ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Торговец плотью
Глава 15

Анджело срезал сигару и вставил ее в свой кривой рот.

Глянув на Тони, он чиркнул спичкой и подержал ее у другого конца сигары. Между двумя затяжками миролюбиво обронил:

—Нам ни к чему ссориться, Тони. Я понимаю, у человека иной раз нервы сдают. Бывает, этого и следовало ожидать.

Анджело вынул сигару изо рта и угрюмо уставился на нее.

Тони бросил взгляд на Фрейма и Рока, сидевших на креслах у дальней стены, — Фрейм закинул ногу на подлокотник, а более грузный Рок развалился с удобствами, вытянув во всю длину ноги.

Анджело глянул на Тони, сухо кивнул:

—Садись.

Тони сел в “свое” кресло и подождал, что еще скажет Анджело. Тот был внешне приветлив, словно и не таил на него зла за сцену, которую Тони устроил в своей квартире. Тони почувствовал облегчение. Он был тогда на таком взводе, в такой ярости, в таком раздражении чувств, что действительно позволил себе говорить с Анджело недопустимо дерзко, но вроде бы все обошлось.

— Ты — мой помощник номер один, Тони, — заговорил Анджело. — Мы просто не можем позволить себе бить горшки и рвать отношения между нами. Согласен?

— Конечно же. У меня были кое-какие неприятности, Анджело. Сорвался. Теперь вроде бы все улажено.

— Рад слышать. Я понимаю, ты испытал чрезмерное напряжение, Тони. Мало что ускользает от моего внимания.

Что-то уж больно приторно сладкий у него голос, встревожился Тони. Слишком ласковый и вкрадчивый. Анджело, казалось, начисто выбросил из головы стычку у Тони дома.

А босс тем временем продолжал:

— Вскоре, Тони, здесь появятся два мужика из Чикаго. Они примут участие в операции. Это обусловит некоторые перемены, но и освободит нас от части забот.

— В каком смысле?

— Дело будет расширено — сеть их публичных домов охватывает всю страну, так что нам будет обеспечен регулярный приток новых кадров. Этой стороной дела займутся они. Увеличатся и наши общие доходы, и, значит, наши интересы не пострадают.

— В том числе и мои?

— Разумеется, Тони.

— А чем буду я заниматься при новом раскладе?

— Тем же, чем и сейчас. Однако... — Анджело умолк, подумал. И продолжил: — Как я уже говорил, ты испытал значительные перегрузки. Полагаю, тебе не помешает дополнительный небольшой отдых.

Тони не понравился такой поворот в разговоре. Угадывался тут какой-то скрытый от него смысл. И он возразил:

— Я только что из продолжительного отпуска. Из слишком даже длительного. И сейчас я в полном порядке.

— Позволь уж судить об этом мне, Тони. — Голос Анджело зазвучал чуть жестче. — Я тут пораскинул умишком и подыскал тебе другую работенку. Помнишь тот ночной клуб, о котором ты как-то говорил? Ну, который прикрыли?

Тони припомнил: когда он присматривал дом для обслуживания людей со странностями, то заглянул и в тот ночной клуб и решил, что из него может получиться недурное заведение — со столами внизу и постелями наверху. Находился он, правда, далековато, за городом.

— Еще бы, — ответил он, — я помню его.

— Так вот, я решил запустить его на полную катушку. Поручу его тебе, Тони, — месяца на три-четыре, понял? Пока не наладишь как следует дело, а тогда вернешься к управлению моими веселыми домами. К тому времени мы определимся с деталями нашего сотрудничества с деятелями из Чикаго. Ну, как тебе идея?

— Пожалуй, годится, — осторожно ответил Тони.

— Я тоже так думаю. Фрейм и Рок, — Анджело кивнул в сторону телохранителей, — помогут тебе... будут под твоим началом. Я уже договорился с ними. Сегодня же ночью вы можете поехать туда и прикинуть, какой объем работ предстоит. Я хотел бы открыть новое заведение как можно быстрее. Может, уже завтра пошлешь туда плотников и маляров? Время — деньги.

Он почувствовал, как у него немеют губы.

— Обязательно, — проронил Тони. “Господи, какой же я олух, как я сразу не врубился? Слушаю, уши развесил”.

— Ну вот и прекрасно, Тони, — снова зажурчал голосок Анджело. — Я хотел, чтобы ты занялся этим еще вчера, потому и поспешил найти тебя. Сегодня же ночью осмотри все помещения, прикинь, что, как, когда, а утром доложишь мне. Так что командуй.

— Отлично, — покорно мотнул головой Тони.

Где-то в затылке у него образовался кусок льда. Все стало предельно ясно: они собираются избавиться от него. Эдак простенько. Не мудрствуя лукаво вывезут за город и пришьют Тони Ромеро. Он ухитрился беззаботно улыбнуться:

— Стоящее дело, Анджело. Перемена занятия безусловно пойдет мне на пользу.

Фрейм и Рок поднялись со своих кресел, а Анджело добавил:

— Пока все на сегодня. Позвони мне завтра, обязательно.

— Конечно, Анджело. — Тони тоже встал. — Всегда мечтал принарядиться в смокинг и приглядывать за гостями. Пошли, парни.

Рок сам вел свою машину — его плечо явно зажило после недавнего ранения. Фрейм примостился вместе с Тони на заднем сиденье. Они уже находились на полпути к ночному клубу. Тони прекрасно помнил его: просторное здание с заколоченными досками окнами и дверями, по соседству ни одного селения, вокруг много деревьев и кустов, с шоссе к парадному подъезду вела извилистая подъездная дорожка. Подходящее местечко для того, что должно было случиться, — кругом ни души.

У Тони вспотели ладони. Всю дорогу Фрейм хохмил, отпускал дурацкие шуточки и сам же хохотал над ними. Одним словом, царила атмосфера непринужденного веселого товарищества и братства — сплошные приколы и непристойности едущей за город компании. Уже в кабинете Анджело Тони догадался о цели ночной загородной прогулки, а сейчас неестественное веселье и непрерывная болтовня исполнителей приговора окончательно убедили, что он прав. Сукин сын Анджело хладнокровно распорядился его судьбой после того, как Тони потерял голову и осмелился выгнать его из своего дома. Плюс тот факт, что Тони слинял накануне вечером, не сказавшись, бросив все дела в городе? А может, Анджело просто сыт им по горло и даже побаивается его, как вероятного конкурента, либо в Тони вообще отпала нужда теперь, когда к операции подключается общенациональный Синдикат?

Тони прикусил губу, напряженно размышляя. Есть и еще один немаловажный повод — Мария. Тони ударил ее и вышвырнул из дому. И она догадалась о Бетти — если чего и не знала, то он сболтнул. И вообще распустил язык, расхвастался, что, дескать, и сам столкуется с чикагскими парнями не хуже Анджело, да и с самим бугром посчитается. Эта сучка наверняка связалась с Анджело и сообщила, что Тони становится неуправляемым, выходит из-под контроля и даже замышляет, угрожает достать его самого. Это-то, надо полагать, переполнило чашу терпения маленького ублюдка, к тому же он вроде неровно дышит к Марии. Кто знает, насколько они сблизились за последний месяц-два. Отделавшись же от Тони, Анджело развяжет себе руки. Да, вероятно, так все оно и выстраивается.

Тони отмахнулся от тревожных мыслей и попытался сосредоточиться на том, что говорит Фрейм. Надо как-то выбираться из сложившейся хреновой ситуации. “Слава богу, моя пушка при мне. Но я слишком напряжен, нужно расслабиться, подладиться под их игру”.

Тем временем Фрейм разглагольствовал:

— Мы еще сходим на одну из таких вечеринок, Тони, дружище.

Перед этим он вспоминал званый чай на Благородном холме, на котором побывал еще до того, как Тони взял в свои руки район Элтери.

— Всенепременно, — поддакнул Тони. — Я здорово тогда развлекся. А почему бы нам не собраться на днях и не поиграть в покер? А, мужики?

Фрейм с Роком не удержались и захихикали. Казалось, они были рады любому поводу позубоскалить.

— Забойная идея, — немедленно откликнулся Фрейм. — И этот клуб самое подходящее место для игры — там практически все уже для нас подготовлено.

— Кстати, мы ведь собираемся осмотреть здание, — решил уточнить Тони. — А свет-то там есть?

— Конечно. Как же иначе мы выполнили бы нашу задачу?

И опять Фрейм и Рок довольно хохотнули.

Через минуту Рок свернул на ухабистую подъездную дорожку. Буйно разросшиеся сорняки скрывали подступы к едва различимому в лунном свете пустому зданию. Свет фар скользнул по фасаду клуба, выхватив из темноты выцветшую и облупившуюся краску. Машина остановилась, Рок врубил свет. И Тони явственно услышал зловещее подвывание ветра.

— Ну, пошли, — сказал Фрейм.

Тони колебался какую-то секунду, затем выбрался из машины, сжимая правой рукой рукоятку “магнума”. Он предполагал, что убийцы вряд ли предпримут что-либо на улице, дождутся, пока все они войдут в клуб. Парадный вход был лишь в нескольких ярдах от них, и Тони последовал за уверенно шагавшим Фреймом. За спиной Тони Рок звонко щелкнул дверцей машины и поспешил за ними. Тони сжал рукоятку пушки и вынул ее из кобуры. У него мурашки забегали по коже — в эту самую секунду Рок запросто мог продырявить ему спину. Фрейм находился прямо перед ним, и Тони приблизился к нему вплотную. Тот достал из кармана ключ и отпер дверь:

—Проходи, Тони, я включу освещение.

Тони быстро проскользнул в отдающую плесенью темноту. Все должно произойти в ближайшие секунды — если он не ошибается. Тони стремительно двигался в темноте в глубь помещения, ожидая вспышки света. Если ничего страшного и не готовилось, все равно кому-то могло не поздоровиться.

Тони с силой сжимал в руке “магнум”, нацелив его в сторону входной двери, готовый выстрелить, как только зажжется свет. Страх сжимал его внутренности, пульс прыгал и, казалось, грохотал в тишине.

Вспыхнули лампы. Тони сразу увидел Фрейма, стоявшего справа от двери, — одна рука на выключателе, другая поднимает пушку. Рок, прищурясь, чуть наклонившись вперед, тоже сжимал в руках крупнокалиберный армейский пистолет; как только помещение осветилось, он начал наводить его на Тони.

Тони выстрелил спустя секунду после того, как Фрейм щелкнул выключателем. Он повернулся в сторону Рока и стал нажимать на спусковой крючок прежде, чем успел прицелиться, и продолжал стрелять, когда его ствол уже смотрел прямо в грузное и приземистое тело Рока. Треск выстрелов отдавался гулким эхом в просторном помещении. Рок покачнулся. Грохнула еще одна пушка, и пуля располосовала щеку Тони. Краем глаза он увидел Фрейма в прыжке, с искаженной криком пастью.

Тони различал все в каком-то смазанном, переменчивом, почти нереальном виде. Его мозг функционировал спокойно, с несвойственной его горячей натуре холодной рассудительностью, как если бы принадлежал не Тони, а некоему роботу, действовавшему в заданном автоматическом режиме. Он успел заметить падающего Рока и перевел взгляд на Фрейма — тот шарахнулся в сторону, продолжая целиться; из ствола его пистолета вырвалось пламя, а Тони мгновенно направил ствол своего “магнума” на быстро двигавшуюся вдоль стены фигуру и стал раз за разом нажимать на спусковой крючок. Фрейм пошатнулся, сделал два неверных шага, опустился на колени и тут же растянулся на полу, уронив пистолет.

Рок лежал ничком, не двигаясь. Фрейм шевельнулся, судорожно глотнул воздух, попытался встать. Тони тупо, с отвисшей челюстью переводил взгляд с одного на другого, едва сознавая, что всего лишь какая-то доля секунды и немножко везения спасли его от неминуемой смерти в поединке с опытными головорезами. Итак, все кончено. Или почти кончено.

Тони проверил “магнум” — осталось еще два неиспользованных патрона. Он подошел к Фрейму, схватил его за воротник, рывком поднял и посадил, прислонив спиной к стене:

— Ладно, ублюдок, говори, сколько вас всего? Что вам приказал Анджело?

На губах Фрейма запузырилась кровь. Он качнул головой, что-то пробормотал. Тони оставил полутруп на минутку, поднял его пистолет и шагнул к Року. Тот был мертв. Одна из пуль Тони пробила череп рядом с левым глазом и разворотила мозг.

Тони вернулся к Фрейму.

— Врача, — прохрипел тот, его глаза заволокла пелена болевого шока.

— Да, конечно, я вызову к тебе врача, Фрейм, даже окажу первую помощь — после того, как ты расколешься!

Фрейм мазнул кровь на подбородке, зажмурился, скривившись, затем широко раскрыл залитые страхом, как бельмами, глаза.

— Только мы с Роком. Анджело велел разделаться с тобой. Господи, врача! Я истекаю кровью. Как же больно!

— Потерпишь. Сначала скажи почему. — Тони снова подумал о Марии, о том, что она могла позвонить Анджело и предупредить о диких задумках Тони. Ему думалось с трудом — он ощущал странное покалывание во всем теле, словно в его крови бродил какой-то пьянящий наркотик. — Так почему, Фрейм? Быстро говори! Анджело как-то объяснил свой приказ?

Фрейм замотал головой, его обвисшие бескровные губы обнажили гнилые зубы.

— Ничего он не объяснил. Клянусь. О господи. Просто велел замочить тебя, и все.

Тони приподнял “магнум” и прицелился в лоб Фрейма:

—Подонок, не лги мне. Анджело должен был сказать что-то. Ему кто-то звонил? Что там с чикагскими мальчиками? Это как-то связано с ними?

— Не знаю! Клянусь, не знаю. — Фрейм попытался отвести голову от упершегося в лоб дула, не скрывая охватившего его ужаса. Он откинул голову примерно на дюйм, рухнул плашмя на пол, из уголка его рта заструилась алая кровь. — Не знаю. Жизнью клянусь. Тони, пожалуйста... Господи, позови мне врача.

Тони поверил Фрейму, поверил тому, что он не знает больше того, что говорит.

— Успокойся, парень, — сказал он, удивляясь своему хладнокровию, — я вызову тебе врача.

Шагнув к Фрейму и нагнувшись над его распростертой фигурой, он приставил ствол к его лбу. Фрейм успел сообразить, что сейчас должно произойти, и глаза у него поползли из орбит, но немая сцена продолжалась лишь мгновение.

Прогрохотал выстрел, тело Фрейма дернулось, распласталось и замерло — навсегда. В помещении воцарилась могильная тишина, и Тони слышал только, как грохочет собственное сердце, гулко отдаваясь в ушах. У него появилось ощущение, будто он воспарил, как если бы его тело стало легче воздуха.

Он смотрел на Фрейма, на его некрасиво раззявившийся окровавленный рот.

Его воображение как бы прокрутило вспять в бешеном темпе прошедшие месяцы и годы, в памяти промелькнуло мертвое лицо Шарки, их первая встреча с Элом, его пьяно отвисшая в ту ночь челюсть, как это случилось сейчас и с подбородком мертвого Фрейма. Как же легко оказалось убить Фрейма, удивился Тони. Да и все остальное произошло стремительно и просто. Он вспомнил игру в покер, застреленного из его пистолета Шарки и его собственный выстрел в копа в порядке самообороны. Наконец Рок, убитый только что, но здесь расклад очевидный: либо застрелить Рока, либо быть застреленным самому; с Фреймом же дело обстояло совсем иначе.

Тони застрелил его потому, что хотел убить его, — несколькими секундами ранее все могло быть наоборот. Фрейм пристрелил бы его не задумываясь. Поэтому мерзавец получил то, что заслужил.

Тони продолжал всматриваться в уродливое лицо покойника, не ощущая ничего, кроме щекочущего оживления, которое приходило всегда, когда он чувствовал себя на взводе, испытывал напряжение и возбуждение. Он даже попытался понять, не произошло ли в нем какое-то необратимое изменение, не ожило ли под влиянием обстоятельств что-то заложенное в нем порочное. Взять момент, когда он схватился с Элтери, или другие похожие мгновения, когда, как сейчас, возникало необычное и одновременно приятное ощущение, хотя он едва отдавал себе отчет в том, что делал.

Тони равнодушно пожал плечами, распрямился. Его мысли обратились к Анджело. Этот сукин сын сказал зловещие слова: “Убейте Ромеро”. Анджело, постоянно ублюдок Анджело, вечно достающий его, Тони, жадно загребающий большие бабки, пока его подручные исполняют всю грязную работу, вроде той, что собирались проделать сегодня ночью. Тони уставился в стену, не видя ее, поглощенный сумбуром одолевших его мыслей. Бросив последний взгляд на трупы убийц, Тони сунул пистолет Фрейма в карман и вышел из клуба.

Припарковав машину Рока на Маркит-стрит, Тони вышел и какое-то мгновение всматривался в возвышающееся перед ним здание. Потом подошел к парадному входу и воспользовался одним из полученных от Анджело семь месяцев назад тонких серебряных ключей. Поднялся на лифте на десятый этаж, подошел к двери с надписью “Консультанты по национальным инвестициям”. В офисе горел свет.

Тони стоял перед дверью, нервно, тяжело дыша широко открытым ртом, сжимая армейский пистолет в одной руке и ключ в другой. Он знал, что Анджело наверняка сидит во внутреннем кабинете, втиснутом между приемной и игровой комнатой, в которой обязательно должен находиться кто-то из его охранников. Приемная же, перед которой он стоял, могла быть пуста, несмотря на просачивавшийся из-под двери свет. Однако с такой змеей осторожность прежде всего.

И еще одно: чикагские представители вполне могли находиться в этот самый момент в кабинете Анджело, если они не завершили уже переговоры и спокойно не удалились. Тони замешкался лишь на минуту, сейчас не время для колебаний: какая бы неожиданность ни ждала его впереди, все нужно завершить сегодня же ночью. Тони не очень даже представлял, что он намеревается сделать, все будет зависеть от того, окажется ли Анджело один или нет, что он скажет, да и от многого другого.

Тони вставил в замок ключ, повернул его и бесшумно нажал дверную ручку. Поток света хлынул из комнаты в коридор, как только распахнулась дверь. Не увидев никого внутри, он вошел и осмотрелся. Комната пуста, а дверь в кабинет Анджело закрыта. Тони бесшумно прошел по ковру и тронул ручку двери. Она оказалась запертой.

Тони нервно сглотнул, нерешительно потоптался, сунул правую руку с зажатым в ней пистолетом в карман пиджака и громко постучал. Дверь тут же распахнулась, и он, увидев перед собой Анджело, выхватил из кармана пистолет и ткнул ему дулом в живот.

— Стой смирно, мразь! — прошипел Тони. — Шевельнешься — схлопочешь пулю.

У Анджело отвисла челюсть, лицо его побледнело. Тони стремительно оглядел кабинет, потом втолкнул коротышку, захлопнул за собой дверь и запер.

— Стой, где стоишь, ублюдок! — зло гаркнул Тони, поспешил к двери в смежную игровую комнату, щелкнул задвижкой и вернулся к Анджело.

Молчавший до сих пор потрясенный Анджело ожил и нервно заговорил:

— Подожди, Тони, в чем... в чем дело? Почему... Что происходит, Тони?

— Мерзавец и сын мерзавца, ты отлично знаешь, в чем дело. Твоя подлая задумка обернулась против тебя же самого. Я приехал доложить о состоянии клуба. Там нужны кое-какие срочные переделки, а еще необходимо убрать парочку трупов. Один, быть может, придется вышвырнуть и отсюда.

У Анджело смертельно посинело лицо. Еще никогда Тони не видел его таким жалко напуганным, как сейчас.

— Не понимаю, что ты такое говоришь, Тони. Убери... убери ты эту пушку. — Анджело перевел взгляд с пистолета на дверь, потом на мрачное лицо Тони.

— Помнишь наш недавний разговор? — спросил Тони. — О том, что нам ни к чему ссориться? Ну что ж, теперь я понимаю, что ты хотел этим сказать. Я ведь быстро учусь, как ты мог убедиться, Анджело. И я хочу знать, почему ты решил прикончить меня.

— Ну что ты, Тони? Я вовсе не...

Тони шагнул к нему и врезал стволом пистолета Анджело по щеке. Коротышка взвизгнул, упал, тут же сел и слепо заелозил ручонками по полу.

— Ты понял, насколько все серьезно, Анджело? Так что говори, пока не схлопотал еще. — Тони угрожающе поднял руку с пистолетом, похожим на увесистую дубинку.

Анджело вскочил на короткие ножки, лицо кривила судорога страха.

— Это недоразумение, Тони. Поверь мне. — Тони сделал еще шаг к нему, и Анджело торопливо заверещал: — Подожди! Подожди, Тони. Я... Это все парни из Чикаго.

— Так ты встречался с ними, а?

— Нет... Да! Это они.

— Перестань юлить, сволочь. Соврешь еще раз, и я тебя грохну. Можешь мне поверить.

Тони передернул затвор, прицелился в Анджело и чуть нажал пальцем на спусковой крючок.

Анджело выставил перед собой обе руки, отшатнулся назад:

—Нет, нет! Ладно, хорошо, Тони.

— Парни из Чикаго уже приехали?

— Нет. Это правда. Но с минуты на минуту они будут здесь. Подумай, Тони. Опомнись. Ты ведь не можешь... Тебе ничего не удастся сделать. Они скоро прибудут.

— Какая договоренность достигнута с ними?

— Все очень просто: они получат определенный процент. Будут поставлять девочек, помогут с некоторыми организационными проблемами. Мы станем компаньонами. Они на подходе, Тони, хотят убедиться, что все в порядке.

— Вроде ничего сложного. — Тони осклабился. — Я вполне мог бы обделать это дело для тебя, верно?

— Да, Тони, разумеется, все уже практически на мази. Я поручу это дело тебе, — невнятно бормотал Анджело.

— Разумеется, поручишь. — Тони наслаждался создавшейся ситуацией. Наслаждался тем, как извивался ужом Анджело. — Послушай, зачем же было убивать меня? — Новая мысль кольнула Тони. — Может, все дело в Марии?

— В Марии? — В голосе Анджело прозвучало удивление.

— Она рассказала тебе что-нибудь интересное?

— Мария? — Анджело провел языком по пересохшим губам. — Ну... да. Да, Мария сказала... — Его глазки воровато забегали. — Убери пушку, Тони. Не могу я говорить, пока ты целишься в меня.

Тони пристально, тяжело смотрел на Анджело, на его мелкое слезливое личико, чувствуя, как всем его существом овладевают отвращение и ненависть. Анджело, бугор, червяк с сумасшедшими незаконными доходами. Тони уже понимал, что убьет этого сукиного сына. Анджело умер, да здравствует Тони Ромеро! Это назревало и должно было случиться уже давно.

Больше откладывать нечего. В любую минуту могут появиться люди из Чикаго. И что? Тони сумеет договориться с ними, заключить с ними сделку не хуже Анджело. Если верить мерзавцу, они вот-вот появятся. Но нельзя быть уверенным, лжет ли напуганный маленький ублюдок или говорит правду. Анджело... Теперь он может быть хорошим лишь мертвым. Со смертью Анджело Тони окажется наверху, у руля. Вихрь мыслей будоражил сознание Тони, подталкивал к действию.

Он шагнул к Анджело и поднял пистолет. Широко разинув рот, Анджело, отступая, наткнулся на стену, влип в нее спиной, отвернув голову в сторону и искоса таращась на Тони.

— Тони, — умоляюще пролепетал он. — Тони. Остановись, подожди минутку, Тони...

“Убей его сейчас, — приказывал себе Тони. — Я только что замочил тех ублюдков, так что я нахожусь в прекрасной форме. Убей подонка, пока все идет как надо. Только позволь ему отвертеться на этот раз, и ты труп. Убей его, и ты на коне, ты станешь боссом. Убей его, убей его”.

Мысли путались, а лицо Анджело расплывалось, туманилось в его налитых кровью глазах. Пора. Анджело лопотал что-то скороговоркой, но поток его слов сейчас ничего не значил. Тони сделал еще один шаг, припертый к стене Анджело как бы съежился, завопил: “Нет, Тони! Нет!..” — и судорожно прикрыл лицо руками перед тем, как Тони нажал на спуск.

Ствол дернулся — мощная отдача у пушки Фрейма, и крупнокалиберная пуля пронзила ладонь Анджело, пришпилив ее к визжащему ротику. Голова Анджело глухо, как тыква, стукнулась о стену, и в следующее мгновение крохотное тельце обмякло, сползло на пол и безжизненно замерло.

За грохотом выстрела последовал какой-то шум за дверью смежной игровой комнаты. Тони крутанулся на одном каблуке и заметил, как дергается дверная ручка. Дверь он запер, но кто-то отчаянно барабанил в нее, послышались чьито приглушенные голоса. Подойдя к письменному столу Анджело, Тони сел в хозяйское кресло, положил пистолет на столешницу и обтер руку о полу пиджака. Наступила нервная разрядка, мозг словно бы застыл от перенапряжения. Так он сидел несколько долгих секунд, пялясь на пистолет. “Ну что же, вот я и сделал это, Анджело мертв. Господи, всего лишь легкое движение пальца, и Анджело сметен, как пушинка.

Боже, как все легко получилось. Теперь я у власти, но мне еще нужно правильно все обставить. Нужна предельная осторожность, чтобы нормально довести до конца задуманное, не испортить дело. Я должен суметь убедить всех, что теперь хозяин я”. Тони бросил взгляд на запертую дверь — кто-то продолжал барабанить в нее. “Нужно сосредоточиться, привести свои мысли в порядок. Я должен быть деловым и уверенным в разговоре с чикагцами. Что мне сказать им? Найду что сказать, выдержка и осторожность прежде всего. Этим я займусь, когда придет время. Да, еще же есть Мария. Что она там нашептывала на ушко Анджело? Это мне неведомо, но она явно могла наговорить черт-те что... Скорее всего, так оно и было. Сучка, поступила подло только потому, что я ей наподдал, и по заслугам, — вякала не по делу. Сама напросилась. Хотя, кто знает, она могла ничего и не сказать Анджело. Господи Иисусе, мысли у меня очень уж путаются. К чертям собачьим! Обдумаю все позже. Нужно отделаться от тела Анджело, убрать его отсюда”.

В дверь врезалось что-то тяжелое. Пытаются выломать? Тони встал, закурил сигарету. Теперь он должен быть боссом, бугром, настоящим бугром. Он подошел к двери и дважды звонко шлепнул по ней ладонью. Шум за дверью мгновенно стих.

Тони глубоко, как перед прыжком в воду, вздохнул, сунул пистолет в карман пиджака и отпер дверь.

В комнату ввалился Джойс, за ним молодой Келли.

— Что, черт побери, здесь происходит? — Джойс стал оглядывать кабинет, сжимая в руке пушку. — Где босс? Какого...

— Босс — я. Сечешь, Джойс? Соображай побыстрей. — Тони тыкнул левой рукой в покойника, сжимая правой пистолет в кармане. — Вон там то, что осталось от босса.

Джойс шумно задышал, а Келли повернулся и в страхе уставился на Тони. До Джойса, видимо, доходило туго, и Тони прорычал:

— Отделайся от этого дерьма. Упрячь его куда-нибудь, и побыстрее.

Джойс мешкал, переминался с ноги на ногу, моргая бледными глазами. Слишком уж неожиданно и круто повернулись события. Тони понимал, что должен сохранить за собой инициативу, пока телохранители не опомнились. Если дать сейчас слабинку, потом проблем не оберешься. Тони шагнул к Джойсу, твердо положил руку ему на плечо и подтолкнул к телу Анджело:

— Ты слышал меня? Или оглох? Избавься от него. Сейчас же!

Джойс как автомат двинулся к трупу, Келли последовал за ним, а Тони уселся за письменный стол, за которым всегда торчала головка Анджело.

Двигаясь словно в оцепенении, молча, механически переставляя ноги, словно роботы, они вынесли тело. Тони подошел к двери в приемную, отпер ее и снова расположился за столом по-хозяйски. Вскоре должны появиться посетители, которых поджидал Анджело. Теперь ждал он, только сейчас сообразив, что с самого начала задумал убить Анджело.

Читать далее

Отзывы и Комментарии