ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Забытое дело The Closers
Глава 9

Коммандер Артуро Гарсия поднялся из-за стола. Как и его помощница, он был в форме, которую носил – это чувствовалось сразу – с гордостью и достоинством. Короткие, со стальным отливом, волосы, щетинистые усы дополняли облик образцового полицейского. От Гарсии исходило ощущение уверенности в себе, той уверенности, которой не хватало департаменту в последние годы и которую он изо всех сил старался обрести.

– Входите, входите, – сказал Гарсия. – Садитесь и расскажите старику, чем занимаетесь и как дела.

– Спасибо, что приняли нас так быстро, – сказала Райдер.

Они уже решили, что разговор поведет она. Босх не был уверен, что сумеет скрыть неприязненное отношение к Гарсии, который вместе с напарником совершил столько ошибок и промахов при расследовании дела Ребекки Верлорен. К тому же Райдер уже приходилось общаться с ним на прежней работе.

– А как же? Когда тебе звонят из «убойного», приходится выкраивать время, верно? – Он улыбнулся.

– Вообще-то мы из отдела заново открытых дел, – уточнила Райдер.

Улыбка слетела с лица Гарсии, и на мгновение Босху показалось, что в его глазах вспыхнула и тут же погасла боль. Договариваясь о встрече через помощника, Райдер не упомянула, каким делом они занимаются.

– Бекки Верлорен, – проговорил коммандер.

Райдер кивнула:

– Да. Но откуда вы знаете?

– Откуда я знаю? Я сам позвонил вашему начальнику и сказал, что по этому делу есть возможность провести тест на ДНК.

– Вы звонили детективу Пратту?

– Да, точно, Пратту. Как только отдел организовался и приступил к работе, так я сразу же ему и позвонил. Попросил открыть дело Бекки Верлорен за восемьдесят восьмой год. Анализ сделали? И что, есть совпадение?

Райдер снова кивнула:

– Совпадение есть.

– Кто же он? Я ждал этого семнадцать лет. Кто-то из ресторана, а?

Вопрос застал Босха врасплох. Разумеется, из материалов дела он знал, что полиция допросила всех работавших в ресторане Роберта Верлорена, однако ничего подозрительного не обнаружила. В дальнейшем эта линия не отрабатывалась. Ничто не указывало на ресторан. И то, что теперь из уст одного из следователей прозвучало, по-видимому, давно таившееся подозрение… это никак не совпадало с выводами, которые они вместе сделали по результатам знакомства с документами.

– Вообще-то нет, – ответила Райдер. – Анализ ДНК указал на человека по имени Роланд Маккей. Во время убийства ему было восемнадцать лет. Жил он тогда в Чатсуорте. Но в ресторане, похоже, не работал.

Гарсия нахмурился, как будто то ли огорчился, то ли даже растерялся.

– Вам это имя о чем-нибудь говорит? – спросила Райдер. – В деле оно не упоминается.

Гарсия покачал головой:

– Не помню такого, хотя ведь и времени прошло немало. Кто он?

– Этого мы пока не знаем. Начали только сегодня и пока лишь подбираемся.

– Думаю, я бы вспомнил имя, если бы уже слышал. Значит, на пистолете была его кровь?

– Да. За ним много чего числится. Кражи, непристойное поведение, употребление наркотиков. Мы считаем, что он причастен к той краже, когда взяли пистолет.

– Не сомневаюсь, – с жаром поддержал ее Гарсия.

– Мы можем связать его с орудием убийства, – продолжала Райдер, – но нам нужна связь с девушкой. Может быть, вы что-нибудь вспомните?

– Вы уже разговаривали с ее родителями?

– Пока еще нет. Вы у нас первый в списке.

– Бедная семья. Для них это был тяжелый удар.

– Вы поддерживали контакт с родителями?

– Поначалу да. Пока занимался этим делом. Но потом меня произвели в лейтенанты и вернули в патрульную службу. После этого мы уже не встречались. А разговаривал я в основном с Мюриель… то есть с матерью. Отец… с ним что-то происходило. Дела не ладились. Он ушел из дому, они развелись… вот так. Потом он и ресторан потерял. Жил, как мне приходилось слышать, на улице. Приходил иногда домой, просил у Мюриель денег.

– А почему вы предположили, что к убийству причастен кто-то из ресторана?

Гарсия досадливо покачал головой, словно жалуясь на память.

– Даже не знаю. Не могу вспомнить. Ничего конкретного, просто какое-то чувство. Что-то там было не так с самого начала. Что-то сомнительное.

– Что вы имеете в виду?

– Как вам сказать. Вы же читали дело? Ее не изнасиловали. Выкрали из дома, отнесли на склон и там застрелили, сымитировав самоубийство. Причем сымитировали неряшливо, неумело. Больше походило на расправу. Как будто ее убили по приговору. О случайном вторжении в дом не могло быть и речи. Ее смерти хотел кто-то, кто ее знал. И этот кто-то либо сам пришел за ней в дом, либо кого-то прислал.

– Думаете, убийство было как-то связано с беременностью? – спросила Райдер.

Гарсия кивнул:

– Мы так полагали, но точно установить ничего не смогли.

– МНЛ… вы его не нашли.

Коммандер несколько растерянно посмотрел на нее:

– Извините, что?

– МНЛ. Инициалы в дневнике Ребекки. Вы упомянули о них, когда разговаривали с родителями. Вспомнили?

– Ах да, инициалы. Что-то вроде шифра. Нет, нам так и не удалось их разгадать. Вы ищете дневник?

Босх кивнул. Ответила Райдер:

– Да, ищем. Мы ищем все. Дневник, пистолет, саму коробку с вещественными доказательствами. Похоже, в ОХВД ее просто потеряли.

Гарсия покачал головой с видом человека, привыкшего иметь дело с подобными неприятностями.

– Ничего удивительного. Для них это нормальное явление.

– Наверное.

– И вот что я вам скажу. Если найдете коробку, дневника там не будет.

– Почему?

– Потому что я его вернул.

– Родителям?

– Матери. Как я уже сказал, меня произвели в лейтенанты и перебросили в южное управление. Рон Грин к тому времени уже вышел в отставку. Я передавал дело, зная, что дальше ничего уже не будет. Что никто уже не будет относиться к расследованию так, как мы. В общем, я сказал Мюриель, что ухожу, и вернул ей дневник. Бедняжка. В тот июльский день время для нее как будто остановилось. Она застыла в нем, точно вмерзшая в лед рыба. Ни назад ни вперед. Помню, как я пришел к ней уже перед переходом. После убийства прошло, должно быть, года три. Она повела меня в комнату Бекки. Там ничего не изменилось, все осталось нетронутым. Точь-в-точь как в ту ночь.

Райдер печально кивнула. Гарсия замолчал. Наконец Босх откашлялся и задал вопрос, на который коммандер так и не ответил:

– Когда мы вошли и сказали, что по ДНК есть совпадение, вы предположили, что это кто-то из ресторана. Почему?

Он взглянул на Райдер, но та не проявила ни раздражения, ни досады. Лицо ее вообще осталось безучастным.

– Не знаю, – ответил Гарсия. – Наверное, я подумал так потому, что чувствовал некоторую неудовлетворенность от нашей работы в том направлении.

– Вы имеете в виду ее отца?

Коммандер кивнул.

– Отец вел себя как-то странно. Неестественно. По крайней мере мне так тогда казалось.

– В чем это проявлялось? – спросила Райдер. – Я имею в виду странность и неестественность.

Прежде чем Гарсия успел открыть рот, дверь открылась и в кабинет вошел адъютант.

– Коммандер? Все уже собрались в конференц-зале и готовы начать.

– Хорошо, сержант. Я скоро приду.

Дверь закрылась, и Гарсия выжидающе, как будто забыл вопрос, посмотрел на Райдер.

– В материалах дела нет ничего такого, что бросало бы подозрение на отца убитой, – сказала она. – Так почему вы находили его поведение странным?

– Трудно сказать. Ничего конкретного. Скорее инстинктивное чувство. Он вел себя не так, как повел бы в схожей ситуации другой отец. Понимаете, он был слишком спокоен. Не сходил с ума от горя, не кричал. Он ни разу не отвел Рона или меня в сторону и не сказал: «Вот что, парни, когда вы до него доберетесь, отдайте его сначала мне». Я бы на его месте поступил, наверное, так.

Под подозрением, как по опыту знал Босх, оставались пока все, даже с учетом того, что анализ ДНК устанавливал связь Маккея с орудием убийства. В это число входил и отец Ребекки Верлорен. Но согласиться с тем, что подсказывало Гарсии чутье, Босх не мог. Он участвовал в расследовании сотен убийств и знал, что брать в качестве основы для подозрения поведение отца или матери жертвы – большая ошибка. Босх видел самые разные проявления эмоций, и все они совершенно ничего не значили. На его памяти был случай, когда убийцей оказался мужчина, громче всех выражавший свое горе.

Отбросив подозрения Гарсии, Босх сделал для себя и окончательный вывод в отношении самого Гарсии. Поначалу детективы допустили несколько ошибок, но само следствие провели неплохо, что подтверждали и материалы дела. Однако теперь Босх знал, что заслуга в этом скорее принадлежит Грину, чем его напарнику. Косвенно такой вывод подтверждал и тот факт, что Гарсия ушел из убойного отдела на руководящую должность.

– Вы долго работали в «убойном»? – спросил он.

– Три года.

– И все три года в Девоншире?

– Да.

Босх кивнул. Работы в Девоншире было немного. За три года на долю Гарсии вряд ли выпало больше пары дюжин случаев. Понятно, что опыта ему не хватало.

– А что ваш бывший напарник? Он разделял ваши подозрения в отношении Роберта Верлорена?

– Не совсем. Пожалуй, Рон был настроен к нему более сочувственно.

– Вы еще поддерживаете с ним связь?

– С кем? С отцом?

– С Грином.

– Нет, он вышел в отставку.

– Знаю, но вы контактируете?

Гарсия покачал головой.

– Он умер. После отставки жил в округе Гумбольдт. Не надо ему было оставлять оружие. Свободного времени много, а занять себя нечем.

– Покончил с собой?

Коммандер кивнул.

Босх опустил голову. Не потому, что на него подействовала смерть Рона Грина – он не знал его, – а потому, что с ним оборвалась важная связь со старым расследованием. Рассчитывать на помощь Гарсии не приходилось.

– Вы не рассматривали убийство под расовым углом? – спросил он, снова опережая Райдер.

– Под расовым углом? Не вижу связи.

– Отец черный, мать белая, ребенок от смешанного брака, оружие, украденное у человека, получавшего угрозы из-за своей религиозной принадлежности.

– Не больше, чем простое совпадение. У вас есть что-нибудь на этого парня, Маккея?

– Ну, кое-что.

– Что ж, у нас не было ничего. И уж тем более такого подарка, как установленного подозреваемого. А не имея на руках ничего, трудно смотреть на дело под каким-то особенным углом.

Произнесено это было с нажимом, и Босх понял, что задел Гарсию за живое. Коммандеру не понравились намеки на то, что он в свое время что-то упустил. Впрочем, такие намеки не понравились бы никому. Даже самому опытному детективу.

– Мы решили, что, прежде чем заняться Маккеем, следует проверить все прочие возможные варианты, – быстро вставила Райдер, почувствовав возросшее напряжение.

Гарсия, похоже, принял объяснение.

– Понимаю. Отрабатываете все версии.

Он поднялся.

– Что ж, мне нужно идти. С удовольствием поработал бы с вами. Когда-то и я отправлял плохих парней за решетку, а теперь вот приходится заниматься бюджетом и прочей ерундой.

«Ты это заслужил», – подумал Босх и посмотрел на Райдер. Интересно, понимает ли она, что он спас ее от такой же участи, когда уговорил перейти вместе с ним в отдел нераскрытых убийств?

– Хочу попросить об одолжении, – сказал Гарсия. – Когда возьмете Маккея, дайте мне знать. Может быть, я заеду и взгляну на него через окошечко. Давно этого жду.

– Конечно, сэр, никаких проблем, – ответила Райдер, отводя взгляд от Босха. – Обязательно позвоним. А вы, если вдруг вспомните что-то, тоже позвоните. Все номера здесь. – Она встала и положила на стол карточку.

– Договорились. – Гарсия уже двинулся в обход стола, когда его остановил Босх:

– Возможно, вы смогли бы сделать кое-что еще.

Коммандер резко остановился и посмотрел на него:

– Что еще, детектив? У меня мало времени.

– Мы могли бы попробовать выманить птичку из гнезда. Поместить заметку в газету. Было бы неплохо, если бы это сделали вы. Вроде как от лица бывшего детектива, ныне коммандера, не забывшего старое дело. Он звонит в отдел, просит провести анализ на ДНК, и у следствия появляется новая улика.

Гарсия кивнул. Расчет на тщеславие оказался верным.

– Да, это может сработать. Подготовьте все и позвоните мне. Как насчет «Дейли ньюс»? У меня там есть кое-какие связи.

Босх кивнул:

– Да, мы как раз о ней и думали.

– Хорошо. Дайте мне знать. А сейчас – извините, надо идти.

Коммандер торопливо вышел. Босх и Райдер, переглянувшись, последовали за ним. Уже в коридоре, ожидая лифта, Райдер спросила Босха, что у него на уме.

– Гарсия прекрасно подходит на роль героя, потому что понятия не имеет, о чем будет говорить.

– Значит, мы хотим использовать его втемную. Дело тонкое.

– Не беспокойся, все получится.

Кабина лифта открылась, и они вошли. Райдер тут же повернулась к напарнику:

– Гарри, давай сразу кое о чем договоримся. Либо мы напарники, либо нет. Ты должен был предупредить меня заранее.

Босх кивнул:

– Ты права. Мы напарники. Такое больше не повторится.

– Хорошо.

Кабина остановилась, дверь открылась, и Райдер, не оглядываясь, вышла.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии