеводитель» Артура, когда ты найдешь свою мать, вернется в твое владение, ты отдашь его нам, чтобы мы могли его уничтожить.

Джаред кивнул не задумываясь, готовый согласиться на все, что позволило бы ему увидеться с Артуром.

– Обещаю. Я принесу его…


– Нет, – перебила она. – Когда настанет час, мы сами устроим встречу.

Она подняла руку, указывая вверх, и произнесла что-то на непонятном языке. С самой верхней ветки старого дуба сорвался одинокий лист и стал по спирали опускаться вниз. Он снижался так медленно, словно двигался сквозь воду, а не по воздуху.

– Ваша встреча с Артуром продлится, пока этот лист не упадет вам под ноги.

Джаред посмотрел, куда она показывала. Как бы медленно ни опускался лист, все равно казалось, что он, наверное, довольно быстро достигнет земли.

– А что, если нам не хватит времени?

Она холодно улыбнулась:

– Ныне никому из нас не доступна такая роскошь, как время, Джаред Грейс.

Но Джаред уже не слушал ее, потому что из-за деревьев к нему направлялся человек в твидовом пиджаке, с седыми прядями на лысеющей голове. Множество листьев кружилось вокруг мужчины и укладывалось ковром перед ним – так что его ноги совершенно не касались земли. Мужчина нервно поправил очки на носу и пристально вгляделся в Джареда.

Джаред не смог сдержать улыбку. Артур Спайдервик выглядел точно таким, как на портрете в библиотеке. Теперь все должно получиться. Его двоюродный прадедушка объяснит, что они должны сделать, и они это сделают.

– Дядя Артур! – кинулся к нему мальчик. – Я Джаред…

– Не уверен, что прихожусь тебе дядей, бедное дитя, – сухо остановил его Артур. – Насколько мне известно, у моей сестры нет никакого сына.

– Ну да, правильно, вы – мой двоюродный прадедушка, кажется… – Джаред и сам вдруг засомневался. – Но это не важно…

– А подобное вообще невозможно.

Такого поворота дела никто даже не предполагал. Надо было как-то исправлять ситуацию.

– Вы провели здесь очень долгое время… – осторожно начал объяснять Джаред.

Артур нахмурился:

– Несколько месяцев, я полагаю…

И тут вмешался Портняжка. Вынырнув из своего укрытия, он вскарабкался на плечо Джареда и уселся на нем:

– Просто выслушайте этого мальчика – только и всего. Время дорого!

Артур уставился на маленького домового, дважды моргнул и вдруг заговорил без остановки:

– Привет, старина! Я уж успел соскучиться по тебе! Как там моя Люси? У нее все хорошо? А моя жена? Ты не принес от них весточку для меня?

– Послушайте! – перебил Джаред. – Мульгарат захватил мою маму, и только вы один знаете, что нужно делать.

– Я? – удивился Артур. – Почему я должен знать, что нужно делать? – Он поправил очки. – Тут нужно подумать, что тебе посоветовать… Сколько, ты говоришь, тебе лет?

– Девять, – ответил Джаред, с тревогой ожидая, что за этим последует.

– Ну тогда я должен посоветовать тебе быть осторожным и не общаться со всякими опасными существами без позволения взрослых из твоей семьи.

– Вы что, не слышите меня?! – закричал Джаред. – МУЛЬГАРАТ ЗАХВАТИЛ МОЮ МАМУ! А БОЛЬШЕ В МОЕЙ СЕМЬЕ НЕТ НИКАКИХ ВЗРОСЛЫХ!

– Я понимаю, – продолжал Артур, – и все-таки ты должен…

– Ничего вы не понимаете! – Джаред уже не мог остановиться. Ему необходимо было выговориться, прокричаться, чтобы не лопнуть от злости. – Вы даже не представляете, сколько времени провели здесь. Ваша Люсинда уже старше, чем вы сейчас! Не знаете вы ничего!

Артур открыл рот, как будто хотел что-то сказать, и снова закрыл. Он выглядел бледным и растерянным, но Джареду было не до сочувствия. Глаза мальчика жгло от собственных непролитых слез. А с внешней стороны грибного кольца одинокий дубовый лист все продолжал свое снижение.

– Мульгарат, этот огр-людоед, очень опасен, – тихо, не глядя на Джареда, заговорил наконец Артур. – Даже эльфы не знают, как его остановить.

– К тому же у него есть драконы, – сказал Джаред.

Артур взглянул на него с неожиданным интересом:

– Драконы? В самом деле? – Он покачал головой, его плечи поникли. – Я не смогу посоветовать тебе, как справиться с ними, извини, – просто не знаю.

Джаред хотел умолять, требовать, но слова не шли.

Артур приблизился еще на шаг и, когда вновь заговорил, его голос прозвучал очень мягко. – Мальчик мой, если бы я всегда знал, что надо делать, разве я оказался бы здесь, в плену у эльфов, без всякой возможности увидеть когда-нибудь снова свою семью?

– Думаю, нет, – ответил Джаред. Лист уже опустился почти вровень с его ростом. Осталось совсем немного до момента, когда отведенное им время выйдет совсем.

– Я не могу дать тебе готового решения, – сказал Артур. – Все, что я могу тебе дать, – это информация. Я хотел бы дать больше… – Он вздохнул и продолжил: – Гоблины сбиваются в маленькие кучки, обычно не больше десяти особей. Они последовали за Мульгаратом, потому что боятся его, – иначе ты никогда не увидел бы их в одном месте в таком количестве. Без руководства огра они давно бы перессорились и передрались между собой. Но даже и с таким главарем они, возможно, ведут себя не слишком организованно.

Что же касается огров, то Мульгарат – типичный их представитель. Он мастер перевоплощения, хитрый, коварный, не знающий жалости. И разумеется, необычайно сильный. Единственная лазейка, которой ты мог бы воспользоваться, – это то, что он склонен к бахвальству и часто совершенно напрасно полон самодовольства.

– Как великан-людоед в сказке «Кот в сапогах»? – спросил Джаред.

– Точно. – Глаза Артура мерцали, когда он говорил. – Огры слишком высокого мнения о себе и ожидают, что и ты так же думаешь о них Они любят слушать сами себя. Учти это. Потому что обычная защита – вроде вывернутой одежды, которую ты носишь, – против их магии бесполезна. Они очень могущественны.

Теперь о драконах… Видишь ли, я должен признаться: все, что я о них знаю, я почерпнул из сообщений других исследователей.

– Других исследователей? Вы хотите сказать, что и другие люди изучали волшебных существ?

Артур кивнул:

– Во всем мире. Ты знаешь, что фантастические существа имеются на всех континентах? Разные, конечно, как разные животные. Но я отвлекся.

Наиболее распространенный в нашем регионе подтип драконов – скорее всего, это разновидность Европейского вайрма – очень ядовит. Я помню, в одном из докладов рассказывалось о драконе, который существует за счет коровьего молока. Питаясь им, он достигает огромных размеров, и его яд отравляет все вокруг, выжигает траву и делает воду невозможной для питья.

– Стойте! – воскликнул Джаред. – У нас дома вода – из нашей скважины – точно такая: обжигает рот, если ее пить!

– Очень плохой знак. – Артур нахмурился и покачал головой. – Драконы сильные и быстрые твари, но все же могут быть убиты – как и любые другие существа. Помехой, конечно, служит яд – его сила растет вместе с ростом самого дракона. Мало найдется существ, достаточно быстрых и достаточно отважных, чтобы противостоять дракону, как это делает мангуст, атакующий кобру.

Джаред взглянул на дубовый лист – тот был уже почти у земли. Артур проследил за его взглядом:

– Время нашей с тобой беседы вышло. Не мог бы ты передать от меня Люсинде кое-что на словах?

– Конечно, – кивнул Джаред.

– Скажи ей…

Но что бы ни собирался сказать Артур, все потонуло в листве, закружившей вокруг него и мгновенно скрывшей его из виду. Маленький смерч из листьев унесся вверх и… ничего. Джаред поискал глазами женщину-эльфа, но и она исчезла тоже.

Выйдя из рощи, Джаред сразу же увидел Байрона. Тот нетерпеливо перебирал лапами, когти яростно скребли землю. На спине грифона сидел Саймон и ласково поглаживал своего питомца, стараясь его успокоить. Сидевшая позади брата Мэллори успела переодеться, но меч гномов захватила с собой и держала наготове. Его металл сверкал на солнце. Пискун сидел впереди, на шее грифона, и выглядел совершенно несчастным.

– Что вы тут делаете? – спросил Джаред. – Кажется, вы сказали, что доверяете мне.

– Мы и доверяем, – ответила Мэллори. – И потому ждем здесь, а не врываемся в рощу, чтобы вытащить тебя оттуда.

– Мы разработали великолепный план. – Саймон натянул поводья. – Залезай. Расскажешь нам обо всем, что узнал, по дороге.

– Давай, – добавила Мэл. – Теперь твоя очередь довериться нам.

Глава 4

В которой много огня

Они шли по обочине шоссе, приближаясь к свалке. Джаред даже не пытался вырваться из не слишком туго затянутых узлов веревки, которой его руки были связаны за спиной. Он шагал позади точно так же связанной Мэллори и избегал смотреть в ту сторону, где вдали виднелась тень от летевших в вышине Байрона с Саймоном. Нельзя было допустить, чтобы их заметили: по плану эти двое означали выход, если все пойдет не так, и скорейший путь домой, если все пойдет как надо. Пискун подтолкнул Джареда острием меча гномов:

– А ну, пошевеливайся!

– Прекрати! – обернулся к нему Джаред и споткнулся, Портняжка заерзал у него в капюшоне. – Мы еще не дошли. А кроме того, эта штука острая.

– Очень острая, – хихикнул Пискун, – мой бедный большой кусокмяса.

– Оставь Джареда в покое, не то я тебе покажу, как нужно пользоваться мечом, – шикнула на него Мэллори, но внезапно замолчала.

Деревья по обочинам шоссе стояли почти голые, без листвы. На этой стороне они казались особенно почерневшими, мертвыми. Остававшиеся еще кое-где на ветках ссохшиеся листья напоминали висящих вниз головой летучих мышей. Деревья выглядели даже менее реальными, чем железное дерево в подземелье гномов. Сразу за деревьями Джаред увидел свалку.

Ржавые ворота были открыты, ведущая вглубь кривая дорожка местами заросла бурьяном и казалась покрытой грязными заплатами. Сбоку от нее из земли торчал покосившийся шест с табличкой «Хода нет». Старые, битые автомобили, «лысые» покрышки, различный мусор – все это громоздилось бесформенными кучами, которые напоминали груды камней и песка вдоль дикого побережья. Далеко впереди вырисовывался силуэт дворца, шпили которого блестели стеклом и жестью в небе, полном солнечного света.

Пока они шли, Джаред заметил нескольких гоблинов, выглядывающих из-за мусорных куч. Двое понюхали воздух и скрылись, третий начал лаять. А потом гоблины стали выползать чуть ли не из-под всех встречавшихся по пути ржавых машин. Каждый задирал жабью голову и скрежетал зубами из осколков стекла и камня. У многих имелось выкованное гномами оружие: пики и сабли.

– Скажи им что-нибудь, – шепнул Джаред Пискуну.

– Я захватил смертных! – прокричал Пискун здоровенному гоблину, торопливо шагавшему навстречу. – И без всей твоей мусорной своры.

Зубы здоровяка – из зеленого, коричневого и бесцветного бутылочного стекла – сверкали в сол– нечных лучах. Он был одет в рваный старинный мундир с потускневшими пуговицами и потрепанную треуголку. Шляпа выглядела особенно отвратительно, поскольку была вся в пятнах подозрительного, на взгляд Джареда, красновато-бурого цвета. Вокруг нее, жужжа, носились мухи.

– Так ты говоришь, один обоих захватил?

– Вот именно, Червекрыс! – хвастливо заявил Пискун. – Хотя они сопротивлялись, девчонка даже размахивала вот этим самым мечом – острый, правда? – но я оказался проворней! Я…

Червекрыс пристально взглянул ему в глаза, и хобгоблин подавился собственными словами.

– Ладно, – начал он снова. – Они спали, и я… Гоблины громко залаяли. Хотя, возможно, их лай означал смех или еще что-нибудь, – Джаред так и не понял.

– … и я тихо захватил этих замухрышек Так что они – мои пленники! – закончил Пискун, подняв меч, который казался огромным в его лапке.

Червекрыс зарычал так, что кончик меча дрогнул и склонился вниз. Джаред поднял глаза к небу, чтобы посмотреть, нет ли поблизости Саймона с Байроном, но они куда-то пропали. Или спрятались. Джаред надеялся, что Саймон, как это уже случалось миллион раз, сумеет справиться с грифоном.

– Делаем, как Я скажу! – проревел Червекрыс. – Ведите их!

Лающая свора гоблинов потащила Мэллори и Джареда через свалку, дергая за веревки и пихая в спину Пленникам приходилось ступать очень осторожно, чтобы не пораниться о зазубренные куски металла, торчащие из пыли здесь повсюду. И всякий раз, когда Мэл и Джаред замедляли шаг, гоблины толкали их и кололи своим оружием. Джаред испачкал ржавчиной джинсы, протискиваясь по узкому проходу между покореженными машинами. Наконец процессия выбралась на расчищенную площадку, где еще кучка гоблинов бездельничала, сидя вокруг большого костра. В воздухе витал запах горелых костей.

Червекрыс хрюкнул и указал на стоящий недалеко от костра полуразвалившийся остов голубого автомобиля:

– Привяжем пленников там!

– Мы должны доставить их в Мусорный Дворец, – возразил Пискун, но довольно нерешительно.

– Молчать! – рявкнул большой гоблин. – Тут командую Я!

Используя моток ржавой проволоки, он привязал Мэллори и Джареда к машине. Когда гоблин закреплял привязь у сломанного бокового зеркала, Джареду ударила в нос вонь гнилого дыхания этого чудовища, и мальчик смог вблизи разглядеть его мерзкую, всю в каких-то пятнах шкуру, пучки грязных волос в ушах, мертвенную белизну глаз и длинные, торчащие во все стороны, подрагивающие усы. Другие гоблины, стоявшие кругом/молча ждали, глядя исподлобья.

– Ну-ка быстро по местам, ленивые собаки! – приказал им Червекрыс. Затем обернулся к тем гоблинам, которые сидели на площадке еще до прихода процессии: – К моему возвращению пленникам лучше бы так и оставаться там, где я их оставил! Я отправляюсь с докладом к Мульгарату.

После его ухода большинство гоблинов разошлись по своим постам, небольшая группа осталась у костра.

Джаред покрутил запястьями. Он был уверен, что узлы достаточно слабые, чтобы он смог в любой момент освободиться, но зато он был совершенно не уверен, удастся ли им с сестрой прорваться мимо всех этих гоблинов.

Джаред и Мэллори уже чуть ли не целый час сидели на холодной земле, наблюдая, как гоблины ловили маленьких ящериц и жарили их на огне. Небо начало темнеть, ставший серым день все реже прорезали золотые солнечные лучи.

– Похоже, наш план вовсе не такой уж великолепный, – грустно произнесла Мэллори. – Мы ничуточки не приблизились к маме, и я не знаю, где Саймон…

– Главное, что мы пробрались сюда, – прошептал в ответ Джаред.

Ему удалось дотянуться одной рукой до сестры и развязать узлы на ее запястьях. Он взял ладонь Мэллори в свою и ободряюще пожал.

– Чего они ждут? – спросила Мэл со вздохом.

– Наверное, когда вернется старший, – предположил Джаред.

В это время один из гоблинов, сидевших у костра, пытался засунуть что-то маленькое, извивающееся и черное в самое пекло.

– Они никак не жарятся, – бормотал он. – А мне охота подгорелого…

– Так ведь их все равно нельзя есть, – возразил другой.

Тихий голосок из капюшона напомнил Джареду, что Портняжка все еще с ними.

– Смотрите, смотрите, – прошептал маленький домовой, – огненная саламандра!

Джаред посмотрел себе под ноги. И прямо возле левого ботинка увидел существо, похожее на ящерицу. Переливчато-черная шкурка, короткие лапки и длинное тельце, заканчивающееся узким хвостом. Раздваивающимся хвостом. Совсем не как у ящерицы.

– Джаред, – сказала Мэллори, – посмотри в огонь! Что это?

Мальчик подался вперед, насколько позволяла привязь. В костре находились все те саламандры, которых – он сам это видел – туда набросали гоблины. Но вместо того чтобы сгореть, эти создания невозмутимо продолжали сидеть посреди бушующего вокруг них пламени. Когда Джаред начал их рассматривать, некоторые саламандры задвигались: одни крутили головками, другие зарывались еще глубже в центр костра.

Джаред попытался снова в мыслях вернуться к «Путеводителю». Он помнил, что там было что-то об огненных саламандрах, но страницы книги расплывались перед его мысленным взором. Образы этих маленьких существ мелькали среди других картинок, и мальчику никак не удавалось задержать их в своем воображении. Он слишком нервничал и не мог сосредоточиться. Голова была забита мыслями о маме, брате и обо всех этих гоблинах вокруг.

Тут один из гоблинов подбежал к пленникам и ткнул своим грязным когтем Джареда в живот.

– Эти смертные выглядят довольно аппетитно. Я, пожалуй, откусил бы кусочек этой розовой щечки. – Длинная слюна повисла на его жабьей губе. – Могу поспорить, что она сладкая, как конфетка. – Слюна капнула в пыль рядом с Джаредом.

Джареда передернуло, он поискал взглядом Пискуна. Тот сидел у костра и ковырял в нем острием меча. Хобгоблин не поднимал глаз, что заставило мальчика занервничать еще больше.

Другой гоблин, проследив за взглядом Джареда, поддержал первого:

– Ага, а Червекрыс решит, что это сделал он. – И указал на Пискуна. – Этот хитрец и раньше не внушал ему доверия.

Пискун вскочил и разразился ругательствами:

– Тупоголовые дробилки! Обезьянья закуска!..

К нему приближался третий гоблин, он облизывался, высовывая язык сквозь острые зубы:

– Так много мяса…

– А ну – прочь от него! – вступилась за хобгоблина Мэллори.

Она попробовала выдернуть свою ладонь из руки Джареда. Только тут он осознал, что все еще продолжает сжимать ладонь сестры – да так, что его ногти впиваются ей в кожу.

– Желаешь, чтоб вместо него съели тебя? – обернулся гоблин и направился к ней, издевательски декламируя известный детский стишок: – «Из чего только сделаны девочки? Из конфет, и пирожных, и сластей всевозможных…» Если так, то я с удовольствием съем!

– Съешь вот это! – Мэл высвободила наконец руку и двинула гоблина кулаком по морде.

– Меч! – крикнул Джаред Пискуну, пытаясь освободиться от проволочной привязи.

Хобгоблин искоса взглянул на Джареда, отшвырнул меч и кинулся прочь с площадки.

– Трус! – в ярости крикнул ему вслед Джаред.

Освободившись от своих пут, он рванулся к костру, но два гоблина уцепились за его ноги и опрокинули на землю. Ползком Джаред с трудом дотянулся до клинка и передал его рукояткой вперед сестре. Ладонь обожгло болью, но он даже не сразу осознал, что порезался. Еще несколько гоблинов запрыгнули ему на спину, прижав к земле.

– А ну – прочь от него! – на сей раз имея в виду брата, крикнула Мэллори.

Меч сверкнул в ее руках, когда она угрожающе занесла его. Гоблины, находившиеся перед ней, попятились. Мэл наступала, рассекая воздух мечом, как хлыстом. Другие гоблины, оставив Джареда, поспешили на помощь отступавшим, на ходу вытаскивая собственное оружие.

– Пошли вон! – продолжала кричать Мэллори.

Какой-то гоблин запрыгнул на нее сзади и укусил в плечо. Джаред схватил его за лапу и сдернул со спины сестры. Другого, который подобрался ближе всех, девочка отшвырнула ногой. Еще один гоблин поднял выкованную гномами пику и замахнулся ею на Мэллори. Она парировала удар и неожиданно, сделав выпад, проткнула наступавшего мечом.

Гоблин завизжал так ужасно, что Мал застыла, пытаясь осознать произошедшее. Кровь окрасила серебро клинка, раненый упал в пыль. Другие гоблины вновь собрались атаковать, а Мэл все так же продолжала стоять с широко раскрытыми глазами…

Клекот, раздавшийся в вышине, вывел ее из транса. Байрон стремительно пикировал на мусорный двор, и гоблины врассыпную бросились прочь, ныряя под кучи хлама. Тяжело хлопающие крылья грифона подняли на свалке клубы пыли.

– Бежим! – Джаред потянул сестру за руку. Вместе они забрались на дырявый капот грузового фургона и спрыгнули в узкий проход у ржавого ограждения. Они пробежали мимо перевернутой ванны, штабеля покрышек, старого рефрижератора с прислоненными к нему мятыми автомобильными дверцами… И тут Джаред внезапно резко затормозил. Здесь на «подстилке» из гофрированных листов металла лежала корова.

Глава 5

В которой слишком много драконов

Повинуясь рефлексу, Джаред машинально огляделся, но гоблинов поблизости уже больше не было. Грифон приземлился, скрежетнув когтями по крыше какого-то автомобиля, и спокойно принялся вылизывать себя, как кот. Саймон улыбался, сидя у него на спине.

Джаред повернулся к Мэллори. Сестра с изумлением рассматривала корову. Та лежала, прикованная цепью, тихо мычала и таращила полные страдания глаза. Вымя несчастной буренки было почти полностью скрыто темной шевелящейся массой, которая напоминала клубок маленьких черных змей, толкающихся и отпихивающих друг друга, чтобы занять самую выгодную позицию у ее покрасневших сосков. Живой черный ковер извивался и на железной «подстилке», и на земле около нее. Через секунду Джаред понял: это не змеи, а тоже саламандры, только более крупные.

– Что эти твари делают? – спросила Мэллори.

Она все еще держала в безвольно опущенной руке окровавленный меч. И Джаред испытал секундный порыв отобрать его у сестры и очистить, прежде чем кровь снова попадется ей на глаза.

Вместо этого он просто подошел ближе и ответил:

– Сосут молоко, я думаю.

– Тьфу! – Саймон со спины Байрона с неприязнью рассматривал мерзких тварей, ползающих в пыли у «подстилки». – Кошмар какой-то.

У этих саламандр чешуя на шкуре потускнела, а тела извивались особенно сильно. Они были гораздо крупнее тех небольших, похожих на ящериц созданий, которых Джаред и Мэллори видели в костре.

– Они сбрасывают кожу, – пояснил Саймон. – Но кто они?

Джаред с сомнением пожал плечами:

– «Огненные саламандры». Хотя они вроде бы не должны быть такими большими. А эти выглядят, как..

Он не мог точно определить, кого эти существа ему напомнили. Что-то неясное ворочалось где-то на задворках его памяти.

В этот момент Байрон рванулся вперед, схватил клювом одно из извивающихся существ, подбросил вверх и заглотил. Затем начал хватать и проглатывать других.

Когда он с жадностью потянулся еще за одним, который был крупнее остальных – длиной с руку Джареда – и лежал, свернувшись кольцами, тот развернулся и зашипел. Джаред внезапно осознал, кого он видит перед собой.

– Драконы, – выдохнул он. – Все они – драконы!

Уголком глаза он заметил чье-то движение в направлении себя, быстрое, как хлыст в руках возницы. Джаред хотел увернуться, но черная тварь сильно ударила его в грудь. Падая на спину, Джаред успел лишь вытянуть руки вперед, чтобы оттолкнуть от себя морду твари, и тут же толстое и очень длинное тело дракона навалилось на него. Джаред ударился головой о землю, и на какой-то момент словно погрузился в густой туман.

– Джаред!

Он очнулся, услышав, как заплакала Мэл.

Дракон раскрыл свою пасть, обнажив сотни острых и тонких, как иголки, зубов. Джаред замер. От страха он не мог даже пошевелиться. Его кожа горела огнем от прижимавшегося к нему скользкого черного туловища.

Сильнейшим ударом Мэллори всадила свой меч в хвост чудовища. Из раны хлынула черная кровь. Дракон медленно начал разворачиваться в сторону девочки.

Джаред смог вскочить на ноги, хотя они дрожали, а голова кружилась. Кожа на руках покраснела, боль в порезе на ладони запульсировала со страшной силой.

– Осторожно! – крикнул Джаред сестре. – Он ядовитый!

– Байрон! – Саймон натянул поводья и, указав на черную фигуру, уже собравшуюся атаковать Мэллори, скомандовал: – Давай!

Грифон с громким клекотом резко взмыл в воздух. Джаред растерянно посмотрел им вслед. Он был в отчаянии. Куда они? Как теперь Мэллори справится с драконом? Сестра искусно, как она это умела, наносила чудовищу режущие и колющие удары мечом, но дракон двигался гораздо быстрее. Он уворачивался, свивался в кольца, как змея, и вновь, резко выпрямляясь, нападал, пытаясь ухватить ее короткими когтистыми лапками и разевая пасть так широко, что, казалось, был способен проглотить девочку целиком. Мэллори совсем выбилась из сил. Джаред должен был что-то сделать.

Он схватил первый попавшийся ему под руку предмет – это оказалась какая-то железяка – и запустил в дракона. Чудище снова увернулось и затем с шипением и свистом метнулось к нему, разинув пасть…

И тут грифон, стремительно спикировавший с небес, когтями и клювом вцепился дракону в спину и поднял его над землей. Дракон тут же обвился вокруг Байрона и принялся сжимать его кольцами своего хвоста, стремясь задушить. Саймон повис, ухватившись за шкуру грифона между крыльями, когда тот, сделав пару сильных взмахов, попытался подняться выше. Дракон закручивался все туже, впиваясь зубами в покрытое мехом и перьями тело Байрона. Внезапно крылья грифона перестали хлопать и поникли. Саймон соскользнул с его спины.

Джаред бросился к брату, падавшему вниз, на мусорный двор, но не успел. Саймон рухнул на кучу разбитых экранов от телевизоров. Его левая рука согнулась под странным углом.

– Саймон! – Джаред опустился перед ним на колени.

Брат тихо застонал и попытался, опираясь на здоровую руку, подняться и сесть. Его левая щека и левая сторона шеи были красными от драконьего яда, зато вся остальная кожа выглядела очень бледной.

– С тобой все в порядке? – сиплым от волнения голосом спросил Джаред. Мэллори осторожно ощупала руку Саймона. Саймон сморщился от боли, но все же поднялся, хотя весь дрожал.

Вверху над ними бились дракон и грифон – сцепившиеся, скрученные, завязавшиеся в узлы и петли чешуя и шкура. Зубы дракона глубоко вонзились в шею Байрона, и грифон летал беспорядочно.

– Он погибает… – Шатаясь и прихрамывая, Саймон направился к корове с облепившей ее массой дракончиков-сосунков.

– Куда ты?! Что ты задумал?! – крикнули одновременно Джаред и Мэл.

Когда Саймон обернулся к ним, слезы струились по его лицу. А в следующую минуту они увидели, как Саймон – который ни разу в жизни не обидел ни одно существо и даже пауков не убивал, а всегда просто выносил на улицу, – наступил на голову одному из драконьих мальков и раздавил его. Тот только взвизгнул. Черная кровь растеклась пятном по земле и окрасила край подошвы ботинка Саймона.

– Вот, полюбуйся! – крикнул Саймон дракону. – Смотри, что я сделаю со всеми твоими детенышами!

Дракон с высоты обернулся на его крик. И Байрон воспользовался этим. Пронзив клювом шею противника, он из последних сил широко разинул его, раздирая шкуру и плоть чудовища.

Дракон безвольно повис в когтях Байрона.

– Саймон! Получилось! – обрадовалась Мэллори.

Саймон наблюдал, как Байрон приземлился рядом с ним. Перья грифона были забрызганы кровью, и он еле держался на ногах. Выпустив из когтей тело большого дракона, Байрон продолжил доедать маленьких.

– Все пошло не так, как мы планировали, – сказал Саймон.

– Но мы уже совсем рядом с Мусорным Дворцом, – показал в сторону замка Джаред. – Мама наверняка там.

– Саймон, ты в силах пойти туда с нами? Сможешь? – спросила Мэллори, хотя и сама выглядела неважно с царапинами на щеках и в порванной куртке.

Саймон кивнул, но его лицо было мрачным:

– Я-то смогу, а вот Байрон… Не знаю.

– Давайте оставим его здесь, – сказал Джаред. – Я думаю, он скоро придет в себя. Кажется, драконий яд на него не действует.

Байрон заглотил очередную черную извивающуюся тварь и с благодарностью посмотрел на братьев и сестру Грейс своими удивительными золотыми глазами. Саймон ласково потрепал его по носу:

– Да, кажется, эти дракончики нравятся ему больше любой другой еды, которой я его кормил.

– Дай-ка я посмотрю, что можно сделать с твоей рукой, – сказала Мэллори. – Думаю, она сломана.

Она оторвала от подола своей нижней рубашки широкий лоскут, чтобы привязать руку Саймона к его боку.

– Ты точно знаешь, что делаешь? Уверена, что так надо? – спросил Саймон, морщась от боли.

– Уверена, уверена, – ответила Мэллори, туго стягивая повязку.

Они шагали в направлении дворца. Это было грандиозное сооружение из чего-то похожего на цемент или штукатурный гипс, в который замешали гравий, осколки стекла, мятые алюминиевые банки. Смесь выглядела плохо спрессованной, казалось, стены отливали наспех, в некоторых местах виднелись корявые потеки, похожие на застывшую лаву. Окна были самых немыслимых форм, как будто тот, кто их создавал, прилаживал к зданию все, что находил. Внутри окон кое-где вспыхивал свет. Остроконечные шпили верхушками уходили в небо от главной крыши, которая была черной от смолы, а покрывавшая ее черепица из кусков стекла и жести выглядела как рыбья чешуя. Только подойдя ближе, Джаред разглядел, что главными воротами дворца служит старая латунная кроватная спинка. Перед дворцом, в земле, был глубокий ров, заполненный острыми ржавыми железяками и огромными кусками битого стекла. Подъемный мост был опущен.

– Неужели гоблины не охраняют вход во дворец? Или здесь что-то не так? – спросила Мэллори.

Джаред огляделся. В отдалении, там, где, как он догадывался, находился лагерь гоблинов, в небо поднимался дымок от костра.

– Скоро стемнеет, – заметил Саймон.

– Все складывается как-то уж слишком просто, – задумчиво произнес Джаред. – Похоже на ловушку.

– Ловушка это или нет, раз уж взялись – нужно идти до конца, – сказала Мэллори.

Саймон согласно кивнул. Джареду показалось, что его брат стал еще бледнее. Чересчур бледным. «Какую же боль ему приходится терпеть, если даже красные от яда места на его коже побледнели!»

Осторожно, с опаской ступив на подвесной мост, Джаред напрягся в ожидании: произойдет что-нибудь или нет? Он не мог оторвать взгляда от торчащих из рва кусков стекла. Наконец решился и перебежал. Мэллори и Саймон, помедлив секунду, побежали за ним.

Первое помещение, в которое дети попали, как только вошли в Мусорный Дворец, оказалось огромным холлом, стены которого представляли собой все те же бетонные блоки из утильсырья, замешенного в цемент. Потолочные своды были отделаны хромированными решетками радиаторов. Колпаки от автомобильных колес свисали с потолка на ржавых цепях, поблескивая в неверном свете грязно-желтых, с потеками воска свечей. Внутрь одной из стен был встроен очаг – такой большой, что в нем, наверное, можно было бы зажарить на вертеле Джа-реда целиком.

Вокруг стояла зловещая тишина. Шаги детей эхом отдавались во мраке помещения, а их тени на стенах принимали угрожающие размеры.

Братья и сестра прошли дальше. Расставленные в беспорядке диваны и кушетки, мимо которых они проходили, были покрыты старыми дырявыми покрывалами и распространяли вокруг себя отвратительно затхлый запах.

– Есть у нас что-нибудь, хотя бы отдаленно напоминающее план? – спросила Мэллори.

– Не-а, – ответил Джаред.

– Не-а, – эхом отозвался Саймон.

– Тс-с-с! – высунулся из капюшона Портняжка. – Внимание! Вы ничего не слышите?

Все трое на минутку остановились, прислушиваясь. В воздухе раздавался едва различимый слабый звон, который звучал почти как музыка.

– Я думаю, это идет оттуда, – сказал Джаред, толкая дверь, украшенную множеством – не меньше дюжины, наверное, – шарообразных ручек.

Внутри помещения дети обнаружили длинный обеденный стол. Грубую столешницу из массивных досок в трех местах подпирали такие же грубо сколоченные крест-накрест пильные кузлы. Большую часть стола занимали оплывшие, толстые свечи, все в потеках расплавленного воска с запахом горелой шерсти. Также стол был уставлен большими сальными тарелками, овальными блюдами и подносами с остатками пира – полуобглоданными жареными лягушками, огрызками яблок, хвостами и костями рыб. Мухи жадно жужжали вокруг остатков. Вновь откуда-то с другого конца стола донеслись тоненькие, высокозвенящие трели.

– Что там? – Саймон протиснулся между столом и огромным креслом и остановился, уставившись на что-то. Джареду и Мэллори не было видно, на что именно. Они протиснулись к нему.

На полу рядом с открытым окном стоял большой бочонок с медом. В колеблющемся свете свечей Джаред разглядел попавших в медовый плен маленьких крылатых фей – малютки тонули в тягучей жидкости, как в зыбучих песках. Плач и крики несчастных созданий и были теми звуками, что звенели в воздухе.

Саймон принялся пальцами вытаскивать маленьких фей, чьи крылышки склеились из-за налипшего на них густого меда. Феи жалобно всхлипывали, когда он высаживал каждую на стол, и жались друг к другу, сбиваясь в липкую вялую кучу. Одна, оставшаяся в стороне, лежала безвольно, как кукла, и не издавала ни звука. Джаред отвел глаза, глядя в даль через окно. А Мэллори спросила шепотом:

– Думаешь, там есть еще?

– Думаю, да, – ответил Саймон. – На дне.

– Нам нужно идти. – Джаред направился к выходу. От мысли о крошечных утонувших феях, о невозможности им помочь его мутило.

– Что-то слишком тихо в этом дворце, – сказала Мэллори, последовав за ним.

– Не может же Мульгарат все время сидеть здесь, – сказал Джаред. – Может быть, нам повезет. Может быть, мы просто найдем маму и уйдем.

Мэллори кивнула, хотя не похоже было, что она так уж в этом уверена.

Они прошли мимо висевшей на стене карты. Размером она была больше старой карты Артура, но на ней также были обозначены надписями некоторые места. Так, рядом с территорией свалки было криво начертано: «Дворец Мульгарата», а вдоль всего верхнего края карты шел заголовок: «ВЛАДЕНИЯ МУЛЬГАРАТА».

– Смотрите! – показал вперед Саймон.

Перед ними был огромный зал, в центре которого возвышался трон. Окружала трон «чешуя» из грязных ковров: все разных узоров, старые, истертые и дырявые, они покрывали пол, залезая друг на друга. Трон был сооружен из неаккуратно сваренных между собой кусков металла – кривых и во многих местах зазубренных.

В дальнем конце зала вверх вела чудовищная винтовая лестница: каждая ее ступень из толстенных досок была подвешена на двух длинных цепях. И вся эта огромная спираль раскачивалась от малейшего движения воздуха, будто легкая паутина. Уходившие во мрак ступени вселяли мысль, что забраться на них невозможно.

Мэллори подтянулась на первую ступень. Доска опасно закачалась. Девочка попыталась одолеть вторую, но ее роста оказалось недостаточно для этого.

– Эти ступени слишком далеко друг от друга, – пояснила она.

– Специально для огра, – сделал вывод Саймон.

Наконец она сумела ухватиться за вторую ступень, навалилась на нее грудью и таким способом подтянулась.

– Саймон не сможет сюда забраться, – высказала опасение Мэл.

– Я смогу… Я в порядке, – настаивал Саймон, неуклюже карабкаясь на первую ступень.

Мэллори покачала головой:

– Свалишься.

– Держи его покрепче, – прокричал Портняжка, опять высовываясь из капюшона, – и все будет хорошо!

Потом Джаред с удивлением наблюдал, как каждая ступень, качнувшись, приближалась к следующей и устойчиво задерживалась, для того чтобы его брат и сестра залезли на нее. С одной действующей рукой и с помощью Мэллори Саймон взбирался по лестнице вверх.

– Тебе тоже пора бы сдвинуться с места, – прозвучало из капюшона.

– Ой, и правда!

Джареду очень тяжело дался подъем по этой ужасной лестнице. Даже несмотря на помощь домового. Чем выше мальчик поднимался, тем сильнее колотилось и ухало сердце у него в груди. Порез на ладони горел огнем, когда Джаред хватался за цепи.

А стоило ему взглянуть в темноту внизу, как голова моментально начинала кружиться.

Добравшись до верха, маленький отряд оказался в холле с тремя дверями. Все три двери были абсолютно разными – и по размеру, и по форме.

– Давайте попробуем зайти в среднюю, – предложил Саймон.

– Мы столько шума наделали… – засомневалась Мэл. – Вдруг нас там кто-нибудь поджидает? Даже подумать жутко.

– И все же нужно идти до конца. – Джаред повторил слова сестры, произнесенные ею раньше.

Мэллори улыбнулась и толкнула дверь. Перед ними открылось большое помещение с балконом, сложенным из больших, неровных, плохо подходящих друг к другу камней. Из некоторых камней свисали вделанные в них цепи, которые, спутавшись между собой, в беспорядке валялись на полу. Огромные, как в соборе, окна с мозаичными витражами из каких попало осколков занимали другую стену. В дальнем углу зала дети увидели свою маму – связанную, с кляпом во рту, сидевшую совершенно неподвижно, привалившись к стене. В другом углу, весь обмотанный веревками, которые были перекинуты через блок, висел… их отец.

Глава 6

В которой нечисть буквально срывается с цепи

– Как ты здесь оказался? – удивился Джаред и услышал позади себя, как Саймон и Мэллори одновременно воскликнули: «Папа!»

Темные волосы отца были взлохмачены, рубашка с одной стороны не заправлена в брюки, но это точно был он – их отец.

Глаза отца расширились от изумления:

– Джаред! Саймон! Мэллори! Слава Богу, с вами все в порядке!

Джаред нахмурил брови. Отца так долго не было с ними, и теперь его слова показались мальчику неискренними.

Он вновь оглядел всю комнату. За пределами балкона, внизу, на Мусорном Дворе увидел гоблинов, толкущихся во мраке с факелами в лапах, и подумал: «Знают ли они, что мы здесь?»

– Быстрее, – скомандовала Мэллори, – за дело! Джаред, развяжи маму. А я займусь отцом.

Джаред, подбежав к маме, склонился над ней и коснулся ее бледной щеки. Он почувствовал, что щека холодная и липкая. Очки где-то потерялись.

– Мама без сознания, – сообщил он.

– А она дышит? – со страхом спросила Мэллори. Джаред приложил ладонь к маминому рту и ощутил ее слабое дыхание:

– Все в порядке. Она жива.

– Ты видел Мульгарата? – спросил Саймон отца. – Огра?

– Там, снаружи, была какая-то суматоха. Я слышал шум и гам, – ответил мистер Грейс. – А после этого я никого нe видел.

Мэллори потеребила веревку и блок и сумела опустить вниз руки отца:

– Как им удалось заполучить тебя целиком и полностью из самой Калифорнии?

Отец устало покачал головой:

– Ваша мать позвонила мне и сказала, что сходит с ума от беспокойства – вы, все трое, вели себя в последнее время очень странно, а потом вообще пропали. Я приехал сразу, как только смог, но монстры уже хозяйничали в доме. Это было ужасно. Сначала я даже не мог поверить в происходящее. А они все твердили про какую-то книгу. Что за книга?

– Книга нашего дядюшки Артура… – начал Джаред.

– Правильнее сказать – маминого двоюродного дедушки, а нашего – прадедушки, – перебила его Мэллори, старательно распутывая узлы.

– Нуда. Так вот, Артур интересовался волшебными существами… – продолжая говорить, Джаред развязал маму. Но даже освобожденная от пут, она не пошевелилась. Джаред осторожно убрал волосы с ее лба, ожидая, что мама вот-вот откроет глаза.

– А его брат был съеден троллем… – вставил Саймон. Джаред кивнул в подтверждение его слов, а сам снова нервозно огляделся вокруг. Сколько у них времени до того, как их обнаружат? Может, совсем не осталось? Теперь, когда они нашли маму, нужно выбираться отсюда как можно быстрее.

– … И вот он создал книгу – «Путеводитель по фантастическому миру вокруг вас», в которой написал все, что ему было известно о волшебных существах. Там есть такие вещи, которых даже сами обитатели этого мира не знают…

– … потому что, похоже, одним волшебным существам нет никакого дела до других, – добавила Мэллори.

А как они теперь спустятся с мамой по лестнице? Сможет ли папа перенести ее? Джаред вновь попытался сконцентрироваться на объяснении.

Он должен быть уверен, что отец все поймет. – … Но волшебным существам не понравилось, что есть человек, который слишком много о них знает, и они попытались заполучить его книгу. А когда он ее не отдал, они взамен захватили его самого.

– Это сделали эльфы, – пояснил Саймон.

– Неужели? – прищурил отец глаза, которые как-то странно блеснули.

Джаред вздохнул:

– Ну посмотри сам… Я понимаю, пап, что это звучит невероятно. Но оглянись вокруг: не напоминает ли тебе все это декорации к твоим фильмам?

– Я верю вам, – сказал отец мягко.

– Давайте сократим эту длинную историю, – предложила Мэллори. – Короче: мы нашли «Путеводитель».

– Правда, потом опять потеряли, – снова встрял Саймон. – Теперь он в руках Мульгарата.

– А в мозгах у этого огра, – добавила Мэллори, – совершенно бредовый план завоевать мир.

Брови отца поползли вверх, но он только сказал:

– Итак, теперь, когда книга исчезла, все опасные сведения пропали вместе с ней. И копии нет? Досадно.

– Джаред многое помнит, – сказал Саймон. – Я уверен, что он сможет создать свою собственную книгу о волшебстве.

Мэллори кивнула:

– И еще мы узнали кое-что по дороге сюда. Да, Джаред?

Джаред смущенно опустил глаза.

– Вообще-то да, – сказал он наконец, – но я хотел бы помнить больше.

Мистер Грейс растирал только что освобожденные запястья и разминал ноги.

– Мне так жаль, что я не был здесь раньше. Я не должен был оставлять вас, ребята, и вашу маму одних. Я хочу вернуться к вам. Хочу остаться с вами.

– И нам недоставало тебя, папа, – сказал Саймон. Мэллори посмотрела вниз, на свою обувь:

– Да уж..

Джаред ничего не сказал. Что-то во всем этом было неправильно. Чувствовалась какая-то фальшь.

– Мам! – мягко позвал Джаред и легонько потряс маму за плечо.

Отец широко развел руки в стороны:

– Так подойдите и обнимите своего отца!

Саймон и Мэллори обняли его. Джаред посмотрел на маму и неохотно начал пересекать зал, когда отец сказал:

– Отныне я хочу, чтобы мы все были вместе. Джаред замер. Он так хотел, чтоб это было правдой, но не чувствовал, что это правда. Не чувствовал – и все!

– Отец никогда бы так не сказал, – выпалил он. Мистер Грейс крепко схватил его за руку:

– Ты не хочешь, чтобы мы снова были семьей?

– Конечно, хочу! – крикнул Джаред, выдернул свою руку и отступил назад. – Я хочу иметь отца, который реже покидал бы дом, заставляя маму грустить. Я хочу, чтобы мой отец перестал говорить только о себе и своих фильмах. Чтобы его интересовали и я, неудачник, которого чуть не выгнали из школы, и Саймон с его любовью к животным, и Мэллори с ее фехтованием. Но этого не случится.

Потому что ты – не он!

Как только Джаред взглянул в хорошо знакомые, орехового цвета глаза отца, они начали меняться и становиться бледно-желтыми. Тело отца начало расти и увеличиваться в объеме, обретая форму мамонта, одетого в лохмотья и остатки когда-то роскошного старинного наряда. Его руки превратились в когтистые лапы, а темные волосы сплелись в сучья.

– Мульгарат! – Джаред чуть не задохнулся.

Огр обхватил одной рукой шею Мэллори, а другой – зажал Саймона.

– Иди сюда, Джаред Грейс! – Голос Мульгарата прозвучал гораздо ниже, чем когда он говорил голосом отца. Продолжая удерживать Саймона и Мэллори, огр сделал всего лишь один шаг и оказался у самого балкона. – Сдавайся. Иначе я сброшу твоих брата и сестру в ров с железом и стеклом.

– Отпусти их, – с дрожью в голосе сказал Джаред. – Ведь книга уже у тебя.

– Не могу, – ответил Мульгарат – Ты знаешь секрет, как ускорить выращивание драконов и как убить их. Ты знаешь слабости моих гоблинов. Я не могу допустить, чтобы ты создал новый «Путеводитель».

– Беги! – крикнула брату Мэл. – Забирай маму и беги! – И укусила огра.

Тот засмеялся и, еще сильнее сжав ее шею, поднял Мэл в воздух:

– Думаешь, твоих немощных сил достаточно, чтобы помериться ими со мной, смертная девочка?

Саймон пнул его ногой, но гигантский монстр, кажется, даже не заметил этого.

Стон донесся с другого конца зала, и Джаред полуобернулся. Их мать пошевелилась и приоткрыла глаза. Затем распахнула их шире:

– Ричард? Кажется, я слышала голос Ричарда… О, Боже!

– Все будет хорошо, мам, – попытался успокоить ее Джаред. Он представил, какую картину увидела мама, только что придя в себя, и насколько это должно было показаться ей ужасным. Поэтому постарался, чтобы его голос не дрожал.

– Мам! – крикнула Мэл. – Скажи ему, что нужно бежать! Вам обоим. Бегите!

– Молчать, девчонка! Или я сверну тебе шею, – прорычал огр, но, когда он обратился к Джареду, его голос прозвучал успокаивающе: – Подумай, это ведь очень выгодная сделка, разве не так? Твоя жизнь – за жизни твоих брата, сестры и матери.

– Джаред, что происходит? – не могла понять мама.

Джаред очень старался оставаться спокойным. Он страшился смерти, но еще страшнее ддя него было смотреть на мучения родных. В какой-то момент ему показалось, что огр ослабил хватку, готовый выпустить Саймона и Мэллори. Но только показалось.

– Ты лжешь! Ты не освободишь нас, даже если я пообещаю не создавать другого «Путеводителя»!

Мульгарат злорадно кивнул, глаза его наполнились темным удовлетворением.

– Сейчас же опусти моих детей! – В голосе мамы звучала паника. – Поставь их на пол! Джаред, что ты собираешься делать?

Она задала этот вопрос после того, как Джаред заметил лежащий на полу меч Мэллори.

Меч притягивал все внимание Джареда. «Нужно сконцентрироваться, чтобы подобраться к мечу, уже имея четкий план». Джаред вспомнил, что Артур говорил об ограх – о том, как они любят бахвалиться. Оставалось только надеяться, что и этот тоже.

– Я сдаюсь и сейчас подойду…

– Нет! Ты идиот! – крикнула Мэл.

– Джаред, нет! – крикнул Саймон.

– … но прежде я… – Джаред с трудом перевел дыхание, не уверенный в том, проглотит ли огр наживку. – Я хотел бы кое-что узнать. Зачем ты сделал все это? Почему сейчас?

Мульгарат ухмыльнулся во весь рот:

– Вы, смертные, захватили все вокруг и загребли себе все самое лучшее. Вы живете во дворцах, пируете всласть и одеваете себя в шелка и бархат, как короли. А мы – те, кго владеет магией и волшебной силой, – обязаны принимачъ все с покорностью и позволять вашему виду втаптывать себя в грязь. Больше этого не будет!

Я долго готовился. Сначала я думал, что придется ждать, когда мои драконы достигнут зрелости. Что ж, время было на моей стороне. Но с появлением «Путеводителя» я уже мог приступить к своим планам. Тем более драконы были абсолютно покорны мне, пока имели достаточно молока. А теперь я уверен, что и вы поняли, как быстро молоко делает их взрослыми и в каких сильных они превращаются.

У эльфов недостаточно сил, чтобы остановить меня, и смертные люди никогда не увидят их пришествия. Настало мое время – время Мульгарата! И моих гоблинов. Земля получит нового хозяина!

Джаред склонил голову к плечу, надеясь, что Муль-гарат слишком занят своими разглагольствованиями, чтобы заметить это, и шепнул внутрь капюшона:

– Портняжка, не мог бы ты обвязать цепями ноги Мэллори и Саймона?

Портняжка, извиваясь, выбрался и прошептал в ответ:

– Мне надо слезть на землю тихо и незаметно.

– Я заставлю его продолжать говорить, – шепнул Джаред домовому, затем возвысил голос, обращаясь к огру – А почему вы убили гномов? Я что-то не пойму. Они же тебе помогали.

– У них была своя собственная маленькая мечта, жалкая греза об устройстве мира из железа и золота. Но что за радость управлять таким миром? Нет! Мне нужен мир из мяса, крови и костей. – Огр улыбнулся снова, довольный тем, как это прозвучало. Затем строго взглянул на Джареда: – Довольно разговоров. Иди сюда.

– А как насчет «Путеводителя»? – тут же задал новый вопрос Джаред. – Может быть, скажешь мне напоследок, где его искать?

– Не думаю, – помотал головой Мульгарат. – Все равно он теперь для тебя недоступен.

– Да я просто хотел бы знать, вдруг я его найду, – сказал Джаред.

Жестокая ухмылка исказила физиономию огра:

– Тебе следовало бы быть гораздо умнее, чтобы суметь отыскать его. К несчастью для тебя, ты – не более чем смертное дитя, куда тебе тягаться со мной! Все это время книга хранилась под моим троном.

– Знаешь, а мы ведь убили всех твоих драконов, – язвительно сообщил Джаред. – Я надеюсь, это не слишком большой ущерб для твоего хитроумного плана?

На лице Мульгарата отразилось неподдельное изумление. Он был потрясен. Затем его брови нахмурились, а глаза полыхнули гневом.

Во все время диалога Джаред краем глаза следил за цепями. Сначала они разъединились и поползли по полу как змеи. Потом одна обернулась вокруг ноги Мэллори, а другая – вокруг талии Саймона. От прикосновения холодного металла к ее коже Мэллори вздрогнула. И теперь, когда третья цепь подползала к щиколотке Мульгарата, Джаред насторожился, не зная, заметит ее огр или нет.

Этой паузы Джареда оказалось достаточно, чтобы переключить внимание Мульгарата. Он посмотрел вниз и увидел Портняжку, улепетывающего от его ног по полу. Огр пнул маленького домового своей гигантской ступней так, что тот, как скомканная перчатка, перелетел через все помещение и шмякнулся рядом с миссис Грейс. Цепи приостановили свое движение.

– Это что такое?! – заорал Мульгарат, наступая на цепь рядом со своей ногой. – Оказывается, ты пытался проделать со мной трюк?

Джаред рывком дотянулся и схватил серебряный меч Мэллори.

Мульгарат захохотал, полуобернулся и… сбросил Мэллори и Саймона с балкона. Они одновременно пронзительно закричали, но вскоре затихли, в то время как вопль их матери стано-вился все громче. Пока она вновь не потеряла сознание. Джаред не знал, удержат ли брата с сестрой цепи. Он ничего не знал…

Джареду показалось, что его охватила лихорадка. В груди клокотала переполнявшая его ярость. Все вокруг представлялось маленьким и далеким. Он ощущал лишь вес меча в своей руке, как будто это была единственная реальная вещь в мире. Джаред высоко поднял свое оружие… Кто-то издали позвал его по имени, но он не отреагировал. Сейчас больше ничто не имело для него значения.

И вдруг, уже замахнувшись, он увидел выражение довольства на лице огра – как если бы Джаред делал именно то, что Мульгарат от него и ожидал. Как будто Джаред был игрушкой в его руках… Если мальчик сейчас позволит втянуть себя в бой, это будет означать, что он готов на равных соперничать силой с огром, и огр победит.

Джаред резко изменил направление удара и, пронзив острием меча ступню Мульгарата, пригвоздил монстра к полу.

Огр взвыл от неожиданности и боли и принялся трясти раненой ногой. Джаред выпустил меч, схватил цепь, на которой стояла другая нога огра, и дернул что было силы. Мульгарат попятился, пытаясь удержать равновесие, но уперся икрами в балконное заграждение. Как только камни балкона ударили ог-ра под колени, Джаред с разгона всем телом врезался в него. Огр полетел вниз, хватаясь за цепи, которые, не выдерживая его тяжести разрывались или вообще с корнем выдергивались из стены…

Джаред перегнулся за ограждение. К его безмерному облегчению, брат с сестрой, живые, болтались над ямой, обвитые цепями. Саймон и Мэллори подали голос и слабо помахали ему снизу.

Джаред заулыбался, но тут же перевел взгляд на Мульгарата, сжимавшего кулаком одну из уцелевших цепей. Его тело быстро принимало форму дракона. Изгибаясь и скручиваясь, чудовище подбиралось к Саймону и Мэл.

– Берегитесь! – крикнул Джаред.

Саймон, висевший ближе к монстру, попытался отпихнуть того ногой. Но только заставил свою цепь опасно закачаться.

Мэллори и Саймон пронзительно закричали, когда Джаред перегнулся через перила так далеко, как только мог, и замахнулся мечом. Цепь не выдержала удара меча и разорвалась. И вновь Мульгарат начал трансформироваться. На сей раз, падая в яму, прямо на острые осколки, дракон делался все меньше и меньше, пока не превратился в ласточку. Птица вспорхнула из ямы и полетела в сторону толпы гоб-линов. Остались секунды до того, как Мульгарат возглавит свою армию и направит ее во дворец. Тогда для семьи Грейс уже не будет выхода.

Но в тот момент, когда птица делала перед толпой гоблинов поворот, увлекая их за собой, лапка хобгоблина неожид «нно выстрелила и схватила птицу прямо в воздух. Это произошло так быстро, что Джаред не успел даже удивиться, а огр – в очередной раз измениться.

Пискун откусил птичью голову и пожевал с видимым удовольствием.

– Барахло гундосое, – тем не менее определил он, проглатывая свой обед.

Джаред не смог сдержаться. Он начал хохотать.

Эпилог

В котором завершается история про детей семьи Грейс

Джаред сидел на отчищенном до блеска полу в недавно убранной библиотеке Артура, примостившись рядом с креслом тетушки Люси. Мэллори стояла на коленях с другого бока, разбирая и складывая в стопки пожелтевшие письма, написанные языком, на котором в наши дни никто уже не говорит. Саймон у стола пролистывал старый альбом с фотографиями, а мама тем временем разливала по чашкам только что заваренный, горячий чай.

Все это выглядело бы обычной, нормальной семейной сценкой, если бы не Пискун, сидящий рядом на скамеечке для ног. Он играл в шашки с Портняжкой. Весь перевязанный маленький домовой выглядел раздраженным – должно быть, проигрывал.

Люсинда взяла в руки один из акварельных портретов маленькой девочки, лежавших на письменном столе Артура:

– Я не могу в это поверить! И все это время я ничего не знала.

Прошло уже три недели с того дня, когда они уничтожили Мульгарата, и Джареду стало казаться, что все как-то упорядочилось. Гоблины рассеялись, разделившись на мелкие группы, которые, враждуя между собой, скоро изведут сами себя. Байрон успел съесть всех до последнего драконят и пропал еще в тот вечер, когда семейство Грейс покидало Мусорный Дворец. Джаред, Саймон, Мэллори и их мама, все вместе, возвращались с мусорной свалки домой пешком. Это была долгая прогулка, и они так устали, что стоило им только добраться до дома, как все повалились на кучи перьев и тряпок, в которые были превращены их кровати, не имея сил ничего обсуждать или объяснять.

Было еще темно, когда Джаред проснулся и заметил у себя на подушке свернувшегося калачиком Портняжку. Рядом, прильнув к маленькому домовому, сладко спал рыженький котенок Саймона. Джаред улыбнулся, глубоко вздохнул и потом долго откашливался от перьев.

Спустившись по лестнице вниз, он нашел маму, которая прибиралась в кухне. Когда Джаред вошел, мама крепко обняла его и прижала к себе.

– Прости меня, – сказала она.

И хотя кому-то могло показаться, что он ведет себя как маленкий, Джаред тоже обнял маму в ответ, и они долго стоя, и, не разжимая объятий.

Через неделю мама договорилась с врачами о том, что Люсинда покидает клинику и будет жить с ними. Джаред был изумлен, придя однажды после школы домой и обнаружив мамину двоюродную тетушку, аккуратно причесанную и в новом костюме, сидящей в гостиной. Поскольку Мульгарат был уничтожен, его магия, по-видимому, исчезла вместе с ним, и хотя Люсинда ходила с тростью, ее спина теперь была прямой, как в молодости.

Миссис Грейс обошлась без всяких чудес в решении школьных проблем Джареда. Ее сын был исключен, и она просто перевела его и Саймона в частную школу неподалеку Новая школа – и это стало главным при ее выборе – имела превосходные художественную и естественно-научную программы. Мэллори решила остаться в старой школе – из-за того, что ей все равно в следующем году предстоял переход в учебное заведение высшей ступени, и особенно из-за нежелания расставаться с фехтовальной командой школы Уотерхауза.

Со своей стороны, Джаред снова запер «Путеводитель» Артура в тот же сундук, где книга была найдена. Но и после этого мальчика продолжали мучить вопросы и сомнения. Нет ли в округе еще каких-нибудь волшебных созданий? Побежден ли огр окончательно? И был ли Мульгарат худшим из них или есть еще хуже?

Пронесшийся по кабинету сквозняк разбросал бумаги и прервал размышления Джареда. Саймон вскочил, пытаясь поймать и удержать письма.

– Это вы попросили оставить окно открытым? – спросила мама тетю Люси.

– Вовсе нет, – ответила тетушка.

– Я закрою, – сказала Мэллори и направилась к окну.

В этот момент с улицы внутрь залетел одинокий лист. Словно танцуя, он некоторое время покружил по комнате, пока не упал прямо перед Джаредом. Лист был зеленовато-коричневым, Джаред сразу определил, что он с клена. На одной его стороне аккуратным почерком было выведено имя Джареда. Мальчик перевернул лист и прочитал:

– Здесь не сказано, где назначена встреча, – заметила Мэллори, тоже прочитавшая сообщение из-за плеча брата.

– В роще, я думаю, – сказал Джаред.

– Ты ведь не собираешься туда идти, да? – спросил Саймон.

– Собираюсь, – сказал Джаред. – Я обещал отдать им «Путеводитель» Артура и отдам. Не желаю, чтобы с нами опять произошло что-нибудь похожее.

– Тогда мы – с тобой, – твердо произнес Саймон.

– Я тоже пойду, – сказала мама.

Трое ее детей посмотрели на миссис Грейс с удивлением, потом переглянулись между собой.

– Не забудьте меня, головокружительные чудики!. – взвизгнул Пискун.

– Не забудьте нас, – поправил его Портняжка. Тетушка Люсинда потянулась за своей тростью:

– Надеюсь, идти не очень далеко?

Этой ночью они вышли из дома, держа в руках кто переносную лампу, кто фонарик, а Джаред – «Путеводитель». Так странно было – идти навстречу с волшебными существами с мамой на буксире и с Саймоном, поддерживающим тетю Люси.

Они медленно взобрались на холм, затем осторожно начали спускаться вниз с другой стороны, когда Джареду показалось, что он слышит шепот: «Умный тот, кто поступает умно». А может, это прозвучало лишь в его памяти или почудилось из-за ветерка?

Роща была освещена мириадами маленьких духов – крылатых фей. Сверкая как огромные светлячки, они облепили ветви деревьев, осели на траве и шурша проносились в воздухе. На лужайке, прямо на земле, сидели эльфы – много больше, чем те трое, которых дети видели в свой первый визит в рощу. Одеяния всех эльфов повторяли краски глубокой осени, как будто это был камуфляж – для того, чтобы сливаться с лесом.

Эльфы спокойно ждали, пока маленькая группа смертных людей заканчивала свой пугь к центру лужайки. Здесь, возвышаясь над сидящими, стояли трое: зеленоглазая женщина-эльф с обычным для нее выражением на лице, которое трудно прочитать, «рогатый» эльф, сурово смотревший на прибывших гостей, и рыжеволосый эльф Лоренгорм, который улыбался.

Вспомнив, как это сделал недавно Портняжка, Джаред неуклюже отвесил глубокий поклон. Другие последовали его примеру.

– Мы принесли книгу, – сказал Джаред и протянул «Путеводитель» зеленоглазой.

Женщина-эльф улыбнулась:

– Это замечательно. Мы должны сдержать свое обещание и не задержим тебя. Ведь это Саймон должен был остаться с нами на очень долгое время.

Саймон вздрогнул и отступил поближе к Мэллори. Джаред нахмурился.

– Но поскольку ты сделал все, как обещал, – продолжила женщина-эльф, – мы решили оставить книгу у вас – на сохранение.

– Что?! – выпалила Мэллори. Джаред онемел от потрясения.

– Вы доказали, что смертные способны использовать содержащиеся в книге знания во благо. Поэтому мы возвращаем «Путеводитель» вам.

Лоренгорм шагнул вперед:

– Мы также желаем выразить вам некоторую долю нашей признательности за возвращение мира на этой земле. И наконец, предлагаем вам награду.

– Награду? – Пискун выпятил грудь колесом. – И что я получу? То есть я хочу сказать: как можно награждать этих простофиль, когда я победил Мульгарата в одиночку?

Некоторые эльфы засмеялись, и Портняжка бросил на Пискуна суровый взгляд.

– Так что ты хочешь, маленький хобгоблин? – спросила зеленоглазая женщина-эльф.

– Ну-у… – Пискун в задумчивости приложил палец к губам. – Я бы хотел… абсолютно точно хотел бы какую-нибудь медаль. Золотую. С выбитой на ней надписью «Победитель огров». Нет, подождите! Как насчет «Непревзойденный истребитель монстров»? А? Или…

– По-моему, – шепнул Саймон Джареду, – он забыл добавить: «Непревзойденный мошенник».

– И это все? – спросил Лоренгорм.

– Я так не думаю, – заявил хобгоблин. – Я надеюсь, что вы устроите праздник победы в мою честь. И закатите пир. В меню обязательно должны быть перепелиные яйца – я их очень люблю – и голуби, запеченные в пироге с поджаристой корочкой, и барбекю из…

– Мы учтем твои пожелания, – сказала женщина-эльф, спрятав улыбку за своей тонкой рукой. – А теперь я должна спросить детей об их сокровенной мечте.

Джаред взглянул на брата и сестру. Сначала они, казалось, задумались, но потом улыбки расцвели на их лицах. Джаред обернулся и бросил взгляд на маму, которая до сих пор выглядела немного сконфуженной, и на тетушку, глаза которой были полны надежды.

– Нам бы хотелось, чтобы наш дядюшка Артур имел выбор: оставаться ему в волшебном мире или нет.

– Ты понимаешь, – сказал Лоренгорм, что если он выберет возможность вернуться в человеческий мир, то в первый же момент, как его нога коснется земли, он превратится в пыль и пепел?

Джаред кивнул:

– Понимаю.

– Мы предвидели ваше желание, – сказала зеленоглазая женщина-эльф.

Повинуясь взмаху ее руки, деревья расступились, из-за них вышел Байрон. Верхом на грифоне сидел Артур Спайдервик.

Общий вздох изумления раздался позади Джареда. Артур сдержанно улыбнулся Джареду, и только теперь Джаред заметил, что глаза у него точь-в-точь как у Люсинды, взгляд острый и умный. Артур сидел на спине грифона неуклюже и поглаживал его довольно опасливо, с каким-то трепетом. Затем взглянул поверх головы Джареда на Мэллори и Саймона.

– Вы – мои двоюродные правнучатые племянник и племянница, не так ли? – сказал он мягко. – Джаред не упомянул, что у него есть брат и сестра.

Джаред смущенно кивнул. Хотел бы он знать, есть ли какой-нибудь способ извиниться за все, что он наговорил Артуру в прошлый раз. Хотел бы он знать, что вообще теперь Артур думает о нем.

– Я Саймон, это – Мэллори, а это – наша мама, – представил Саймон. Посмотрел на Люсинду и замялся в нерешительности.

– Рад с вами познакомиться, – сказал дядя Артур. – Вы, дети, очевидно, имеете в своих жилах долю моей любознательной крови. И так же очевидно, имеете причину сожалеть об этом. – Он как-то кривовато покачал головой. – Кажется, это ввергло вас в большие неприятности. К счастью, вы оказались гораздо большими знатоками по избавлению от проблем, чем я был в свое время. – Он снова улыбнулся, и на этот раз его улыбка уже не была такой настороженной. Добрая, широкая улыбка так изменила Артура, что он стал совершенно не похож на человека с портрета.

– Мы тоже очень рады видеть вас, – сказал Джаред. – Мы хотели бы вернуть вам вашу книгу.

– Мой «Путеводитель»! – воскликнул Артур. Он взял том из рук Джареда и принялся его листать. – Постой-ка, взгляни сюда – кто сделал эту зарисовку?

– Я сделал, – сказал Джаред таким тихим голосом, что он больше походил на шепот. – Я знаю, получилось не очень хорошо…

– Вздор! – оборвал его Артур. – Это тонкая работа. Могу предсказать тебе, что когда-нибудь ты станешь большим художником.

– Правда?! – Джаред смотрел на дядюшку во все глаза.

Тот кивнул:

– Правда.

Портняжка забрался на ботинок Артура:

– Рад снова видеть тебя, старина! Тут, видишь ли, есть одно дело, которое следует исправить. Здесь Люсинда. Ты, конечно, ее отлично знаешь, но… В общем, сейчас она совсем не та, какой была когда-то.

У дядюшки Артура перехватило дыхание, когда наконец он осознал, что перед ним его дочь. «Она, наверное, кажется ему такой старой!» – подумал Джаред. Он мысленно представил свою маму – как она, молодая женщина, глядела бы на него пожилого, – и у него сжалось сердце. Это было так печально, так горько!

Люсинда улыбалась, а по ее щекам текли слезы.

– Папа! – прошептала она. – Ты все такой же, каким был в тот день, когда ушел.

Артур хотел было спуститься к ней.

– Нет! – крикнула Люсинда. – Ты превратишься в прах – Опираясь на трость, она сама подошла к нему ближе.

– Я сожалею обо всех несчастьях, которые причинил тебе и твоей матери, – сказал Артур. – Я сожалею, что пытался обмануть эльфов. Я не должен был так рисковать. Но я всегда любил тебя, Люси. И всегда хотел вернуться.

– Вот ты и вернулся, – улыбнулась сквозь слезы Люсинда.

Артур покачал головой:

– Это магия эльфов держит меня живым так долго. Я прожил гораздо больше отпущенного мне срока. Настало время мне уйти, но, повидав тебя, Люси, я готов уйти без сожаления.

– Я только что снова обрела тебя, – заплакала она. – Ты не можешь умереть сейчас!

Артур наклонился и сказал своей дочери ласковым тихим голосом какие-то слова, которые Джаред не мог расслышать. Сказал и слез с грифона навстречу ее объятьям.

Как только ноги Артура коснулись земли, его тело превратилось в пыль, а затем в дымок, который, легко обвившись несколько раз вокруг их старой тетушки, устремился в ночное небо и исчез.

Джаред повернулся к Люсинде, ожидая увидеть ее рыдающей. Однако в ее глазах больше не было слез. Она смотрела на звезды и улыбалась. Джаред мягко взял ее за руку.

– Нам пора домой, – сказала тетушка Люсинда.

Джаред кивнул.

Он подумал обо всем, что с ними случилось, обо всех волшебных созданиях, которых за это время увидел, и неожиданно осознал, как сильно он хочет все это зарисовать. Как-никак, он был только у самого начала.

Через холмы, пещеры, лес

Разматывалась нить чудес

И юных Грейсов привела

К победе над исчадьем зла.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть