ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Торговец плотью
Глава 4

Френк Элтери оказался весьма крутым типом, но Тони вышел с честью из стычки с ним.

Тони, разумеется, не мог предугадать, чем все обернется, когда после делового свидания с Шарки вернулся в свой отель, но самоуверенности ему не занимать, и он уверовал, что с первых шагов немало преуспел. Позвонив Лео, он уговорился с ним встретиться в семь часов вечера и пропустить по стаканчику в “Святом Франциске”. Потом они сели в новехонький “олдсмобил” Лео и поехали на первую точку.

На Ван-Несс Лео повернул на север и оживленно заговорил:

—Ну, парень, вот уж не думал, когда впервые увидел тебя у Шарки, что ты будешь сопровождать меня. А что тебе сказал Эл?

— Не много. Объяснил, что ты покажешь мне, что к чему, можешь поручить мне что-нибудь по своему усмотрению. Куда мы сейчас?

— В небольшое заведение на Пасифик. Тридцать десятидолларовых девочек. Видишь ли, Тони, у меня сорок точек. За одну ночь я объезжаю восемь из них, а два дня отдыхаю, бездельничаю, можно сказать.

— Через твои руки должно проходить порядком наличности, Лео.

— Еще бы. Поэтому я и делю заведения на пять ночей. Не хочу таскать с собой мешок деньжищ. Слишком тут много парней, которые были бы не прочь пощупать меня.

Тони задумался, даже нахмурился. Раньше ему не приходила в голову мысль о риске в его работе.

— И сколько намечаешь собрать сегодня ночью? — поинтересовался Тони.

Из внутреннего кармана пиджака Лео достал сложенный листок бумаги и протянул его напарнику. На нем были записаны названия восьми заведений и суммы, которые предстояло получить в каждом. Рядом с адресом первого дома проставлено число “124”.

— И что сие значит, Лео? Эти один-два-четыре?

— Двенадцать тысяч четыреста. Мы заберем половину этой суммы в первом доме. Там показаны суммы и по другим объектам. Понимаешь, эти суммы получены через Шарки — к нему стекаются сведения со всех точек. Они ведут свою бухгалтерию, естественно, и Шарки знает, сколько мы должны собрать в качестве доли организации.

— Так ты снимешь столько бабок в одном только доме?

— Точно, шесть тысяч двести — наши законные пятьдесят процентов. Прикинь сам. В доме ведь тридцать десятидолларовых девочек. Такой получается половина дохода за всю неделю, включая прошлую ночь. Неплохая, согласись, неделька.

Тони быстро сложил в уме остальные цифры.

— Бог мой, — пробормотал он, — значит, сегодня мы ночью соберем более двадцати четырех тысяч долларов?

— Двадцать четыре тысячи триста баксов.

— А если кто-то решит все же грабануть тебя?

— Тот, кто соображает, не осмелится на такое. Все, у кого в городе свой бизнес, знают, что мы пашем на Шарки, ну и на Анджело. Есть у нас и свои копы. — Лео помолчал. — Если же какой-то забулдыга решит, что мы легкая добыча, его есть чем угостить. — Лео сунул руку под пиджак и бросил что-то на колени Тони.

Тони осторожно взял в руки эту тяжелую штуку — кольт 45-го калибра, — и у него вдруг перехватило дыхание, когда он представил себе, что случилось бы, если кто-то и впрямь попытался бы потребовать у них выручку. Он с трудом сглотнул и пожал плечами. Черт, такова часть работы, себя-то нечего обманывать. Когда у тебя столько бабок, приходится принимать меры предосторожности.

И все же Тони был потрясен, узнав, что Лео носит пушку.

Лео ему симпатичен. С самого начала Тони подстроил “нечаянное” знакомство с Лео как раз в надежде использовать его в своих целях. Теперь же парень начал ему просто нравиться. И все же Тони даже не подозревал, что этот приятный низкорослый малый носит оружие.

— Лео, тебе приходилось уже пользоваться этой пушкой?

— Однажды полез на меня какой-то дурик. Не выгорело, я сумел спасти бабки.

Лео не стал распространяться об этом случае, а Тони невольно обратил внимание, что он бессознательно поднял руку и потрогал правую сторону нижней челюсти. Еще при первой встрече с Лео Тони заметил небольшой красный шрам на подбородке, но ничего не сказал ни тогда, ни сейчас. Захочет Лео, сам расскажет.

Тони откинулся на спинку сиденья, рассеянно следя за дорогой, сегодня у него начало складываться несколько иное представление об этом бизнесе, нежели из рассказов Марии.

Стараясь говорить небрежно, он спросил:

—А на других нападали?

— Один раз на Элтери. Какой-то чувак оглушил его и забрал около тридцати штук. Часть даже в чеках — всегда бывает несколько чеков.

— А тот сукин сын скрылся?

— Ага. — Лео прижался к тротуару и добавил: — Первая остановка, Тони. Пошли.

Они вылезли из машины и пошли к дому. Это было старое, построенное лет семьдесят — восемьдесят назад, двухэтажное здание, отстоявшее от тротуара футов на сорок. Выглядит оно вполне пристойно, подумалось Тони. В доме было темно, словно все его обитатели спали. Они поднялись по ступенькам, и Лео позвонил. Открыла им служанка-негритянка, которая заулыбалась, увидев своего:

—Заходите, мистер Лео. Этель ждет вас.

Они вошли в длинный холл, протянувшийся до задней стены дома. Проходя мимо открытой слева двери, Тони заглянул внутрь и увидел просторную, хорошо обставленную комнату, в которой находилось двое-трое мужчин. Женщина в сером сатиновом халатике сидела на диване рядом с молодым человеком, положив руку ему на колено. Тони заметил еще двух женщин прежде, чем они прошли по холлу в небольшую комнатку справа.

В ней стояли кушетка, три кресла и туалетный столик, загроможденный косметикой и духами; ее заполнял сладковатый, почти тошнотворный запах. Этель оказалась миниатюрной женщиной лет под пятьдесят. Не вызывало сомнений, что это мадам, а не одна из девочек. Она сидела за туалетным столиком и, глядя в зеркало, подрисовывала черным карандашом брови, но тут же встала и повернулась к вошедшим Лео и Тони.

— Лео, дорогой, — говорила она, идя им навстречу с протянутой рукой, — ты все еще любишь меня, мой драгоценный?

— Как всегда, — ухмыльнулся Лео и представил ей Тони.

Они обменялись рукопожатиями, и рука у нее оказалась по-мужски сильной.

Этель взяла с туалетного столика приготовленный заранее белый конверт и протянула Лео. Он присел на кушетку, достал из конверта толстую пачку купюр и чеков и принялся считать, записывая какие-то цифры на конверте.

Тони с лихорадочным блеском в глазах следил за руками Лео. Шесть тысяч двести долларов, повторял он про себя, и эта сумма все крутилась и крутилась в его мозгу. А ведь здесь только половина выручки от одного дома. И он не мог совладать с собой, чтобы не думать с жадностью о столь мощном и постоянном потоке денег. В его воспаленном воображении возник непристойный образ огромной мясистой девки, которая возлежит, раскинувшись на койке, из которой струится непрерывный поток долларов: однодолларовые, десятидолларовые, сто — и тысячедолларовые купюры, покрывавшие ее тело, постель, наполнявшие комнату, вытекавшие из дверей и окон; поток, каскад денег, извергающийся днем и ночью из чресел женщины.

— Все нормально, — бросил Лео, небрежно сложил деньги в конверт, заклеил его и спрятал во внутренний карман пиджака. — Спасибо, Этель. Увидимся на следующей неделе. Хочу показать тут все Тони.

— Ладно, Лео. Чувствуйте себя здесь как дома.

— Об этом не беспокойся, — заверил Лео.

Выйдя из комнаты мадам, Лео положил руку на плечо Тони и подтолкнул его к фасаду дома.

— Ты знаешь систему, — заговорил он. — Сразу за входной дверью находится гостиная. Туда и заходят клиенты и незанятые девочки, делают свой выбор, если только не ждут определенную пассию. В доме тридцать комнат, так что весь наличный состав может работать одновременно, если вдруг случится такой наплыв жаждущих.

— А почему вы не отсылаете всю эту капусту в банк каждый день? — поинтересовался Тони. — Неужели не страшно таскать такие деньжищи с собой?

— В банк? — ухмыльнулся Лео. — Эти бабки не фиксируются ни на каком банковском счету. Я даже сожгу свой список, когда закончу сбор сегодня ночью.

Они зашли в зал, похожий на большую гостиную обычного дома. В нем стояли три широких дивана, несколько кресел и столик у одной стены с увядшими хризантемами. Тони обстановка показалась мрачноватой. Присутствовали четыре полуодетые женщины и двое мужчин. Одна пара поднялась и вышла из зала через другую дверь.

Когда они с Лео присели на диван, Тони сказал:

—Лео, заведение, похоже, нуждается в обновлении. Знаешь, нужно бы сделать его привлекательнее, поуютнее и несколько сексуальнее, что ли. Ведь ради секса сюда и приходят мужики.

— Они и так придут, не беспокойся. Незачем тратить трудовые бабки на лишнее украшательство. — Лео хмыкнул и самодовольно похлопал себя по вспухшему карману пиджака.

— Может, и так, — согласился Тони, думая про себя, что, принадлежи заведение ему, он непременно изменил бы здесь кое-что.

К ним подошли две незанятые женщины. Одна из них, высокая, черноволосая, с тонкими дугами бровей и пухлыми губами, кокетливо произнесла:

—Привет, Лео. Не соскучился по мне?

— Еще как, моя сладкая, сама знаешь. — И Лео усадил ее к себе на колени.

Другая, рыженькая и пухленькая, присела рядом с Тони и спросила:

—Ты работаешь с Лео, миленький?

— Вроде того.

Она улыбнулась и погладила его по бедру:

—Хочешь немного развлечься?

Тони глянул на Лео — тот обжимал брюнетку и явно не торопился уходить. Услышав вопрос рыжеволосой, он подбодрил Тони:

— Расслабься, приятель. Времени у нас навалом. Так что можешь соединить приятное с полезным.

Тони лишь пожал плечами, а Лео поднялся и проговорил:

— Я, пожалуй, убью полчасика. — Он перевел взгляд с Тони на рыженькую: — Ему ведь тоже это ничего не будет стоить, а, Лу?

— Конечно, Лео, сам знаешь.

— Ты иди, Лео, — сказал Тони. — Я подожду тебя здесь.

— Шутишь? Не жмись, это бесплатно, Тони.

— Я лучше подожду.

Лео, нахмурившись, недоуменно покачал головой и вместе с брюнеткой вышел из зала.

Рыжеволосая поинтересовалась:

— Что это с тобой? Или я тебе не нравлюсь?

— Ты в порядке, крошка. Просто я не мешаю дело с потехой. — Тони улыбнулся. — Хотя иногда это может быть и забавно.

Ответ немного успокоил ее, и она сказала:

— Ты даже не подозреваешь, чудак, какого удовольствия лишаешь себя. Тони... как тебя там еще?

— Ромеро.

— Ты вновь придешь сюда с Лео, а?

— Наверное, так что еще увидимся.

— Смотри не обмани.

Во входную дверь позвонили, и в зале появились трое мужчин. Рыженькая подхватилась и бросила Тони:

— Ну что ж, миленький, мамочке пора работать. До следующего раза.

Тони просидел в зале около получаса в ожидании Лео, но время летело быстро, поскольку он увлеченно наблюдал за непрерывным потоком клиентов и четкой работой персонала. В борделе он не был уже года два и забыл, как навязчиво и деловито действуют профессионалки.

Звонок, вошел и присел на диван новый клиент. Одна из женщин тут же подошла, подсела рядом и нахально провела рукой вверх по его ляжке, — это походило на устоявшийся ритуал. Да, черт побери, всем известно, чем тут занимаются мужчины и женщины, но можно ведь организовать процесс както поприличнее. Вложить немного денег, изменить то, се — и получишь классное заведение. Все девушки весьма привлекательны, а некоторые — просто красотки, с пухленькими, податливыми телами и смазливыми мордашками. Тони наблюдал за происходившим, и его мозг прокручивал одну идею за другой.

Вернувшийся Лео с немалым удивлением спросил:

— Неужто ты так и просидел здесь все это время?

— Ага. Ну как? Оттянулся?

Лео почмокал губами и довольно щелкнул пальцами:

— Еще как, парень! А ты-то что же? Уж не гомик ли ты?

— Нет, черт побери. — Тони рассмеялся. — Однако боюсь, что тут я тебя разочарую, приятель. Я не собираюсь связываться с этими девками... — Тони замолчал, не желая портить отношения с Лео.

Не может же он, право, сказать, что считает болваном того, кто путается со шлюхами, которые пашут на него, да еще поступает так, как если бы платил непременные десять баксов. Девочки едва ли могут воспротивиться этому, даже если их тошнит от босса. А Тони не желает, чтобы ему по обязанности преподносили секс на серебряном блюдечке.

— Боишься подцепить что-нибудь? — спросил Лео.

— Да нет, не в том дело. Разве что отчасти. Но... у меня есть кому позаботиться обо мне, Лео. Это Мария Казино. Она пашет в твоем доме на Филлмор.

— Ах да. Та клевая малютка. — С лица Лео сошла подозрительная мина. — Ладно, это твои дела, малыш. Однако здесь шикарные таки девоньки. Ну что ж, поехали.

В начале третьего утра Тони уже сидел дома у Марии. Она налила по стаканчику, и Тони рассказал ей о своем походе с Лео.

Мария нахмурила брови:

—Тони, не следовало бы тебе влезать в нашу грязь. Чего ты ждешь от этого мерзкого занятия?

— Да что в нем мерзкого? Тут ходят большие бабки, крошка, вот в чем суть. И я не прочь заполучить часть из них. Много хочу.

— Тони, я же прилично зарабатываю, сам знаешь. Нам обоим хватит. И я совсем не против...

— Детка, — прервал ее Тони, — что мне твои жалкие гроши? Я хочу, могу и буду делать большие деньги. Ты хоть представляешь себе, какой доход дает этот бизнес? По меньшей мере десять, а то и двадцать миллионов в год.

— Знаю, но львиную долю забирают Шарки и Анджело. Нельзя получить больше, чем они дадут тебе. Милый, мне не по душе те, кто всем заправляет, — это все отвратительные типы, и я боюсь: а вдруг ты станешь похожим на них? Я люблю тебя таким, какой ты есть, Тони.

— Да очнись ты, Мария. Чего ты хочешь? Чтобы я вместе с тобой грабил людей в переулках? Я должен найти нишу, где смогу проявить себя, продвинуться, добиться многого. Нюхом чую, что попал как раз на такое дело.

— Тони, прошу тебя...

— Заруби себе на носу — я не желаю больше ничего слышать. Я так решил.

Некоторое время она растерянно смотрела на Тони, потом сказала, подавив вздох:

— Хорошо, Тони. Не буду больше спорить с тобой.

Следующие несколько недель жизнь Тони протекала по вновь заведенному порядку. Он спал допоздна; проснувшись, посещал Марию, а по ночам объезжал с Лео точки. Часто они вместе завтракали или пропускали по нескольку стаканчиков в каком-нибудь клубе, и Тони — прилежный ученик — досконально изучил дело. А еще он узнал, что выручка от борделей составляет около восемнадцати миллионов в год и что из отбираемой у женщин доли Лео, Хэмлин и Элтери получают по полторы тысячи в месяц.

Поездив около месяца с Лео, Тони наконец-то столкнулся с Элтери. Это случилось в субботу, в самую напряженную ночь, когда они с Лео заехали за выручкой в большой дом на Филлмор. Когда они вошли, Фрэнк Элтери сидел в зале.

Тони, ни разу не видевший его, принял Элтери за одного из клиентов — тем более он любезничал с девушкой. Лео же остановился как вкопанный и негромко выругался:

— Дьявольщина! Я так и знал.

Тони недоуменно таращился на него, когда он пересек зал и, любезно улыбаясь, протянул руку:

— Привет, Фрэнк, рад тебя видеть. — Лео хохотнул. — Почтальон на отдыхе, не так ли?

— Ага.

Лео повернулся к Тони и, пристально, со значением глядя на него, сказал:

—Тони, это Фрэнк Элтери. Пора уже вам познакомиться.

Фрэнк, это Тони Ромеро.

Элтери встал, улыбаясь. Тони кивнул и со словами “Привет, Элтери, рад познакомиться с вами” протянул ему руку.

Элтери посмотрел на руку Тони, потом уставился ему в лицо.

Он был примерно одного роста с Тони, но тоньше. У него маленькие черные глазки, смуглая кожа, и он казался сметливым малым. Лет тридцати, с вьющимися лоснящимися черными волосами. На нем прекрасно сидящий черный костюм, красная бабочка.

— Тони Ромеро, — проговорил Элтери. — Так-так. — Он был сама любезность. — Рад, очень рад. Как же, наслышан, вы становитесь действительно опасным, Ромеро.

Тони с силой сжал зубы, с трудом сдерживая волну гнева.

Элтери вроде бы не собирался пожимать ему руку, но, когда Тони уже опускал ее, Элтери стремительно подхватил ее, слегка тряхнул и тут же отпустил.

Элтери дважды провел ладонью по своему пиджаку, словно брезгливо оттирая ее, и, продолжая радостно улыбаться, произнес:

—Да, сэр, очень рад. — Он тут же повернулся к Лео и добавил:

—Я слышал, вы двое стали настоящими корешами.

— Мы ладим, — сухо ответил Лео.

— О, извините меня, я на минутку, — бросил Элтери, повернулся и сделал один шаг, потом остановился, посмотрел через плечо на Тони и добавил: — Вы ведь извините меня, а, Ромеро?

Тони понимал, что его подначивают, пытаются выставить на посмешище, представить дураком, но ничего не ответил.

Элтери пересек зал и вышел в коридор.

— Ну и что ты о нем думаешь? — спросил Лео.

— Подонок. Могу спорить, что этот спектакль он отрепетировал заранее.

— Ведет себя так, будто нализался. Не думаю, однако, что он так уж пьян. И все же он явно не в себе, Тони. Может, тебе уйти пока, а позже встретимся?

Не успел Тони ответить, как вернулся Элтери и подошел к ним, все еще улыбаясь:

—Я ведь не задержал вас, правда? Послушайте. Ромеро, а что вы тут ищете? Я понимаю, Лео делает свою работу. — Элтери наморщил лоб и добавил:

—А, вспомнил, я слышал, будто вы неровно дышите к одной из здешних сучек?

Тони наградил Элтери долгим взглядом — после такого взгляда обычно следует удар, но он сказал:

— Знаете что, Элтери? Вы, надо полагать, замечательный человек. Вы даже кажетесь замечательным парнем. Вот только язык ваш — враг ваш.

Присутствовавшие в зале почувствовали возникшую напряженность, восемь — десять мужчин и женщин тревожно наблюдали за троицей.

— Что вы этим хотите сказать, Ромеро? — спросил Элтери. — Я что-то не пойму. Человек я простой, не то что такой крутой мошенник, как вы. — Он пожал плечами. — Нет, слишком уж вы ловкий для меня, Ромеро.

Тони холодно размышлял, врезать ли ему прямо здесь, в зале, или подождать, пока он выйдет отсюда. Элтери собрался было сказать что-то еще, но в зал вошла Мария Казино.

Пересекая комнату, она заметила Тони.

— О, Тони! — воскликнула она. — Я и не знала, что ты здесь.

— Привет, детка, — поздоровался он.

— А, дорогуша, — тут же встрял Элтери, — я здесь. Жду тебя целый час. Я и не знал, что ты нарасхват. — Он вдруг замолчал, словно ему в голову пришла неожиданная мысль, и злорадно посмотрел на Тони: — Эй! Ну и ну! Не об этой ли маленькой шлюшке мы говорили только что? Не может быть... Проклятие! — И он противно рассмеялся.

Мария нахмурилась и повернулась к Тони:

— В чем дело? Что тут смешного?

— Ничего, милашка, разве что этот Элтери смешон. — Тони ободряюще улыбнулся ей.

Элтери схватил Марию за руку, грубо притянул к себе, обнял за талию, а другой рукой слегка сжал ее грудь и сказал:

— Пойдем, сладкая моя, мне не терпится узнать, почему ты пользуешься такой популярностью.

Мария бросила озабоченный взгляд на Тони, а он лишь улыбнулся и подмигнул ей. Элтери потянул ее за собой, потом остановился и с издевкой сказал:

— О, прошу прошения, джентльмены. Вы ведь извините меня? Вы извините меня, Ромеро?

Тони уже отбросил всякие сомнения — без потасовки не обойтись, но не хотел поднимать шум в зале без крайней необходимости. Он прищурился, словно размышляя над словами Элтери, потом сказал:

—Ну, даже не знаю. Д-да, Фрэнки, пожалуй, я вас извиняю.

Элтери согнал с лица улыбочку, хотел было выдать что-то, но передумал и потащил Марию к двери, приговаривая:

—Идем, красотка, порезвимся немного.

Как только они вышли, Лео предложил:

—Тони, может, пойдем?

— Займись своим делом, друг, а я подожду здесь — вдруг Элтери скоро закруглится.

Тони показалось, что Лео вздохнул с облегчением, но все же не перестал нервничать. Лео приблизился к нему и прошептал:

—Он гнусный тип, Тони. Берегись его. Не стоит связываться.

— Ладно, иди за бабками. А какой он гнусный, расскажешь мне по дороге.

Когда Лео вышел, Тони присел на диван, прикурил сигарету и успел выкурить лишь половину, как вернулся Лео. Сев рядом с ним, Лео проговорил:

—Нам больше нечего тут делать, приятель. Так что пошли, если не возражаешь.

— Тебе, может, и нечего. Коли так, то иди.

— Ты дождешься его?

— А ты как думал?

— О’кей. От тебя и в самом деле дурно запахло бы, если бы ты ушел сейчас, особенно с точки зрения Шарки. Мне же, учти, это совсем не нравится. Говорю тебе, он гнусный подонок. И понимает, что достал тебя. Но если ты дашь ему шанс — он просто убьет тебя. А Шарки прикроет его, и все, — ты уже не будешь досаждать ему.

Тони промолчал. Желудок у него сжался от дурного предчувствия. Он затушил окурок и тут же закурил новую сигарету.

— Ладно, — смирился Лео. — Он не расстается с пушкой, как и я. Дать тебе мою?

Тони отрицательно мотнул головой.

— Обычно у него и нож при себе. Ты будешь не первым, против кого он пустит его в ход.

Тони глубоко затянулся сигаретой. Он не сомневался, что справится с Элтери, но мало ли что может пойти не так. Но откладывать выяснение отношений ни в коем случае нельзя.

Тони понимал, что буквально в считанные часы Шарки становится известно все, что происходит, как ведет он себя, сопровождая Лео. Да и Анджело тоже в курсе.

Тони повернулся к Лео:

— Ты остаешься?

— Да, черт возьми. Я повязан не меньше и не собираюсь бросать тебя. Только не сейчас.

— Спасибо, Лео. Я так и думал. Сделай мне одно одолжение, ладно? Проследи, по возможности, чтобы он не выхватил пушку. Со всем остальным я справлюсь сам.

Лео нервно сощурился и молча кивнул.

— Слушай-ка, Лео, — через минуту заговорил Тони, — ты ведь знаешь район Элтери? Не хуже его самого, а?

— Разумеется, а что?

— Да ничего, просто любопытно.

Чем дольше они ждали, тем большее волнение накатывало на Тони. В его голове стоял неумолчный гул, растекавшийся по всему его телу, почему-то вызывая у него зуд. Вот он — его шанс, если задуматься. Тот самый.

Еще не видя противника, Тони почувствовал присутствие Элтери в коридоре. Он смеялся, громко шутил с кем-то, затем появился в дверях, остановился и удивленно уставился на Лео и Тони.

— Ха, будь я проклят, — проговорил он. — Вы все еще здесь, парни? Эй, Ромеро, уж не меня ли вы дожидаетесь? — Элтери оскалил зубы, изображая улыбку. — Ну что ж, ждали вы не напрасно.

Он пересек зал и остановился перед Тони и Лео, поднявшимися с дивана. Даже не глядя на Лео, он обращался к нему, буравя взглядом Тони:

— Этот твой приятель еще молод, а? Совсем дитя. Эй, Ромеро, тебя еще не отняли от груди, так ведь?

— Элтери, с чего ты стал кидаться на меня, как только мы вошли? Похоже, ты ищешь приключений на свою задницу?

Элтери вдруг заговорил приглушенно — зло, без какого-либо намека на юмор:

—Ты прав, сукин сын. Не суй нос в мои дела, или нарвешься на неприятности сверх твоей глупой башки. Я знаю, ублюдок, что ты замыслил провернуть...

Тони успокаивающе помахал рукой, приветливо улыбаясь:

—Подожди минутку, Фрэнк. Остынь. Нам незачем говорить в таком тоне. Да и мне ни к чему неприятности.

— Я так и подумал, что ни к чему.

— Черт побери, Фрэнк, конечно ни к чему. Почему бы нам не поладить? — Тони обвел взглядом комнату, озабоченные лица вокруг и снова посмотрел на Элтери. — И не стоит устраивать тут толковище — здесь столько всяких недостойных типов. Давай-ка выйдем к машине и по душам потолкуем.

На губах Элтери появилась презрительная гримаса. Тони легко взял его за плечи и увлек в коридор, к входной двери, спокойно приговаривая:

—Черт возьми, Фрэнк, не надо сердиться. Со мной легко поладить. Я ведь даже не был знаком с тобой, а ты сразу словно с цепи сорвался. Разве ты не понял, что я не ищу ссоры с тобой? Два парня всегда могут договориться, ведь так? Мы же разумные люди или нет? Чего ты взъярился-то на меня?

Тем временем они подошли к входной двери и оказались на улице. За ними вышел Лео и притворил за собой дверь. Тони почувствовал, как напряглись плечевые мускулы Элтери, который повернул голову к Тони и смотрел на него с недоверием и подозрительностью.

— Тебе не следовало так со мной говорить, Фрэнк, — продолжал Тони тем же нарочито успокаивающим тоном. — Так мы ни к чему не придем.

Он остановился на крыльце и еще сильнее сжал плечо Элтери, с усмешкой глядя прямо ему в лицо. Элтери помрачнел, почуяв неладное, и попытался высвободиться, но Тони усилил нажим, его железные пальцы впились в руку Элтери чуть пониже плеча.

— Ты напрасно петушишься, Фрэнк, — уже насмешливо произнес Тони, еще крепче сжал руку противника, вдруг резко развернул его к себе и, крутнувшись всем телом влево, врезал правым кулаком в солнечное сплетение. У Элтери перехватило дыхание, он попытался, защищаясь, поднять руку, в бицепс которой вцепился Тони. Отпустив его, Тони тут же нанес еще один удар под дых, вложив в него всю свою силу. Элтери захрипел и согнулся в три погибели, а Тони стал поудобнее и смачно вмазал огромным правым кулачищем по перекошенной морде.

Элтери врезался спиной в стену дома, его руки безвольно свесились по бокам. Тони шагнул к нему, мгновенно извлек из-под полы пиджака пушку, перебросил ее Лео и снова повернулся к Элтери.

— Я предупреждал, не стоило говорить со мной в таком тоне, — зловеще процедил он.

— Осторожно! У него нож! — крикнул Лео.

И действительно, оживший Элтери выхватил из заднего кармана брюк блестящий бандитский нож с пружинным лезвием.

Шестидюймовое стальное острие выпрыгнуло навстречу Тони, который отшатнулся назад. Элтери держал нож внизу, у своего бедра, медленно поводя кончиком лезвия из стороны в сторону, — это напоминало движение змеиной головы. Из уголка губ Элтери стекала струйка крови, он чуть пригнулся в стойке борца и не спускал пылающих глаз с Тони.

В следующее мгновение Элтери, опытный боец, ринулся в атаку. Сделав короткий шаг в сторону, он прыгнул вперед, резко взмахнув ножом по крутой дуге снизу вверх к животу Тони.

Не двинувшись с места, Тони мгновенно выкинул вперед свои мощные ручищи и успел перехватить кисть Элтери в самом конце этой смертельной дуги и все же почувствовал резкий укол острия.

Сдавив, как клещами, кисть Элтери, Тони начал ее выворачивать. Собравшись с силами, он рывком поднял руку с ножом вверх и буквально впечатал тело врага в стенку, тут же резко вывернул его руку, видя, как лицо Элтери искажается от боли.

Правой рукой Тони сжал кулак с ножом, а его левая скользнула к локтю Элтери; используя руку противника как рычаг, он начал сгибать ее таким образом, что жало ножа стало медленно приближаться к груди своего хозяина.

Тони уже не сомневался, за кем победа, ибо, будучи гораздо сильнее, мог с легкостью сломать попавшую в тиски руку. Когда Элтери сделал судорожную попытку высвободиться, Тони еще сильнее нажал на его локоть, Элтери смотрел уже не на Тони, а на кончик ножа, который медленно, но неуклонно приближался к нему, пока не коснулся груди.

Тони усилил нажим на кисть Элтери и почувствовал, как лезвие вспороло черный пиджак... Оскалив зубы, Тони негромко проговорил:

—Охолони, Элтери. Это лезвие войдет в тебя как в масло. Я должен бы прикончить тебя, сукин сын, за твой поганый язык.

Прижав подбородок к груди, Элтери следил выпученными глазами за кончиком ножа, касавшимся его груди. Едва дыша широко открытым ртом, он прилагал неимоверные и безуспешные усилия, чтобы уберечь свою грудь от смертельного лезвия.

Прищурившись и сжав губы, Тони вглядывался в глаза Элтери.

— Ну-ка, посмотри на меня, сучья морда! — резко бросил он.

Элтери закатил глаза под лоб, но тут же покорно уставился на Тони. Свирепо оскалившись, Тони медленно дожал руку с ножом, пока не почувствовал, как лезвие погрузилось где-то на дюйм в плоть противника, легко проникнув сквозь подкожный жир и мускулы.

Элтери судорожно втянул в себя воздух, сипя горлом. Его рот открылся еще шире, а нижняя губа запрыгала вверх и вниз, растягиваясь на зубах. Задергалось и исказилось в смертельном ужасе лицо, а из горла стало вырываться еле слышное хриплое щенячье повизгивание.

Тони впился в него взглядом палача и, чувствуя нож в теле врага, вдруг ощутил, как его собственное тело наполняется горячей волной, от которой его сразу бросило в жар. Это походило чуть ли не на сексуальное возбуждение, а лицо Тони исказилось почти так же, как и у Элтери. Тони осознавал, что достаточно нажать еще чуть-чуть, и нож войдет глубже, настолько глубоко, что жизнь медленно угаснет в Элтери и он умрет, нанизанный на собственное оружие.

Чувствуя, что вот-вот окончательно потеряет самообладание, Тони прорычал:

—Я прикончу тебя, Элтери. Я убью тебя, убью.

Рот Элтери задергался, из глаз неожиданно хлынули слезы и покатились по щекам. Он зарыдал, подвывая от ужаса, и это было отвратительно. У него стучали зубы — громко и омерзительно. Его дыхание походило на шипение проколотой камеры, когда он судорожно втягивал в себя воздух.

Презрительно глядя на сломленного Элтери, Тони очнулся, вздрогнув всем телом, затем извлек нож из его груди, выдернул из ослабленных пальцев и швырнул на крыльцо. Элтери стоял, вжимаясь спиной в стену. Тони ощерился, шагнул к нему и изо всей силы ударил его в живот. Воздух с шумом вырвался из легких Элтери как блевотина. Тони, придерживая его левой рукой, принялся беспощадно наносить правой удары в живот, грудь и лицо.

Элтери потерял сознание еще до того, как Тони нанес завершающий удар по его зубам, чувствуя, как они раскрошились под его суставами, и позволил ему рухнуть на пол.

Тони повернулся к Лео, который не произнес ни слова после того, как предупредил о ноже, а сейчас изумленно взирал на бесформенную груду у его ног.

— Бог мой, — прошептал Лео. — О боже, Тони, ты едва не угробил его.

— Ничего, ублюдок оклемается. А следовало бы его укокошить за такую выходку. Подонок.

Они сделали последнюю остановку на Дивисадеро-стрит, затем подъехали к отелю Тони. Прежде чем выйти из машины, Тони обратился к Лео:

— Послушай, приятель, этот Элтери не скоро встанет на ноги. Что теперь?

— Трудно сказать.

— Ты же знаком с его районом, Лео. Можешь заняться им пока. А я бы подменил тебя, пока Элтери не очухается. Я уже знаю, что здесь почем. Потом ты вернешься на свое место, а Элтери — в свой район. — Тони усмехнулся. — Если выживет, конечно.

Лео опасливо пялился на него.

— Тони, — медленно заговорил он. — Ты все рассчитал заранее, верно? Ты еще в борделе спрашивал, знаком — ли я с районом Элтери. И изметелил ты его вовсе не из-за его поганого языка — ты все спланировал еще до встречи с ним, не так ли?

Несколько секунд Тони хранил молчание, потом беззаботно рассмеялся:

— Глупый итальяшка, что за дурацкая мысль пришла тебе в голову?

— Ага, конечно. Забудем об этом, Тони.

Читать далее

Отзывы и Комментарии