Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Звездный хирург Star Surgeon
Глава 8. Мор!

Межзвездное радио и переводчик телетайпа в рубке молчали. Красный огонек на посту связи все так же мигал; Тигр со щелчком отключил его.

— Вот только что пришедшее сообщение, насколько я могу разобрать, — сказал он, — и, если вы здесь хоть что-то поймете, то здорово меня обставите.

Сообщение ограничивалось одним-единственным словом, отпечатанным посредине голубого бланка официальных донесений:

ПРИВЕТСТВУЕМ

— Это — все? — удивился Джек.

— До последнего кусочка. Они повторили это полдюжины раз, и все время вот так.

— Кто повторил? — спросил Дал. — Где опознавательные знаки?

— Никаких знаков, — сказал Тигр. — Наш компьютер сам определил, что это отправлено с 31-й Брюкера, исходя из направления и интенсивности сигнала. Спрашивается, что нам делать?

Сообщение загадочно взирало на них. Дал покачал головой.

— Прямо скажем, не густо. Даже источник может оказаться не там, если сигнал шел на необычной частоте или с большого расстояния. Давайте ответим в том же направлении с той же интенсивностью, и поглядим, что из этого выйдет.

Тигр взял микрофон, наушники и настроился в направлении источника принятого послания.

— Мы приняли ваше сообщение. Вы меня слышите? Кто вы такие и что вам нужно?

Ждать пришлось долго, и они уже подумали было, что связь потеряна. Потом сквозь шум статики послышался шепот.

— Где сейчас ваш корабль? Вы далеко от нас?

— Чтобы ответить, нам нужны ваши координаты, — сказал Тигр. — Кто вы?

Снова долгая пауза и свист статики. Затем донеслось:

— Если вы далеко, будет слишком поздно… У нас не осталось времени, мы умираем…

Голос резко оборвался, и сквозь разряды начали доходить координаты. Тигр каракулями записывал их, складывая из нескольких повторений.

— Проверь-ка побыстрее, — сказал он Джеку. — Похоже, дело серьезно, — он кинул Далу другую пару наушников и опять повернулся к микрофону. — У вас есть договор с нами? — просигналил он. — Мы вас обследовали?

На этот раз пауза затянулась. Потом голос вернулся:

— У нас нет договора. Мы все умираем, но, если вам нужен договор, чтобы прибыть…

— Вовсе нет, — передал в ответ Тигр. — Мы идем к вам. Оставайтесь на той же частоте и не отключайтесь. Мы свяжемся с вами, когда окажемся поближе.

Он сбросил наушники и взволнованно посмотрел на Дала.

— Ты слышал? Просит помощи какая-то планета, у которой нет договора с Землей-Больницей!

— Видимо, их положение отчаянное, — сказал Дал. — Есть у них договор, нет ли — надо бы слетать.

— Да конечно мы слетаем, дурачок! Погляди, нанес ли Джек на карту эти координаты, и начинай выкапывать любые относящиеся к ним сведения, какие только сможешь найти. Нам нужны все “тайны мадридского двора”, и побыстрее. Это для нас великолепная возможность оформить договор с новой планетой.

Врачи втроем принялись за работу, пытаясь распознать, что же это за таинственный гость. Дал начал искать данные о 31-й Брюкера по всем ключам, какие только мог придумать, а заодно и по галактическим координатам. Пальцы едва повиновались ему, когда из прорези начали шлепаться справочные кассеты. Тигр говорил верно; такое слишком хорошо, чтобы быть правдой. Когда какая-нибудь планета, не имеющая договора о медицинском обслуживании, обращалась за помощью к кораблю ПКОП, всегда возникала надежда, что, в случае удачного исхода, будет подписан новехонький договор. И для команды патрульного корабля не могло быть большего почета, чем оказаться источниками нового договора для Земли-Больницы.

Но в отношении “бездоговорных” планет существовали сложности. Корабли Конфедерации никогда не обследовали множество звездных систем. Уйма разумных видов, подобно землянам во времена, когда они изобрели собственный межзвездный двигатель, и не подозревали о существовании какой-то Галактической Конфедерации миров. Могло оказаться, что об особенностях анатомии и физиологии обитателей такой “бесконтактной” планеты нет совсем никаких сведений, и зачастую команда патрульного корабля сталкивалась с непреодолимыми трудностями, действуя вслепую, чтобы решить медицинскую задачу.

Дал первый собрал необходимые ему сведения — их оказалось до обидного мало. Среди миллиардов записей в банке данных “Ланцета” оказалось лишь два обрывка, касавшихся системы 31-й Брюкера.

— И это — все, что ты смог найти? — спросил Тигр, не сводя глаз с информационных карт.

— Там просто больше ничего нет, — ответил Дал. — Эта карточка — описание и классификация звезды, причем не похоже, чтобы тот, кто ее записал, хотя бы близко к ней подлетал.

— Так и есть, — подтвердил Тигр. — Это обычный отчет об исследовании при помощи радиотелескопа. Та звезда — красный гигант. Большая и холодная, с тремя — может, четырьмя — планетами внутри экзосферы самой звезды, и лишь одна — снаружи. О спутниках не упоминается. Ни на одной из планет не предполагалось наличия разумной жизни. А о чем другая?

— Доклад об исследовании внешней планеты, проведенном восемьсот лет назад. В нем говорится, что планета — земного типа и мало что еще. Отсылает к полному отчету в хранилищах Конфедерации. И ни слова ни о какой живущей там разумной расе.

— Ладно, может, Джек нашел что-то еще для нас, — сказал Тигр. — Если это местечко изучали, должны быть какие-то сведения об ее обитателях.

Но Джек тоже пришел с одним-единственным бланком. Центральный информаторий Земли-Больницы прислал в ответ на запрос описание физических свойств крохотной внешней планеты этой звезды, с разреженной кислородно-азотной атмосферой, очень небольшим количеством воды и примесью метана, достаточной для того, чтобы воздух стал смертельным для землян.

— Значит, договора о медицинском обслуживании никогда не было? — уточнил Тигр.

— Договор! — сказал Джек. — Тут даже не говорится, что есть какие-то разумные существа. Вообще ни слова ни о какой форме жизни.

— Ну, это просто смешно, — сказал Дал. — Если мы получаем оттуда сообщения — значит, кто-то их посылает. Но, если какой-то корабль Конфедерации побывал там, должен быть способ что-то выяснить. Скоро мы сможем перейти на межзвездную тягу?

— Как только пристегнемся, — отозвался Тигр.

— Тогда пошли координаты нашего выхода из подпространства в штаб-квартиру Конфедерации на Гарв II и запроси все имеющиеся у Конфедерации сведения насчет того места.

Джек уставился на него.

— Ты имеешь в виду… просто попросить взглянуть на записи Конфедерации? Мы не можем этого сделать, они с нас заживо шкуру спустят. Такие записи закрыты для всех, кроме действительных членов Конфедерации.

— Скажи им, что дело неотложное, — посоветовал Дал.

— Если они захотят, чтоб все было по правилам, сообщи им мой номер гражданина Конфедерации. Гарв II — член Конфедерации, а я — по рождению гражданин Гарва II.

Пока Джек и Дал готовились к переходу на кениговскую тягу, Тигр переда запрос. Через пять минут он к ним присоединился, скалясь до ушей.

— Даже не понадобилось упоминать о твоем происхождении, — сказал он. — Когда они начали спорить, я им просто сказал, что дело срочное и что, если они не позволят нам взглянуть на любые записи, которые у них есть, мы представим их отказ в ответ на возможные будущие жалобы. Тут они спорить и бросили. У нас amp;ур, ут эти записи, как только мы выйдем из подпространства.

Звезда, которую они разыскивали, находилась на большом расстоянии от нынешнего местоположения “Ланцета”. Долгие часы корабль оставался на кениговской тяге, прежде чем вышел из подпространства, и даже Дал начинал ощущать первые приступы звездной болезни, когда они почувствовали привычную тряску перехода к обычному пространству и на видеоэкране снова зажглись яркие звезды.

Теперь звезда, звавшаяся 31-й Брюкера, была рядом. Это действительно оказался красный гигант; длинные жиденькие струйки газов вытягивались на сотни миллионов миль во все стороны от ее раскаленного красного ядра. Эта громадная звезда не выглядела такой уж холодной сейчас, когда они смотрели на ее экранный образ; и все же в семье звезд она была холодным, умирающим гигантом, жить которому, по астрономическим меркам, оставалось совсем чуть-чуть. С того места, где сейчас находился “Ланцет”, невооруженный взгляд-не видел вообще никаких планет, но в телескоп Джек скоро нашел две внутри экзосферы и одну, крошечную, — снаружи. А бывало, прежде чем начать маневры центрирования и приземления, приходилось поискать пункт назначения.

Радио уже стрекотало от двух мощных сигналов. Один пришел из штаб-квартиры Галактической Конфедерации на Гарве II; другой оказался довольно отчетливым сигналом с очень близкого расстояния, бесспорно, исходившим от планеты, терпящей бедствие.

Они глядели, как доклад Конфедерации с треском выползает из телетайпа, и не верили своим глазам.

— Чепуха, да и только, — сказал Джек. — Там должны быть разумные существа. Они ведь посылают радиосигналы.

— Тогда почему такой отчет? — сказал Тигр. — Его же сделал обычный исследовательский корабль, прилетавший сюда восемьсот лет назад. И вы меня не убедите, что какая-то разумная раса может возникнуть из ничего менее чем за восемь веков.

Дал поднял отчет и прочел его еще раз.

- “Эта звезда — красный гигант — изучалась по обычному плану”, - читал он. — “Обнаружено семь планет, и все, кроме одной — в пределах экзосферы звезды. Седьмая планета имеет атмосферу и перемещается по орбите на довольно значительном расстоянии от поверхности звезды. Эта планета была выбрана для приземления и исследования.”

Далее следовало длинное, детальное и безмерно скучное описание шаг за шагом проводившейся процедуры первого приземления исследовательского корабля Конфедерации на бесплодной планете. Описывалась атмосфера, состав почвы, основные материки и водоемы. С географической точки зрения планета представляла собой пустыню, жаркую, сухую и бедную растительностью, если не считать двух-трех массивов джунглей вдоль экватора.

- “Планету населяет множество видов маленьких неразумных существ, видимо, хорошо приспособившихся к условиям полупустыни. Обнаружено лишь два вида высших млекопитающих, а из них наиболее развиты прямоходящие двуногие с объединенной центральной нервной системой и уровнем интеллекта гарвианской драхмы.”

— Насколько это низкий уровень? — спросил Джек.

— Уровень идиота, — угрюмо ответил Дал. — Коэффициент разумности около двадцати по земной шкале. Думаю, на исследователей это произвело не слишком большое впечатление; они даже не предложили обследовать эту планету на предмет колонизации.

— Ну, что-то все же произошло там с той поры. Идиоты не строят межзвездных радиостанций, — Джек повернулся к Тигру. — Ты их слышишь?

Тигр кивнул. Из громкоговорителя слышался чей-то неуверенный, жалобный голос, говоривший на общем языке Галактической Конфедерации.

— Как скоро вы сможете прибыть? — будто по-прежнему что-то скрывая, спрашивал голос. — У нас немного времени.

— Но кто вы? — спросил Тигр. — Что у вас там случилось?

— Мы больны, умираем тысячами. Но, если у вас есть более неотложные дела, мы не будем вас отрывать…

Джек, насупившись, покачал головой.

— Я не понимаю, — сказал он. — Чего они боятся?

Тигр опять заговорил в микрофон.

— Мы будем рады помочь, но нам нужны сведения о вас. Вы знаете, где мы находимся — можете вы послать представителя, который рассказал бы нам о вашей беде?

После долгой паузы вернулся тот же слабый голос.

— Сделаем. Ждите.

Тигр отключил приемник и торжествующе посмотрел на остальных.

— Ну, теперь у нас есть кое-что. Если тамошние ребята могут вызвать корабль со связным, чтобы рассказать нам о своих бедах, значит, у нас появилась возможность настрочить новый договор, а это может означать Звезду для каждого из нас.

— Да, но кто очи? — сказал Дал. — И где они скрывались, когда здесь побывал корабль Конфедерации?

— Я не знаю, — сказал Джек, — но готов держать пари с обоими, что мы еще поломаем надо всем этим голову.

— Почему? — спросил Тигр. — Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать, что нам неплохо бы вести себя здесь очень осторожно, — мрачно сказал Джек. — Не знаю, как вы, а я думаю, все это дельце очень уж странно пахнет.

Когда наконец появился брукианский корабль, странного в нем ничего не оказалось. То было привычных очертаний межпланетное судно, предназначавшееся для посадок на планету; разнесенные от основного корпуса по обеим сторонам части наводили на мысль об атомных силовых установках. Они видели, как ярко вспыхнули двигатели ориентации, когда корабль маневрировал, приближаясь к “Ланцету”.

Чтобы прижать корабль посланника к борту “Ланцета”, выпустили захваты, а Джек щелкнул переключателями, открывавшими люк и отсек дезинфекции. Им едва удалось описать атмосферу своего корабля и уговорить связного остаться в скафандре По внутренней видеосвязи они видели, как от чужого корабля отделилась маленькая фигурка в скафандре и вошла в люк “Ланцета”, как поверхность скафандра оросил аэрозоль формалина.

Скоро существо вышло из камеры дезинфекции. Это был маленький гуманоид с хрупкими косточками и бледной, безволосой кожей. Ростом он был не выше четырех футов. Больше всего он напоминал очень смышленую обезьяну в ладно сидящем на ее тельце скафандрике. Когда он заговорил, из транслятора послышался английский, но Дал распознал струящиеся созвучия всемирного языка Галактической Конфедерации.

— Как вы научились общему языку? — спросил он. — У нашей Конфедерации нет сведений о вашем народе, и все же вы говорите на нашем вселенском языке.

Брукианин кивнул.

— Мы хорошо знаем этот язык. Мой народ страшится внешних связей, это — наша расовая особенность, но мы слушаем вещание Конфедерации и научились понимать общий язык, — Одетый в скафандр незнакомец одного за другим оглядел врачей. — А еще мы знаем о достойных делах таких кораблей с Земли-Больницы, и теперь взываем к вам сами.

— Почему? — спросил Джек. — Вы не дали никаких сведений, нам не с чего начать.

— Не было времени, — сказало существо. — Смерть крадется по нашей земле, и люди падают под ее косой. Мы умираем тысячами, десятками тысяч. Даже я заразился и скоро умру. Если только вы не сможете нам как-то быстро помочь, будет слишком поздно, и мой народ исчезнет с лица этой планеты.

Джек мрачно посмотрел на Тигра и Дала.

— Так, — сказал он, — вот, думаю, и ответ на наш вопрос. Похоже, нравится нам это или нет, у нас на руках — чумная планета.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть